Историческое наследие тафсиров и их роль в развитии татарской культуры (конец XIX-начало XX вв.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 008(091)
Р. М. Валеев, Я.Р. Рахимова
ИСТОРИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ ТАФСИРОВ И ИХ РОЛЬ В РАЗВИТИИ ТАТАРСКОЙ КУЛЬТУРЫ (конец XIX — начало XX вв.)
В статье освещается феномен тюрко-татарских тафсиров конца XIX — начала XX вв., оценивается наследие тафсиров и их влияние на развитие татарской культуры. Возникновение и распространение ислама продол-жают оказывать огромное воздействие на развитие одного из уникальных духовных феноменов арабо-мусульманской цивилизации и особого жанра исламской богословской литературы -тафсиров. Во второй половине XIX-начале XX вв. активизировалось развитие религиозно-реформаторской идеологии, которая оказывала заметное воздействие на политическую, социальную и в целом на духовную сферы жизни татарского общества. Основное внимание в статье уделяется обзору исследований религиозных и философских реформаторов, чьи идеи в той или иной мере отразились в комментариях и переводах Корана.
Ключевые слова: ислам, духовное наследие татар, религиозное возрождение, Коран, тафсир.
Valeev R.M., Rakhimova Y.R. HISTORICAL HERITAGE OF COMMENTS OS KORAN AND THEIR ROLE IN THE DEVELOPMENT OF TATAR CULTURE (the end of XIX — early XX centuries)
The article focuses on the phenomenon of the Turko-Tatar comments on Koran in the end of XIX — the beginning of XX centuries, the article deals with expanding the idea of the cultural and historical traditions of comments. Expanding of Islam impact to the development of one of the unique spiritual phenomenon in the history of Islam and the Arab-Islamic civilization and to special genre of Islamic theological literature — Comments on Koran. In the second half of XIX — the beginning of XX centuries appeared religious and reformatory views that impact to the political, social and spiritual aspects of the Tatar society. The article focuses on the review of studies of religious and philosophical reformers whose ideas reflected in the comments and translations on Koran.
Key words: Islam, spiritual culture of Tatars, religious revival, Koran, Comments on Koran.
Тафсир является одним из уникальных феноменов арабо-мусульманской цивилизации и осо-бым жанром исламской богословской литературы. Среди наиболее авторитетных авторов тафсира — средневековые арабские, персидские, индийские богословы М. Айнтаби, аль-Балхи, аль-Байдави, аль-Бухари, аль-Джуфи, аз-Замахшари, Ибн Кассир, аль-Куртуби, ас-Суйути, ат-Табари, ат-Тустари и др. [1].
Ислам и наследие арабо-мусульманской цивилизации являются неотъемлемой частью наци-ональной культуры этносов и народов России, в том числе татар Поволжья и Приуралья. Распро-странение ислама и арабо-мусульманской культуры в Волго-Уральском регионе (VIII-X вв.) и официальное принятие ислама в Волжской Болгарии (922 г.) определили основной исторический рубеж формирования ключевых компонентов исламской цивилизации.
Первый известный комментарий к Корану на тюркском языке, датированный XI—XII вв., пред-ставляет собой перевод тафсира ат-Табари (838−923) [2]. Примеры создания рукописных тафсиров к отдельным сурам Корана на старотатарском языке известны с XVI—XVII вв. (1507, 1653, 1661). Однако подлинное развитие татарские тафсиры получают в конце XVIII — XX вв.
Огромную роль в духовной культуре тюркских народов России играли татарские тафсиры конца XIX — начала XX вв. Особенно «Тафсир Нугмани» Нугмана бин Сабита ас-Самани (вторая пол. XIX в.) и «Тафсир Фаваид» Мухаммад-Зариф Амирхана (1853 — 1921), их роль и наследие в развитии исламской культуры татар и башкир в Волго-Уральском историко-культурном регионе имеет исключительное научное, религиозное и просветительское значение.
Нугман бин Сабит ас-Самани — ученик Абуннасыра ал-Курсави (1776−1812), автор первого до-шедшего до нас татарского комментирования Корана «Хафтияк шариф» (1861). Амирхан Мухаммад-Зариф (1852 — 1921) — богослов, историк, автор трудов по истории тюркских народов и мусульманскому богословию, автор нового тафсира на татарском языке (1885) [3].
Истоки формирования уникальной традиции создания татарских тафсиров связаны с ориги-нальным сохранившимся рукописным тафсиром «Ьэфтияк тэфсире» («Толкование к 1/7 части Корана») А. Курсави (1776 — 1812) [4].
В этот значимый исторический период российские мусульмане, создав ряд оригинальных тафсиров, сделали важный шаг в становлении коранической экзегетики на национальном тюркском языке. В основу появившихся толкований к Корану легли работы знаменитых мусульманских экзегетов Средневековья. Опираясь на обширный корпус арабо-персидских сочинений, связанных с Кораном, российские ученые попытались представить наиболее
оптимальный вариант изложения смыслов Корана, отобрать лучшее из трудов средневековых комментаторов. Отличительная черта татарских тафсиров — их «народность», доступность широкому кругу читателей. В то же время авторы этих толкований старались отразить своеобразие своей эпохи, продемонстрировать новый подход к целому ряду коранических идей и установок [5, с. 11].
Сам Коран построен таким образом, что многие положения, начиная от объяснения самой сущности Аллаха, его атрибутов, возникновения мира и человека, изложены как бы с расчетом на необходимость мыслительных рефлексий по поводу прочитанного. В связи с многозначностью коранических текстов представителями различных течениях философской и теологической мысли предпринимались попытки по-своему решить проблему сущности мира. Все эти рассуждения необходимы для того, чтобы истолковать онтологическое предназначение человека во Вселенной. Поэтому неудивительно, что толкованием Корана занимались не только богословы, но и ученые-философы.
Татарский народ после потери своей государственности в 1552 году стремился сохранить свое духовное наследие, существовавшее и существующее в большей части в виде рукописных книг. Введение учеными в последние годы в научный оборот множества новых произведений, а также находки старинных рукописей в архивах нашей страны и ряда зарубежных стран дают возможность по-новому раскрыть закономерности и тенденции развития татарской философской, исторической и религиозной мысли, ее роль и место в истории культуры тюркских народов, выяснить общие и специфико-национальные особенности татарской религиозно-философской мысли как составной части развития арабо-мусульманской культуры, ставшей со временем компонентом еще одной общности — философии народов России [6].
В этом отношении для истории общественной мысли народов России огромный интерес пред-ставляет изучение истории развития татарской философской, исторической и религиозной мысли, исследование наследия её наиболее крупных представителей: АУтыз-Имяни (1754−1834), АКурсави (1776−1812), ХФаизханова (1828−1866), Ш. Марджани (1818−1889), К. Насыри (18 251 902), Р. Фахреддина (1859−1936), АБаязитова (1847−1911), М. Биги (1875−1949), С. Максуди (1878−1957), Ю. Акчуры (1876−1935), Г. Исхаки (1878−1954), творчество которых определяет основные направления духовного развития татарского народа в ХШП-ХХ вв. [7].
Изучение татарских тафсиров Х1Х-ХХ вв. связано с процессом роста значимости этнического фактора в обществе, многонациональность и поликультурность которого имеют длительную исто-рию. Утверждаются этнополитический и социокультурный подходы к проблемам духовного разви-тия с акцентом на равноценность культур. В связи с этим обновляются многие историко-поли-тические и социокультурные оценки и трактовки исторического развития татарского народа в XIX — начале XX в. Переосмысление истории татарского просветительства, религиозного и политического реформаторства как общественно-политических явлений нередко связано с преодолением идеологических наслоений в трактовке татарских просветителей. Начало XX в. стало эпохой динамичного и стремительного роста самосознания татарского и других народов Поволжья, периодом ренессанса духовной культуры, широкого развития просветительства, образования и активизации политической жизни. Лейтмотивом перемен стала модернизация общества в русле приобщения его к общеевропейским ценностям [8].
Для мусульман России в конце Х1Х-начале XX вв. были характерны два основных направления — реформаторское и традиционалистское. Одни исследователи различают типологически и стадийно эти два направления философской мысли — реформаторство предшествует просветительству, а также допускают возможность сочетания одновременно реформаторской и просветительской составляя-ющих. Другие авторы не оставляют места реформаторству, растворяя его в просветительстве [9, с. 10].
Другой феномен татарской культуры рубежа XIX—XX вв., который вызывал и до сих пор вызывает споры в среде ученых, — джадидизм. Джадидизм — это движение в области народного образования. В конце Х1Х в. стал крупным общественно-политическим движением. Повсеместно в стране открылись новометодные учебные заведения, в программы которых вводился широкий спектр светских предметов. В начале ХХ века появились новые методы обучения мусульман. Преподавание перешло с арабского на татарский язык, который обрел статус учебного предмета, существенно расширилось изучение других светских дисциплин. Исследователи отмечают, что в ряде новометодных медресе программа включала все дисциплины, входившие в то время в курс общеобразовательный русской средней школы.
Поскольку джадисты являлись проводниками новых идей в образовании, их деятельность часто ассоциировалась со всем новым, что проникало в татарскую общественную мысль как с Запада, так и с Востока. Поэтому, во многом необоснованно, джадидизм квалифицировали то как реформаторское движение, то как форму просветительства и либерализма. В результате джадидизм как движение особенное для татарской культуры ставился в один ряд с реформаторством, просвети-тельством и либерализмом, идеи которых ошибочно выдавались за джадидисткие. Таким образом, происходила подмена, смешение историко-философских понятий [10].
Мусульманская реформаторская экзегетика, получившая наибольшее развитие на рубеже XIX—XX вв., отразила приобщение мусульманского общества к новым реалиям, прежде всего к европейской научно-философской мысли. Татарские экзегеты, намереваясь помешать размыванию авторитета священного текста, стремились доказать, что новые научные достижения и социальные представления были предсказаны Кораном.
Основоположником религиозного реформаторства у татар считается Абдрахим Утыз-Имяни (1754−1834) — поэт, богослов. Он впервые поставил вопрос о необходимости изменения традиции-онных устоев общественной жизни. Утыз-Имяни призвал своих современников к более свободному и самостоятельному мышлению. Однако ученый был далек от внедрения каких-либо новшеств в религиозную жизнь общества, а напротив, выделил и поверг суровой критике уже проникшие в сферу мусульманского культа и приобретшие к тому времени законный облик. Переоценивая ценность практики таклида (4Й2 — следование авторитетному специалисту в вопросах исламского права со стороны человека, не компетентного в этой области), Утыз-Имяни предельно сократил его сферу, предложив цитирование признанных авторов [11, с. 65].
АКурсави выступил с критикой «чрезмерного» таэвила (символико-аллегорического толкова-ния) Корана и абстрактной полемики вокруг атрибутов Аллаха, которые, по его мнению, послужили главной причиной искажения смыслов Корана. Стремясь продемонстрировать новые подходы к толкованию Корана, ученый создал свой тафсир его седьмой части — хафтияк. Позже эту работу продолжил его ученик Нугман бин Сабит ас-Самани (вторая половина XIX в.), который написал полный комментарий к Корану. Анализ текста позволяет сделать вывод, что он восходит к методу тафсир би-р-ривайа (ibjb — толкование посредством переданного). В то же время в комментарии ал-Курсави и ас-Самани получили широкую трактовку такие понятия, как риба'- - ростовщичество) и садака (i^ - милостыня), отражающие новые веяния в мусульманской общине России.
И религиозное, и светское философское знание было направлено на поиски достоверной опоры. Но между ними была существенная разница. Религиозное знание ориентировалось на мир запре-дельный, поэтому познание мира земного играло в нем служебную роль подступа к миру иному. Знание же философско-научное устремлялось на постижение жизни земной, мира природного [12, с. 37].
В педагогической и религиозной деятельности известных авторов тафсиров и исследователей религиозно-философской мысли заметно глубокое знание классических мусульманских языков, ислама, политики и истории, комплексные исследования памятников традиционной письменности арабо-мусульманского Востока. Дальнейшее сравнительное изучение данного наследия тюрко-татарских богословов XVIII — начала XX вв. имеет важное историографическое, источниковедческое и культурологическое значение и внесет важный вклад в исследование истории духовной культуры мусульман Поволжья и Приуралья, Сибири, Крыма и народов современной Центральной Азии.
Литература
1. Мухаммад Фуад аль-Балхи. Ал-Муджам ал-муфахрас ли алфаз ал-Куран ал-Карим (^"д
. ?31 ?1_. аЛ? Ш^) Конкорданс священного Корана. — Бейрут, 1986- Аль-Куртуби Мухаммад ал-Ансари. Мухтасар Тазкират лил-имам Аби Абдаллах ал-Куртуби (. 231 ллс ^ Краткие
поучения от имама Аби '-Абдаллах ал-Куртуби. — Каир, 1967- Ибн Кассир. Тафсир ал-Куран ал-азим (. ?^аЗ ^??"Л) Толкование великого Корана в 4-х т. — Бейрут, 1990- Ат-Табари. Джами ал-баян фи тафсир ал-Куран и!^ ?^и.) Совершенно полное
1. Muhammad Fuad al'--Balhi. Al-Mudzham al-mufahras li alfaz al-Kuran al-Karim IjfUaj^ ogonnehhsajvs snadroknoK (f ?jS JI jIja JI? u JV Korana. — Bejrut, 1986- Al'--Kurtubi Muhammad alAnsari. Muhtasar Tazkirat lil-imam Abi Abdallah al-Kurtubi J jl^ jjj^f IJjj^M^)
Kratkie pouchenija ot imama Abi '-Abdallah al-Kurtubi. — Kair, 1967- Ibn Kassir. Tafsir al-Kuran al-azim (^U^ v anaroK ogokilev einavokloT (fj JI ulja JI j ?. 4-h t. — Bejrut, 1990- At-Tabari. Dzhami al-bajan fi tafsir al-Kuran (IJ^Ij U^ ^U^^j IjJjIj)
разъяснение Корана. — Каир, 1984- ас-Суйути Джалал ад-Дин. Ал-Иклиль фи истинбат ат-Танзиль (y Jj^Vl Jjjjjii LLmJ) Совершенство в коранических науках. -М., 2001- Абдуллах ал-Байдави. Анвар ат-танзиль ва асрар ат-таэвиль Jlj^lj Jj. j2Jl jljjl JjjIjJI) Свет Корана и секреты толкования. — Каир, 1960- Аз-Замахшари. Аль-Кашшаф '-ан хакаикы-ль-Куран^ЦаЛ це) Раскрытие истин Корана. — Бейрут, 1995.
2. Ат-Табари. Джами ал-баян фи тафсир ал-Куран (jlj^Jl j?& quot-SJ y jl^jJl ?Л*) Совершенно полное разъяснение Корана. — Каир, 1984.
3. Binark, Ismet & amp- Eren, Halit World Bibliography of Translations of the Meanings of the Holy Qur'-an. IRCICA, Istambul, Turkey. 1986 (Бинарк Исмет и Эрен Халит. Всемирная библиография переводов значений Священного Корана) — Лихачев Н. Книгопечатание в Казани за первое пятидесятилетие существования в этом городе типографий. — СПб. 1895- Готвальд И. Ф. Описание арабских рукописей, принадлежавших библиотеке Императорского Казанского Университета. — Казань, 1855- Арабские рукописи Института Востоковедения. Краткий каталог / Под ред. А. Б. Халидова. Ч. 1−2. — М. 1986.
4. Таджуддин Курсави «Китаб шэриф мааб Хафт-у-йак тэфсире торки телендэ» i^jjia i_L& gt-
s^jljSjj ^j^iii — Священная книга Хафтияк тафсира" (Хафтияк — Толкование 1/7 части Корана). — Казань: изд. насл. Хусаинова, 1911.
5. Коран в России: Хрестоматия / сост. Т. О. Батыркаев. — Казань, 2008.
6. cheloveknauka. com/problemy-tatarskogo-prosvetitelstva-v-xix-nachale-xx-vekov-v-istoriko-politicheskom-izmerenii#ixzz3iZzro4Hh
7. Абдуллин Я. Г. Татарская просветительская мысль. Социальная природа и основная проблематика. — Казань, 1976- Аблязов К. А. Историческая судьба татар: в 2 т. — Т.2. — Этническая мобилизация и возрождение национальной государственности. — Саратов, 2012- Давлетшин Г. М. История духовной культуры тюрко-татар / Г. И. Давлетшин. — Казань, 1999- Юзеев А. Н. Татарская религиозно-реформаторская мысль (XIX — начало XX вв.) / А. Н. Юзеев. — Казань, 2012.
8. cheloveknauka. com/problemy-tatarskogo-prosvetitelstva-v-xix-nachale-xx-vekov-v-istoriko-politicheskom-izmerenii#ixzz3iZzro4Hh
9. Коран в России: Хрестоматия / сост. Т. О. Батыркаев. — Казань, 2008.
10. http: / / www. idmedina. ru/books / school-book/?3788
11. Хайрутдинов А. Г. Наследие Муса Джаруллах Бигиева. Сборник документов и материалов. — Ч.1. — Казань, 2000.
12. Степанянц М. Т. История восточной философии. — М., 1998.
Sovershenno polnoe raz#jasnenie Korana. — Kair, 1984- as-Sujuti Dzhalal ad-Din. Al-Iklil'- fi istinbat at-Tanzil'- (IJI^J^J I^^u-ilL Ij^jj^j) Sovershenstvo v koranicheskih naukah. — M., 2001- Abdullah al-Bajdavi. Anvar at-tanzil'- va asrar at-tajevil'- (IjjIj IJ^uj^J jI^jIj. ajinavoklot yterkes i anaroK tevS (J ?j1*'- J- Kair, 1960- Az-Zamahshari. Al'--Kashshaf '-an hakaiky-l'--Kuran (Iji^Ui ^JI^J IJJjb) Raskrytie istin Korana. — Bejrut, 1995.
2. At-Tabari. Dzhami al-bajan fi tafsir al-Kuran (^I^ Ij^^Ij ^U^^j IjJjIj) Sovershenno polnoe raz#jasnenie Korana. — Kair, 1984.
3. Binark, Ismet & amp- Eren, Halit. World Bibliography of Translations of the Meanings of the Holy Qur'-an. IRCICA, Istambul, Turkey. 1986 (Binark Ismet i Jeren Halit. Vsemirnaja bibliografja perevodov znachenij Svjashhennogo Korana) — Lihachev N. Knigopechatanie v Kazani za pervoe pjatidesjatiletie sushhestvovanija v jetom gorode tipografj. — SPb. 1895- Gotval'-d I.F. Opisanie arabskih rukopisej, prinadlezhavshih biblioteke Imperatorskogo Kazanskogo Universiteta. — Kazan'-, 1855- Arabskie rukopisi Instituta Vostokovedenija. Kratkij katalog / Pod red. A.B. Halidova. Ch. 1−2. — M. 1986.
4. Tadzhuddin Kursavi «Kitab shjerif maab Haft-u-jak tjefsire torki telendje» (M* ^ ^ jjm
j. * j'- «?j J j'- - Svjashhennaja kniga Haftijak tafsira» (Haftijak — Tolkovanie 1/7 chasti Korana). -Kazan'-: izd. nasl. Husainova, 1911.
5. Koran v Rossii: Hrestomatija / sost. T.O. Batyrkaev. — Kazan'-, 2008.
6. http: //cheloveknauka. com/problemy-tatarskogo -prosvetitelstva-v-xix-nachale-xx-vekov-v-istoriko-politicheskom-izmerenii#ixzz3iZzro4Hh
7. Abdullin Ja.G. Tatarskaja prosvetitel'-skaja mysl'-. Social'-naja priroda i osnovnaja problematika. -Kazan'-, 1976- Abljazov K.A. Istoricheskaja sud'-ba tatar: v 2 t. — T.2. — Jetnicheskaja mobilizacija i vozrozhdenie nacional'-noj gosudarstvennosti. — Saratov, 2012- Davletshin G. M. Istorija duhovnoj kul'-tury tjurko-tatar / G.I. Davletshin. — Kazan'-, 1999- Juzeev A.N. Tatarskaja religiozno-reformatorskaja mysl'- (XIX — nachalo XX vv.) / A. N. Juzeev. — Kazan'-, 2012.
8. http: //cheloveknauka. com/problemy-tatarskogo -prosvetitelstva-v-xix-nachale-xx-vekov-v-istoriko-politicheskom-izmerenii#ixzz3iZzro4Hh
9. Koran v Rossii: Hrestomatija / sost. T.O. Batyrkaev. — Kazan'-, 2008.
10. http: //www. idmedina. ru/books/school-book/?3788
11. Haj rutdinov A. G. Nasledie Musa Dzharullah Bigieva. Sbornik dokumentov i materialov. — Ch.1. -Kazan'-, 2000.
12. Stepanjanc M.T. Istorija vostochnoj filosofii. -M., 1998.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой