Предпосылки формирования механизма инвестиционной активности в России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

13. 14. ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЯ МЕХАНИЗМА ИНВЕСТИЦИОННОЙ АКТИВНОСТИ В РОССИИ
Бузулукская В. А. к.э.н., доцент
Майкопский государственный технологический университет
Перейти на Главное МЕНЮ
Вернуться к СОДЕРЖАНИЮ
Аннотация. Теоретические и методические основы оценки эффективности инвестиционной деятельности дополнены в соответствии с современными взглядами. Выявленные причины трансформационного спада, отраслевых диспропорций позволили обосновать необходимость государственного регулирования в формировании механизмов стимулирования инвестиционной активности.
Ключевые слова: инвестиционный процесс, инвестиции
Рыночным преобразованиям в странах Центральной и Восточной Европы более 10 лет, но трансформационные процессы далеки от завершения. Российским реформам также уже 10 лет, но число проблем в экономике и обществе не убывает.
Незавершенность переходных процессов, их проблематика, вопросы теории и практики осуществления программ реформирования в России и других постсоветских странах остаются не только актуальными для текущей деятельности, но имеют нарастающую важность и ответственность в будущем.
Создание условий повышения эффективности инвестиционного процесса как фактора устойчивого развития экономики России, прежде всего, требует его рассмотрения в рамках общефедеральной системы, а затем и на региональном уровне. При этом есть понимание, что существуют особенности и специфика управления инвестиционным процессом и инвестиционными ресурсами и на уровне субъекта Федерации, и на муниципальном уровне. Однако экономическая теория и практика свидетельствуют: невозможно создать уникальный инвестиционный климат в отдельном регионе вне отношений с другими регионами и страной в целом, как было невозможно выстроить в отдельной стране социалистическую модель хозяйствования вне мировых экономических процессов и связей.
Еще один, на наш взгляд, не менее бесспорный тезис заключается в утверждении: инвестиции всегда идут за торговлей. Никогда не бывает так, чтобы при вялом состоянии товарного рынка вдруг кто-то начал инвестировать производство. Для развития активного инвестиционного процесса необходимо, чтобы соответствующие секторы экономики или отдельные отрасли, отдельные производства стали расти.
Подъем в экономике — ключ к подъему в инвестиционной деятельности, как бы не хотелось некоторым администраторам от экономики, наоборот, сначала получить инвестиции, а затем обещать экономический рост. В какой-то мере переливы инвестиций можно сравнить с водой, которая под действием сил притяжения течет, обегая все препятствия, туда, где она занимает более устойчивое положение. И задачи человека сводятся к тому, чтобы правильно выстроить и поддерживать «ирригационные сети в районах засухи».
Создание условий повышения эффективности инвестиционного процесса, осуществляемого на фоне информационных преобразований в экономике и обществе, включает не только факторы управления и власти, но и другие факторы, непосредственно связанные с теми силами притяжения, которые собирают инвестиции в одном месте и уводят их из другого.
Анализ теоретических гипотез позволяет выявить условия роста инвестиционной активности в сфере внутреннего и международного производства. Однако различные, противоречащие друг другу оценки исторических фактов и экономических процессов, допускают различные толкования экономической политики и методов ее осуществления.
Теория конкурентного преимущества наций, предложенная М. Портером, рассматривает динамическое взаимодействие между стратегиями ТНК и условиями стран-реципиентов.
Если, несмотря на некоторые ограничения модельных представлений, присутствующие в большинстве рассматриваемых теорий, предложенных для разных экономических условий (как в пространстве, так и во времени), попытаться выделить наиболее общие черты, то можно констатировать следующее.
Во-первых, развитие экономики, рост сбережений и, соответственно, инвестирование обеспечивают продолжительный рост экономической системы. Но этот рост происходит неравномерно и характеризуется быстрыми переходами от одного устойчивого состояния к другому.
Во-вторых, активизация глобальных ин-
вестиционных процессов в последние десятилетия свидетельствует о том, что во многом увеличение уровня капиталовооруженности мировой экономики происходит, с одной стороны, помимо целей, желания, или даже осознания правительств отдельных государств и, с другой — за счет минимизации уровня потребления отдельных (достаточно многочисленных) государств и регионов.
В-третьих, инвестирование как процесс обеспечения существования и развития экономической системы определяется инвестиционными требованиями конкурентного (ограниченного по ресурсам) рынка, а именно: всегда необходимо производить- всегда необходимо производить лучше- все-
гда необходимо обновлять- всегда необходимо создавать новое.
Указанные требования не только объективизируют инвестиции в том смысле, что ограничивают полный произвол инвестора, но и направляют, как бы подталкивают его в спину (как та & quot-невидимая"-, но достаточно широко признаваемая & quot-рука"-) в сторону гармонизации интересов инвесторов и сообщества в целом.
В-четвертых, инвестирование как процесс характеризуется таким понятием как цикл, в котором прослеживается ряд последовательных и взаимосвязанных итераций. Содержание этих циклов определяется масштабами экономической системы. Причем внутри этих циклов присутствуют внутренние циклы по обмену, трансформации, достижению нового качества. Ритм циклов определяется как экзогенными, так и эндогенными факторами и их взаимосвязями. Именно на этапе достижения нового качества инвестирования во всех циклах возможен переход к другому устойчивому состоянию более высоко уровня. Замедление или остановка одного или нескольких из циклов вызывает либо распад связей и функционирование на уровне отдельных частей, либо разрушение всей экономической системы.
В-пятых, большое влияние на экономический рост, ускорение циклов и более стремительное достижение состояния устойчивости экономической системы оказывает воздействие технологического процесса. И хотя в среднем происходит снижение темпов роста производства в индустриально-развитых странах (причины которого не выявлены), в тех экономических системах, которые за счет процессов интернационализации концентрируют масштабные инвестиции в НИОКР и передовые технологии, обеспечиваются более высокие темпы экономического роста. Это подтверждают успехи как высокотехнологичных ТНК. так и ряда высокоразвитых стран.
В-шестых, инвестиции являются важной, если не важнейшей, характеристикой экономического состояния и адекватному этому экономического поведения системы, включающей фактор управления, т. е. человека.
Согласно современным экономическим представлениям, предпосылками выявления взаимосвязи состояния и инвестиционного поведения открытой экономической системы являются следующие положения:
Инвесторы предпринимают в своем большинстве инвестиционные действия, которые принесут им наибольшую пользу (за вычетом возможных затрат и потерь, связанных с этими действиями).
Инвесторы, действуя в своих собственных интересах, создают множественность возможностей выбора для других, и тем самым осуществляется системная координация как процесс непрерывного взаимного приспособления к изменениям с дости-
жением наибольшей пользы, возникающей в результате взаимодействия.
Только инвесторы выбирают траекторию движения системы (принимают решения), причем выбор происходит в рыночной, т. е. конкурентной среде с ограниченным ресурсным обеспечением.
Инвесторы не являются абсолютно независимыми и совершают свой выбор по & quot-правилам"-, в соответствии с внешними условиями, со свойствами и качествами сложных экономических систем, при этом они сами включены в деятельность этих систем.
Рассмотрим причины спада в экономике России, происшедшего при переходе от плановой к рыночной системе хозяйствования. Это позволит более ясно представить условия преодоления экономического спада и выстраивание благоприятного инвестиционного климата. Хотя вопрос трансформационного спада в общетеоретической постановке не нов, общепринятого ответа на него нет.
Ряд исследователей придерживаются кейнсианского подхода, говоря о том, что спад происходит из-за чрезмерного сжатия спроса при дерегулировании цен и введении конвертируемости. Слишком ограничительная финансовая и монетарная политики в период перехода углубляют спад, если не являются его основной причиной.
Это объяснение применимо в какой-то мере для тех стран Восточной Европы, где макроэкономическая политика была рестриктивной (Польша, Чехословакия).
Для республик бывшего СССР, в которых инфляция после либерализации цен исчислялась сотнями процентов и более, говорить о сокращении спроса уже не приходится.
Другой подход к анализу причин спада связан с анализом факторов предложения, ограничением и неразвитостью инфраструктур, негибкостью формирующихся рыночных механизмов. Объяснение экономического спада несовершенством рынка, усугубленного непоследовательной макроэкономической политикой, разделяется, в частности, Я. Корнаи, который указывает на пять причин трансформационного спада:
• необходимость предприятиям переориентироваться с & quot-рынка продавца& quot- на & quot-рынок покупателя& quot-, вызывающая падение производства-
• трансформация реальной структуры экономики, вызываемая излишком относительных цен-
• нарушения в координации из-за перехода от административных к рыночным институтам-
• ужесточение бюджетных ограничений для предприятий-
• отсталость финансового сектора, создающая трудности для функционирования рыночных стимулов.
Другая разделительная линия в экономической литературе о трансформационном спаде проходит при рассмотрении темпов реформ, проводимых постепенно или решительно (шокотерапия). Сторонники постепенных преобразований, так назы-
ваОмой ирадуаотиетсшй издержки в этом случае Согласно такому по стоянии экономики при пЧилитинаитщо заетыше. отрасли дходу при ст начале рефо казыноанот, что питал, трлн. руб. абильном со-)м, отсутствии Объем выпуска, трлн. руб. Производи- тельность труда Производительность капитала
и % к общенациональному уровню
рыночные институтов, (как^винрйЩэмвтЕйлурр гия. э/энергетика) «преобразований более, но Сильном ии и КНР) пут оправдан че правительстве & gt- постепенных м при наличии 418 326 72
Машиностроение и легкая дайшевнЖ™1^ 11 нуне экономических пр& lt- политике госу 'образований дарства нака- 175 61 56
ПисеошнцыРАути 9'-9 _П'-1П||М югавой тераг ийпускают 276 65 60
всйсяожнеотьа большей & gt- падения пр оизводства в 2870 100 100
краткосрочном интервале, но при быстром росте производства в среднесрочной перспективе, т. е. они исходят из повышения издержек структурной перестройки по мере снижения скорости реформ (Е. Эрнандес-Ката).
Однако примеры отдельных стран, реализующих как первый (постепенный), так и второй (быстрый) подход в политике преобразований, не позволяют сделать однозначный вывод о правильности той или иной концепции реформ.
Гипотеза, объясняющая все эти противоречивые факты, была разработана В. В. Поповым, предложившим принять за исходную базу объяснение трансформационного спада как необходимость преодоления диспропорций в структуре экономики и во внешней торговле, унаследованных от плановой системы и снижающих эффективность производства. Преодоление этих диспропорций требует перераспределения ресурсов (труда и капитала) между предприятиями, отраслями и регионами и на начальном этапе сопряжено с падением производства. В последующем этот процесс должен привести к росту эффективности и экономическому подъему. В отношении издержек реформ никаких специальных предположений не делается, однако указываются другие факторы, влияющие на темпы преобразований. К таким факторам В. В. Попов относит уровень военных расходов и сложность процессов конверсии военной экономики.
Отраслевые диспропорции, особенно в таких отраслях, как торговля, сфера банковско-финансовых и страховых услуг, а также диспропорции на внутри отраслевом уровне. В табл. 1 приводится в качестве примера оценка производительности труда и капитала в разных отраслях экономики России по состоянию на 1995 г. (4 года после начала проведения реформ).
Таблица 1
Диспропорции во внешней торговле, вызванные различием в степенях открытости по сравнению с & quot-нормальным уровнем& quot- в рыночных экономиках схожего уровня (оцениваемого долей ВВП на душу населения) и масштаба экономики (объем ВВП). Наибольшие диспропорции наблюдались в структуре торговых потоков между республиками бывшего СССР, т.к. внутренние цены очень сильно отличались от цен мирового рынка.
& quot-Другие"- диспропорции, особенно на микроуровне, связанные со специализацией предприятий, а также указанные А. Гершенкроном & quot-преимущества отсталости& quot-, вызванные низким уровнем экономического развития и ненужностью ломки сложившейся инфраструктуры при переходе к рыночным отношениям.
Диспропорции как на макро-, так и на микроуровнях тем труднее преодолимы, отмечает В. В. Попов, чем более они материализованы в основных фондах. Если последние нельзя трансформировать, а лишь заменить новыми, то экономика и общество несут потери, пропорциональные ВВП (например, при отношении основных фондов к ВВП равном 3, потери пропорциональны трем годовым ВВП).
Такая интерпретация предполагает, что бремя прошлых бед, например для Китая, Вьетнама, Монголии, гораздо легче преодолевается, чем для стран Восточной Европы и СССР. Более высокий уровень развития, закрепившего диспропорции, обернулся для последних и большими трудностями трансформационных преобразований.
Еще более общий вывод может быть, согласно этой гипотезе, таким, что результаты реформ зависят не от скорости их проведения, а определяются уровнем развития и состоянием плановой экономической системы накануне преобразований.
Однако с этим можно согласиться лишь с поправкой на необходимость учета еще одного фактора, а именно: состояние системы менеджмента или управления реформами, включая уровни мак-ро-, микроэкономики, межотраслевых горизонтальных связей, определяющих взаимодействие отдельных частей и их соединение в единое экономическое целое.
& quot-Если мы составим сколько угодно длинный перечень проблем, подлежащих решению в России, -отмечает В. Коссов, то первые десять мест займет одна и та же — проблемы менеджмента, качества управления& quot-. И далее… & quot-И здесь мы подходим к вопросу об инвестициях. Формально мы даем инвестиции на реализацию проект. На самом деле первое правило в инвестиционной работе следующее: инвестиции всегда доверяются человеку.
Об этом В. Косов говорит не только как экономист, исследовавший эту проблему теоретически, но, будучи заместителем министра экономики Рос-
сии, он практически участвовал в решении проблем преобразования экономики России.
& quot-По роду работы мне приходится постоянно иметь дело с руководителями предприятий самых разных районов страны, — продолжил он свое высказывание, — именно недостаточная встроенность менеджмента в рыночные условия и приводит к той ситуации, которую мы имеем'-.
Сравнивая постепенные реформы горбачевского периода и шоковые приемы ельцинского правления можно с большой долей обоснованности (подкрепленной расчетами В. Попова, Н. Шмелева, В. Кириченко, В. Шенаева и др.) сказать, что они провалились главным образом из-за утраты управляемости ослабления институтов государственной власти (накопление отложенного потребительского спроса, рост теневой экономики, резкое снижение бюджетных доходов, ослабление исполнительской дисциплины и др.)
Этот процесс начался при Горбачеве, но усилился и развился при Ельцине. Таким образом, повышение эффективности капиталовложений конкурентного рынка должно быть подкреплено наличием работающих рыночных институтов или при их слабости или даже отсутствии — институтами государственной власти. Примерами, подкрепляющими это наблюдение, может служить не только опыт Китая, Венгрии, но также Белоруссии, Кубы, Узбекистана, Вьетнама-Страны, отстающие от других в либерализации, но сохранившие эффективность властных структур, демонстрируют лучшие экономические результаты (сравним, например, состояние экономики Украины и Белоруссии).
Ответ на вопрос, поставленный в начале раздела: какая экономика может успешнее справиться с шоком предложения, — невозможно сформулировать однозначно. Слишком много дополнительных факторов и & quot-других"- диспропорций в экономике влияет на ее адаптивные возможности. Но главное в этом ответе заключается в том, что даже независимо от полного ответа на этот вопрос все эти факторы не так важны, как различия между экономикой с сильными институтами экономической власти (старыми или вновь созданными) и экономикой без таких сильных институтов.
В докладе Мирового Банка & quot-Государство в меняющемся мире& quot- обстоятельно рассмотрена важная роль, место и эффективность государственных институтов в трансформационных процессах. Однако, пожалуй, эти исследования лишь снова подтверждают общие положения — без эффективных институтов ни одна экономическая модель не работает, и это в какой-то мере главный итог обсуждаемой темы.
Сегодняшние процессы в управлении российской экономикой показывают пример понимания этого феномена и постепенное усиление эффективности властных институтов. Усиление эффективности управления подтверждается не только набором мер, принятых после избрания в 2000 г. Президентом России В. В. Путина, но также набором косвенных
признаков. Для темы данной статьи очень важно, что международные рейтинги инвестиционной привлекательности в 2007 г. показывают заметный рост интереса инвесторов к России. Так, согласно рейтингу А. Т. Керни, Россия еще не вошла в число 25 самых привлекательных стран (среди которых Китай — 2 место, Польша -11, Чехия -16, Венгрия -21), но уже переместилась с 49 на 32 позицию, хотя после стольких лет либеральных реформ и слабости управления ими эти процессы весьма непросты. Как обеспечить их усиление? Возможны два пути: авторитарный и демократический. Конкретные меры в общем случае также известны, они лежат в большей мере в сфере политологии и выходят за рамки настоящей статьи, но можно отметить, что и в одном, и в другом случае государственные институты должны быть сильными, чтобы обеспечивать экономический либерализм рынка с его правами и свободами.
По-видимому, целесообразнее всего содержание этого раздела излагать на основе анализа состояния экономики России последних 10 лет и попыток выхода (или выведения) ее из системного кризиса. Этим проблемам посвящено большое число исследований.
Зачастую выводы и результаты работ носят взаимоисключающий характер, это связано не столько с ошибками расчетов, сколько с несовпадающими аксиоматическими положениями подходов различных авторов. Отчасти поэтому в двух предыдущих разделах были более подробно изложены теоретические исходные посылки данной работы.
Как уже отмечалось, длительное недоинвестирование, затяжное падение эффективности экономики, сложившиеся диспропорции и структурные перекосы, утрата управляемости экономикой и другие факторы породили крупномасштабные экономические проблемы, которые будут оказывать свое воздействие в ближайшие 10−15лет.
Ситуация осложняется еще и тем, что перед Россией (как и перед многими другими странами) стоит стратегическая задача, не рассматриваемая последние 45−50 лет — задача обеспечения выживания российского общества (хотя в подсознании большей части населения Россия остается если не сверхдержавой, то, бесспорно, членом группы высокоразвитых в индустриальном отношении государств).
Вместе с этим, по сравнению с другими странами, в России сроки для решения этой проблемы сжались до очень жесткого предела.
Эти задачи выживания могут быть сформулированы следующим образом: прежде всего, это повышение уровня жизни населения, ее качества, сохранение главного богатства — человеческого капитала.
Далее и вместе с этим требуется обеспечение конкурентоспособности российской экономики в соперничестве (если не сказать более сильно — в
жесткой борьбе) с олигополиями ведущих индустриальных стран.
Реализация этих задач требует принципиальных решений в выборе экономической и инвестиционной политик как на объектном, так и субъектном уровнях.
В работе руководителя Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования ИНП РАН А. Р. Белоусова представлен анализ двух наиболее вероятных сценариев экономической политики: потребительски — ориентированного, т. е. импортозамещающего роста и экспортно — ориентированного роста. Анализ показал, что ни один из них не обеспечивает в среднесрочной перспективе выхода экономики России за пределы «спирали саморазрушения», как характеризуется ситуация в России в этой статье.
Предложение по экспортной ориентации народного хозяйства страны по существу развивает направление, сложившееся в результате структурного шока первых лет реформ: резкое падение обрабатывающего производства при относительно более устойчивом положении экспортеров — топливно-энергетических и некоторых полуфабрикат-ных видов производств.
Действительно, в середине 90-х годов сырьевой сектор занимал около 15% ВВП, 50% - в общем объеме промышленной продукции, 46% - в инвестициях, более 70% - в экспорте при заметной деградации по указанным индикаторам для машиностроения.
Именно эти отрасли взяли на себя нагрузку по формированию бюджета и валюты государства, обеспечение импортных поступлений. Эти и другие аргументы (высокая производительность труда в сырьевых отраслях, импульс оживления внутреннего машиностроения), однако, натолкнулись на другие -против преимущественной ориентации на развитие ТЭК и сырьевых (полуфабрикатных) отраслей.
Абсолютизация этого & quot-сырьевого"- пути закрепляет технологическую неразвитость структуры отечественной индустрии. Естественные запасы сырья достаточно исчерпаемы и ограничены, условия их получения весьма затратны. Развитие сырьевых отраслей не может быть динамичным и, следовательно, не обеспечивает ускорения темпов общего развития экономики (не более 2−3% при благоприятных условиях, по оценке Института народнохозяйственного прогнозирования РАН).
Концепция импортозамещающей ориентации для страны с потенциально емким рынком и уже имеющимся многопрофильным производством имеет свои определенные преимущества. Однако не следует переоценивать значение и этого подхода. Для нашей темы важно подчеркнуть, что импортозаме-щение обеспечивается в значительной мере с помощью иностранных инвестиции, созданием совместных предприятий, и это предполагает импорт технологий, комплектующих материалов, реактивов и т. п.
Исходя из целей настоящей работы остановимся, главным образом, на вопросах политики, определяющей цели, условия и факторы конструктивной антикризисной стратегии инвестирования.
Основным содержанием ее должна стать резкая активизация инвестиций для модернизации производственно-технологического аппарата и поддержания ресурсно-сырьевой основы экономики.
Меры для такого рывка известны: расширение внутренних источников инвестиций (прежде всего за счет роста доходов и накоплений предприятий реального сектора) — переход к интенсивному обновлению производственного аппарата- обеспечение маневров инвестиционных ресурсов путем развития собственной базы (машин, технологий, имеющих высокий технический и инновационный потенциал) — рост инвестирования в & quot-человеческий фактор& quot- (особенно имея в виду сокращении численности трудоспособного населения), обеспечивая его воспроизводство.
Однако инвестиционные цели включают не только вопросы обновления и расширения производственной базы, но и обеспечения военноэкономической безопасности страны, сохранения и развития инновационного потенциала и другие направления инвестирования. С учетом этого, потребности увеличения инвестиций в основной капитал превышают рост общих потребностей в 1,51,8 раза, т. е. если конечное потребление домашних хозяйств в среднесрочной перспективе необходимо увеличить в 1,6−1,8 раза, то вложения в реальный капитал должны возрасти за этот период в 2,2−2,4 раза.
Какие условия необходимы для реализации в России антикризисной экономико-инвестиционной стратегии? Именно в этом вопросе спектр предложений исследователей расширяется вплоть до полярных. На наш взгляд, для формирования новой модели российской экономики необходимо обеспечить ряд ключевых условий, определяющих формат механизмов инвестиционной деятельности.
Прежде всего, таким условием является первоочередной порядок или требование форсированного наращивания инвестиций как обеспечения фундамента новой модели экономики.
Это не противоречит исходному тезису об объективности роста рынка, о том, что малый экономический рост не вызовет прилив инвестиций и инвестиционных настроений у инвесторов. Действительно, сегодня одним из главных факторов, сдерживающих рост капиталовложений, является не нехватка ресурса, а низкий инвестиционный спрос со стороны предприятий и отсутствие мотивации со стороны потенциальных инвесторов (см., например, работы В. Н. Кириченко, В. Шенаева, В. М. Симчеры, В. И. Назаренко, А. Р. Белоусова,
А. С. Булатова, а также автора и других исследователей). Для преодоления этого ограничения необходима целенаправленная, последовательная работа по увеличению экономических и финансовых институтов, ориентированных на расширение ин-
вестиций, по концентрированию капитала путем создания крупных хозяйственных структур, по реализации народнохозяйственных проектов и защите их прав (предоставление гарантий, страхование рисков потерь и т. п.).
Замечание о том, что нехватка ресурсов инвестиций не является преградой, подразумевает, конечно, что рассматривается не государственнобюджетный ресурс и даже не только российские инвестиции. Критический уровень жизни населения (его основных групп) не позволит снизить потребление для увеличения инвестиций. И следовательно, создание крупных хозяйственных структур должно учитывать возможность, а в ряде случаев -обязательность участия нероссийского инвестора, главным образом в лице ТНК. Формирование финансово-промышленных конгломератов ускорит процесс санации производства и реструктуризации основного капитала за счет сокращения издержек, обусловленных недоиспользованием ресурсной базы (мощностей и рабочей силы), а также привнесением в экономику современного менеджмента и информационно-технического обеспечения управления.
Вторым условием является создание эффективной вертикали государственной власти, без которой невозможна не только инвестиционная, а никакая последовательная политика. Как было показано, эта тема в сегодняшних экономических обстоятельствах утери управляемости многими экономическими процессами в стране становится в один ряд с другими важнейшими экономическими проблемами.
Без наличия властной вертикали невозможно восстановление единой управленческой иерархии и создание целостных компонентов, восстановление технологической кооперации, подбор партнеров для государства при формировании и реализации крупных государственных проектов и программ, развитие эффективных механизмов реализации государственной экономической политики и наконец создание противовеса экономическому сепаратизму регионов. Подчеркнем, что обсуждаются лишь непосредственные вопросы инвестиционного блока. При этом остаются за рамками рассмотрения такие важные, но выходящие за границы темы вопросы, как федеральный бюджет как инструмент управления спросом, управление государственной собственностью, укрепление платежеспособности и ликвидности предприятий, принятие нормативных актов по регулированию деятельности Центрального банка и экономических агентов и
Третьим условием реализации антикризисной стратегической программы является консолидация интересов основных социальных групп общества как внутри этих групп, так и междугрупповых интересов. Государственная власть здесь может выступать в качестве одной из стержневых социальных групп при наличии самого общества, а также негосударственной власти (групп элиты). Плат-
формой для такой консолидации могут служить реальные действия по повышению уровня жизни населения. Критерием действенности властей (в т.ч. общественных) всех уровней и структур станут результаты работы этих властей по подъему благосостояния граждан. Объединение и гармонизация интересов не есть спонтанный и произвольно происходящий процесс, а результат строго оговоренных & quot-правил игры& quot-, взаимодействия основных участников в согласованных целях.
Именно отсутствие в российском обществе такого & quot-консенсуса"-, если воспользоваться этим термином, дает ответ на многочисленные вопросы о том, почему мы такие умелые, образованные, при наличии в недрах богатейших месторождений, при таких масштабах страны и т. д., и т. д., а живем все хуже и света надежды все меньше. Исходя из современных естественно-научных взглядов, если не противопоставить деструктивным процессам нарастания энтропии (или хаоса) в обществе другой -процесс нарастания порядка и формирования устойчивых социально-экономических систем, включающих человека и опирающихся на него, то известная формула: хотели как лучше, а получилось как всегда — не только подтвердит второе начало термодинамики, но и объяснит распад государственности.
В-четвертых, обязательным условием успешности стратегии является тщательно разработанный алгоритм осуществления реформ, т. е. определение самих мер и продуманной последовательности, этапности, целей каждого из шагов преобразований. & quot-Такой механизм предполагает четкое решение вопроса о сочетании и интенсивности мер по преодолению исходного состояния (разрушительная функция), — отмечает, в частности,
В. Н. Кириченко, — и мер по наращиванию характеристик нового состояния (созидательная функция).
С точки зрения приоритетов целей нами уже указывалось выделение для государственной поддержки тех проектов, которые обеспечивают наличие и _ надежные перспективы платежеспособного спроса (и внутреннего, и внешнего) на определенные виды продукции и услуг. Этот критерий является первым и главным, т. е. законы рынка однозначно говорят о том, что производство приобретает положительную количественную и качественную динамику только при увеличении и изменении структуры платежеспособного спроса. Если же спрос мал (как в нашем случае), то государство должно сначала способствовать расширению спроса, и затем вкладывать в производителя.
Другим критерием является наличие конкурентных преимуществ производства (в России это дешевизна исходного сырья и энергии, низкие издержки на рабочую силу и экологию).
Внешним экономическим конкурентным преимуществом производства является относительно низкая доля импорта во внутреннем потреблении определенной продукции.
Перечисленные и ряд других критериев (более подробно представленных в уже цитированной работе В.Н. Кириченко) позволяют дать реальную экономическую оценку различных инвестиционных программ и проектов.
Если сжато рассмотреть, учитывая представленные экономические критерии, ориентиры промышленной политики, то в среднесрочной перспективе выделяются три группы приоритетов:
ТЭК как база народного хозяйства и с позиции наличия внутреннего и внешнего спроса, и с точки зрения наполнения госбюджета, и с позиций мультипликативных эффектов в сопутствующих отраслях, и с точки зрения погашения госзадолженности.
АПК как основа балансирования потребительского рынка и решения многих социальных проблем. Главным инвестиционным резервом, на наш взгляд, здесь является не острый ресурсный дефицит, а обеспечение развития систем управления, менеджмент на всех уровнях от фермы и условий арендных отношений до государственного протекционизма и информационного обеспечения.
НИОКР, ВПК и конверсия как направление решения оборонной задачи с последовательным внедрением современных технологических решений в гражданскую промышленность. Здесь было бы уместно привести расчеты В. Величко, профессора МФТИ, указывающие, что интеллектуальные ресурсы играют равноправную роль с материальными в развитии производства. Вне зависимости от уровня развитости промышленности и науки наилучшая долговременная стратегия состоит в выделении на науку (прикладную и фундаментальную) ассигнований, вдвое превышающих направляемые в промышленность.
Занижение роли науки приводит к потере страной наиболее динамичных стратегических составляющих роста материального производства. Согласно оценкам В. Величко, инвестиции в НИОКР через 5 лет сравниваются с прямыми инвестициями в производство по рентабельности (около 10%), и далее нарастают быстрее в степенной прогрессии. Для вложения в фундаментальные исследования такой сдвиг во времени увеличивается с 5 до 10 лет, однако степень прогрессии больше, чем даже при инвестировании в НИОКР. Таким образом, речь идет не о общегуманитарной задаче накопления научного богатства (капитала) общества, а, строго говоря, о достижении прагматической цели получения отдачи от одной только промышленности.
Могут быть упомянуты другие группы приоритетов инвестиционно-промышленной политики. Так, в частности, В. Н. Кириченко включает такое направление, как жилищное строительство и реконструкция жилищного фонда, ставя его по степени важности даже перед конверсией оборонных предприятий. В какой-то мере это вопросы дискуссии, конкретных проектов и программ, их содержания.
Подводя общие итоги, можно сделать следующие выводы.
Особенности сегодняшнего этапа развития российской экономики позволяют обеспечить лишь относительно умеренный рост экономики. По расчетам различных экспертных центров, за три года 2005−2007г этот рост составит 11−12%.
В то же время произойдет улучшение инвестиционного климата, проявляющееся в ослаблении регионального сепаратизма и улучшении финансового состояния производителей. Последнее отразится на росте валовых национальных сбережений, которые к концу 2008 года могут составить около 30% ВВП. Это позволит уже на данном этапе оживить инвестиционный процесс, при этом прирост капиталовложений за этот период может составить 9−10%. Рост реальных доходов и потребления населения будет соответствовать увеличению ВВП и также может составить за три года 1112%. Если среднесрочные показатели можно оценивать (с определенной ошибкой), то более отдаленные перспективы развития зависят от процесса формирования перечисленных финансово-
экономических условий стимулирования инвестиционной деятельности в российской экономике.
С большей степенью определенности можно лишь говорить об ужесточении ресурсных ограничений на рубеже 2006−2010 гг. Это потребует перехода на менее энергоемкие и ресурсоемкие технологии, что станет еще одним ограничителем экономического роста.
Что касается уровня жизни, то, хотя повышение не достигнет необходимых значений, он будет возрастать, формируя предпосылки для роста благосостояния основной массы российских граждан. Но все эти цифры обретут реальность только в случае, если в ближайший период будет проводиться реальная целенаправленная работа по формированию условий стимулирования инвестиционной деятельности в сфере реального сектора на долгосрочную перспективу. В противном случае мы исчерпаем отпущенный нам главный ресурс — время.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой