Исторические основы российского патриотизма

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 172. 15:94
А. Г. Бахтин
Марийский государственный университет, г. Йошкар-Ола Исторические основы российского патриотизма
Русский патриотизм строился на беззаветной любви и преданности к своей Родине. Российское государство являлось для ее народов воплощением защиты и справедливости. Порядок и защиту могла обеспечить только сильная монархическая власть, способная мобилизовать все имеющиеся материальные и людские ресурсы для выполнения важнейших государственных задач. В единый строй защитников Родины как равные ставились и вчерашние враги. Побеждая, Россия расширялась, но завоевание чужих земель не стало целью русского народа, в народной памяти остались только те, кто защищал Родину. Трагические события ХХ в. привели к разъединению русского народа, но русский мир, как и прежде, стремится к объединению, мучительно преодолевая возникшие трудности и политические преграды.
Ключевые слова: патриотизм, русский мир, Родина, история.
Историческая судьба России такова, что состояние мира для нее всегда было скорее исключением, а война — жестоким правилом. Россия часто оказывалась перед вопросом, который никогда не стоял ни перед одним из западноевропейских народов — «быть или не быть?».
Накануне Крымской войны Ф. И. Тютчев, будучи дипломатом в Германии, выступая против русофобов, обвинявших его в апологии России, говорил что «эту задачу принял на себя мастер, который выше нас всех и который, мне кажется, выполнял ее до сих пор довольно успешно. Истинный защитник России — это история: ею в течение трех столетий неустанно разрешаются в пользу России все испытания, которым подвергает она свою таинственную судьбу» [7, с. 10]. Апелляция к верховному суду истории остается решающим аргументом в споре с оппонентами, стремящимися умалить историческое достоинство нашей Родины.
В. О. Ключевский (1841−1911) называл Россию борющимся на два фронта вооруженным государством. Она имела тягловый, неправовой характер внутреннего управления и общественного состава с резко обособлявшимися сословиями. Сословия различались не правами, а повинностями, между ними разделенными. Каждый обязан был или оборонять государство, или работать на него и обеспечивать тех, кто его обороняет. Долг перед государством был беспредельным и определялся нуждами обороны. Государь мог взять столько имущества, труда и крови, сколько потребуется для Отечества. Верховная власть имела неопределенное, а значит, неограниченное пространство действия [6, с. 396−397].
Российское государство, чтобы отбиться от наседавших врагов, должно было властно требовать от своего народа столько богатств, труда и жизней, сколько это нужно было для победы, а народ, коль скоро хотел отстоять свою политическую независимость, должен был отдавать все это не считая. Не склонный к русофильству польский историк К. Валишевский (1849−1935) писал, что «сила России и тайна ее судьбы в большей своей части заключаются в том, что она всегда имела волю и располагала властью не обращать внимание на траты, когда дело шло о достижении раз поставленной цели» [7, с. 11].
Отставая от Запада в экономическом развитии, Россия сумела обогнать его в степени концентрации государственной власти [7, с. 44]. Для решения насущных государственных задач Россия всегда имела возможность собрать больше, чем ее враги, материальных ресурсов и людских сил и использовать их существенно более продолжительное время. По степени напряжения своих боевых сил Московия постоянно превосходила и своих противников и любое европейское государство вообще. Гораздо более полное использование Русским государством своего довольно-таки скудного военно-экономического потенциала давало ему возможность в конце концов всякий раз выходить победителем из долгих исторических споров, которые она вела с азиатскими и европейскими странами.
Москва с ее суровыми порядками уже в период средневековья становится притягательным центром — как последняя надежда на защиту и справедливость, а подчинение ей — как необходимое
условие существования каждой из русских земель. Московская элита в деле объединения страны и централизации поставила общерусские интересы выше своих личных, покорно уступая места родовитым представителям знати из иных княжеств.
Ответ Москвы на исторический вызов, брошенный русскому народу, заключался в централизации и дисциплине. Это был суровый, но единственно правильный ответ в условиях той неравной борьбы, которую вел русский народ за существование и национальную независимость, за удовлетворение насущнейших потребностей своего экономического развития [7, с. 58−59].
Важнейшим фактором в обеспечении побед Москвы являлась и сила народного патриотизма. Русский патриотизм отличается беспредельной и безусловной, не требующей ничего взамен верностью государству. Надежда русского человека на государство сформирована целым рядом объективных факторов. В России преобладает суровый климат, существуют непредсказуемые для жизнеобеспечения последствия, преодолевать которые в одиночку, без помощи организованного общества, невозможно. Россия имеет обширные пространства, которые невозможно осваивать без государственной поддержки. Россия многонациональна и многоконфессиональна, и при таком разнообразии единство и порядок могла обеспечить только сильная государственная власть в виде абсолютной монархии. Главным же объединяющим фактором является необходимость защиты от многочисленных врагов.
Сформированное веками отношение населения к власти и государству до сих пор существует как взаимосвязанное противоречие. Государство носило в глазах народа священный характер. Люди целиком зависели от него и с его будущим связывали свою судьбу. Во имя государства они жертвовали своими интересами и самой жизнью. От государства они ждали защиты и поддержки, наведения порядка и восстановления справедливости. Большой ценностью была историческая миссия российского государства в мире — будь то защита православных братьев или поддержка «мирового коммунистического движения». Государство персонифицировалось в лице лидера. Лояльность к нему легко переходила в его культ. Соборность и общинность были важнейшими ценностями. От них шло стремление опереться
на силу социальной группы, клана, землячества, в пределе — всего государства.
И эти же люди в других обстоятельствах воспринимали государство как глубоко враждебную и чуждую им силу: несоблюдение законов или уклонение от налогов и прочих обязанностей гражданина перед государством рассматривалось как нормальное явление и даже доблесть. Граждане не верили в возможность повлиять на государство, в возможность законного коллективного политического действия [5, с. 633−634].
Русский народ терпелив и вынослив и способен долго сносить оскорбления и глумления своих противников, пока дело не доходит до прямого конфликта. Русский не хватается за оружие при первом порыве, но зато и не опускает его до тех пор, пока не добьется своего. «Русский ни с мечом, ни с калачом не шутит, русский терпелив до зачина» — гласит народная мудрость. Являясь, по сути, военной державой, Россия тем не менее не искала войны и бралась за оружие с тяжким вздохом, но со спокойной совестью только тогда, когда убеждалась, что не осталось никакой иной возможности для мирного урегулирования конфликта [7, с. 68].
Примечательно, что в русском народном сознании настоящим патриотами и героями считались только те, кто защищал Родину. В былинах, сказаниях, песнях не воспеваются героические подвиги по завоеванию иных земель. Русские богатыри отражают нападения внешних врагов и очищают «дороги прямоезжие» внутри страны от Соловьев-разбойников и прочей нечисти. В истории Руси хорошо известны дерзкие разбойные походы удалых новгородских ушкуйников, аналогичных предприятиям варягов и викингов. Но они не нашли отражения в народном творчестве. Даже такой яркий новгородский удалец-богатырь, как Василий Буслаев, образ которого вписывается в представление об ушкуйниках, никак с ними не связан. Растрачивающий свою богатырскую силу в кулачных драках в Новгороде, Василий отправляется на Волгу со своей дружиной молодецкою, но не грабить, как можно было бы ожидать, а в паломничество через Каспийское море к Иерусалиму. И нелепо погибает, прыгая через камень [1, с. 458−466]. В былинах киевского цикла также не находится сюжетов, воспевающих завоевательные походы, хотя известны успешные походы Олега, Игоря, Святослава, Владимира и других на Волгу, Кавказ и Балканы. Но даже
в тех немногих и не очень известных былинах, в которых могло бы говориться о такого рода подвигах, речь идет совсем о другом. В былине «Добрыня чудь покорил» богатырь Добрыня Никитич отправляется «вырубить чудь белоглазую», но ожидаемого описания его подвигов в былине нет. В центре сюжета — судьба его жены Настасьи Никулишны, которой муж разрешил в случае его 12-летнего отсутствия вновь выйти замуж. Когда срок истекал, Добрыня вернулся и в последний момент расстроил свадьбу жены с Алешей Поповичем [3, с. 289−293]. Даже в многочисленных песнях о покорителе Сибири Ермаке Тимофеевиче самому завоевательному походу уделено не столь уж много места, больше говорится о казацкой вольности и взаимоотношениях с Иваном Грозным [10, с. 100−118]. Нужно учесть, что покорение Сибирского ханства воспринималось русским народом как продолжение борьбы с ордынцами, а следовательно, как борьба с многовековой внешней угрозой.
В песнях о Степане Разине нет подробностей «похода за зипунами» в Персию, есть только упоминание о намерении похода и дележе добычи. Все остальные сюжеты о казацкой вольности и борьбе с боярством [10, с. 154−177].
Открытая на своей плоской равнине вражеским ударам с трех сторон Россия противостояла активной обороной и после отражения удара сама делала выпад и наносила сокрушительное поражение агрессору и занимала его территорию. Продвигаясь и расширяя территорию, Россия тем не менее не обеспечивала безопасность границ, а лишь расширяла предполье для будущих сражений [7, с. 88−114].
Россия требовала от своих сынов не только бесстрашия, но и беспрекословного выполнения долга, умения побеждать и умирать в строю. Русский народ — это народ-победитель, привыкший побеждать и болезненно переживающий поражения. По этой причине военным неудачам уделялось повышенное внимание. Народ пытался понять причины неудач, чтобы избежать их впредь. Неудачам на войне посвящено не меньше сочинений, чем победным событиям. «Слово о полку Игореве» посвящено неудачному походу на половцев в 1185 г. Летописцы остро переживали поражение на Калке в 1223 г. «Повесть о разорении Рязани Батыем» рассказывает о славной гибели Евпатия Коловрата и его дружины в 1238 г. «Повесть о побоище на реке Пьянее» о разгроме
татарами русского войска в 1377 г. «Повесть о нашествии Тохтамыша» сообщает о горьких событиях взятия Москвы ханом в 1382 г. Остро переживали летописцы поражение в Белевской битве в 1437 г. [8, с. 24−25 и др.]. Талантливые писатели и поэты многократно обращались к не ставшей для нас победной Бородинской битве. Воспет неравный и неудачный морской бой крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» и другие сражения в Русско-японскую войну. Мы гордимся героической обороной Брестской крепости и двумя оборонами Севастополя, которые принесли славу нашему народу, но были проигранными битвами. У нас даже праздник армии 23 Февраля связан не с победами, а с неудачными действиями зарождающейся Красной армии под Псковом и Нарвой в 1918 г. В то же время многие победные события не нашли столь большого внимания среди современников и потомков. Победы были хотя и важными событиями, но привычными в российской военной истории. Даже, казалось бы, выходящий за рамки грандиозный цикл «О Мамаевом побоище» в действительности не вырывается из общей тенденции. Это была первая крупная победа после полутора веков поражений и унижений.
Российские герои, многие из которых остались безымянными, любили свою землю и не задумывались о цене, которую нужно заплатить за ее свободу и независимость, и насколько целесообразны их жертвы, они верили в Россию. Терпя поражение и идя на верную смерть, русские воины клали свои жизни в основание будущей победы. Поэтому кажущиеся врагам бессмысленными жертвы российских воинов в конечном счете всегда оказывались ненапрасными.
Расширяясь, Россия становилась многонациональной, но ее отличие от западноевропейских империй и своеобразие заключалось в том, что многие территории и народы присоединялись мирно. Русское государство не было государством исключительно русского народа, оно строилось не на национальной, а на социально-конфессиональной православной основе. Таким образом, в своей внутренней политике оно исходило не из узкорусских национальных, а общегосударственных интересов. В России русские не получали каких-то преимуществ перед остальными, а, скорее, наоборот. Так, «привилегия» быть крепостными частновладельческими крестьянами имелась только у русских, белорусов и украин-
цев. Не было комплекса «народа-господина», с одной стороны- не было и реакции на него — с другой, а потому вместо стены отчужденности выковывалось звено связи. Русское государство не только защищало вошедшие в ее состав народы, но и принимало меры, чтобы не отталкивать их от «государевой милости». Россия никогда не вела войн на истребление, а напротив, старалась поставить себе на службу людские и материальные ресурсы побежденного противника, так как всегда испытывала недостаток, как в тружениках, так и в военных. Россия предпочитала превратить бывших врагов в своих верных слуг и союзников [7, с. 69]. В нашем многонациональном государстве национальное гармонично сочеталось с общегосударственным, проявляясь как общее и особенное. Народы страны, их интересы не противопоставляются друг другу, а взаимодействуют и взаимообогащают друг друга. Такая политика привела к тому, что, например, после кровавых событий покорения Поволжья во второй половине XVI в., уже в Смуту начала следующего века те же поволжские жители не только не воспользовались ситуацией для отделения от России, но и принимали активное участие в освобождении Москвы и страны от иностранных интервентов.
«Каждый русский сознает себя частью всей державы, — писал А. И. Герцен, — сознает родство свое со всем народонаселением. Оттого-то, где бы русский ни жил на огромных пространствах между Балтикой и Тихим океаном, он прислушивается, когда враги переходят русскую границу, и готов идти на помощь Москве так, как шел в 1612 и 1812 годах» [2, с. 192]. В этот период патриотизм носил религиозно-православный характер, основанный на взаимодействии светской и духовной властей. Идеологическую основу патриотического воспитания населения, армии составляли идеи православия, самодержавия, народности, воплощенные в призыве «за Веру, Царя и Отечество!» [9, с. 13].
Не по своей воле миллионы русских людей и тех, кто причисляет себя к русскому миру, оказались за границей. Этому способствовали трагические события Гражданской и Второй мировой войн, долгие годы политических репрессий, много русских людей неожиданно для самих себя оказалось за границей после распада СССР в 1991 г. Все трагические последствия этого в полной мере мы начинаем осознавать только сейчас. Президент говорит о том, что русский — один
из самых разъединенных народов в мире. На Украине происходят русофобские события, вылившиеся в полномасштабную гражданскую войну. Стремление к национальному единству всегда имело у русского народа решительный перевес над местным сепаратизмом. Распад страны, как в средневековье, так и в конце ХХ в., не был следствием стремлений самого русского народа, да и большинства представителей других народов СССР. Распад стал следствием дележа власти между теми, кто оказался во главе княжеств, а позднее руководящих элит союзных республик. В 1991 году не был использован весь имеющийся потенциал к сохранению союза, что привело к изоляции от России миллионов ее соотечественников, связанных с ней этническим родством, языком, культурой, менталитетом и общей историей.
Трагические последствия решений 23-летней давности мы наблюдали и наблюдаем в многочисленных этнических конфликтах на территории бывшего СССР и в том, как происходит мучительный распад Украины, наименее консолидированной республики. Значительная часть населения, осознающая свою принадлежность к русскому миру, тянется к России. Эти люди ищут в России не столько материальное благополучие и политическую защиту, но и возможность комфортного существования вместе с людьми с привычным для них менталитетом, образом жизни и ценностями, выработанными веками и передающимися на генном уровне.
Стремление русского народа к единению осознавалось даже теми, кто был враждебен к России. Объединитель Германии канцлер Отто фон Бисмарк не любил Россию, но уважал как противника и поэтому предостерегал от нападения на нее: «Об этом можно было бы спорить в том случае, если бы такая война действительно могла привести к тому, что Россия была бы разгромлена. Но подобный результат даже после самых блестящих побед лежит вне всякого вероятия. Даже самый благоприятный исход войны никогда не приведет к разложению основной силы России, которая зиждется на миллионах собственно русских… Эти последние, даже если их расчленить международными трактатами, так же быстро вновь соединятся друг с другом, как частицы разрезаемого кусочка ртути. Это неразрушимое государство русской нации, сильное своим климатом, своими пространствами и ограниченностью потребностей.» [4, с. 103].
Именно ему принадлежит известный афоризм, что «русские долго запрягают, но быстро ездят».
Стоит отметить еще некоторые высказывания этого человека: «Не надейтесь, что единожды воспользовавшись слабостью России, вы будете получать дивиденды вечно. Русские всегда приходят за своими деньгами. И когда они придут — не надейтесь на подписанные вами иезуитские соглашения, якобы вас оправдывающие. Они не стоят той бумаги, на которой написаны. Поэтому с русскими стоит или играть честно, или вообще не играть».
«Превентивная война против России — самоубийство из-за страха смерти». «Никогда не воюйте с русскими. На каждую вашу военную хитрость они ответят непредсказуемой глупостью». «Русских невозможно победить, мы убедились в этом за сотни лет. Но русским можно привить лживые ценности и тогда они победят сами себя».
И очень уж современно звучат слова Бисмарка об отношениях России и Украины: «Могущество России может быть подорвано только отделением от нее Украины… необходимо не только оторвать, но и противопоставить Украину России. Для этого нужно лишь найти и взрастить предателей среди элиты и с их помощью изменить самосознание одной части великого народа до такой степени, что он будет ненавидеть все русское, ненавидеть свой род, не осознавая этого. Все остальное — дело времени» [11].
Русский патриотизм заключается в особом отношении к своему государству, в безусловном служении ему, где каждый русский человек и человек, причисляющий себя к русскому миру, чувствует себя частицей одной державы даже если вынужден находиться вне ее. Для России они жертвовали всем своим имуществом и отдавали столько труда и крови, сколько нужно, чтобы вызволить ее и самих себя и близких себе людей из беды и взамен не ждали ни платы, ни наград, ни благодарности.
Российский патриот — это человек, который соединяет свою судьбу с судьбой своего народа, с его вековыми традициями, который верит в Россию, связан с нею духовно, нравственно и эмоционально, выстраивает свое поведение в соответствии с Россией, ее будущим и настоящим [9, с. 94].
Сегодня много внимания уделяется русскому и российскому патриотизму. Любовь к Родине стала мощным эмоциональным побудительным
мотивом в общественном сознании, значимом для различных социальных групп. Патриотизм становится защитной реакцией против русофобских нападок и пессимистичных настроений в отношении будущего России. Растет интерес к отечественной истории, к нашим корням, к тому, что дорого всем нам. Нужно быть достойными своих предков и верными своим традициям.
-т--
1. Былины / сост. Ф. М. Селиванов. М.: Сов. Россия, 1988. 576 с.
2. Герцен А. И. Соч.: в 9 т. М., 1958. Т. 7.
3. Добрыня Никитич и Алеша Попович / отв. ред. Э. В. Померанцева. М.: Наука, 1974. 447 с.
4. История дипломатии. Дипломатия в новое время: (1872−1919 гг.) / сост.: В. М. Хвостов, И. И. Минц. М., 1945. 423 с.
5. История России. ХХ век: 1939−2007. М.: Астрель, 2009. 847 с.
6. Ключевский В. О. Соч.: в 8 т. М.: Госполитиздат, 1957. Т. 2.
7. Нестеров Ф. Ф. Связь времен: Опыт исторической публицистики. 3-изд. М.: Мол. гвардия, 1987. 239 с.
8. Полное собрание русских летописей. T. XII. Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской летописью. М., 2000. 266 с.
9. Российский патриотизм: истоки, содержание, воспитание в современных условиях: учебное пособие / под. ред.: А. К. Быкова, В. И. Лутовинова. М.: Планета, 2010. 336 с.
10. Русская историческая песня: сб. / сост. Л. И. Емельянов. Л.: Сов. писатель, 1987. 544 с.
11. Афоризмы Бисмарка о России и русских [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www. aforizmik. ru/rossia-i-russkie/bismark-o-rossii-i-russkih (дата обращения: 13. 12. 2014).
1. Epics / comp. F. M. Selivanov. M.: Sov. Russia, 1988. 576 p.
2. Herzen A. I. Comp.: in 9 v. M., 1958. V. 7.
3. Dobrinia Nikitich and Alyosha Popovich / ^nli'-ib. editor E. V. Pomerantseva. M.: Nauka, 1974. 447 p.
4. The history of diplomacy. Diplomacy in modern times: (1872−1919) / compil.: V. M. Khvostov, I. I. Mints. M., 1945. 423 p.
5. History of Russia. The XX century: 1939−2007. M.: Astrel, 2009. 847 p.
6. Klyuchevskii V. O. Vol.: in 8 v. M.: Gospolitizdat, 1957. V. 2.
7. Nesterov F. F. Link of Times: Experience the historical publicism. 3rd ed. M .: Mol. gvardiya, 1987. 239 p.
8. Complete Collection of Russian chronicles. V. XII. Chronicle compilation called Patriarchal or Nikon Chronicle. M., 2000. 266 p.
9. Russian patriotism: the origins, content, upbringing in modern conditions: study guide / under. ed.: A. K. Bykov, V. I. Lutovinova. M.: Planeta, 2010. 336 p.
10. Russian historical song: digest. / compil. L. I. Emely-anov. L.: Sovetskiy. pisatel, 1987. 544 p.
11. Bismarck Aphorisms about Russia and russians. URL: http: //www. aforizmik. ru/rossia-i-russkie/bismark-o-rossii-i-russkih (data obrashcheniya: 13. 12. 2014).
A. G. Bakhtin Mari State University, Yoshkar-Ola Historical foundations of Russian patriotism
Russian patriotism was built on unconditional love and devotion to the Homeland. Russian State ensured a protection of its people and the embodiment of justice. Order and protection could provide only a strong monarchical power, able to mobilize all available material and human resources to carry out the most important state tasks. In unified squad of the Motherland dedenters as equal partners raised yesterday'-s enemies. Defeating, Russia was expanding, but the conquest of foreign lands was not the aim of the Russian people, in people'-s memory were only those who defended their homeland. The tragic events of the XXth century have led to the separation of the Russian people, but the Russian world, as before, is committed to unite, excruciatingly overcoming the difficulties and political obstacles.
Keywords: patriotism, Russian world, Homeland, history.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой