Образ главной героини романа Д. Дю Морье «Ребекка» как предмет лингвопоэтического изучения

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

«Унесенные ветром» стали самой известной контроверзой «Хижине дяди Тома» (1852) Г. Би-чер-Стоу. Для многих читателей ее роман был прежде всего художественной историей войны Севера и Юга. М. Митчелл на самом создала не менее новаторский для своего времени роман, чем роман У. Фолкнера «Авессалом! Авессалом!». Ее творчество заслуживает пристального внимания российских исследователей.
Примечания
1. Бурин С. Н. Время в романе Маргарет Митчелл «Унесенные ветром» // Американский ежегодник за 1989 г. М.: Наука. 1990. С. 97−121.
2. Семенова Л. Н. Юг в литературе США //Литература США / под ред. Л. Г. Андреева. М.: Изд-во МГУ, 1973. С. 162−176- Семенова Л. Н. Проблема «южной традиции» в американской критике 60-х гг. XX в. (Становление и развитие «южной традиции» в романе США XIX—XX вв.): дис. … канд. филол. наук. М.: МГУ.
3. Стеценко Е. А. Проблема времени в «южной школе» современного американского романа: дис. … канд. филол. наук. М.: ИМЛИ, 1978- Стеценко Е. А. История в массовой литературе (М. Митчелл «Унесенные ветром») // Лики массовой литературы США. М., 1991. С. 206.
4. Архангельская И. Б. Творчество Маргарет Митчелл и «южная традиция» в литературе США (30-е гг. XX в): дис. … канд. филол. наук. Н. Новгород, НГПИ им. М. Горького, 1993.
5. Галинская И. Л. Ключи к роману Маргарет Митчелл «Унесенные ветром». М.: ИНИОН РАН, 1996.
6. Margaret Mitchell'-s & quot-Gone with the Wind& quot- Letters 1926−1949 / ed. by R. Harwell. N. Y.- L.: Macmillan, 1976.
7. Edwards A. A Road to Tara. The Life of Margaret Mitchell. New Haven, N. Y.: Ticknor and Fields, 1983.
8. Brown E. F, Wiley J. Margaret Mitchell'-s Gone With the Wind: A Bestseller'-s Odyssey from Atlanta to Hollywood. Lanham, MD: Taylor Trade, 2011. ix.
9. Farr F. Margaret Mitchell of Atlanta — the Author of & quot-Gone with the Wind& quot-«. N. Y., 1974.
10. Jones A. G. Tomorrow is Another Day. The Woman Writer in the South. 1859−1936. Baton Rouge and London, 1982. P. 333−350-
11. Reins S. T. The Making of a Masterpiece. The True Story of Margaret Mitchell'-s Classic Novel Gone with the Wind. Beverly Hills: Global Book Publishers, 2009.
12. Margaret Mitchell'-s & quot-Gone with the Wind& quot- Letters… P. 1.
13. Edwards A. Op. cit. P. 9.
14. Биографический материал, включающий историю создания романа, взят из источников, которые в данном списке литературы представлены под номерами с 8 по 13.
15. Margaret Mitchell'-s & quot-Gone with the Wind& quot- Letters. P. 65
16. Benet S. V. Georgia Marches through // Saturday Review of Literature. 1936. July. P. 5.
17. Brickell H. A Talk with Margaret Mitchell about Her Novel and the Reasons of its Popularity //New York Evening Post. 1936. Aug. 23. P. 13.
18. Granberry E. The Private Life of Margaret Mitchell // Collier'-s. 1937. March 13. P. 3.
19. Commager H. S. The Civil War in Georgia Clay Hills // New York Herald Tribune. 1936. July 5. P. 11.
20. Williams M. Romance of Reality // Commonweal, 1936. № XXIV. Aug. 28. P. 430.
21. Adams J. D. A Fine Novel of the Civil War// New Times Book Review. 1936. July 5. P. 1.
22. Young S. A Life in the Arts. Baton Rouge: Louisiana State University Press, 1975. Vol. 2. P. 706 707, 713−714.
23. Bishop J. B. War and Peace // 1936. LXXXVII. July 15. P. 301.
24. Cowley M. Gone with the Wind // New Republic. 1936. LXXXVIII. Sep. 16. P. 161.
25. Scott E. War between the States //Nation. 1936. CXLIII. July 4. P. 19.
26. Derrida J., Ronell A. The Law of Genre // Critical Inquiry. Vol. 7. № 1. On Narrative (Autumn, 1980). P. 55−81. URL: http: //www. jstor. org/stable/1 343 176.
27. См., например: Mitchell M. Gone with the Wind. N. Y.: Avon Books, 1991.
28. Cawelty S. C. Adventure. Mystery and Romance. Formula Stories and Popular Culture. Chicago: University of Chicago Press, 1977. P. 35.
29. Бахтин М. М. Вопросы литературы и эстетики. М.: Худож. лит., 1975. C. 231.
30. Стеценко Е. А. История в массовой литературе.. С. 206.
УДК 812
Е. Б. Борисова, Л. В. Палойко
ОБРАЗ ГЛАВНОЙ ГЕРОИНИ РОМАНА Д. ДЮ МОРЬЕ «РЕБЕККА» КАК ПРЕДМЕТ ЛИНГВОПОЭТИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ
В статье обсуждается проблема филологического анализа текста, рассматривается современный подход к лингвопоэтическому методу, выделяется его цель, обосновываются преимущества и намечаются перспективы развития. Авторы демонстрируют применение этого метода на примере анализа образа художественного персонажа, основными параметрами которого являются интродукция, портрет, речевая характеристика, поступки и авторское отношение на материале романа Д. Дю Морье «Ребекка».
The article deals with the problem of philological analysis of literary texts. The authors focus on modern approach to the linguopoetic method of analysis, its main objective, advantages and perspectives. The paper demonstrates the way it works on the main structural and compositional elements of a literary image (introduction, visual rendering, speech portrayal, actions and the author'-s attitude) of the main character in the novel & quot-Rebecca"- by D. Du Maurier.
Ключевые слова: лингвопоэтика, лингвопоэтичес-кая функция, литературный образ, ключевые параметры образа, авторский замысел.
Keywords: linguopoetics, linguopoetics function, literary image, the main elements of a literary image, author'-s intention.
Филологическое исследование художественной литературы обязательно предполагает связь соб-
© Борисова E. Б., Палойко Л. В., 2012
ственно лингвистического анализа художественного произведения с литературоведческим. Именно средствами языка писатель выражает не только свои мысли, но и свое отношение к сказанному и наиболее точно выражает авторский замысел.
В произведении художественной литературы недостаточно понять содержание, необходимо рассмотреть сложное взаимоотношение словесно-речевой структуры и композиционно-художественной организации. Для этого необходимо выйти на иной уровень. Это возможно благодаря лингвопоэтическому анализу, который рассматривает способы использования метасемио-тических свойств языковых единиц в рамках произведения словесно-художественного творчества, их роль в отражении авторского намерения и идейного содержания.
Цель лингвопоэтического анализа «состоит в том, чтобы определить, как та или иная единица языка (слово — словосочетание — грамматическая форма — синтаксическая конструкция) включается автором в процесс словесно-художественного творчества, каким образом то или иное своеобразное сочетание языковых средств приводит к созданию эстетического эффекта» [1]. Лингво-поэтический подход позволяет вывести анализ текста художественного произведения на качественно новый уровень, на котором текст рассматривается как целостное и неповторимое произведение словесно-художественного творчества. Лингвопоэтика объясняет, какими языковыми средствами и приемами эксплицируются смыслы в художественном тексте и оказывается эмоционально-эстетическое воздействие на читателя [2]. При таком анализе непременно должны быть учтены сюжетно-композиционные характеристики произведения и актуализированные в нем данные вертикального контекста. Объем привлекаемой затекстовой информации определяется как интенцией текста, так и интенцией интерпретатора. Лингвопоэтический метод анализа текста носит «челночный» характер, поскольку исследователь движется от содержания к форме, а от нее снова к содержанию [3].
Лингвопоэтический анализ впервые был разработан на материале поэзии [4], а затем распространен на материал прозы [5 и др. ]- далее была предпринята успешная попытка лингвопоэтического анализа большого по объему произведения с применением приема тематического расслоения текста, в том числе в сравнительно-сопоставительном плане [6].
Несмотря на то что в настоящее время материалом для лингвопоэтических исследований в большинстве случаев по-прежнему традиционно служат художественные тексты (как прозаические, так и поэтические), отличающиеся разнообразием авторского использования стилистичес-
ких приемов и дающие читателю насладиться художественным содержанием и языковыми способами его выражения [7], в орбиту лингвопоэтического изучения успешно вовлекаются и тексты постмодернистской литературы, в частности произведения Д. Джойса [8] и русской прозы постмодерна [9].
В последнее время элементы методики лингво-поэтического анализа, который до сих пор использовался только в исследованиях художественных текстов, применяются к языку других функциональных стилей, в частности рекламы [10], а также при анализе лингвофилософских и публицистических текстов, например в доктор-ской диссертации А. А. Серебрякова, где, наряду с художественными текстами Г. фон Клейста, в качестве материала использовались тексты немецких грамматик XVIII в.- лингвофилософских и публицистических работ Г. В. Лейбница, X. Вольфа, Ю. Мёзера и других немецких авторов [11].
По нашему мнению, указанные тенденции в развитии лингвопоэтики свидетельствуют не о размывании границ данной области филологии, но, наоборот, о ее дальнейшем успешном развитии. Это, впрочем, не означает возможности применить лингвопоэтический метод к любому тексту, который может быть отнесен к стилю художественной литературы или публицистическому, где использование языковых единиц, наряду с информативной функцией, в определенной степени обладает и функцией эстетического воздействия на читателя.
При использовании термина «лингвопоэтика» необходимо помнить о том, что он применяется для обозначения двух противоположных по направленности типов исследования. Цель одного из них — выявление тематико-стилистических характеристик использования отдельного художественного приема в том или ином произведении или в группе произведений. К исследованиям данного типа относятся следующие работы: диссертация 3. Б. Ешмамбетовой, в которой в качестве лингвопоэтической проблемы исследуется соотношение авторской речи и речи персонажа и впервые делается попытка применить лингво-поэтический анализ для изучения произведений драматического жанра [12]- работа В. Д. Асано-ва, в которой рассматривается лингвопоэтичес-кая функция смены стиха и прозы на материале пьес У. Шекспира [13]- исследование А. К. Жу-нисбаевой, центральной проблемой которого является лингвопоэтическая характеристика образа персонажа [14]- работа Е. В. Сомовой, где впервые изучаются лингвопоэтические средства выражения авторского отношения к персонажу [15]- диссертация С. В. Титовой, посвященная разработке методов раскрытия лингвопоэтичес-кой функции словосочетания в контексте произ-
ведений словесно-художественного творчества
[16], и некоторые другие.
Второй тип исследования — исследование отдельного художественного текста, направленное на выявление роли формальных языковых элементов в передаче некоего идейно-художественного содержания и в создании определенного эстетического эффекта, то есть типологическое лингвопоэтическое исследование. Такими работами являются исследования В. Я. Задорновой
[17], Ю. В. Флягиной [18] и наше исследование [19], в котором предприняты попытки лингвопо-этического анализа нескольких больших по объему произведений (романов) в сравнительно-сопоставительном плане с применением тематического расслоения текста, который является конкретным приемом лингвопоэтической стратификации художественного текста.
Прием тематического расслоения текста, названный по-английски slicing and splicing, пригоден для работы с такими произведениями большого объема, как роман или повесть, когда нет возможности проанализировать все произведение целиком. Он состоит из нескольких этапов. Первый этап (slicing) заключается в тематическом расслоении материала, то есть выделении из текста произведения отрывков, однородных по своему тематическому содержанию (например, образ персонажа, авторские пейзажные описания, философские отступления и т. д.). Полученный таким образом материал выстраивается в виде определенной последовательности отрезков текста, которые в совокупности дают полное представление о данном речевом «слое» произведения. При необходимости отрывки можно снабдить пояснениями, комментариями и связками, чтобы вместе они представляли более или менее связанный экспериментальный «текст» (второй этап — splicing). После такой предварительной обработки текста мы переходим к его научно-филологическому анализу [20].
Однако, поскольку в основе обоих подходов лежит один и тот же принцип — рассмотрение одновременно формальной и содержательной стороны текста, они объединены с помощью термина «лингвопоэтический». Покажем, как данный метод может применяться при комплексном анализе образа персонажа.
Рассмотрим основные средства создания образа главной героини романа Д. Дю Морье «Ребекка» с точки зрения их лингвопоэтической значимости. Ключевыми позициями такого анализа, по нашему мнению, являются анализ интродукции образа, портрета, характеристики способов и средств создания речевой партии, описания поступков, индикации социального статуса, а также средств воплощения авторского отношения. Два последних аспекта являются сквозными
и находят воплощение в других содержательных аспектах образа.
Роман «Ребекка», опубликованный в 1938 г., является самым известным произведением английской писательницы Дафны Дю Морье. Жанровая принадлежность исследуемого романа вызывает разногласия: в разное время в нем усматривали элементы любовного романа, психологического детектива, интеллектуального триллера. Современные исследователи отмечают в данном произведении продолжение лучших традиций женского готического романа [21].
Сюжет «Ребекки» таков. Молодая женщина служит компаньонкой у пожилой, капризной особы. Путешествуя вместе в ней по Европе, героиня знакомится с вдовцом-аристократом Максимом де Уинтером и неожиданно для всех выходит за него замуж. Молодая чета прибывает в родовое поместье мужа — знаменитый старинный особняк Мэндерли. Героиня обнаруживает, что весь уклад жизни этого дома подчинен привычкам и требованиям покойной миссис де Уин-тер. Героиня догадывается, что слуги сравнивают ее с прежней хозяйкой, а экономка миссис Дэнверс враждебно к ней настроена. В результате молодая женщина чувствует себя чужой и неуместной в этом огромном доме. Максим ведет себя отстраненно и холодно по отношению к ней. Героиня приходит к выводу, что муж все еще любит Ребекку и не в силах забыть ее. Правда открывается неожиданно, когда в море неподалеку от Мэндерли происходит кораблекрушение.
В ходе интродукции персонажа, которая имеет место на протяжении первых двух глав, автор сообщает читателю такие важные составляющие образа героини, как словесный портрет, социальный статус, а также касается наиболее значимых, индивидуальных черт ее характера. Так, в начале повествования мы видим заурядную, ничем не примечательную юную особу:
…I am very different now from that self who drove to Manderley for the first time, hopeful and eager, handicapped by a rather desperate gaucherie and filled with an intense desire to please. It was my lack of poise of course that made such a bad impression on people like Mrs. Danvers. What must I have seemed like after Rebecca? I can see myself now, memory spanning the years like a bridge, with straight, bobbed hair and youthful, unpowdered face, dressed in an ill-fitting coat and skirt and a jumper of my own creation, trailing in the way of Mrs. Van Hopper like a shy, uneasy colt (9).
В данном фрагменте автор рисует образ неуклюжей и замкнутой девушки, которая в силу своей крайней застенчивости стремится казаться как можно более неприметной для окружающих. Подобное впечатление умело создается писательницей при помощи конвергенции лингво-
стилистических средств различного уровня. Так, на лексическом уровне внимания заслуживают определения hopeful и eager, которые подчеркивают юношескую наивность героини, ее убежденность в доброте и искренности обитателей Мэндерли, их готовности принять и полюбить ее. Причастие handicapped, для которого в словаре находим следующую дефиницию: if someone is handicapped, a part of their body or their mind has been permanently injured or damaged. Some people think that this word is offensive [22], в сочетании со словом gaucherie, которое представляет собой французское заимствование и в переводе означает «неуклюжесть, неопытность» [23], подчеркивает, что героиня сама глубоко переживает из-за отсутствия грации и умения себя подать и довольно резко и безжалостно высказывается на этот счет. Именно поэтому она вынуждена прибегнуть к варваризму, которое, на ее взгляд, более точно изобличает свойственный ей недостаток. Однако как бы самокритична ни была героиня, последним предложением абзаца, сравнивая себя с застенчивым, неуклюжим жеребенком (a shy, uneasy colt), который покорно плетется за своей хозяйкой (trailing in the way of Mrs. Van Hopper), она вызывает сочувствие и грустную, понимающую улыбку у читателя.
На протяжении романа Д. Дю Морье неоднократно обращается к внешнему портрету героини посредством ее внутреннего монолога, в котором она словно видит себя со стороны — глазами других персонажей. Иными словами, портретные зарисовки в романе представляют собой как бы мысленные представления рассказчицы о том, какой ее воспринимают окружающие. Данный художественный прием — яркая особенность индивидуального стиля Д. Дю Морье.
Рассмотрим в качестве примера два отрывка, которые описывают внешний вид героини по прибытии в Мэндерли после медового месяца, когда она впервые предстает перед слугами:
1) I can see myself now, unsuitably dressed as usual, although a bride of seven weeks, in a tan-coloured stockinette frock, a small fur, known as a stone marten round my neck, and over all a shapeless mackintosh, far too big for me and dragging to my ankles. It was, I thought, a gesture to the weather, and the length added inches to my height. I clutched a pair of gauntlet gloves in my hands and carried a large leather handbag (61).
2) I can close my eyes now and look back on it, and see myself as I must have been, standing on the threshold of the house, a slim, awkward figure in my stockinette dress, clutching in my sticky hands a pair of gauntlet gloves (66).
Из приведенных фрагментов видно, что героиня сама признает отсутствие вкуса в своем наряде. Описание плаща, который ей совсем не по
размеру и скрывает фигуру, а также прилагательные slim и awkward во втором примере подчеркивают невысокий рост и худенькую комплекцию девушки. Причастие настоящего времени clutching образовано от глагола, который означает to hold something tightly because you do not want to lose it [= grip, grasp] [24]. В сочетании с прилагательным sticky (hands) оно подчеркивает нервное напряжение героини: она трепещет от страха перед необходимостью предстать перед слугами, не знает, как правильно себя вести.
Речевую партию главной героини романа «Ребекка» можно условно разделить на две составляющие: собственно прямая речь, которая реализуется в диалогах героини с другими персонажами, и внутренняя речь, в рамках которой ведется повествование всего романа. Эти два плана выражения речевой партии противопоставлены друг другу. Подтвердим сказанное на иллюстративном примере:
I am glad it cannot happen twice, the fever of first love. For it is a fever, and a burden, too, whatever the poets may say. They are not brave, the days when we are twenty one. They are full of little cowardices, little fears without foundation, and one is so easily bruised, so swiftly wounded, one falls to the first barbed word. To-day, wrapped in a complacent armour of approaching middle age, the infinitesimal pricks of day by day brush one but lightly and are soon forgotten, but then — how a careless word would linger, becoming a fiery stigma, and how a look, a glance over a shoulder, branded themselves as things eternal. A denial heralded the thrice crowing of a cock, and an insincerity was like the kiss of Judas. The adult mind can lie with untroubled conscience and a gay composure, but in those days even a small deception scoured the tongue, lashing one against the stake itself (34).
С точки зрения лексического наполнения речь главной героини отличается образностью. Она прекрасная рассказчица, в результате чего повествование становится захватывающим и интересным. Богатство стилистических приемов служит украшением ее речи, придает ей точность, меткость и красоту. Так, в данном отрывке мы выделяем метафоры (fever of first love- armour of approaching middle age), различные виды повторов (цепной, анафорический, эмфатический) в сочетании с синтаксическим параллелизмом. Использование идиоматического выражения the kiss of Judas, а также библейской аллюзии (the thrice crowing of a cock) указывает на образованность и начитанность молодой женщины. О том же свидетельствует и широкое употребление книжной, формальной лексики, например: barbed, complacent, infinitesimal, stigma, denial, herald, composure, deception.
Что касается прямой речи героини, то для нее характерны следующие черты: краткость реплик-
однозначные, прямые ответы на вопросы при помощи слов yes и no- частое использование междо-метья Oh- использование в речи «семантически опустошенного» прилагательного nice- использование ограничителей, таких как I'-m afraid, I suppose. Обозначенные речевые характеристики в значительной степени способствуют созданию образа неуверенной в себе, замкнутой, крайне застенчивой молодой особы, которая в силу своей юности, неопытности, а также отсутствия надлежащего воспитания не умеет держаться уверенно во время беседы, стесняется прямо выражать свое мнение.
Ключевым поступком героини, с которого и начинается завязка романа, является ее решение стать женой Максима де Уинтера. Данный поступок мотивирован искренней любовью. Вот как девушка представляет себе свою будущую семейную жизнь:
& quot-… Mrs. de Winter. I would be Mrs. de Winter. I saw the polished table in the dining room, and the long candles. Maxim sitting at the end. A party of twenty-four. I had a flower in my hair. Everyone looked towards me, holding up his glass. & quot-We must drink the health of the bride,& quot- and Maxim saying afterwards, & quot-I have never seen you look so lovely& quot-. Great cool rooms, filled with flowers. My bedroom, with a fire in the winter, someone knocking at the door. And a woman comes in, smiling, she is Maxim'-s sister, and she is saying, & quot-It'-s really wonderful how happy you have made him, everyone is so pleased, you are such a success& quot-. Mrs. de Winter. I would be Mrs. de Winter& quot- (54).
Первое, что обращает на себя внимание в данном отрывке, — это рамочный повтор предложений Mrs. de Winter. I would be Mrs. de Winter, которые свидетельствуют о высшей степени радости героини — она настолько счастлива, что не в состоянии поверить в происходящее, для чего вновь и вновь повторяет про себя заветные слова. Анализируемый фрагмент переполнен назывными предложениями, что является удачным приемом для имитации игры воображения, внутренних фантазий. Общее позитивное впечатление от данного отрывка достигается за счет слов с положительной ингерентной коннотацией (lovely, great, smiling, wonderful, happy, pleased, success), а также такой детали вещного мира, как цветы, которые упоминаются автором дважды (a flower in my hair- rooms, filled with flowers) и способствуют созданию радужного, привлекательного антуража.
Такая важная лингвопоэтическая составляющая образа персонажа, как категория авторского отношения, реализуется в романе «Ребекка», прежде всего, через восприятие главной героини другими персонажами.
Рассмотрим, как отзывается о молодой миссис де Уинтер Фрэнк Кроли — управляющий поместьем Мэндерли, правая рука ее мужа:
& quot-You have qualities that are just as important, far more so, in fact. It'-s perhaps cheeky of me to say so, I don'-t know you very well. I'-m a bachelor, I don'-t know very much about women, I lead a quiet sort of life down here in Manderley as you know, but I should say that kindness, and sincerity, and if I may say so — modesty — are worth far more to a man, to a husband, than all the wit and beauty in the world& quot- (131).
Фрэнк исключительно положительный персонаж, он всегда был предан Максиму, а после знакомства с его второй супругой проникается симпатией и к ней. Как видно из примера, Фрэнк старается быть максимально честным, но при этом тактичным, он боится преступить черту дозволенного, о чем свидетельствует прилагательное cheeky, которое определяется как slightly rude or showing no respect, but often in a funny way [25]. Управляющий сравнивает качества, которые были присущи первой жене Макса — Ребекке (wit, beauty), с добродетелями, которыми обладает вторая миссис де Уинтер (kindness, sincerity, modesty), отдавая предпочтение последней. Фрэнк особо подчеркивает такую черту героини, как скромность, что достигается благодаря синтактико-сти-листическому выделению этого слова в тексте.
Итак, мы рассмотрели образ главной героини романа «Ребекка» в соответствии с выделенными нами ключевыми параметрами образа. Одна из основных тем романа — тема морального становления: из застенчивой и неопытной простушки героиня превращается в уверенную в себе, умудренную опытом женщину. Так, в начале повествования мы видим скромную, ничем не примечательную девушку, за внешней тривиальностью которой, однако, скрывается богатый внутренний мир. Созданию подобного впечатления способствуют описания внешнего вида героини и ее скромной манеры одеваться, а также характеристика ее речевой партии, которой свойственно противоречие: реплики героини в диалогах кратки и однозначны, в то время как ее внутренняя речь образна и выразительна. К концу романа читатель понимает, что героиня становится смелой и решительной, что в первую очередь отражается на ее поступках: она дает отпор миссис Дэнверс и прикрывает перед судом своего мужа, совершившего убийство. В процессе сюжетного развертывания образа персонажа автор последовательно формирует идейное содержание романа: любящая и любимая женщина способна всеми силами бороться за свое счастье. Любовь Максима придает его молодой супруге силу и уверенность, душевное спокойствие и равновесие. Автор, так же как и его читатели, восхищается способностью героини изменить свой внутренний мир, избавиться от комплексов и страхов. Разнообразная палитра словесно-речевых
средств способствует полноте реализации авторского замысла.
Примечания
1. Задорнова В. Я. Словесно-художественное произведение на разных языках как предмет лингвопоэ-тического исследования: дис. … д-ра филол. наук. М., 1992. С. 20.
2. Задорнова В. Я. Восприятие и интерпретация художественного текста. М., 1984. С. 8−9.
3. Борисова Е. Б. Художественный образ в британской литературе ХХ века: типология, лингвопоэ-тика, перевод: дис. … д-ра филол. наук. Самара, 2010.
4. См.: Задорнова В. Я. Восприятие и интерпретация…
5. Ешмамбетова З. Б. Соотношение авторской речи и речи персонажа как лингвопоэтическая проблема (на материале английского языка): автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1984- Жунисбаева А. К. Лингвопоэти-ческая характеристика образа литературного персонажа: автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1988- Титова С. В. Лингвопоэтическая значимость словосочетания в описаниях внешности персонажей (на материале английской прозы к. ХУШ-ХХ вв.): автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1989- Флягина Ю. В. Литературное продолжение как предмет лингвопоэтического исследования: дис. … канд. филол. наук. М., 2000- Никитина Т. Г. Лингвопоэтический анализ авторской модальности в произведе-нии художественной литературы (на материале рассказов Дж. Джойса «Дублинцы»): автореф. дис. канд. филол. наук. Самара, 2003.
6. Борисова Е. Б. Перевод как словесно-художественное творчество и как результат научно-филологического анализа текста: дис. канд. филол. наук. М., 1989- Кукурян И. А. Проблема перевода славянизмов в тексте Евгения Онегина А. С. Пушкина на английский язык // Контрастивная и функциональная грамматика: сб. науч. тр. Калинин, 1985. С. 162 169- Кашковская М. В. Художественное назначение французской лексики в романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин» и вопросы ее перевода на английский язык: дис. … канд. филол. наук. М., 1995- Козеняшева А. М. Лингвопоэтические средства создания образа слуги в английской литературе Х1Х-ХХ вв.: дис. … канд. филол. наук. Самара, 2006.
7. Козеняшева А. М. Лингвопоэтические средства…- Карпова А. С. Лингвопоэтика повествовательных типов в английских сонетах елизаветинского периода (на материале Э. Спенсера, С. Дэниела У. Шекспира язык: дис. … канд. филол. наук. М. 2009- Кукуева Г. В. Лин-гвопоэтическая типология текстов малой прозы (на материале рассказов В. М. Шукшина): дис. … д-ра филол. наук. Барнаул, 2009- Шахбаз С. А. С. Образ и его языковое воплощение (на материале английской и американской поэзии): автореф. дис. канд. филол. наук. М., 2010.
8. Никитина Т. Г. Указ. соч.
9. Бабенко Н. Г. Язык русской прозы эпохи постмодерна: динамика лингвопоэтической нормы: дис. д-ра филол. наук. СПб., 2008.
10. Морозов А. Ю. Выразительные возможности рекламного текста (на материале американской рекламы): автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 2001.
11. Серебряков А. А. Романтический текст в линг-вопоэтическом аспекте (на материале художественной прозы и метапоэтик Г. фон Клейста): автореф. дис. … д-ра филол. наук. М., 2010.
12. См.: Ешмамбетова З. Б. Указ. соч.
13. Асанов В. Д. Лингвопоэтическая функция смены стиха и прозы в творчестве Шекспира: автореф. дис. канд. филол. наук. М., 1988.
14. См.: Жунисбаева А. К. Указ. соч.
15. Сомова Е. В. Лингвопоэтические средства выражения авторского отношения к персонажу: авто-реф. дис. канд. филол. наук. М., 1989.
16. См.: Титова С. В. Указ. соч.
17. См.: Борисова Е. Б. Художественный образ в британской литературе…
18. См.: Задорнова В. Я. Словесно-художественное произведение…
19. См.: Флягина Ю. В. Указ. соч.
20. См.: Борисова Е. Б. Перевод как словесно-художественное творчество…
21. Там же. С. 15.
22. Протченко А. В. Роман Дафны Дю Морье «Ребекка» как продолжение традиций предромантизма в английской литературе // Романтизм и предроман-тизм в зарубежной литературе: сб. науч. ст. науч. конф., посвященный 60-летию И. В. Вершинина. Самара, 2008. С. 297.
23. Longman Dictionary of Contemporary English [LDCE]. Pearson, 2007. 1950 c.
24. Муллаева М. Ю, Григорян И. P. Большой французско-русский словарь. М.: ООО «Дом славянской книги», 2007.
25. Cambridge Advanced Learner'-s Dictionary and Thesaurus [CALDT]. Cambridge University Press, 2009.
УДК 82. 111(091)(092)"-18"-
О. В. Манжула
ОСОБЕННОСТИ ИЗОБРАЖЕНИЯ АНТИЧНОГО ПРАВИТЕЛЯ В РОМАНАХ МЭРИ РЕНО И ГОРА ВИДАЛА
В статье предпринята попытка раскрыть своеобразие изображения исторической личности в романах М. Рено и Г. Видала. Автор статьи сопоставляет особенности изображения античных правителей в произведениях названных писателей, пытаясь выявить общие тенденции.
In the article an attempt is undertaken to reveal the originality of depicting of the historical person in the novels by Mary Renault and by Gore Vidal. The author of the article has analyzed the specificity of depicting the antique sovereigns by the two authors and has tried to find their similar features.
Ключевые слова: историческая личность, исторический роман, художественный вымысел, историзм, историческая действительность, античность, Мэри Рено, Гор Видал.
Keywords: historical person, historical novel, fiction, historical novel, historicity, historical reality, antiquity, Mary Ren ault, Gore Vidal.
Во второй половине ХХ в. в англоязычной литературе возрос интерес к античности. На тему античности пишут Розмари Сатклифф (Rosemary
© Манжула О. В., 2012

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой