Историки о формировании административно-командной системы управления промышленностью Урала в 1939-1945 гг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОБЩЕСТВО
ИСТОРИКИ О ФОРМИРОВАНИИ АДМИНИСТРАТИВНО-КОМАНДНОЙ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬЮ УРАЛА В 1939 — 1945 гг.
Камынин В. Д., Панькин И. Д.
Статья посвящена анализу российской исторической литературы, в которой рассматривается вопрос о формировании в СССР административно-командной системы управления промышленностью накануне и в годы Великой Отечественной войны. Формирование данной системы наиболее ярко проявилось в управлении промышленности Урала, где в годы войны находилась основная промышленная база страны
THE HISTORIANS ON THE FORMATION OF THE COMMAND AND ADMINISTRATIVE SYSTEM OF THE URALS INDUSTRIAL MANAGEMENT
V.D. Kamynin, I.D. Pankin.
The article is given up to the analysis of the Russian historical literature, in which the matter of formation of the administrative and command system of industrial management on the eve and during World War II is considered. The formation of the given system became particularly apparent in the Urals industrial management, where the industrial basis of the country was located during the war time.
В современной науке не утихает интерес к обсуждению причин Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Исследователи называют многочисленные факторы внутреннего и внешнего характера. По мнению многих из них, исключительно важную роль в достижении Победы сыграла дальновидная промышленная политика, которую проводило Советское государство в восточных районах страны в период форсированной индустриализации.
Интерес к изучению промышленной политики на Урале в предвоенный и военный периоды начал проявляться сразу же после окончания войны и не утихает вплоть до настоящего времени. Постепенно вводились в научный оборот все новые факты, доказывающие справедливость формулы об Урале как об опорном крае державы, как об оплоте Великой Победы. Конечно, разница между данными о развитии отдельных отраслей уральской промышленности, кото-
рые были в распоряжении у советских историков и теми, которыми располагает современная историография, колоссальна. Это связано с тем, что только в настоящее время стали раскрываться архивные сведения о военно-промышленном комплексе Урала, который явился детищем предвоенных пятилеток и был стержнем экономики края.
Современные исследователи указывают на важнейшую роль, которую сыграло в проведении промышленной политики, государство. В. В. Алексеев пишет: «Догоняющая природа российской модернизации, ее мобилизационный характер лишь усиливали роль централизованного государственного аппарата, на долю которого приходилось осуществление контроля за трудовыми отношениями, проведение политики таможенного протекционизма, создание корпораций и ряда монополий [1]. Экономисты объясняют это тем, что важнейшей составной частью промышленной политики явля-
ется институционально-инфраструктурный блок, который объединяет правовые, организационно-экономические и иные элементы и меры, обеспечивающие реализацию приоритетных общепромышленных и межотраслевых программ и достижение общих стратегических целей технологической модернизации производства. В совокупности данный блок представляет собой механизм управления процессами технологической модернизации [2]. В современной исторической литературе этот блок применительно к советской системе называют административно-командной системой управления.
История ее формирования всегда находилась в центре внимания исследователей. По нашему мнению, ее истоки были заложены на рубеже 1920−1930-хгг., когда по велению Центра была сломана система экономического районирования, произошел переход от территориальной к отраслевой системы управления, когда регионы стали полностью зависеть от Центра в сфере управления экономикой. Своего расцвета эта система достигла накануне и в период Великой Отечественной войны.
Историографических работ, специально посвященных формированию административно-командной системы управления промышленностью на материалах Урала, практически нет. Вне поля историографов остается литература, в которой освещается история управления уральской промышленностью накануне и в период войны. Объяснение этому нам видится в том, что как в советское время, так и в настоящий период лишь незначительное количество уральских исследователей занимаются специальной разработкой этой проблемы. Причины этого заключались в том, что в советское время исследователи не могли заниматься изучением деятельности промышленных наркоматов, которые руководили отраслями и предприятиями Урала в годы предвоенных пятилеток, поскольку их документы хранились в центральных архивах под грифом
секретности. До конца советского периода история создания военной экономики в СССР и система управления ею оставалась государственной тайной. В распоряжении советских исследователей были лишь прошедшие советскую цензуру немногочисленные воспоминания руководителей некоторых ведомств, отвечавших за создание в СССР оборонной промышленности и Вооруженных Сил [3].
Рассекречивание документов в условиях современной России происходит неспешно. Появились лишь первые работы, посвященные созданию в СССР военно-промышлен-ного комплекса [4], в том числе на Урале [5], деятельности отдельных наркоматов по руководству уральскими предприятиями накануне и в период Великой Отечественной войны [6].
Накопленный в последние десятилетия фактический материал дал возможность современным историкам специально поставить и рассмотреть вопрос о формах управления промышленностью Урала накануне и в годы Великой Отечественной войны. Тем не менее, проведенный анализ специальной литературы по истории органов управления промышленностью Урала показал, что настоящего прорыва в изучении истории управления накануне и в годы Великой Отечественной войны, которая являлась настоящим «белым пятном» советской историографии, до сих пор не произошло.
Свидетельством этому могут служить работы по истории управления промышленностью Урала в целом [7]. На страницах этих работ авторы либо вообще избегают говорить об административно-командной системе управления промышленностью накануне и в годы Великой Отечественной войны, либо отделываются замечаниями общего характера. Б. В. Личман и В.А. Фля-гин пишут о том, что в условиях предельной централизации управления народным хозяйством, трансформировавшейся в тоталитарно-бюрократическую систему уральский регион «как целостное политическое,
Камынин В. Д., Панькин И. Д.
экономическое, территориальное образование перестал быть объектом управления», управление производством «стало осуществляться по отраслям и ведомствам» [8].
Следует отметить вклад В. В. Запария, который попытался выяснить, что происходило с органами управления черной металлургией Урала накануне Великой Отечественной войны. Исследователь считает переломным в этом отношении создание в 1939 г. Народного Комиссариата черной металлургии СССР, которое, по его словам, стало «важным этапом в развитии отрасли и признанием ее значимости». По наблюдениям автора, создание общесоюзного наркомата привело к реорганизации уральских трестов. Так трест «Востокос-таль» в 1939 г. был преобразован в Главное управление древесно-угольной металлургии, а в 1940 г. — в Главуралмет. В. В. Запарий полагает, что «эти формы управления отраслью позволили сконцентрировать все усилия на создании производства на высоком научно-техническом уровне, что сыграло решающую роль в Великой Отечественной войне и в период восстановления народного хозяйства» [9].
Из отдельных центральных ведомств, руководившего накануне войны принадлежавшими ему уральским предприятиями, наиболее полно изучена деятельность образованного в январе 1939 г. Наркомата боеприпасов (НКБ) после выделения его из Наркомата оборонной промышленности СССР. Сведения о ней содержатся в работах Н. С. Симонова, А. А. Антуфьева и В. Е. Курлаева. Историки указывают, что из 53 предприятий НКБ в 1939 г. 9 заводов работало на Урале, в 1940 — июне 1941 г. к ним присоединилось еще одно предприятие [10] и что «заводы, подчинявшиеся НКБ, составляли основу производства боеприпасов на Урале в 1939 г.» [11].
В. Е. Курлаев попытался разобраться в особенности руководства общесоюзного ведомства подчиненными ему уральскими предприятиями. Он пишет: «Внутри НКБ
существовала следующая система управления: наркомат — главное управление — завод (соответствующий по профилю с главным управлением). Все наиболее важные вопросы решал особый совещательный орган
— коллегия НКБ во главе с Народным комиссаром боеприпасов. Решением всяческих вопросов связанных с основным производством занимались соответствующие отделы и органы наркомата» [12].
Интересные соображения высказывает
В. Е. Курлаев о взаимоотношениях предприятий НКБ и местных властей. Он считает, что «предприятия НКБ властям на местах не подчинялись практически не по каким вопросам, по крайней мере в 1939 г. Они подчинялись напрямую центральному аппарату наркомата. Местные власти должны были оказывать заводам всяческую помощь по выполнению оборонного заказа» [13]. В то же время историк отмечает, что «в управлении производством основным тормозящим фактором являлась несогласованность в работе различных предприятий НКБ и в руководстве работой гражданских заводов по производству комплектующих. Проблемы решались путем подбора на руководящие должности талантливых управленцев и модернизации структуры центрального аппарата» [14].
В работах А. В. Сушкова раскрыта деятельность партийных органов Свердловской области по административно-хозяйственному руководству промышленными предприятиями накануне Великой Отечественной войны. Автор пишет: «К началу 1939 г. во главе областных партийных комитетов, в том числе и в Свердловском обкоме ВКП (б), находились три секретаря. Полные наименования их должностей -первый, второй и третий секретари — не отражали сферы их компетенции, а каждый из них курировал определенные отделы обкома и отрасли экономики» [15].
Историк обратил внимание на те кардинальные изменения, которые произошли в структуре руководства регионов в
начале 1941 г. Речь шла о введении института отраслевых секретарей партийных комитетов. Этот институт был введен по решению XVIII конференции ВКП (б) (февраль 1941 г.), в котором подчеркивалось, что «в целях усиления помощи наркоматам и предприятиям промышленности и транспорта» в местных партийных органах необходимо иметь несколько секретарей по промышленности, соответственно ее отраслям, представленным в данном регионе. В компетенцию этих секретарей входило «хорошо знать, что делается на предприятиях, регулярно бывать на них», они должны были поддерживать связь как с работниками предприятий, так и с соответствующими наркоматами, «помогать им в выполнении планов и решений партии по промышленности и транспорту, систематически проверять исполнение этих решений, вскрывать недостатки в работе предприятий и добиваться ликвидации этих недостатков» [16].
А. В. Сушков проследил проведение этой реформы в Свердловской области и пришел к выводу, что реализовать это решение на практике оказалось сложно, ибо аппарат обкома партии сопротивлялся расширению своего состава за счет введения в него большого количества новых членов [17].
Более основательно уральские исследователи изучили историю управления предприятиями края в период Великой Отечественной войны. Исследование данной проблемы началось в советский период. В соответствии с идеологическими установками о руководящей деятельности партийных организаций советские исследователи много внимания уделяли изучению роли политического руководства страны и Урала в управлении отраслями промышленности и отдельными промышленными предприятиями. В многочисленных «Очерках» истории партийных организаций Урала, а так же в специальных исследованиях, посвященных изучению деятельности партийных органов в годы войны, отмечалась ко-
ренная перестройка политической и организационной деятельности партийных комитетов, которая произошла в условиях военного времени.
М. С. Нестеренко писал: «Обстановка военного времени потребовала строжайшего централизма в руководстве, исключительной оперативности и находчивости в решении сложных задач, высокой ответственности каждого коммуниста за порученное дело» [18]. Историки отмечали, что руководство наиболее крупными промышленными предприятиями Урала осуществлялось из центра по линии Государственного Комитета Обороны (ГКО), ЦК ВКП (б), СНК СССР. Менее значимые промышленные предприятия находились в ведении обкомов ВКП (б).
Советские истории подробно осветили деятельность чрезвычайных органов, созданных в годы войны, по переводу уральской промышленности на военные рельсы. Речь идет о деятельности ГКО во главе с И. В. Сталиным и Совета по эвакуации под председательством Н. М. Шверника. Рассматривалась также конкретная деятельность ЦК и правительства по непосредственному руководству организацией уральской промышленности. Сразу же после окончания войны заместитель Председателя СНК СССР Н. А. Вознесенский писал о проведенном высшими органами управления страной перемещении промышленности в восточные районы СССР и формировании в этих районах военного производства, необходимого для военных нужд [19].
А. Ф. Васильев много писал о таких формах непосредственного руководства из центра отраслями и предприятиями уральской промышленности как проведение в отдельных городах региона совещаний секретарей обкомов, приезд на Урал секретарей ЦК ВКП (б), принятие ГКО и СНК СССР специальных постановлений, направленных на дальнейшее развитие отраслей уральской промышленности и т. д. Он отмечал, что именно на таком уровне властных полномочий
Камынин В. Д., Панькин И. Д.
разрабатывались и реализовывались меры по быстрейшему размещению и вводу в строй перебазированной промышленности [20]. А. Г. Наумова и З. М. Краюшкина подчеркивали, что за выполнением принятых в центре решений специально следили организационно-инструкторские отделы обкомов партии [21].
В советской историографии получила освещение деятельность института парторгов ЦК ВКП (б) и местных обкомов партии. Исследователи отмечали, что на все крупные предприятия и стройки Урала были назначены парторги ЦК ВКП (б) и парторги обкомов ВКП (б). По подсчетам историков, в 1944 г. в Челябинской области работало 68 парторгов ЦК ВКП (б) [22], в 1945 г. в Пермской области — 73 [23]. Суть деятельности парторгов советские авторы видели в том, что они, являясь одновременно секретарями заводских партийных организаций, «осуществляли непосредственную связь крупных партийных организаций с ЦК ВКП (б) и обкомами партии, а также партийный контроль за деятельностью администрации» [24].
После окончания войны некоторые директора заводов и парторги ЦК составили воспоминания о том, как в годы войны практически осуществлялось руководство крупнейшими предприятиями Урала. По воспоминаниям директора Уралмаша Б. Г. Музрукова, «задания заводу, план его работы давал лично товарищ Сталин»
[25]. Историк В. Чалмеев отмечал, что именно Сталин поставил на заседании Политбюро Ц К ВКП (б) 24 июня 1941 г. вопрос об эвакуации основы танкостроения — броневых станов с Украины на Урал
[26]. Парторг Ц К ВКП (б) на Уралмашза-воде М. Г. Овсянников писал о том, что «непосредственное руководство деятельностью Уралмашзавода в годы Отечественной войны осуществляли» члены ГКО В. М. Молотов и Л. П. Берия [27].
Высоко оценивали советские исследователи роль местных партийных организаций
в решении хозяйственных проблем. По их признанию, в условиях военного времени партийные органы часто брали на себя оперативную работу по управлению хозяйством. Достаточно откровенно М. С. Нестеренко отмечал, что «вопросы мобилизации масс, перестройки промышленности, транспорта и сельского хозяйства на военный лад, размещение эвакуированных предприятий, подготовки и перемещения промышленных кадров, распределения материальных ценностей среди предприятий и другие решали обкомы партии» [28].
В уральской историографии подробно освещалась деятельность первых секретарей крупнейших обкомов ВКП (б) Н.С. Патоли-чева (Челябинская область), Н. И. Гусарова (Пермская область), В. М. Андрианова (Свердловская область), которые одновременно являлись уполномоченными ГКО. Характеризуя руководство Свердловского обкома ВКП (б) размещением на территории области эвакуированных из других регионов страны промышленных предприятий, М. С. Нестеренко писал: «По каждому предприятию бюро обкома ВКП (б) выносило специальное постановление, определяло место размещения, сроки восстановления и пуска завода на новом месте» [29].
Рассматривая конкретную деятельность местных партийных органов по непосредственному руководству промышленностью, историки указывали, что обкомы и горкомы партии осуществляли его через отраслевые отделы. С началом войны в некоторых местных партийных органах произошло разукрупнение отраслевых отделов, существовавших до войны, а в большинстве -были созданы новые отраслевые отделы: танковой промышленности, авиационной, химической, боеприпасов и др. Среди историков не было единства во мнениях о количестве созданных в обкомах отраслевых отделов. М. С. Нестеренко подсчитал, что в каждом обкоме ВКП (б) было создано двадцать и более отраслевых отделов, главные из которых возглавлялись отраслевыми сек-
ретарями [30]. П. Г. Агарышев и З.В. Семоч-кина отмечали, что в Челябинском обкоме было образовано семь новых отраслевых отделов. Они писали о том, что отраслевые отделы существовали не только в обкоме и горкомах, но и в райкомах партии [31]. По наблюдениям В. П. Ланина и А. Г. Наумовой, если в 1940 г. в Пермском обкоме было 11 отделов и 4 секретаря, то в 1943 г. работало 29 отделов и 28 секретарей обкомов партии [32]. Эти авторы отмечали, что на протяжении войны структура партийных органов подвергалась постоянной реорганизации. В 1943 г. в соответствии со специальным постановлением ЦК ВКП (б) в Пермском обкоме вместо 28 секретарей осталось 5 секретарей и 19 их заместителей, на которых одновременно возлагалось руководство отраслевыми отделами [33].
А. Г. Наумова и З. М. Краюшкина отмечали, что суть деятельности отраслевых отделов состояла в том, что они «координировали работу предприятий, стимулировали рационализацию и изобретательство, помогали в распространении передового опыта, заботились об экономном расходовании сырья, проверяли правильность заявок на топливо, электроэнергию, металл и оборудование, предупреждали местнический подход к делу» [34].
Определенное внимание советские исследователи уделяли вкладу государственных органов в управление промышленностью Урала. Выходили работы, посвященные деятельностью по руководству оборонными предприятиями Урала наркома среднего машиностроения, одновременно заместителя Председателя СНК СССР В. А. Малышева (в дальнейшем наркома танковой промышленности), наркома боеприпасов Б. Л. Ванникова, наркома авиационной промышленности А. И. Шахурина, председателя главного управления тыла Красной Армии А. В. Хрулева и др. В. Чалмеев описывал личный вклад В. А. Малышева в организацию производства на Уралмаше бронекорпусов для тяжелых танков КВ, выпуск которых развер-
тывался на Челябинском тракторном заводе [35]. Именно по его распоряжению Кузнецкий и Магнитогорский металлургические комбинаты стали обеспечивать Урал-машзавод бронелистами [36].
В воспоминаниях наркома цветной промышленности П. Ф. Ломако отмечалось, что в октябре 1941 г. практически весь аппарат наркомата был переведен в г. Свердловск, где он работал под руководством заместителя наркома П. Я. Антропова [37].
Таким образом, в советской историографии управление промышленными предприятиями связывалось исключительно с деятельностью органов высшего и местного политического аппарата по руководству отдельными отраслями и предприятиями.
Современные историки вопрос о формах управления промышленностью Урала в годы Великой Отечественной войны рассматривают более разносторонне. По нашему мнению, на изучении данной проблемы сказываются многие факторы. Следует, прежде всего, учитывать поляризацию современных историков в изучении отечественной истории и в отношении к предшествующей историографии.
Для многих современных исследователей вопрос о роли коммунистической партии в истории страны в целом и войны в частности относится к разряду конъюнктурных. В историографии Великой Отечественной войны отмечается, что амплитуда оценок данной проблемы колеблется от «сведения всех истоков народной силы по существу к одному фактору — организующей, мобилизующей, руководящей деятельности партии
— до заявлений о ее негативном влиянии на ход войны, поскольку-де она была антинародной, преступной, являясь опорой деспотической власти Сталина» [38].
Часть исследователей продолжает настаивать на том, что, «исследуя историю Великой Отечественной войны, «не замечать» проблему, связанную с деятельностью коммунистической партии, нельзя. Это было бы и антиисторично и просто несправедливо»
Камынин В. Д., Панькин И. Д.
[39]. Эго признают и уральские авторы. В. Е. Курлаев пишет: «Правящая коммунистическая партия, безусловно, влияла на все сферы общественной жизни, формировала образ врага, поднимала патриотический дух, сплачивала общество. По нашему мнению, исследование деятельности партийных, общественных организаций, местных органов государственной власти необходимо продолжить, но независимо и непредвзято, даже избежать субъективизма» [40].
Анализ историографических источников показывает, что часть современных исследователей продолжает изучать деятельность местных партийных органов по руководству промышленными предприятиями. А. В. Сушков совершенно справедливо указывает на то, что «с началом Великой Отечественной войны центр власти в регионах сконцентрировался в партийных органах. В условиях, когда нарушились сложившиеся межхозяйственные связи, секретарям обкомов партии приходилось исполнять функции и снабженцев, и «толкачей», кооперировать между собой предприятия, мобилизовать имевшиеся в регионе промышленные, энергетические, людские ресурсы на решение важнейших задач государственного значения» [41]. Он обратил внимание на быстрый рост количества секретарей Свердловского обкома партии, руководившего отдельными отраслями экономики региона. По его подсчетам, к окончанию второго года войны в Свердловском обкоме ВКП (б) количество секретарей достигло 23, 18 из которых являлись отраслевыми секретарями [42].
Хотя А. В. Сушков отмечает, что «отраслевые секретари сыграли большую роль в управлении промышленностью в трудных условиях войны, в перестройке промышленности на военный лад» [43], но следует обратить внимание на то, что на этапе коренного перелома в Великой Отечественной войны Политбюро Ц К ВКП (б) своим постановлением от 6 августа 1943 г. институт отраслевых секретарей ликвидировал,
а вместо них учреждались должности заместителей секретарей [44]. А. В. Сушков подчеркивает, что «это способствовало сосредоточению властных полномочий в руках первого секретаря обкома партии, увеличению его ответственности за состояние дел в области» [45]. Заслугой современных исследователей можно считать то, что им удалось проследить практическую деятельность по руководству промышленностью секретарей ряда областей Урала: А. Б. Аристова [46],
Н. С. Патоличева [47] и др.
В то же время современные авторы с использованием новейших междисциплинарных методов научного исследования, ставят в центр изучения новые исследовательские проблемы, связанные с историей организации управления отраслями промышленности и промышленными предприятиями в годы Великой Отечественной войны.
Историки анализируют деятельность ГКО, СНК СССР, различных промышленных наркоматов, в том числе, танковой, артиллерийской и других оборонных отраслей промышленности, а так же их руководителей. Они отмечают, что благодаря своевременной деятельности этих центральных органов на Урале в самом начале войны стали появляться совершенно новые производства.
Приоритет в постановке данной проблемы принадлежит А. А. Антуфьеву. Данный историк первым в постсоветский период на основе новых источников, многие из которых им впервые были введены в научный оборот, осветил деятельность различных центральных ведомств по налаживанию выпуска продукции военного назначения на уральских предприятиях [48].
В работах Д. В. Гаврилова, В. В. Дубленных, В. Е. Курлаева, Н. Н. Мельникова, А. П. Финадеева и др. авторов прослеживаются те изменения, которые внесла война в деятельность уральских предприятий оборонных наркоматов [49]. Подобные работы только закладывают основы для изучения проблемы руководства военно-промышлен-
ным комплексом Урала в годы Великой Отечественной войны. В связи с этим, нам весьма представляется странным упрек, сделанный В. Е. Курлаевым — еще весьма молодым автором, в адрес А. А. Антуфьева о том, что объем 1,5 страницы для освещения производства боеприпасов на Урале в годы войны «явно недостаточен (легкой промышленности уделено 14 страниц)» [50]. Следует иметь ввиду, что, во-первых, работа А. А. Антуфьева вышла в свет в 1992 г. как раз на переломе эпох в отечественной исторической науке, когда только начала происходить «смена приоритетов, вызванная изменениями в общественно-политическом строе России» [51], а, во-вторых, деятельность Наркомата боеприпасов показана как часть складывавшегося военно-про-мышленного комплекса Урала, характеристике которого А. А. Антуфьев посвятил более 20 страниц.
Впервые в современной литературе прослеживаются взаимоотношения между центральными и местными властями по созданию на Урале отраслей оборонного комплекса. В. В. Запарий пишет: «Перестройка экономики Урала на обеспечение нужд фронта находилась под жестким контролем ЦК ВКП (б) и СНК СССР. Использовались чрезвычайные меры, продиктованные военным положением. Выезд на места представителей Центра, телеграммы, телефонные разговоры определяли деятельность местных органов и производственных коллективов» [52].
Применив компоративный метод анализа историографических источников, можно увидеть достоинства современной литературы по истории органов управления уральскими предприятиями из Центра. В опубликованных в советское время воспоминаниях народного комиссара оборонной промышленности Б. Л. Ванникова, наркома цветной металлургии П. Ф. Ломако сообщались самые общие данные о деятельности вверенных им ведомств, тщательно скрывались методы руководства, имена руково-
дителей соответствующих отделов и т. д. Современные историографические источники вносят существенный вклад в ликвидацию этих «белых пятен» и «фигур умолчания».
Характеризуя эвакуацию на Урал предприятий цветной металлургии, исследователи подчеркивают, что «большую помощь в эвакуации предприятий цветной металлургии оказывал ГКО, в особенности его члены: Н. А. Вознесенский, А. И. Микоян, И.Г. Первухин» [53]. В. Н. Мартынова и В. Ф. Фирсов отмечают, что для непосредственного руководства эвакуированными предприятиями в Свердловск было переведено «Главное управление медной промышленности во главе с Д. Г. Десятниковым. Некоторые ответственные работники Нар-комцветмета и главков были назначены директорами уральских предприятий» [54].
В. Е. Курлаев отмечает, что «организация массового производства, оперативное руководство и контроль были возложены народным комиссаром цветной металлургии на военный отдел наркомата, общее руководство производством элементов боеприпасов осуществлялось непосредственно заместителем народного комиссара С.М. Петровым» [55].
Историки показывают, что принимаемые решения соответствовали требованиям мо-билизационно-распределительной экономики. Д. В. Гаврилов пишет: «До начала войны на Урале не было танковой промышленности, не было ни одного броневого листа, не выплавлялись спецстали для танковой промышленности, не производился броневой лист, не изготовлялись поковки для танкостроения. С началом войны постановлением ГКО № 1 поручалось «немедленно приступить на уральских и сибирских заводах к прокату специальных сталей для танкового производства на Челябинском тракторном заводе»» [56]. В работе А. А. Антуфьева показано, что уже в начале 1942 г. на Урале сложились три самостоятельных центра танкостроения [57].
Камынин В. Д., Панькин И. Д.
Особенностью современной историографии проблемы является то, что авторы гораздо больше внимания стали уделять не просто вкладу центральных государственных органов в процесс управления уральской промышленностью, а роли конкретных руководителей партии и государства. Этому способствовало открытие архивных фондов, рассекречивание материалов о деятельности высших органов государственного управления, личных фондов руководителей партийных и государственных органов.
Многие современные исследователи уделяют внимание анализу кадровой политики сталинского руководства с целью повышения эффективности управления промышленными предприятиями. А. В. Чуриков не склонен освещать эту политику с тоталитарной точки зрения. Напротив, автор утверждает, что с целью побыстрее и более эффективно наладить производство на эвакуированных предприятиях «правительством была сделана ставка не только на силовые методы, но и на продуманную кадровую политику в отношении рабочих, ИТР и крупных руководителей, а также ставка на их поощрение и стимулирование» [58].
Автор пишет: «Утвердившийся во власти на рубеже 1920−1930-х гг. «старый кадровик» И. В. Сталин уделял вопросам назначения и выдвижения руководящих кадров особое внимание. Под его постоянным контролем находились первые секретари обкомов и крайкомов, ответственные работники государства и партии. С началом индустриализации в поле зрения вождя попали и директора крупных «сталинских строек» и промышленных предприятий — люди, в руках которых находилось будущее советской индустрии. Многих из них глава государства знал лично, звонил, поздравлял с успехами, предупреждал об ошибках в процессе работы. Контроль этот возрастал параллельно с внешней угрозой [59]».
Особенностью современной историографической ситуации является использование антропологического подхода к анализу лю-
бых проблем, даже экономических. Именно современными исследователями введены в научный оборот огромное количество уральских представителей директорского корпуса, осуществлявших непосредственное руководство промышленными предприятиями в годы Великой Отечественной войны. По словам Д. В. Гаврилова, «выдающуюся роль в мобилизации трудящихся на героический труд во имя победы над фашизмом играли организаторы производства — директора и главные инженеры заводов» [60].
С. С. Агеев подробно описал вклад одного из многочисленных выдвиженцев Сталина директора Уралмашзавода Б. Г. Музру-кова по руководству налаживанием военного производства на заводе. Автор квалифицирует этого человека как «опытного специалиста, до Уралмаша работавшего главным металлургом Кировского завода в Ленинграде, где серийно выпускались артиллерия и танки». Автор подчеркивает: «Понятно, что металлургия качественных сталей там была на порядок выше, чем на Урал-маше. К тому же Музруков прошел стажировку на металлургических заводах «Ансаль-до» (Италия), которые в 1930-е гг. являлись мировым лидером по производству качественной стали, и на заводах «Шкода» в Чехословакии» [61].
А. В. Чуриков описал деятельность руководителей важнейших заводов Челябинской области И. М. Зальцмана, И. М. Данкевича, М. Ф. Крамера и попытался с использованием метода контент-анализа проанализировать стиль руководителей уральских предприятий. По его наблюдениям, «наиболее четко проявили себя в годы войны четыре стереотипа поведения руководящих работников. Первый — крепкий хозяйственник, «капитан индустрии». Второй — «свой» человек, руководитель, находящийся непосредственно на рабочей площадке, вникающий в тяготы жизни рабочих. Третий — «слабый руководитель», инструкции которому «спускают» сверху, руководят заводом со стороны. Четвертый — «авторитарный лидер»»
[62]. При этом автор пришел к выводу, что «в условиях военного времени, стремясь добиться максимального производства, власть, делала ставку на сочетание этих четырех стереотипов. В тех случаях, когда ситуация была безвыходной и требовалось немедленное исправление положения был задействован первый или четвертый стиль руководства. В основном же правительство делало ставку на «капитанов» индустрии, которые находили общий язык с людьми, но могли в случае необходимости и пожертвовать всем ради выполнения производственного плана» [63].
В заключение следует сказать, что, итоги и результативность промышленной политики, проводимой на Урале накануне и в период Великой Отечественной войны, эффективность созданной административно-командной системы управления промышленностью, современные исследователи оценивают по-разному, в зависимости от своих идеологических пристрастий.
По мнению исследователей, придерживающихся традиционной и модернизационной интерпретации истории, та модель промышленной политики, которая была осуществлена в СССР в 1930—1940-е гг. оправдала себя.
В. В. Алексеев отмечает: «Она позволила избежать Великой депрессии, развить тяжелую индустрию и укрепить обороноспособность страны» [64]. По словам Е. Т. Артемова, «решающая роль государства доказала свою эффективность при догоняющей индустриализации» [65]. А. В. Сперанский считает, что умелое использование в экстремальных условиях военного времени форм командно-административного руководства «являлось объективной необходимостью, что в сочета-
нии с трудовым подъемом населения дало положительный эффект, обеспечив индустриальный подъем Урала, превратив, неожиданно для многих стратегов Второй мировой войны, регион в «становой хребет» не только обороны, но и дальнейшего стремительного и смертоносного для фашистской Германии русского наступления» [66].
Либеральные историки, напротив, убеждены, что Отечественная война 1941−1945 гг. явилась «апогеем в реализации возможностей централизованного планирования и управления экономикой», что «с ее началом административно-командная система управления стала более жесткой, всеохватывающей, сверхцентрализованной» и что «несмотря на самоотверженный труд советских людей, максимальное использование людских и природных ресурсов в период войны произошло значительное снижение всех показателей в развитии промышленности по сравнению с 1940 г.» [67].
Таким образом, можно констатировать, что историки немало сделали для изучения функционирования административно-командной системы управления промышленностью Урала накануне и в период Великой Отечественной войны. В то же время, историографический анализ имеющейся литературы позволил выяснить, что исследованы лишь частные проблемы управления, в том числе деятельность лишь некоторых наркоматов. Полной картины системы управления отраслями и промышленными предприятиями Урала в самый ответственный период его истории в XX столетии пока не существует. Ее воссоздание можно считать одной из неотложных задач современной исторической науки.
ЛИТЕРАТУРА
1. Алексеев В. В. Промышленная политика как фактор российских модернизаций (XVIII
— XX вв.) // Промышленная политика в стратегии российских модернизаций XVIII — XXI вв. Екатеринбург, 2006. С. 7−8
2. См.: Кузнецов Ю. В. Промышленная политика и международные отношения // Промышленная политика и международные отношения. Челябинск, 2005. Кн. ГС. 10
Камынин В. Д., Панькин И. Д.
3. Ванников Б. Л. Оборонная промышленность СССР накануне войны (из записок наркома) // Вопр. истории. 1968. № 10- Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. М., 1970- Ломако П. Ф. Цветная металлургия в годы Великой Отечественной войны. М., 1985- Кузнецов Н. Г. Накануне. М., 1989- и др.
4. См.: Симонов Н. С. Военно-промышленный комплекс СССР в 1920—1950-е гг.: темпы экономического роста, структура, организация производства и управление. М., 1996
5. См.: Антуфьев А. А. Уральская промышленность накануне и в годы Великой Отечественной войны. Екатеринбург, 1992
6. См.: Курлаев В. Е. Предприятия Народного комиссариата боеприпасов на Урале в 1939 г. //Урал индустриальный. Бакунинские чтения: Мат. VII Всеросс. науч. конф., ноябрь 2005 г. В 2-х т. Екатеринбург, 2005. Т. 2- Он же. Производство боеприпасов на Урале в 1939—1941 гг. // Россия между прошлым и будущим: исторический опыт национального развития. Мат. Всеросс. науч. конф., поев. 20-летию Института истории и археологии УрО РАН. Екатеринбург, 4−5 марта 2008 г. Екатеринбург, 2008- Он же. Заводы наркомата боеприпасов на Урале // Урал индустриальный. Бакунинские чтения: Мат. IX Всеросс. науч. конф., поев. 85-летию д.и.н., проф. А. В. Бакунина. Екатеринбург, 8−9 октября 2009 г. В 2-х т. Екатеринбург, 2010. Т. 1.
7. См.: Запарий В. В. Система управления черной металлургии Урала в XVIII — XX вв. / / Каменный пояс на пороге III тысячелетия. Екатеринбург, 1997- Он же. Управление черной металлургией Урала в XX в. // Личность и культура на рубеже веков. Екатеринбург, 1997- Он же. Три века черной металлургии Урала: проблемы эффективного управления // Чиновникъ. 2000. № 3 (9) — Он же. Основные этапы развития системы управления металлургией Урала (начало XVIII в. — 1991 г.)//Межвуз. сб. науч. трудов. Сер.: Гуманитарные и социальные науки. Магнитогорск, 2000. Вып. 2- Он же. К вопросу формирования системы управления черной металлургией Урала XVIII — XX вв. // Чермет информация. М., 2001. Вып. 7- Он же. Управление черной металлургией Урала XVIII — XX вв. // Вести. Гуманитарн. ун-та. Сер.: Экономика. № 1 (2). Екатеринбург, 2000- Личман Б. В., Флягин
B. А. Центральное и региональное планирование и управление народным хозяйством Урала в годы советской власти // Урал индустриальный. Бакунинские чтения: Мат. VI Всеросс. науч. конф. 7 апреля 2004 г. В 2-х т. Екатеринбург, 2004. Т. 1- и др.
8. Личман Б. В., Флягин В. А. Центральное и региональное планирование и управление народным хозяйством Урала в годы советской власти. С. 432
9. Запарий В. В. Система управления черной металлургии Урала в XVIII — XX вв. С. 84
10. См.: Курлаев В. Е. Заводы наркомата боеприпасов на Урале. С. 422
11. Курлаев В. Е. Предприятия Народного комиссариата боеприпасов на Урале в 1939 г.
C. 363
12. Там же. С. 364
13. Там же. С. 365
14. Курлаев В. Е. Производство боеприпасов на Урале в 1939—1941 гг. С. 229
15. Сушков А. В. Институт отраслевых секретарей в системе партийно-государственно-го руководства Свердловской области накануне и в годы Великой Отечественной войны // Война и российское общество: 1914−1945 годы. Мат. Пятых Урал, военно-ист. чтений, поев. 80-летию проф. И. Ф. Плотникова. Екатеринбург, 22−23 сентября 2005 г. Екатеринбург, 2005. С. 145
16. Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1989−1988). 9-е изд. М., 1985. Т. 7. С. 200, 201
17. См.: Сушков А. В. Институт отраслевых секретарей в системе партийно-государ-
ственного руководства Свердловской области накануне и в годы Великой Отечественной войны. С. 146
18. Очерки истории коммунистических организаций Урала. Свердловск, 1974. Т. 2. С. 217
19. См.: Вознесенский Н. А. Избр. произв. 1931−1947. М., 1979. С. 501
20. См.: Васильев А. Ф. Промышленность Урала в годы Великой Отечественной войны. 1941−1945 гг. М., 1982. С. 39, 40
21. Очерки истории Пермской областной партийной организации. Пермь, 1971. С. 268
22. Очерки истории Челябинской областной партийной организации. Челябинск, 1967.
С. 305
23. Очерки истории Пермской областной партийной организации. Пермь, 1986. С. 323
24. Очерки истории коммунистических организаций Урала. Т. 2. С. 217
25. Музруков Б. Г. Уралмашзавод к 30-летию Великого Октября // Технический вестник по обмену производственным опытом. Свердловск, 1947. № 4. С. 1
26. См.: Чалмеев В. Малышев. М., 1978. С. 160
27. Овсянников М. Г. Уралмаш — гордость советской страны // Технический вестник по обмену производственным опытом. Свердловск, 1948. № 3. С. 4
28. Очерки истории коммунистических организаций Урала. Т. 2. С. 218
29. Там же. С. 224
30. См.: Там же. С. 218
31. Очерки истории Челябинской областной партийной организации 1917−1977. Челябинск, 1977. С. 192
32. Очерки истории Пермской областной партийной организации. Пермь, 1986. С. 323
33. См.: Там же. С. 334
34. Очерки истории Пермской областной партийной организации. Пермь, 1971. С. 272
35. См.: Чалмеев В. Малышев. С. 168
36. См.: Там же. С. 174−175
37. См.: Ломаю П. Ф. Цветная металлургия в годы Великой Отечественной войны. С. 32
38. Великая Отечественная война 1941−1945: Военно-исторические очерки. В 4-х кн. М., 1999. Кн. 4. Народ и война. С. 19
39. Великая Отечественная война 1941−1945. Кн. 4. С. 19
40. Курлаев В. Е. Военная промышленность Урала (1939−1945 гг.) в отечественной историографии // Урал индустриальный. Бакунинские чтения: Мат. VI Всеросс. науч. конф. 7 апреля 2004 г. Т. 2. С. 254
41. Сушков А. В. Институт отраслевых секретарей в системе партийно-государственно-го руководства Свердловской области накануне и в годы Великой Отечественной войны.
С. 147
42. См.: Там же. С. 148
43. См.: Там же. С. 149
44. См.: Политбюро Ц К РКП (б) — ВКП (б): Повестки дня заседаний. 1919−1952: Каталог. М., 2001. Т. 3. С. 313
45. Сушков А. В. Институт отраслевых секретарей в системе партийно-государственно-го руководства Свердловской области накануне и в годы Великой Отечественной войны.
С. 147
46. См.: Дубленных В. В., Сушков А. В. Аристов Аверкий Борисович // Уральская историческая энциклопедия. 2-е изд. Екатеринбург, 2000.С. 27- Сушков А. В. Руководство Свердловской области в период Великой Отечественной войны: секретарь обкома ВКП (б)
А. Б. Аристов // Урал в военной истории России: традиции и современность. Мат. Меж-
Камынин В. Д., Панькин И. Д.
дун. Науч. конф., поев. 60-летию Уралького добровольческого танкового корпуса. Екатеринбург, 2003
47. См.: Урал ковал Победу. Словарь-справочник. Челябинск, 1993- Кабиткина Г. Н., Шмакова О. Н. Патоличев Николай Семенович // Челябинск: Энциклопедия. Челябинск, 2001. С. 631−632
48. См.: Антуфьев А. А. Уральская промышленность накануне и в годы Великой Отечественной войны. С. 161−183
49. См.: Дубленных В. В. Производство бронетехники на Урале (на примере завода 3 37 (50) // Урал в Великой Отечественной войне 1941−1945 гг. Екатеринбург, 1995. С. 281−285- Гаврилов Д. В. Среднеуральский Танкоград // Урал индустриальный. Бакунинские чтения: Мат. VI Всеросс. науч. конф. 7 апреля 2004 г. Т. 1. С. 342−351- Мельников Н. Н. Танковые заводы Урала в 1942—1943 гг.: проблемы производства // Урал индустриальный. Бакунинские чтения: Мат. VIII Всеросс. науч. конф. 27−28 апреля 2007 г. Т. 2. С. 170−173- Курлаев
B.Е. Работа уральских предприятий Наркомата цветной металлургии по выпуску боеприпасов в годы Великой Отечественной войны (1941−1945) // Война и российское общество.
C. 109−114- Он же. Выпуск боеприпасов на уральских предприятиях Наркомата черной металлургии в годы Великой Отечественной войны (1941−1945) // Шестые Татищевские чтения. Тез. докл. И сообщ. Екатеринбург, 20−21 апреля 2006 г. В 2-хт. Екатеринбург, 2006. Т. 1. С. 107−110- Он же. Заводы наркомата боеприпасов на Урале. С. 422−425- Финадеев А. П. Производство гвардейских реактивных минометов в Челябинской области // Война и российское общество. С. 152−155- и др.
50. Курлаев В. Е. Заводы наркомата боеприпасов на Урале. С. 422
51. Камынин В. Д. Историческая наука России в первой половине 1990-х гг. // Русская историография XI — начала XXI века. М., 2010. С. 402
52. 3апарий В. В. Металлургия Урала в годы Великой Отечественной войны (1941−1945 гг.) // Модернизационные процессы в металлургии Урала XVII — XXI вв. Екатеринбург, 2006. С. С. 161−162
53. Запарий В. В. Цветная металлургия Урала в годы Великой Отечественной войны (период эвакуации) // Война и российское общество. С. 97
54. Фирсов В. Ф., Мартынова В. Н. Медь Урала. Екатеринбург, 1995. С. 150, 151
55. Курлаев В. Е. Работа уральских предприятий Наркомата цветной металлургии по выпуску боеприпасов в годы Великой Отечественной войны (1941−1945). С. 110
56. Гаврилов Д. В. Среднеуральский Танкоград. С. 345
57. См.: Антуфьев А. А. Уральская промышленность накануне и в годы Великой Отечественной войны. С. 161−176
58. Чуриков А. В. Стиль руководства эвакуированными предприятиями в Челябинской области (1941−1945 гг.) // Урал индустриальный. Бакунинские чтения: Мат. IX Всеросс. науч. конф., поев. 85-летию д.и.н., проф. А. В. Бакунина. Т. 1. С. 331
59. Там же
60. Гаврилов Д. В. Опорный край державы в 1941—1945 гг. // Урал индустриальный. Бакунинские чтения: Мат. VII Всеросс. науч. конф. Т. 1.С. 16
61. Агеев С. С. Металлургическое производство на Уральском заводе тяжелого машиностроения (УЗТМ) в 1930-е гг. и в период Великой Отечественной войны (1941−1945) // Модернизационные процессы в металлургии Урала XVII — XXI вв. С. 114
62. Чуриков А. В. Стиль руководства эвакуированными предприятиями в Челябинской области (1941−1945 гг.). С. 332
63. Там же. С. 333
64. Алексеев В. В. Промышленная политика как фактор российских модернизаций (XVIII -XX вв.). С. 13
65. Артемов Е. Т. Проблема исторической преемственности в отечественной промышленной политике // Промышленная политика в стратегии российских модернизаций XVIII -XXI вв. С. 16
66. Сперанский А. В. Промышленность Урала в годы Великой Отечественной войны: достижения и противоречия // Проблемы экономической истории Урала. Профессорский сборник научных статей: К 60-летию со дня рожд. засл. работника высшего образования РФ, проф., д-ра ист. наук Б. В. Личмана. Екатеринбург, 2006. С. 326
67. Бакунин А. В. История советского тоталитаризма. В 2-х кн. Екатеринбург, 1997. Кн.
2. С. 170, 171

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой