Исторический анализ педагогической деятельности римско-католического духовенства в Петербурге в 1710-1760-е гг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 282: 257
ИСТОРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РИМСКО-КАТОЛИЧЕСКОГО ДУХОВЕНСТВА В ПЕТЕРБУРГЕ В 1710—1760-Е ГГ.
© 2014 Е. А. Самыловская
ст. преподаватель каф. философии и культурологии e-mail: katerina-samylovskaya88@yandex. ru
Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов
Статья посвящена малоизученному в отечественной литературе вопросу истории педагогической деятельности римско-католических священников в Санкт-Петербурге в 1710—1760-е гг. Проводится сравнительный анализ программ петербургских католических школ и Петришуле. Сделан вывод о том, что римско-католическое духовенство пыталось организовать педагогическую деятельность в соответствии с требованиями времени, а также о том, что существовала конкуренция между католическими школами и Петришуле.
Однако по причине постоянных конфликтов внутри общины, а также из-за отсутствия хорошего организатора в 1750—1760-е гг. францисканская католическая школа проигрывала в этой конкурентной борьбе.
Ключевые слова: римско-католическая школа, римско-католическое духовенство, педагогическая деятельность, Санкт-Петербургская католическая община, иезуиты, капуцины, францисканцы.
История образовательной деятельности римско-католических священников Петербурга в первой половине XVIII в. практически не рассматривалась отечественными исследователями. Вопрос о педагогической работе патеров в 1720-е -начале 1730-х гг. рассмотрел А. В. Флоровский в своей статье «Латинские школы в России в эпоху Петра Первого» [Флоровский 1962]. Историк римско-католических обществ в России А. Н. Андреев, обращаясь к «Регламенту, данному Санкт-Петербургской римско-католической церкви» 12 февраля 1769 г., указывает на существование в Петербурге школы для мальчиков и отмечает, что до 1760-х гг. католическое духовенство сколько-нибудь существенную педагогическую работу в городе не проводило [Андреев 2014]. Таким образом, образовательная деятельность римско-католических священников в 1730—1760-х гг. не получила какого-либо отражения в отечественной историографии. Мы попытаемся реконструировать эту деятельность в рамках периода с 1720-х по 1760-е гг.
Вероятно, что образовательную деятельность при римско-католическом храме Петербурга начали прибывшие в 1715 г. иезуиты о. Михаил Энгель и о. Байер. М. М. Фатеев сообщает, что вскоре ими была учреждена школа, и мы можем согласиться с этим утверждением, так как впоследствии один из священников, а именно о. Байер, организует католическую школу в Москве [Андреев 2007: 276- Ханковска 2001: 2- D'- Haarlem 1942: 51- РГАДА 1715: 1].
После изгнания иезуитов из России в 20-е гг. XVIII в. педагогической деятельностью в городе занимались прибывшие им на смену капуцины и францисканцы-реформаты. Капуцин о. Аполлинарий фон Вебер организовал в хосписе небольшую школу. В 1721 г. в ней учились 10 учеников, среди которых были пять русских дворян, двое лютеран и трое католиков. Помимо этого, священники занимались частным преподаванием: о. Аполлинар давал уроки секретарю царской канцелярии и сыну одного из царских фаворитов. Представляется, что он давал уроки
ИСТОРИЧЕСКИЕ НА УКИ И АРХЕОЛОГИЯ
немецкого языка сыну А. Д. Меншикова. В конце февраля 1723 г. в своем письме к генерал-прокурору ордена капуцинов он сообщает: " … На днях я посещал главного фаворита Его Величества Царя & lt-… >- [он] попросил меня учить его сына немецкому и латинскому языкам" [ D' Haarlem Z. 1942: 369. ] (Перевод с ит. — наш). Кроме того, в своем письме от 1 сентября 1723 г. к государственному секретарю Папского Престола кардиналу Дж. Спиноле он сообщал, что занимается также обучением молодежи на различных языках.
Частные уроки в городе и давали францисканцы. Так, францисканец о. Бонавентура Шульц преподавал немецкий язык и основы христианского учения детям петербургских католиков, в том числе детям архитектора Доменико Трезини. Отец Микеланджело да Вестинье был приглашен для обучения двух русских дворян, однако заподозрив ловушку со стороны Синода, отказался от данного предложения [D' Haarlem Z. 1942: 357, 372- Флоровский 1962: 335- РГИА 1721: 13 об.].
Причин, по которым священники занимались частным преподаванием, было несколько. Во-первых, если верить докладу в Конгрегацию пропаганды веры главы францисканской миссии в городе о. Джакомо да Оледжо, частное преподавание велось с целью предотвращения влияния протестантов на местных католиков. Дело в том, что нередко католики отправляли своих детей получать образование у протестантского духовенства, в первую очередь это касалось немцев-католиков, которых в общине было большинство. Уже в 1709 г. в городе существовала школа при протестантской немецкой общине св. Петра во дворе дома вице-адмирала К. Крюйса, где детей немцев, датчан и русских обучали пению, грамматике, счету, Закону Божию и музыке. При этом уровень образования в школе не был достаточен для того, чтобы полностью удовлетворять потребности всех протестантов: бедные жаловались на высокую плату за обучение, а богатые — на недостаточное качество системы образования [Алакшин 2012: 243−245- Зюсс 2007: 78]. Низкий уровень преподавания в этой школе также отмечает о. Джакомо, сообщая в Конгрегацию, что преподавание здесь германских языков и христианского учения «достойно слез» [D' Haarlem 1942: 357]. Францисканцы-реформаты в качестве альтернативы предлагали свои услуги в обучении немецкому языку: этим занимался о. Бонавентура, который был искусен в этом языке. [Reinhold 1961: 127]. Во-вторых, причину следует видеть в отсутствии постоянного финансирования миссии. На сложное финансовое положение священники неоднократно жаловались в своих письмах в Конгрегацию [D' Haarlem 1942: 216−217, 359, 357, 360- Reinhold 1961: 345−350]. Преподавание же позволяло получить дополнительные средства для существования.
Со второй половины 1720-х гг., после отлучения капуцинов от петербургской церкви, педагогическая деятельность в городе стала прерогативой францисканцев. В 1730-х гг. учителем во францисканской школе был о. Йозеф Венгелер, которого при назначении в миссию Конгрегация охарактеризовала как «ученого и благочестивого равным образом, знающего несколько языков, в том числе французский» [Reinhold 1961: 133]. Школу посещали не только католики, но и протестанты и православные. Согласно докладу о. Микеланджело, в 1735 г. последних было двое. Обучение было бесплатное и представляло собой каждодневные занятия длительностью до шести часов, на которых изучались катехизис, латынь и немецкий языки [Reinhold 1963: 131], а по праздникам ученики школы служили в церкви. Причем, по словам о. Микеланджело, в праздничной мессе принимали участие даже русские дети (т.е. православные) [Reinhold 1961: 362- Reinhold 1963: 131].
В 1740-е гг. школа продолжала существовать на условиях бесплатного обучения для всех желающих. При этом программа обучения в ней была значительно расширена. Преподавались катехизис, латынь, французский и немецкий языки, арифметика, география, история и другие предметы [Reinhold 1963: 131]. К сожалению, неизвестно,
Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2014. № 4 (32)
Самыловская Е. А. Исторический анализ педагогической деятельности римско-католического духовенства в Петербурге в 1710—1760-е гг.
какие именно предметы, помимо приведенных, изучались в школе. Смеем предположить, что в их числе могли быть музыка и пение, поскольку после того, как миссию возглавил о. Микеланджело да Вестинье, праздничные мессы проводились с музыкальным оформлением.
Если обратиться к программе обучения в протестантской Петришуле в 1720−30-е гг., то мы увидим, что образовательная деятельность в ней сводилась к преподаванию в течение 6−8 часов Слова Божьего, арифметики, грамматики, хорового пения [Алакшин 2012: 263], однако в программу не входила латынь, изучение которой было обязательным в католической школе. Кроме того, обращает на себя внимание и тот факт, что получение образования в протестантской школе было платным. В 1730-е гг. происходят изменения в программе Петришуле: конвент общины принял решение включить в учебный план латынь, французский язык, историю и географию [Зюсс 2007: 78].
Таким образом, в конце 1730-х — 1740-е гг. в обоих образовательных учреждениях преподавались одни и те же предметы. Вероятно, вызвано это было несколькими причинами: во-первых, увеличением требований иностранцев к уровню образования- во-вторых, существующей конкуренцией между школами. Неслучайно католические священники считали, что обучение молодежи является одним из самых важных занятий миссионеров, так как препятствует влиянию других конфессий и одновременно благоприятствует установлению контактов с некатоликами [D' Haarlem Z. 1942: 357- Reinhold 163: 131]. Следовательно, процесс обучения рассматривался ими в качестве способа предотвращения прозелитической деятельности со стороны протестантов и одновременно осуществления той же самой деятельности со стороны католических священников.
В 1750-е гг. префект миссии о. Антонио Франческо да Торино (1753−1756 гг.) позаботился о том, чтобы педагогическая деятельность стала постоянной обязанностью священников. Для этого он внес в составленный и отправленный им в Конгрегацию на рассмотрение декрет от 2 ноября 1754 г. (по григорианскому стилю) специальный пункт, посвященный этому вопросу. Декрет был посвящен организации церковной жизни католической общины Петербурга. Чтобы предотвратить обучение детей из католических семей в протестантских школах, о. Антонио предлагал программу католической школы, в которую он включил светские предметы и Слово Божие. В том же году Миссионерская коллегия издает декрет, который включает в себя почти все предложения префекта, в том числе и по вопросу школьного образования. Однако из-за внутренних конфликтов, которые сотрясали общину в 1750-е гг., реформа не получила дальнейшего развития [Reinhold 1962: 197].
В 1760-е гг. префект миссии о. Джироламо да Доло (1761−1766 гг.) предпринял попытку реорганизовать школу и ввести обучение на четырех языках (немецком, французском, польском и итальянском). Директором школы был назначен о. Эммануэль да Мандориччио. Петербургское католическое общество положительно оценило данное нововведение префекта. Помимо этого, оно требовало строительства отдельного школьного здания с интернатом, причем расходы на его строительство готово было взять на себя. Однако о. Джироламо действовал бессистемно и вместо того, чтобы подготовить комфортные условия для обучения детей, просто поставил в классе новые лавки [Reinhold 1963: 132].
Безусловно, данная ситуация способствовала оттоку учеников из школы, поскольку в это же время в Петришуле под руководством А. Ф. Бюшинга также происходили реформы образовательного процесса. В результате было введено образование для детей обоих полов, а также произошел переход к классово-урочной системе и. Девочек обучали арифметике, чтению и письму на немецком и французском языках, христианскому учению и морали, домоводству и краткому представлению о
ИСТОРИЧЕСКИЕ НА УКИ И АРХЕОЛОГИЯ
мироустройстве. В школьный курс мальчиков входило изучение немецкого, латинского, греческого, русского и «восточных» языков, христианское учение, всемирная история, естествознание, география, физика, математика. За
дополнительную плату детей обучали французскому языку, музыке, танцам и рисованию. Кроме того, при школе был учрежден пансионат. [Алакшин 2012: 265−266- Зюсс 2007: 78−90]
С 1767 г. вопросами школьного образования в миссии начал заниматься прибывший в Петербург в 1767 г. о. Электус Цэхерль. С согласия префекта миссии о. Ремедиуса Прутки (1766−1774 гг.) он организует школу, которую могли посещать и дети из бедных семей, что способствовало наплыву учеников как из католических семей, так и из семей другого вероисповедания. Он видел свою задачу именно в миссионерском влиянии на своих учеников. В результате это привело к проблемам с полицией: без ведома настоятеля он набрал в школу протестантских мальчиков [Reinhold 1963: 132−133]. Именно эта школа имелась ввиду в «Регламенте» 1769 г. В главе VI, пункт 36 «О доходах и должностях старост и кирх» говорилось, что супериору (префекту), старостам и всем прихожанам разрешается завести при церкви «наилучшим образом училище», в котором бы могли обучаться «пристойным наукам» исключительно юноши римского исповедания [ПЗС 1830: 838]. Таким образом, «Регламент» зафиксировал формальное учреждение
католического училища в городе и сузил круг его учеников детьми католиков, тем самым ограничив возможности прозелитизма.
При изучении скромного списка известных нам священников, занимавшихся педагогической деятельностью в Петербурге в 1710—1760-е гг., обращает на себя внимание тот факт, что трое из них были немцами, двое — итальянцами, один -швейцарцем и один — поляком. В свою очередь владеющих немецким языком было, как минимум, пятеро: о. Микеланджело немецким языком не владел, а об о. Эммануэле да Мандориччио мы подобной информации не имеем [Андреев 2014: 6- D' Haarlem 1942: 363−369- Reinhold 1961: 123−125, 127−128, 133−135, 171−172, 178−180- РГИА 1721: 10 об. — 13]. На основе этих данных можно сделать вывод, что в первую очередь ценились в качестве преподавателей священники, владеющими двумя языках науки XVIII в.: немецким и латинским.
Список римско-католических священников, занимавшихся педагогической деятельностью в Санкт-Петербурге в 1710—1760-е гг.
Имя Орден Откуда прибыли Годы пребывания в Петербурге
Иоанн Байер Joannes Bayer иезуит Австрия 1715−1718
Аполлинарий фон Вебер Apollinaris von Weber капуцин Швейцария 1720−1726
Бонавентура Шульц Bonaventura Schultz францисканец Малая Польша 1720−1725
Микеланджело да Вестниье Michelangelo da Veatigne францисканец г. Милан 1720−1722, 1729−1735
Йозеф Венгелер Joseph Wengeler францисканец г. Кельн 1727−1733
Эммануэле да Мандориччио Emanuele da Mandatoriccio францисканец Калабрия (Италия) 1764−1766/67
Электус Цэхерль Electus Zacherl францисканец Бавария 1767−1774, 1776−1777
Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2014. № 4 (32)
Самыловская Е. А. Исторический анализ педагогической деятельности римско-католического духовенства в Петербурге в 1710—1760-е гг.
Таким образом, мы увидели, что школьное образование при римскокатолической общине Санкт-Петербурга существовало на протяжении всей первой половины XVIII в. Католическое духовенство пыталось организовать его на том уровне, который требовали реалии времени. При этом католическое образование постоянно противопоставлялось протестантскому. Существовала даже конкуренция между учебными учреждениями, так как священники видели в учебном процессе возможность религиозного влияния на учеников другого вероисповедания. Если в 1720—1740-е гг. качество образования в католической школе было выше, чем в Петришуле, то уже в 1750—1760 гг. «пальма первенства» перешла к протестантам. Причины тому следует искать в конфликтах, которые постоянно вспыхивали в этот период в многонациональном католическом приходе, а также в отсутствии хорошего организатора, подобного А. Ф. Бюшингу.
Библиографический список
Алакшин А. Э. Протестантские общины в Петербурге XVIII века. СПб.: Петрополис, 2012. 418 с.
Андреев А. Н. Духовенство Римско-католической церкви в Греческой слободе Санкт-Петербурга // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Социально-гуманитарные науки». Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2014. Т. 14. № 4. C 614.
Андреев А. Н. Католицизм и общество в России ХУШ в. / М-во образования и науки Рос. Федерации, Федер. агентство по образованию, Юж. -Урал. гос. ун-т. Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2007. 393 с.
Андреев А. Н. Римско-католическое духовенство в Петербурге в 1740—1760-е гг. // Гуманитарные научные исследования. № 5(33). 2014. С. 12. URL:
http: //human. snauka. ru/2014/05/6914 (дата обращения: 11. 08. 2014).
Зюсс В. Чему и как учили в немецких школах России: (начало XVIII столетия -1917 год) / [пер. с нем. Э. А. Анненкова]. СПб.: Росток, 2007. 518 с.
Флоровский А. В. Латинские школы в России в эпоху Петра Первого // Восемнадцатый век. Вып. 5. М.- Л ., 1962. С. 316−335.
ХанковскаР. Храм Святой Екатерины в Санкт-Петербурге / [пер.: Ромуальда Ханковска, Станислав Карпенок]. СПб.: Чистый лист, 2001. 237 с.
Полное собрание законов Российской империи: [С 1649 по 12 декабря 1825 г.] Собрание 1-е. [В 45 т.] / Россия. Законы и постановления- Второе отд. Собственной Его Императорского Величества канцелярии под рук. М. М. Сперанского. Санкт-Петербург, 1830. Т. 9.
Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 152. Оп. 1. (1715 г.). Д. 1.
Российский государственный исторический архив (РГИА). Оп. 796. Оп. 1. Д. 286. (1721)
D'- Haarlem Z, O.F.M. Cap. L'- expedition des Capucins en Russie // Collectanea Franciscana: Periodicum Cura Instituti Hisotrici Ordinis Fratrum Minorum Capuccinorum Editum. Vol. 12 (1942). Rome, 1942. Pp. 41−65.
D' Haarlem Z., O.F.M. Cap. Les Capucins a Saint-Petersbourg (1720−1725) // Collectanea Franciscana: Periodicum Cura Instituti Hisotrici Ordinis Fratrum Minorum Capuccinorum Editum. Vol. 12 (1942). Rome, 1942. P. 210−376.
Reinhold J., O.F.M. Die St. Petersburg Missionprafektur der Reformaten in 18 Jahrhundert // «Archivum Franciscanum Historicum». Vol. 54. Rome, 1961. S. 114 215.
ИСТОРИЧЕСКИЕ НА УКИ И АРХЕОЛОГИЯ
Reinhold J., OFM. Die St. Petersburg Missionprafektur der Reformaten
in 18 Jahrhundert (Fortsetzung) // Archivum Franciscanum Historicum. Vol. 54. Rome, 1961.
S. 329−402.
Reinhold J., OFM. Die St. Petersburg Missionprafektur der Reformaten
in 18 Jahrhundert (Fortsetzung) // Archivum Franciscanum Historicum. Vol. 55. Rome, 1962. S. 193−251.
Reinhold J., OFM. Die St. Petersburg Missionprafektur der Reformaten in 18 Jahrhundert (SchluB) // Archivum Franciscanum Historicum. Vol. 56. Rome, 1963. S. 91 156.
Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2014. № 4 (32)

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой