Образ музея будущего

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Section 3. Museology, preservation and restoration of historic and cultural
Section 3. Museology, preservation and restoration of historic and cultural
Bublik Natalia Vladimirovna, Ural State Academy of Architecture and Arts, postgraduate student, the Faculty of Design E-mail: BublikNata@gmail. com
The image of the future museum
Abstract: The article analyzes the relevance of existing museums, in accordance with this criterion author separates two types of museums: a museum of the past and modern museums. The author suggests a third type of museum as the most topical — a museum of the future. The author formulates the goal of the museum of the future, its objectives and format- also, she offers a methodology of its creation and the territory in which it can be located.
Keywords: museology, museum, the relevance of museums, the goal of museums, cultural center, cultural approach, Urals.
Бублик Наталья Владимировна, Уральская Государственная Архитектурно-Художественная Академия, аспирантка, факультет дизайна E-mail: BublikNata@gmail. com
Образ музея будущего
Аннотация: В статье проводится анализ актуальности существующих музеев и транслируемой ими культурной информации, в соответствии с этим выделяется два типа музеев: музеи прошлого и современные музеи. В качестве возможного вектора развития музеев в сторону повышения актуальности предлагается третий тип — музеи будущего. Формулируется цель музея будущего, его задачи, формат, предлагается методология его создания, а также территория, на которой он может быть расположен.
Ключевые слова: музей, миссия музея, актуальность музея, культурный центр, культурологический подход, музееведение, Урал промышленный — Урал полярный.
Понятие «современный музей» настолько нестабильно, что уже завтра существующие музеи легко могут стать музеями прошлого. Множество специалистов трудится над тем, чтобы музеи отвечали требованиям сегодняшнего дня. А можем ли мы заглянуть дальше и увидеть, каким будет музей будущего?
Музеи прошлого
Музеи регулярно что-то меняют, чтобы быть актуальными и востребованными. На наш взгляд, есть две существенных проблемы, без решения которых, эти институты не могут быть актуальными в полной мере.
Во-первых, музеи нерентабельны с финансовой точки зрения. Даже у таких гигантов как Эрмитаж и Русский Музей, государственные субсидии составляют минимум 70% [6]. Популярна в последнее время
смена стратегии, когда музей становится не просто музеем, а обрастает сиюминутными мероприятиями, как спектакли, тематические праздники, фестивали, но это не облегчает музею жизнь, а наоборот добавляет проблем с поиском источников финансирования.
Во-вторых, музеи не рентабельны с точки зрения сохранения культурного опыта. Свою основную миссию быть средством преобразования культурного опыта всего человечества в личный опыт конкретного пользователя музеи не выполняют.
1) Для человека в музее физически нет места. Как отмечает В. Дукельский, «музей одно из немногих мест, где можно осознать свою индивидуальность по отношению к внешнему миру и выйти из стен музея со своим открывшимся «я& quot-» [5, 8]. Однако чтобы
20
The image of the future museum
человек присвоил себе культурный опыт, он как минимум должен ощущать себя «своим» в пространстве музея. В действительности, музейное пространство не понятно обычному человеку. По словам В. Дукель-ского, «музей никогда не говорит человеку «Здесь всё твоё!» Он не доверителен, как уютное кафе, здесь нет своего, отмеченного в билете места, как в театре, даже своего стола-стула с лампой, как в библиотеке. Человек инстинктивно начинает искать себе место в музее, пытается как-то организовать своё личное пространство. Он долго и безрезультатно мечется по залам и нигде не находит себе пристанища. Про посетителя попросту забыли или, по крайней мере, стараются не вспоминать, иначе за двести лет для него нашли хоть какой-нибудь уголок» [5, 10]. Пространство музея, таким образом, воспринимается как чужая территория, где не предусмотрено самовыражение, а значит и самоидентификация.
2) В музее отсутствует актуальная для человека информация. Многие существующие музеи работают в режиме монолога, об этом пишет Сергей Каменский, создатель проекта «Искусство путешествий», по его словам, взрослая аудитория не воспринимает музей «как место смысла, и за со-бытием чаще ходит на спектакль, в кино или на концерт» [7]. Музеи оправдывают отсутствие в них актуальной информации особенностями процесса создания экспозиций. Будто музей действует с отставанием, поскольку процесс создания экспозиции подразумевает осмысление уже устоявшейся в обществе информации, которую передовые ученые склонны считать устаревшей. Некоторые исследователи делают совершенно удручающий вывод, будто конкретному человеку искать новые сведения в музее бессмысленно [1- 3], и экспозиции имеют значение только для такой размытой категории потребителей как «социум в целом».
Современные музеи
Попытки каким-то образом сделать музеи современными приобретают различную форму. Однако наиболее яркая и общая тенденция — внедрение интерактивных аудиовизуальных технологий.
Во все века смена «языка» музея, то есть его экспозиции, воспринималась как панацея. В конце XX века на смену литературе, господствующей в экспозиционной деятельности до этого, пришли аудиовизуальные искусства, позволяющие вовлечь в музей более широкую аудиторию [9, 7−9]. Вообще современные музеи, пожалуй, опережают любые другие культурные институты по количеству внедрённых технологических инноваций. В погоне за
привлечением посетителей музеи превращаются в кинотеатры, компьютерные клубы, залы с игровыми автоматами, и теряют свою суть. Появившаяся в середине двадцатого века функция музеев быть центром развлечения для всей семьи порой захватывает музеи целиком. Гонка музеев за доминирующими видами передачи информации вынуждает их тратить колоссальные усилия для того, чтобы найти «как сделать», зачастую жертвуя вопросом о том «что делать».
Концентрация музеев на экспозиции порой доходит до абсурда. В последнее время популярной стала позиция, будто современным музеям нет необходимости ясно формулировать свою миссию, интересоваться историей, формировать коллекции, а «современность» на самом деле инсценируется на уровне образа: «современное — это новое, «крутое», фотогеничное, с отличным дизайном, экономически успешное» [2, 16].
Даже если считать, что посещаемость и экономический фактор — основные критерии успешности музеев, то путь внедрения технологических инноваций ошибочен. Экспозиции, созданные лишь для развлечения, никогда не привлекают посетителя в музей повторно. Знакомство с экспозицией приравнивается в таком случае к просмотру фильма в кинотеатре. Однако заменить фильм в прокате для кинотеатра значительно проще, чем музею менять свою экспозицию.
Канал коммуникации музея, его экспозиция, на наш взгляд, — это лишь инструмент, его не стоит ставить в разряд целей. Технологические инновации имеют смысл, только если чётко сформулирована цель музея. Как говорит Ольга Карпова о современных музеях: «При всех технологических инновациях тот посыл, который музей выносит в общество, остаётся непонятным. И эта проблема большой музейной концепции и основной идеи, которую музей транслирует во вне, остаётся животрепещущей» [8].
Таким образом, вопрос о современности музея лежит на уровне его целеполагания, а не на уровне используемых средств в экспозиционном дизайне.
Музеи будущего
Существующие музеи не ориентированы на будущее — ни на своё собственное, ни на будущее культуры, как раз из-за некорректно обозначенной миссии. Распространённое мнение, сформулированное всемирно известным музееведом 3. Странским, будто суть музея заключается в отборе и хранении объектов, как раз и привело к тому, что в музее нет места для человека. Это музей-хранилище. Музеи-хранилища утопают в прошлом, исследователи противопоставляют
21
Section 3. Museology, preservation and restoration of historic and cultural
им музеи-культурные центры, однако это понятие трактуется всеми по-разному.
В музеологии принято считать, что культура фиксируется в артефактах. Поэтому основной целью музея, как культурного центра, музеология ставит сохранение артефактов, «вещественных документов» [13, 7]. На наш взгляд, при таком подходе музей не может быть культурным центром, потому что культура — это понятие динамическое, а для хранения вещей достаточно иметь архив или склад.
Согласно мнениям Ю. Н. Солонина и М. С. Кагана, культура отражается в ритуалах, то есть важнейший аспект культуры — деятельностный. Деятельность человека в культурологическом смысле отличается от активности животного тем, что животное не преобразует природу, а человек в процессе своей деятельности преобразует природу и себя, что в результате приводит к разрушению природных связей и построению связей социокультурных [10, 21]. Соответственно этому культурологическому подходу музей может стать культурным центром только через творческую деятельность, фундаментом для которой как раз и служит предшествующий культурный опыт. Именно сам музей должен осуществлять эту деятельность в соответствии со своим профилем. Любая деятельность может быть истолкована как освоение пространства, с точки зрения П. А. Флоренского [11, 93]. Человек, посещающий музей, осваивает пространство, и присваивает его себе, то есть находит своё место в нём:
• освоение культурного пространства в глубину (музеи искусства — искусство даёт нам те переживания, с которыми мы не сталкиваемся в обыденной жизни) —
• освоение культурного пространства в длину (исторические музеи — представляя события прошлых лет, мы словно их проживаем, и поэтому присваиваем, они становятся частью нашей жизни, помогая нам в будущем) —
• освоение культурного пространства в ширину (краеведческий музей — человек начинает ассоциировать себя с территорией, на которой живёт, понимает свою роль в развитии этой территории, и что она может ему дать).
Музей лучше других организаций способен решать задачи на проектирование новых объектов. Опыт дизайн-проектирования свидетельствует, что если мы хотим спроектировать нечто новое, ориентированное на будущее, — не имея представления о предшествующем социокультурном опыте, мы
получим результат значительно менее успешный и жизнестойкий, нежели если будем отталкиваться от опыта, особенностей региона, культуры, в контексте которой будет функционировать объект, и проч.
Сейчас многие говорят о необходимости возвращения в музей его творческой природы [8], обычно под этим подразумевается сотворчество по заранее заданным шаблонам, к которому причастны посетители исключительно в момент посещения музея. Творчества в чистом виде в музее сейчас нет, и это удивительно, потому что целевая аудитория музея — умные, любопытные люди, которых действительно интересует сфера, которой посвящён музей. Им есть что сказать.
Для чего современный человек идёт в музей? Очевидно, что «человек идёт в музей, чтобы через искусно воссозданное прошлое увидеть будущее» [3]. в этом свете музей предстаёт перед нами созидателем будущего- центром актуальной информации и активной коммуникации [12, 3]. Таким образом, для того, чтобы быть культурным центром, музей должен не просто фиксировать и транслировать существующий культурный опыт, а генерировать будущее культуры. Для этого, и только для этого музею необходимо владеть информацией обо всём предшествующем опыте. Удивительно, что до настоящего момента музей не являлся центром проектирования.
Таким образом, миссия музея будущего, на наш взгляд, состоит в том, чтобы позволить человеку увидеть своё будущее в контексте культуры, создать это будущее. Мы предлагаем переход от модели «музей-артефакт» к модели «человек-музей-культура». Музей будущего — это своего рода Сколково, только музей обеспечивает нас не технологическими инновациями, а инновациями в области освоения территории, трансформации культуры и т. д. Музей обеспечивает человека связью с культурой, помогает ему найти своё место в ней, а с другой стороны, человек обогащает культуру своей деятельностью.
Очевидно, что провести переориентацию существующих музеев — задача практически не выполнимая. Во-первых, в музее будущего на первый план выходит человек, а не вещь, соответственно и основной язык коммуникации музея, его экспозиция, должен быть радикально переосмыслен. Экспозиция уже не в центре музея, она лишь обслуживает его. Во-вторых, чисто физически, как мы уже говорили, для человека в музее нет места. В-третьих, музеи географически расположены преимущественно не как культурные центры, а наоборот — по остаточному принципу, они не могут обрасти необходимыми связями
22
The image of the future museum
(социальными, культурными, экономическими). Особенно ярко неудачное расположение музеев прослеживается в промышленных городах Урала. Когда эти города строились, считалось, что музеи им не нужны, под них не предполагалось особое место, а потом почему-то они стали появляться. Как города постепенно обрастали кладбищами, по такому же принципу культура городов обрастала музеями. Стихийное появление музеев в таких городах свидетельствует о существующей потребности в них. Показательно, что до настоящего момента музеи рождались «снизу», на инициативе отдельных людей, а не «сверху», на государственном уровне. Мы предполагаем, что музеи появляются там, где люди хотят сохранить память о себе, своей деятельности и жизни, и поделиться этим с другими. Это, своего рода, нить, связывающая человека и территорию.
Промышленные города на Урале строятся и по сей день. Например, в рамках проекта «Урал промышленный — Урал полярный» (ныне «Корпорация развития») в 2008 году было запланировано строительство нескольких новых городов с населением по 30−50 тыс. человек [14]. Происходит радикальное изменение модели освоения жизни на Севере: от суровой вахтовой жизни к созданию комфортных условий для постоянного проживания нескольких поколений. Это подтверждают слова уральского полномочного представителя Петра Латышева: «Мы не будем допускать прежних ошибок, когда людей, приехавших на грандиозные стройки, размещали в бараках. Поэтому в рамках реализации проекта «Урал промышленный» будет создана не только промышленная, но и социальная инфраструктура. Города с населением в 50 тыс. человек — это четыре стадиона, пять больниц, школы, детские сады и коммунальная инфраструктура» [14]. Возможно, если с самого начала в данную инфраструктуру будут включены музеи будущего, жизнь людей в новых городах станет комфортнее. Мы предполагаем, что если и возможно создать идеально комфортные условия для человека, приехавшего жить и работать в новый город, то музей будущего внесёт существенный вклад. Сложно представить, что условия жизни на Севере, а особенно за полярным кругом, могут быть «мягкими», однако у нас есть пример беззаботного существования в данных условиях — опыт коренных народов. Мы не можем просто перенять его, поскольку они ведут традиционный образ жизни кочевников.
По мнению Юрия Громыко, осваивать Север можно, только вырываясь к новому техно-производственно-му, а точнее социокультурно-эколого-промышленному
укладу. Он предлагает модель техноэкополиса, для которого важнейшей составляющей является постоянное исследование и изучение той территории, на которой он выстроен, и не перенос концепций и идей с Большой земли, но формирование и развитие собственного краеведческого теоретического видения. «Весь набор основных жизнеобеспечивающих инфраструктур должен не завозиться на Север, а создаваться и отлаживаться здесь» [4]. Координатором проектировочной деятельности и деятельности по освоению жизни на Севере, сочетающей промышленные инновации с опытом коренных народов Севера, может стать музей будущего. Возможно, если помимо промышленной и социальной инфраструктуры в новых городах появится «культурная» инфраструктура, жизнь на Севере станет комфортнее. Музей мог бы обеспечивать проектировщиков, работающих на Севере, информацией, касающейся опыта проживания коренных народов, а также опыта освоения Севера различными исследователями — археологами, геологами и т. д. Если музей и не сможет стать фабрикой проектов, он как минимум «сформулирует» образ жизни на данной территории.
В сфере культуры сейчас происходит глобальный пересмотр форматов. Наконец-то мы пришли к пониманию, что «культура — не «довесок к экономике», а «мотор развития», не «традиционные культурные институты», а «инструмент экономической политики в области возрождения и маркетинга городов и территорий» [6]. Задачу создания музея, который будет не «товарным вагоном», а «локомотивом» культуры, можно решить, только если путь развития культуры станет приоритетом политики государства. К выбору места создания таких музеев стоит подходить настолько же внимательно, как относились к выбору места под храм при проектировании новых городов.
Итак, музей будущего, на наш взгляд, — это институт совершенно нового формата, требующий особого подхода к его созданию. В соответствии со сформулированной нами миссией музея будущего, мы можем определить практическую методологию его создания. Поскольку основная роль в музее будущего отводится конкретному человеку, подход к проектированию музея должен быть индивидуальным, только так можно поставить на первое место человека, а не «посетителя». Нас интересует каждый конкретный человек, его особенности, его уникальность, творческий потенциал, заинтересованность в определении своего будущего с помощью музея. Музей реагирует на запрос человека, и с его участием происходит прогнозирование и
23
Section 3. Museology, preservation and restoration of historic and cultural
проектирование будущего культуры. Кроме того, как мы уже говорили, музею необходимо обрасти определёнными связями, которые будут сходиться на нём как на культурном центре, это возможно реализовать с помощью системного подхода. И третий аспект методологии — адресный подход, мы не будем останавливаться на нём подробно, поскольку он уже используется современными музеями.
Одним из специалистов, способных к проектированию в рамках трех перечисленных подходов, является дизайнер. Роль дизайна в музеях будущего возрастёт, поскольку музеи будут нацелены на проектирование не существовавшей до этого культуры. А дизайн, как известно, выступает в роли технологической возможности зафиксировать новые культурные
смыслы. Пожалуй, любая проектировочная деятельность нацелена на создание будущего культуры. Дизайнер же привносит от себя стремление к красоте и гармонии системного объекта. Однако, разумеется, системный объект не может быть делом рук одиночки, и в рамках музея будет трудиться команда специалистов. Мы акцентируем внимание на дизайне, так как эта проектировочная деятельность способна объединить культурный компонент с компонентом экономическим, традиции и инновации. Дизайнеры, особенно промышленные дизайнеры, обладают способностью объединять в одном проекте усилия различных специалистов для того, чтобы прийти к общему результату, благодаря умению мыслить системно и заранее предвидеть результат деятельности.
Список литературы:
1. Белолипецкая Н. Миссия музея в условиях информатизации общества. [текст]/Н. Белолипецкая//Мир музея. — 2012. — № 1. — С. 22−25.
2. Бишоп К. Радикальная музология, или Так уж «современны» музеи современного искусства? [текст]/Клэр Бишоп- с рис. Дана Пержовски. — М.: ООО «Ад Маргинем Пресс», 2014. — 96 с.: ил.
3. Гарин Н. П. Музей как машина времени [выступление]/Н. П. Гарин//Международная научная конференция «Города России в XXI веке: проблемы архитектурного формирования и пространственного развития».
4. Громыко Ю. В. Стыки 2. [текст]/Ю. В. Громыко//Время вышло из пазов. — Тюмень: ТОГИРРО, 2001. -Глава: Зачем России Север?
5. Дукельский В. Пространство публичного одиночества. [текст]/В. Дукельский//Музей и личность. — М.: Российский институт культурологии, 2007. — С. 6−14.
6. Интернет-портал Меценат. //[Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. maecenas. ru/fresh/ 1_20062/20061_6. html (дата обращения: 21. 03. 2015).
7. Искусство путешествий. //[Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //museum2. ucoz. ru/(дата обращения: 16. 01. 2015).
8. Каким будет музей будущего?//[Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //postnauka. ru/video/29 812 (дата обращения: 16. 01. 2015).
9. Майстровская М. Т. Музейная экспозиция: тенденции развития. [текст]/М. Т. Майстровская//Музейная экспозиция. Теория и практика. Сборник научных трудов. /гл. ред. М. Т. Майстровская — М.: Российский институт культурологии, 1997. — С. 7−22.
10. Солонин Ю. Н. Культурология. [текст]: учебное пособие/Ю.Н Солонин., М. С. Каган — М.: Высшее образование, 2007. — 566 с.
11. Чертов Л. Ф. К семиотике пространственных кодов [текст]/Л. Ф. Чертов//Семиотика пространства: сб. науч. тр. Междунар. ассоциации семиотики пространства/гл. ред. А. А. Барабанов. — Екатеринбург: Архи-тектон, 1999.
12. Шелегина О. Н. История и современные тенденции в развитии музейного мира Сибири: дис. … д-ра историч. наук/Ольга Николаевна Шелегина — М., 2012. — 386 с.
13. Шляхтина Л. М. Основы музейного дела: теория и практика. Учеб. пособие/Л. М. Шляхтина. — 2-е изд. стер. — М.: Высш. шк., 2009. — 183 с.- ил. — (Образование через искусство).
14. Электронная газета «Век». //[Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //wek. ru/v-urfo-poyavitsya-neskolko-novyx-gorodov-latyshev (дата обращения: 20. 04. 2015).
24

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой