Образ «Дорога, путь, движение» как мотив повести В. Аксёнова «Звёздный билет»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

2014 г. № 3(23)
УДК 82. 09:821. 161.1 ББК Ш5(2=Р)7−4 Аксенов В.
Ли Чжаося
ОБРАЗ «ДОРОГА, ПУТЬ, ДВИЖЕНИЕ»
КАК МОТИВ ПОВЕСТИ В. АКСЁНОВА «ЗВЁЗДНЫЙ БИЛЕТ»
The paper is supported by a scholarship from the China Scholarship Council.
mn^4SKQNYB12019
Аннотация. Данная работа посвящена анализу образа «дорога, путь, движение» как мотива повести В. Аксёнова «Звёздный билет». Лингвистический анализ направлен на выявление специфики национальной и индивидуальной языковой картины мира, отраженной в повести.
Ключевые слова: Картина мира, пространство, динамические характеристики повести, поведенческие характеристики персонажей, образ «дорога, путь, движение», мотив повести, мифологизация.
Li Zhaoxia
THE IMAGE «ROAD, WAY, MOVEMENT» AS A MOTIVE OF THE SHORT NOVEL «TICKET TO THE STARS» BY V. AKSYONOV
Annotation. The article is devoted to the analyses of the image «road, way, movement» as a motive in the short novel «Ticket to the Stars& quot- by V. Aksyonov. Linguistic analysis is aimed at identifying the specific national and individual language picture of the world reflected in the story.
Key words: Picture of the world, space, dynamic characteristics of a short novel, behavioral characteristics of characters, image «road, way, movement», motive of a short novel, mythologization.
Термин картина мира широко употребляется в современной науке. Причина тому — неослабевающий интерес практически всех наук к проблеме взаимоотношения человека, мышления и действительности. Проблема картины мира рассматривалась в различных областях знания: философии, психологии, языкознании, культурологии и т. д. Для ряда ученых картина мира — это сумма наиболее общих представлений о мире. Некоторые исследователи считают, что картина мира метафорична и изображает мир в виде некоего доступного для понимания всех «рисунка», картины. Этим сходство взглядов исследователей ограничивается.
В литературоведении сложились различные подходы к понятию и методике анализа картины мира. Картина мира в литературоведении — во многом метафорическое понятие, вероятно, поэтому нет однозначности в понимании данного термина, единого подхода к анализу картины мира писателя.
М. М. Бахтин определяет картину мира как «эстетическое видение мира», которое «создается лишь завершенной или завершаемой жизнью других людей — героев его» [1, С. 98]. В понимании М. М. Бахтина, «мир художественный есть мир организованный,
71
• ВЕСТНИК КАЛМЫЦКОГО УНИВЕРСИТЕТА •
упорядоченный и завершенный помимо заданности и смысла вокруг данного человека как его ценностное окружение» [1, С. 162]. Он пишет: «Мы видим, как вокруг него становятся художественно значимыми предметные моменты и все отношения — пространственные, временные и смысловые» [1, С. 172]. Включая в понятие картина мира также позицию автора, привносящую в литературно-художественное произведение «определенный эстетический коэффициент», исследователь замечает, что «художественное задание устрояет конкретный мир: пространственный с его ценностным центром — живым телом, временной с его центром — душою и, наконец, смысловой — в их конкретном взаимопроникающем единстве» [1, С. 120].
Д. С. Лихачев считает, что внутренний мир произведения искусства это «его время, пространство, социальная и материальная среда», а также «законы психологии и движения идей» и «общие принципы, на основе которых все эти отдельные элементы связываются в единое художественное целое», включая действующих лиц произведения в структуру его внутреннего мира, и отмечает, что «…наибольшее психологическое сопротивление свободе сюжета создают характеры и типы» [3, С. 86]. Литературовед считает единицей внутреннего мира художественного произведения эмоционально-оценочную точку зрения повествователя.
В структурализме картина мира рассматривается в целом как «семантическая система». Различные исследователи вкладывают в содержание понятия картины мира разное значение. Но одним словом, в любой картине мира существуют определенные формы организации пространства и времени. В картине мира писателя действует герой, существующий в данном типе хронотопа и являющийся ценностным центром картины мира. Персонажи произведения или ряда произведений одного автора взаимодействуют друг с другом. Автор занимает определенную позицию по отношению к героям, и его прямо или опосредованно выраженная оценка присутствует в тексте. В картине мира функционируют мотивы, образующие устойчивую систему лейтмотивов. Художественная картина мира запечатлевает концепцию бытия писателя.
Индивидуально-авторская концепция литературного текста традиционно считается предметом литературоведения и эстетики. И. Р. Гальперин выделил следующие основные виды информации текста: а) содержательно-фактуальную, б) содержательно-концептуальную, в) содержательно-подтекстовую [2, С. 28]. В целом соглашаясь с этой типологией, мы предлагаем в дальнейшем четко различать виды текстовой информации по двум параметрам — в плане содержания и в плане выражения. В результате виды информации будут представлять две пары оппозиций:
1) содержательно-фактуальная / содержательно-концептуальная информация-
2) эксплицитная / имплицитная, т. е. содержательно-подтекстовая, информация, поскольку и фактуальная, и концептуальная информация передаются в тексте как эксплицитно, так и имплицитно.
В настоящее время концептуальный анализ активно используется преимущественно в лексите и фразеологии. В области лингвистического анализа текста он находится в стадии разработки. Можно отметить, что уже есть образцы концептуального анализа отдельных слов текста или совокупности небольших текстов (пословиц, поговорок), но пока нет ещё последовательной модели концептуального анализа целого текста, хотя имеются серьезные наблюдения и убедительно доказанные теоретические положения, которые позволяют ставить проблему концептуального анализа художественного текста. Для более глубокого понимания читателями определенного литературного образа в нашей работе предпринята попытка его анализа в конкретном произведении В. Аксёнова.
72
2014 г. № 3(23)
В. Аксёнов единственный из всей плеяды «молодёжных» прозаиков остался верен идеалам «шестидесятников», персонажи которого остаются «вечными юношами», даже когда они из «звёздных» юношей превращаются в «престарелых мальчиков». Следует отметить, что первым исследователем поэтики ранней прозы В. Аксёнова был А. Макаров, который в книге «Поколения и судьбы» посвятил один из разделов творчеству «молодых»: В. Аксёнову, Е. Евтушенко, А. Рекемчуку и др.
В конце восьмидесятых годов предметом исследования становятся биография писателя, его жизнь за рубежом и его «американские» произведения. Интерес к доэмигрантскому творчеству В. Аксёнова вновь начал проявляться только в середине девяностых годов. Среди наиболее значимых работ этого времени можно назвать книгу русско-американской исследовательницы Н. Ефимовой «Интертекст в религиозных и демонических мотивах В. П. Аксёнова».
В общей «картине мира» мы берем для анализа категорию «путь, дорога, движение», которая ранее не была предметом исследования в прозе В. Аксёнова. Рассматриваемая нами категория «путь, дорога, движение» входит в общую категорию «художественного» пространства повести «Звёздный билет».
Заголовок повести «билет» напоминает о путешествии, пути, дороге. Глава первая начинается с повествования: «Я человек лояльный. Когда вижу красный сигнал «стойте», стою. И иду только, когда увижу зеленый сигнал «идите». Другое дело — мой брат, Димка всегда бежит на красный сигнал. То есть он просто всегда бежит туда, куда ему хочется бежать». Мы узнаем, что герои — рассказчик и брат Димка — по характеру совсем разные, и можно догадаться, что они выбирают разные пути или дороги жизни. Во всей повести, путешествие детей без определённого направления является важной линией развития сюжета, поэтому мы считаем, что мотив «пути, дороги» является знаком времени шестидесятых годов, своеобразной доминантой поведенческих характеристик персонажей, их самоопределения в жизни в период идейных и социальных преобразований и становления новой общественной формации. Образ «пути, дороги» — не только в физическом измерении, но и в духовнонравственном является доминирующим в развитии сюжета и характеристиках героев повести.
На наш взгляд, категория «путь, дорога, движение» в повести «Звездный билет» имеет два плана выражения, а именно: план физического измерения и план метафизического, «идеального», воплощенного в поведенческих нормах персонажей и их психолого-социальных характеристиках. Пространственнофизические характеристики становятся в повести морально-этическими категориями и характеризуют как отдельные персонажи, так и эпоху в целом.
Идея «движения», воплощенная В. Аксёновым в образе «путь, дорога» выявляет динамические характеристики повести. Персонажи повести собираются путешествовать без всякой цели, т. е. они мечтают о путешествии, которое символизирует жажду поиска новой жизни молодыми героями. С физической категорией «движение» связано нравственное самоопределение личностей героев во времени и в пространстве. Через категорию «путь, движение» автор вводит тему личностной свободы, которая являлась и является одной из актуальнейших в русской художественной литературе.
Незамкнутое пространство открыто всем героям повести, но вместе с тем для некоторых из них это просто поездка с целью вырваться из-под опеки родителей и новизна ощущений, для других это движение по общественно-социальной лестнице, это нравственные переживания.
73
• ВЕСТНИК КАЛМЫЦКОГО УНИВЕРСИТЕТА •
Категория «движение, путь» становится по замыслу писателя качественной характеристикой личности героев. Так, «движение вперед» характеризует личности сильные и целеустремленные, а отсутствие движения означает духовную смерть.
В повести показан процесс взросления героев: юноши, претерпев различные испытания, получили возможность называться «мужчинами». Произошло социальноэтическое «взросление» субстанции и духа. Герои повести воспитаны на романтике дальних дорог, они больше всего боятся просидеть в тепле, пока жизнь проходит мимо. Они хотят быть «на передовой» своего времени, поэтому писатель так оптимистично воспевает трудовые будни и повседневную и рутинную работу. Но повседневность так знакома героям повести. Они хорошо знают её «негероическую» сторону, поэтому автор на лексическом уровне концентрирует одинаковые слова и фразы, чтобы придать написанному монотонное обыденное звучание, и этим приемом он как бы снижает философские размышления персонажей.
Персонажи повести хотят одержать победу над бытовым существованием и стать на путь поиска духовного начала. Согласно эстетике соцреализма пространство «негорода» воспринимается как «периферия», которая требует усовершенствования — физического и духовного. Понятию «граница» автор придаёт статус философской категории. Персонажи повести готовы преодолевать не только географические, но и метафизические границы. Преодоление границ и столкновение русского и «зарубежного» на языковом уровне выполняет определенные функции, а именно: русско-английские лексемы являются средством «отстранения» героев от реальной советской действительности. Герои представляют собой особую субкультуру -«стиляги», так их называли советские массмедиа. Представители этой субкультуры имеют особый разговорный сленг с вкраплением англицизмов и американизмов.
Динамическая направленность категории «путь, дорога» от периферии к центру является свидетельством социального взросления персонажей повести и перехода их из разряда дилетантов в профессионалы, из молодости в зрелость.
Шестидесятые годы пошатнули мифологическую основу социалистического строя в СССР. Те писатели, которые поэтизировали период «оттепели» как период «социализма с человеческим лицом», к концу шестидесятых годов расстались с иллюзиями, и эти изменения нашли выражение в раннем творчестве В. Аксёнова. В повести «Звездный билет» отражена грань между современной культурой с её элементами мифологизации и постмодернистская культура с её элементами демифологизации бытия. Так, пляжи в Прибалтике напоминают героям повести битву у стен Трои, и сами они становятся её участниками. Свою подругу Галю мальчишки называют Афродитой, а родителей — пегобородыми захватчиками. Писатель как бы накладывает друг на друга современные и мифологические события.
Писатель использует категорию «путь, дорога, движение», чтобы показать не только текущий отрезок общественно-социального времени, а создаёт как бы летопись периода «оттепели», а для этого он, помимо обычных героев, вводит героев античной мифологии и образы культовых, легко узнаваемых людей, таких как Марина Влади, В. Высоцкий.
Категория «путь, дорога, движение» является отражением не только характеристик персонажей, которые проходят все стадии формирования личности, но и поиска писателем своего пути как творческой личности в данной социально-исторической модели мира.
В заключительной части повести безграничность русской природы рождает в душе ощущение простора, и не случайно вечный символ России — образ дороги. Этот
74
2014 г. № 3(23)
символ можно проследить во многих классических русских произведениях. Образ дороги — традиционный символ жизненного пути. Нет ни одного значительного автора, который не коснулся бы этого образа. Дорога — русский символ бесконечности, ожидания будущего и резкой перемены капризной судьбы. Как в последнем предложении повести: «Это теперь мой звездный билет. Знал Виктор про него или нет, но он оставил мне. Билет, но куда?»
Список литературы
1. Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. — М.: «Искусство», 1979.
2. Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. — М.: Наука, 1981.
3. Лихачёв Д. С. Внутренний мир литературного произведения // Вопросы литературы. — 1968. — № 8. — С. 74−87.
4. Аксёнов В. П. Звёздный билет [Электронный ресурс]. URL: http: //www. litera-ture. ru (дата обращения: 10. 11. 2014).
75

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой