Предложения тождества как языковая форма афоризмов Е. А. Евтушенко

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

кофе я пью" (Ягодные места) — Космонавт вспомнил слова Тютчева: «В Россию можно только верить» (там же).
«Цитата — это высказывание, вырванное из ситуации, в которой оно было сказано впервые (транспонированное высказывание), и помещённое в иной контекст. При таком перемещении происходит частичное неизбежное изменение значения и приобретение некоторого другого смысла — „резерва смысла“ (П.А. Лекант), базы для возникновения коннотативных значений.
Когда цитата становится фактом языка, сужается её грамматическое значение: категория предикативности сменяется категориями номинативной конструкции» [2, с. 749 — 750].
Цитаты, как и реминисценции, многофункциональны. Так, начальная строчка романа «Ягодные места» «По небу полуночи ангел летел…» — это дословное цитирование начальной строчки стихотворения М. Ю. Лермонтова «Ангел».
Цитирование используется для создания художественного пространства, которое может быть открытым и замкнутым. Летящий космонавт одинаково остро воспринимает внутреннее, замкнутое, пространство корабля и бесконечность космоса. Цитирование точно передаёт это состояние.
У Е. Евтушенко цитирование зачастую репрезентируется как стилистическая доминанта больших текстовых фрагментов и отдельных произведений. Например:
Я представляю страх и обалденье, когда попало в Третье отделенье «На смерть Поэта»… И шеф жандармов… Дойдя до строк: «Но есть, есть божий суд, наперсники разврата…» -он, вздрогнув, огляделся воровато и побоялся ещё раз прочесть.
Уже давно докладец был состряпан, и на Кавказ М. Лермонтов запрятан, но Бенкендорф с тех пор утратил сон… «Есть божий суд…» — в смятенье слышал он.
«Есть божий суд…» — метель ревела в окна. «Есть божий суд…» — весной стонала Волга в раздольях исстрадавшихся степных. «Есть божий суд…» — кандальники бренчали. «Есть божий суд…» — безмолвствуя, кричали глаза скидавших шапки крепостных.
И шеф, трясясь от страха водянисто, украдкой превратился в атеиста. Шеф посещал молебны, как всегда, с приятцей размышляя в кабинете, что всё же бога нет на этом свете, а значит, нет и божьего суда…
Библиографический список
(Баллада о шефе жандармов и о стихотворении М. Лермонтова «На смерть поэта»).
Цитирование повторяется в балладе десятикратно и выступает как эффективное синтаксическое и стилистическое средство, отражающее глубину авторского переживания и оказывающее сильное логическое и психологическое воздействие на реципиента.
Тавтологическое цитирование и тансформации — нет божьего суд, суд поэта, есть грозный судия — определяют пафос стихотворения и усиливают его тональность. Наряду с этим, они структурируют рефрен данного произведения, определяют ре-троспективность его композиции и содержания, «современность звучания» и рождают у адресата многочисленные аналогии.
Определяющую роль в выражении «резервного смысла», состоящего в категорическом неприятии давно свершившейся трагедии, играет стилистический контраст, заключающийся в резком противопоставлении таких элементов баллады, как «есть божий суд» — «нет божьего суда».
В следующем примере цитирование составляет содержательную основу диалога:
— А Вознесенский?
— Здорово пишет. Я так не умею. Но и не хочу так. У него женщину в машине бьют, а он красивые образы накручивает: «И бились ноги в потолок, как белые прожектора».
— А Евтушенко?
— Это тоже уже пройденный этап. Смотри-ка, у тебя все первые издания Гумилева. Я его не читал — его ведь не переиздают. Ух ты, здорово:
В оный день, когда над миром новым
Бог свое лицо склонил, тогда
Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города.
Чем-то с Маяковским перекликается:
Я знаю силу слов, я знаю слов набат…
Там особенно крепко в конце: «И подползают поезда лизать поэзии мозолистые руки.» Какое «з» — прямо как металл звенит… Впрочем, у Блока тоже много плохих стихов. «Так вонзай же, мой ангел вчерашний, в сердце острый французский каблук» — это же обыкновенная пошлятина.
В данном случае цитирование проявляет себя как эффективный способ глубже, сильнее, ярче, лучше, убедительнее и полнее выразить мысли, подкрепить их ссылкой на авторитетное мнение.
Итак, реминисценции и цитаты репрезентированы в произведениях Е. Евтушенко как эффективные стилистические приёмы. Они многофункциональны, и функции их в целом соотносительны. Реминисценции и цитаты в значительной мере определяют такие черты идиостиля талантливого поэта и писателя, как художественность, эстетичность, лапидарность и афористичность.
1. Сковородников А. П. Реминисценция Культура русской речи. Энциклопедический словарь-справочник. Москва, 2003.
2. Емельянова О. Н. Цитата Культура русской речи. Энциклопедический словарь-справочник. Москва, 2003.
References
1. Skovorodnikov A.P. Reminiscenciya Kul'-tura russkojrechi. '-Enciklopedicheskijslovar'--spravochnik. Moskva, 2003.
2. Emel'-yanova O.N. Citata Kul'-tura russkoj rechi. '-Enciklopedicheskij slovar'--spravochnik. Moskva, 2003.
Статья поступила в редакцию 16. 03. 15
УДК 811. 161 +378/147 (082+0,75. 8)
Konyashkin A.M., Doctor of Sciences (Philology), Professor, Department of Russian Language and Methods of Teaching, Khakass State University n.a. N.F. Katanov (Abakan, Russia), E-mail: vika. karamashewa@yandex. ru Baikova Yu.S., postgraduate, Department of Russian Language and Methods of Teaching, Khakass State University n.a. N.F. Katanov (Abakan, Russia), E-mail: julija_55@list. ru
SENTENCES OF IDENTITY AS A LANGUAGE FORM OF APHORISMS BY YE. A YEVTUSHENKO. The article discusses features of the syntax in Yevgeny Yevtushenko'-s poetry: identities which are one of the linguistic forms of aphorisms. The authors of the article find sentences of the following models: nominative — nominative, infinitive — nominative, infinitive — nominative. The researchers study their semantics and ways of functioning in poetic texts of the poet and present the results of their study. On the basis of studying the functions of sentences of identity, acting as a linguistic form of aphorisms, it was found that they perform an image-defining function. These sentences have another function of binominative structures. The authors conclude that bi-infinitive sentences,
in comparison with binominative sentences, are not typical to the style of the poetry of Ye. Yevtushenko. On the whole, the paper clarifies the basic functions of the sentences of identity of communicative and stylistic types.
Key words: aphorism, infinitive, nominative, linking verb, repetition, sentence, semantic, syntax, comparison, analysis, identity.
А. М. Коняшкин, д-р филол. наук, проф. каф. русского языка и методики преподавания Хакасского государственного университета им. Н. Ф. Катанова, г. Абакан, E-mail: vika. karamashewa@yandex. ru
Ю. С. Байкова, аспирант каф. русского языка и методики преподавания Хакасского государственного университета им. Н. Ф. Катанова, г. Абакан, E-mail: julija_55@list. ru
ПРЕДЛОЖЕНИЯ ТОЖДЕСТВА КАК ЯЗЫКОВАЯ ФОРМА АФОРИЗМОВ Е.А. ЕВТУШЕНКО
В статье рассматриваются особенности синтаксиса поэзии Евгения Александровича Евтушенко — предложения тождества, являющиеся одной из языковых форм афоризмов. Исследуются следующие модели: номинатив — номинатив, инфинитив-номинатив, инфинитив-номинатив, — их семантика и особенности функционирования в поэтическом тексте. На основе изучения функций предложений тождества, выступающих в качестве языковой формы афоризмов, установлено, что они выполняют образно-дефинитивную функцию. В наибольшей степени этой функции соответствует языковая природа биноминативных предложений. Авторы приходят к выводу, что биинфинитивные предложения, по сравнению с биномина-тивными, представлены в поэзии Е. Евтушенко в меньшем количестве. В статье выяснены основные функции предложений тождества (коммуникативная и стилистическая).
Ключевые слова: афоризм, инфинитив, номинатив, глагол-связка, повтор, предложение, семантика, синтаксис, сравнение, суждение, тождество.
Предложения тождества (ПТ) — это один из структурно-семантических подтипов простого двусоставного предложения, востребованный и широко представленный в качестве языковой формы афоризмов — кратких, высокохудожественных, глубоких по смыслу, выразительных, служащих для обобщения высказываний — в отечественной поэзии, в частности — в стихотворениях и поэмах известного талантливого поэта Е. Евтушенко.
С точки зрения синтаксической структуры, ПТ характеризуются тем, что их основу составляет конструкция тождества, с точки зрения семантики — значением отождествления. В зависимости от особенностей оформления предикативной основы в современной русистике выделяются ПТ, строящиеся по схеме: номинатив — номинатив (биноминативные предложения), номинатив — инфинитив, инфинитив — инфинитив (биинфини-тивные предложения). Например: Москва — столица России- Наша задача — учиться- Сомневаться — значит искать.
Предложения тождества характеризуются реальной обратимостью. Ср.: Столица России — Москва- Учиться — наша задача- Искать — значит сомневаться.
Однако в этом случае необходимо указать на то, что возможности реальной обратимости не у всех разновидностей ПТ одинаковая: у биинфинитивных предложений, в силу грамматической неизменяемости инфинитива, они ограничены.
«Основными условиями реальной обратимости являются конструкции тождества и равный смысловой объём двух составов» [1, с. 66].
Таким образом, отождествление и реальная обратимость существуют только во взаимосвязи.
Одной из функций ПТ, выступающих в качестве языковой формы афоризмов, — является образно-дефинитивная функция. В наибольшей степени этой функции соответствует языковая природа биноминативных предложений, и это подтверждает статистический анализ.
Примеры: Политика — игра без правил (Давлёныши) — Такая двусердечность — бессердечность (Голубь в Сантьяго) — Жизнь -очко с беззубою каргою (Спасибо) — Жизнь — восстание против смерти (там же) — Политика — профессия от дьявола (Монолог послезавтрашнего человека) — Жизнь без познанья — мёртвая трибуна (Голубь в Сантьяго) — Жизнь без ребёнка — нищета, С ребёнком — ты ребёнок сам (Прогулка с сыном) — В любви полмига — полстолетья (Нет лет) — Война гражданская — воронка (Тринадцать).
Нетрудно заметить, что если первый номинатив репрезентируется в прямом значении, то второй полисемантичен, поскольку выражает различные добавочные значения: оценочные, характеристические, сопоставительные, метафорические. Это позволило квалифицировать такие предложения как предложения тождества с метафорическим значением предиката [2].
Биноминативные предложения — это один из логико-грамматических подтипов предложения тождества: если их грамматическое содержание составляет значение отождествления, то
логическое — логическая пропозиция, представляющая собой результат умственных операций [3, с. 12].
Таким образом, инвариантное значение биноминативных предложений, как, впрочем, и других разновидностей ПТ, представляет собой сложнейший синтез логического и грамматического.
Включение в двухэлементную структуру сказуемого (связка — основной компонент) негатива НЕ меняет инвариантное значение на противоположное: Стыд не смерть (Померкло блюдечко во мгле) — Безнравственность — уже не русскость (Возрождение) — Чёрной сотни свобода — уже не свобода (Подневольная вольная русская пресса).
Как правило, в предложениях тождества связки, включая представленные примеры, не эксплицируются, то есть имеет нулевую форму. В биноминативных предложениях это нулевая форма «бытийной» связки есть, находящейся в «генетическом родстве» со связкой быть. Связка есть — это чистая форма, поскольку абстрагированность грамматического значения достигает в ней наивысшей степени. Например: Прижатость есть вид непокорства (Карликовые берёзы).
В настоящее время в связке есть обнаруживается оттенок архаичности, что позволяет говорить о ней как о стилистическом средстве и что в определённой мере объясняет редкие случаи её экспликации в поэтическом синтаксисе.
В тавтологических биноминативных предложениях типа, Но волк есть волк необратимо (Тому назад…) связка есть является показателем самотождественности субъекта, то есть тождественности самому себе, своему значению, обязательно известному реципиенту, которому и «адресована» концентрация внимания на одном слове. Это идеальные, абсолютные предложения тождества — тождества в «чистом виде».
Связка есть (во всех формах) нередко сочетается с присвя-зочными частицами вот, это, осложняющими семантическую структуру предложения добавочным значением указательности, присвязочными частицами союзного типа словно, как, сигнализирующими о том, что отождествление контаминируется со значением сравнения.
Примеры: Животные — это другие народы, и не слезливой, как люди, породы (Последние слёзы) — Страх — это хамства основа (Танки идут по Праге) Проклятье века — это спешка (Карликовые берёзы) — Искусство, спрятанное от народа, — это обкрадывание людей (Смерть в Токио) — Всепоколенийность -вот гениев удел (Нет лет) — Любовь — как плаванье в нигде (Тому назад.) — Счастье — словно взгляд из самолёта (Зашумит ли клеверное поле).
Присвязочная частица он характерна для разговорного синтаксиса: Стыд — он делу венец (Стыды).
ПЧ лишь осложняет семантическую структуру биноминатив-ного предложения добавочным значением ограничительности, и это усиливает категоричность суждения: Безвыходность — лишь плод воображенья (Голубь в Сантьяго).
Присвязочные частицы полифункциональны: они фиксируют связку, грамматическую форму сказуемого, а значит, и синтаксическую структуру предложения в целом, осложняют семантическую структуру добавочными значениями, однако об-лигаторными эксплицитными компонентами они не являются, поскольку их формальная репрезентированность в поэтическом тексте диктуется не только синтаксическим строением предложения, но и ритмикой и метрикой стиха.
Предложения строящиеся по схеме инфинитив — номинатив входят в группу инфинитивно-подлежащных предложений. Как нам кажется, разночастеречные инфинитив и номинатив способны к предикативному сочетанию потому, что они — начальные формы парадигмы: инфинитив — глагольной, номинатив — предложно-падежной- а за начальными формами легче закрепляются функции. Это подтверждается многофункциональностью рассматриваемых форм: и номинатив (в биномина-тивных предложениях), и инфинитив (в биинфинитивных предложениях) могут выполнять как функцию подлежащего, так и функцию сказуемого.
Одним из важнейших показателей грамматической формы сказуемого является препозиция инфинитива. Например: Не знать, как ты ведешь себя, — вот счастье (Голубь в Сантьяго) — И верить в спасенье — нелепость… (Казанский университет. Фигнер) — Жалеть людей наездом, свысока, отделавшись подачкой, — оскорбленье (Северная надбавка) — В России быть поэтом — приговор (Баллада о Твардовском).
Однако поэт отдаёт предпочтение инверсии обратному порядку слов как более экспрессивному средству. Критериями обнаружения сказуемого в этом случае становится абстрактный характер оценочно-характеристического значения номинатива, а также, во многих случаях, его эмоциональная окрашенность. Например: Геройство есть — поднять свою семью (Северная надбавка) — Скучища — хорошо себя вести. Тоска — вести себя нарочно плохо. (Голубь в Сантьяго).
Помимо инверсии, в предложениях тождества представлены и другие стилистические средства, что усиливает их востребованность в качестве языковой формы афоризмов.
Например, синтаксический параллелизм — идентичность синтаксического строения: Но не забывать — это право забытых, как сниться живым — это право убитых (Забудьте меня).
Одинаковые по строению конструкции представляют собой предикативные части в составе сложного предложения, в котором, помимо СП, дважды представлена тавтология.
Кольцевая тавтология указывает на циклический характер действий: Заметать преступлений следы — подготовка других преступлений (Коррида).
Анафора — повтор слов в начале стихотворных строк: Любой из нас — мозаика кровинок. Любой еврей — араб, араб — еврей (Перепутанные бирки).
Библиографический список
Хиазм — перекрёстное расположение языковых элементов с целью усиления выразительности: Две молодости прижавшиеся — старость, но старость — это молодость вдвойне (Голубь в Сантьяго).
Оксюморон — парадоксальное сочетание анатонимически противопоставленных слов: Единственная роскошь бедных есть роскошь ада… (Роскошь бедных).
Эпитет: И русский дух — всечеловечный дух (Обида раба) —
Таким образом, система стилистических средств имеет в ПТ весьма широкое представительство. Способность к абсорбции стилистических фигур и тропов, обозначение логических пропозиций и особенности синтаксического строения — всё это обусловливает лапидарный характер ПТ, собственно-стилевыми чертами которых являются лаконичность, ясность и выразительность.
Как и в основе биноминативных предложений, в основе би-инфинитивных предложений (БИП) лежит принцип бинарности: предикативное ядро формируется путём повтора инфинитива (в биноминативных — номинатива) — выражается значение отождествления, опирающееся на конструкцию тождества. Например: Не родиться — это умереть (Спасибо) — Ну, а обманывать тебя -обманывать себя (Среди любовью слывшего сплетенья рук и бед.) — Жить — это причинять всем ближним боль (Голубь в Сантьяго).
Таким образом, биинфинитивные и биноминативные предложения, относящиеся к пТ, образуют подгруппу бинарных предложений. В то же время биноминативные предложения относятся к номинативно-подлежащному типу предложений, а БИП — к инфинитивно-подлежащному. Это означает, что бинарные предложения формируют «буферную зону» между данными типами простого двусоставного предложения.
Биинфинитивные предложения, по сравнению с биноми-нативными, представлены в поэзии Е. Евтушенко значительно реже. Очевидно, по причине более универсального характера последних.
Итак, востребованность ПТ в качестве языковой формы афоризмов обусловливается определёнными соответствиями между языковой природой предложений тождества и жанровой природой афоризмов: прежде всего это лапидарность стиля, по-лисемантичность и полифункциональность.
Восприятие подтекста конкретных произведений Е. Евтушенко сопряжено с контекстным прочтением, выходящим за рамки этих произведений.
В семантической структуре ПТ актуализируются различного рода признаки — функциональные, семантические, аксиологические, стимулирующие интенцию афоризма.
Основными функциями предложений тождества, выступающих в качестве языковой формы афоризмов Е. Евтушенко, являются коммуникативная и стилистическая.
1. Лекант П. А. Синтаксис простого предложения в современном русском языке Москва: Высшая школа, 1986.
2. Миргородская В. В. Предложения тождества с метафорическим значением предиката в современном русском языке. Автореферат диссертации … кандидата филологических наук. Ростов-на-Дону, 1984.
3. Шмелёва Т. В. Семантический синтаксис: текст лекций из курса «Современный русский язык». Красноярск, 1988.
References
1. Lekant P.A. Sintaksis prostogo predlozheniya vsovremennom russkom yazyke Moskva: Vysshaya shkola, 1986.
2. Mirgorodskaya V.V. Predlozheniya tozhdestva s metaforicheskim znacheniem predikata v sovremennom russkom yazyke. Avtoreferat dissertacii … kandidata filologicheskih nauk. Rostov-na-Donu, 1984.
3. Shmeleva T.V. Semanticheskij sintaksis: tekst lekcij iz kursa «Sovremennyj russkij yazyk». Krasnoyarsk, 1988.
Статья поступила в редакцию 16. 03. 15
УДК 81. 161. Г373. 21
Nosenko N.V., Cand. of Sciences (Philology), senior lecturer, Novosibirsk State Pedagogical University (Novosibirsk, Russia),
E-mail: nnossenko@mail. ru
SPEECH GAME IN MODERN URBAN NOMINATION. The article considers business names (proper names of companies, firms and organizations) as part of specific communication between the creator and the target addressee and it is devoted to the study of methods and techniques of speech play used in modern names of organizations'- creation. The relevance of the topic being studied is that the names of the city objects have a high degree of reproducibility in the modern communicative process: entering the mind of a native speaker, they participate in the formation of his or her world picture. Special attention is paid to studying the implementation

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой