Историко-географические аспекты неолитических поселений в бассейне реки Суры

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Сельскохозяйственные науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИЗВЕСТИЯ
ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ № 29 2012
IZVESTIA
PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO NATURAL SCIENCES № 29 2012
УДК 631. 4:21 210
ИСТОРИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ НЕОЛИТИЧЕСКИХ ПОСЕЛЕНИЙ
В БАССЕЙНЕ РЕКИ СУРА
© С. П. ЛОМОВ, Н. Н. СОЛОДКОВ*, В. В. СТАВИЦКИЙ**
*Пензенский государственный университет архитектуры и строительства, кафедра кадастр недвижимости, кафедра маркетинга и экономической теории ** Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского, кафедра истории древнего мира, средних веков и археологии e-mail: stas-Lomov@yandex. ru, niconsol@yandex. ru, stawiczky. v@yandex. ru
С. П. Ломов, Н. Н. Солодков, В. В. Ставицкий — Историко-географические аспекты неолитических поселений в бассейне реки Суры // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. 2012. № 29. С. 112−118. — На основе литологостратиграфического и морфологического анализа реконструирована история развития почв и ландшафтов высокой поймы в среднем течении р. Сура. Показана седиментационная закономерность формирования поймы в виде молодых профилей типа А-С и погребенной полигенетической лугово-черноземной почвы, время развития которой охватывает ранний и средний голоцен. Проведено сопоставление времени формирования сложного почвенногенетического комплекса, в истории которого педогенные фазы чередуются слитогенно-аллювиальными, и культурными слоями неолитических поселений, приуроченными к эоловым формациям, развитых на погребенных террасах. Ключевые слова: неолит, погребенная почва, ландшафт, бассейн реки Суры.
Lomov S. P., Solodkov N. N., Stavitsky V. V. — Historical and geographical aspects of neolytic settlements in a basin of Sura river // Izv. Penz. gos. pedagog. univ. of V.G. Belinskogo. 2012. № 29. P. 112−118. — On the basis of the litologo-stratigrafichesky and morphological analysis the history of development of soils and landscapes of a high flood plain on the average the Sura River current is reconstructed. Sedimentatsionny regularity of formation of a flood plain in the form of young profiles of type A-C and the buried polygenetic meadow and chernozem soil which time of development covers early and average holocen is shown. Comparison of time of formation of a difficult soil and genetic complex in the history of which pedogenny phases alternate with litogenno-alluvial, and the occupation layers of neolytic settlements dated for formations of wind, developed on buried terraces is carried out.
Keywords: neolith, buried soil, landscape, river basin of Sura.
ВВЕДЕНИЕ
Историко-археологические исследования, проводимые в бассейне р. Сура, прежде всего, направлены на решение главной задачи — реконструкции ландшафтов мезонеолитических поселений и выявления причин миграции древних людей. Решение этих проблем возможно только при рассмотрении этого важного для истории страны события на фоне последовательности смен эволюционных состояний локальных геосистем в раннем, среднем и позднем голоцене.
Неолит — отрезок на временной шкале голоцена и отмечается недостаток опыта его отражения в почвенно-седиментационной записи разрезов. Для характеристики ландшафтов времени существования неолитических поселений, необходимо установить закономерности эволюционных изменений локальных геосистем в голоцене, а также определить климатические фазы характерные для этого времени.
Для решения отмеченных проблем первоочередное значение приобретает изучение опорных (наиболее полно изученных) разрезов голоцена. Не менее важное условие — анализ эволюции именно тех локальных геосистем, которые изменялись в послелед-никовье — голоцене. Эволюция таких ландшафтов протекала последние 15 000−10 000 лет и нашла отражение в строении пойм рек, балок, ложбин и лощин. Так, например, финал палеолита, изучаемый в поселении Шолма-1 приурочен к надпойменной террасе р. Малый Цивиль в пределах Чувашского плато и датирован 13−11 тыс. л.н. [6]. Культурные горизонты находятся в покровных лессовидных суглинках, в пределах сложной погребенной криоморфной почвы, состоящей из двух наложенных друг на друга моногенетических почв, отражающих потепления бёллинг и аллерёд. Эволюция зональных геосистем (плакоров, высоких террас и склонов), как отмечают палеогеографы [17],
в значительно меньшей степени фиксируют сложную гамму событий, суммируя наиболее энергетически емкие стадии климатических флуктуаций, ещё не стертые последующими процессами.
ОБЪЕКТ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ
Общая водосборная площадь бассейна р. Суры составляет 67,5 тыс. км2. После того, как в 1981 г. было построено Чебоксарское водохранилище, уровень воды поднялся и в Суре. В связи с этим замедлилось течение, речное дно покрылось почти метровым слоем ила и река потеряла способность самоочищаться. В среднем и верхнем течении бассейна р. Сура исследован ряд мезолитических и неолитических поселений, которые связаны с елшанской, камской, средневолжской и льяловской культурами [4- 12- 15].
Почвенно-литологические исследования на этих стоянках ранее не проводились. В последнее время исследования ведутся на стоянках средней части бассейна р. Сура при впадении в неё р. Утюж. Они расположены на дюнных отложениях, образованных в пределах пойменных террас р. Сура (юго-западная часть республики Чувашия), в 11 км южнее г. Алатырь и в 4 км от села Стемассы.
Стоянки расположены на правом берегу р. Сура. Подстилающие породы в основном меловой системы: аптской, баремской и готеривский ярусы с отложением глин, алевритов и песков [1]. В четвертичное время они перекрыты разновозрастными аллювиальными, аллювиально-делювиальными и эоловыми отложениями.
Изучение стоянок проводилось археологами Самарского, Пензенского, Ульяновского педунивер-стетов и НИИ гуманитарных наук Республики Чувашии, при участи Алатырского краеведческого музея с 2005 г. (рис. 1). Почвенными исследованиями они были охвачены в 2011 г. Проведено морфологическое и детальное лито-стратиграфическое изучение разрезов пойменных террас р. Сура и целый ряд неолитических поселений, расположенных на песчано-дюновых отложениях, образованных на пойме р. Сура. Находки в разрезах датируются эпохой средневековья, энеолитом, неолитом и мезолитом. На многослойном поселении Утюж I к эпохе средневековья относятся верхние пахотные слои с золотоордынскими материалами, которые датируются по находке серебряного дирхема 1310 годом [3]. Для слоев эпохи позднего энеолита по фрагментам керамики получены радиоуглеродные даты с Утюжа III (Стемасы) — 4730 ± 90 (КМ5197), 4620 ± 80 (КМ5626). Материалы, связанные с поздним энеолитическим комплексом поселения Утюж V (почва из-под развала энеолитического сосуда) получили дату 3840 ± 100 (КМ6402), фрагменты энео-литических сосудов — 3930 ± 90 (КМ6423), 3310 ± 80 (КМ6403), которые представляются омоложенными и скорее соответствуют началу эпохи бронзы. Для эпохи неолита наиболее ранняя радиоуглеродная дата получена по елшанской керамике стоянки Вьюново озеро I в лаборатории Аризонского университета ВР 7222±48. По ранненеолитическим неорнаментированным пря-
Рис. 1. Карта распространения неолитических памятников Посурья.
1 — Сомовка, 2 — Курмыш 3, 3 — Марьино, 4 — Возрождение (Красное), 5 — Борнуково, 6 — Возрождение (Черемошки),
7 — «Зимняя Шишка», 8 — Тарханское, 9 — Сурский Майдан,
10 — Утюж 1, 11 — Утюж 3, 12- Утюж 5, 13- Утюжский Бугор,
14 — Вьюново озеро 1, 15 — Вьюново озеро 2, 16 — Черненькое озеро, 17- Молебное 1, 18 — Молебное 2, 19 — Марьяновка, 20−21 — Сабаево 1, 2, 23 — Екатериновка 2, 24 — Грабово 4, 25 — Грабово 4, 26−30 — Подлесное 3, 4, 5, 7, 8, 3133 — Бессоновка 1−3, 34−37 — Пензенские стоянки (Ерня, Калашный Затон, Целибуха, Белый Омут), 38 — Усть-Кадада 1, 39 — Индерка.
мостенным сосудам с прямым срезом венчика, с плоским дном, видимо, относящимся к луговскому типу памятников, получены радиоуглеродные даты со стоянки Утюж I — ВР 6330±90 (КІ-14 448) и стоянки Мо-лёбное озеро I — ВР 6290±90 (КІ-14 441) [4].
Материалы эпохи развитого неолита льяловской культуры с поселения Утюж I датируются по фрагментам керамики — 5940±90 (КІ-15 641), 6080±90 (КІ-15 640), со стоянки Вьюново озеро II — 5965±90 (КІ-15 620), 6085±90 (КІ-15 626), со стоянки Черненькое озеро — 5840±80 (КІ-15 195), 6040±90 (КІ-15 200) [4].
Для мезолитических и раннеэнеолитических материалов радиоуглеродные даты пока отсутствуют. В предположительном плане мезолитические слои, видимо, датируются VII — началом VI тыс. до н.э., а хвалынские раннеэнеолитические — первой половиной IV тыс. до н.э. и сосуществуют с неолитическими [14].
В мезолите, неолите и энеолите люди преимущественно занимались рыболовством и охотой, поэтому
строили свои поселения недалеко от воды, предпочитая при этом проточные озера и места впадений небольших рек в более крупные, где было удобно сооружать рыболовные заколы.
Многослойность ряда стоянок и большой временной промежуток датирования находок (от мезолита до средневековья) в районе исследования повышает значимость изучаемых поселений и обосновывает анализ последовательности смен эволюционных состояний локальных геосистем в раннем, среднем и позднем голоцене. Кроме того, данная особенность позволяет не только выяснять вопросы хронологии, но и подчеркивать проблемы различий культур мезолита и неолита.
Комплекс неолитических стоянок утюжского микрорайона локализуются на правом берегу р. Суры. Основанием для поселений является пойменная терраса р. Суры, расширяющаяся в данном месте до нескольких десятков километров за счет впадения её притока — р. Бездны, который протекает ниже по течению р. Сура в районе г. Алатырь. Тем не менее, описанные стояки расположены недалеко от русла реки в 200−500 м.
Песчаные отложения, к которым приурочены неолитические стоянки в рельефе выражены небольшими плавными повышениями над уровнем пойменной террасы 93 м н. у. м. Археологическое датирование находок составляет примерно конец VI — начало IV тыс. л. до н.э. [14]. В связи с этим проблематично время образования песчаных массивов в пределах поймы р. Сура, которая в целом охватывает голоценовый возраст. По данным геологической карты республики
Чувашия [1] песчаные массивы приурочены к пойме р. Суры имеют четвертичный возраст, а преобразование их в голоцене связаны с аридными фазами климата, когда дефляционные процессы переносили песчаный материал в пределах поймы реки с образованием небольших волнистых дюн, на которых в последующем селились люди мезолита-неолита.
Почвенный покров в пределах поймы пестрый с образованием дерново-аллювиальных почв, луговых и заболоченных, а также дерново-песчаных почв бывших боровых лесов. Начиная с 60-х гг. прошлого столетия пойма подвергалась активному сельскохозяйственному использованию. На пойме выращивали капусту, рожь и клевер, выпасали скот и размещали пасеки, поэтому естественная пойменная растительность существенно преобразована и в настоящее время идет её восстановление.
РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
Морфологическое строение опорного разреза № 1 представлено полевым описанием на обрыве р. Суры в общей мощностью до 10 м. Абсолютная высота над уровнем моря составляет 92 м. Географические координаты: 540 46/ с. ш. и 460 40/ в. д. На пойме произрастает ива, ясень, дуб, нижний ярус представлен злаковым разнотравьем. Рельеф места разреза ровный с небольшими понижениями, к которым приурочена древесная растительность.
Разрез № 1 характеризует строение поймы и отражает процессы седиментации мелкоземистого материала (рис. 2).
Пойт, разрезі Утюж I
Утюж III
Утюж IV

-25
-50
-75
-100
-125
-150
-175
-200
-225
-250
-275
-300
-325
-350
-375
-400
-425
-450
-475
-500
С1А]
С1А]
(А]
с
2960±50 [А]
4890+50 [ДВ]
МШбО гВ] (Средние данные, по другим регионам) гд]
[А]
С
[А]
?
(А]
С
[А]
Аа
АЦ
м
1310ВР 5940+90ВР (бй°П+90ВР) 640+90 ВР
Ш//Ш4
4730+90
7222+48ВР
(Аризонский
университет)
Условные обозначения
песчаный горизонт
гумусовый горизонт
Рис. 2. Строение голоценовых почв в пойме р. Суры и на песчано-дюновых отложениях на стоянках неолитических поселений с датировками археологических находок.
Слой 1 — слаборазвитая дерново-аллювиальная почва на слоистом агроделювии — А1 0−32 см. На поверхности опад местами перекрыт маломощным мхом.
Аа — 0−13 см дерновый горизонт. Сильно пронизан корневой системой травянистой растительности. Но, как дерновый горизонт развит слабо из-за песчаного и супесчаного гранулометрического состава. Наблюдается слоистость: тонкие прослойки светлого песка чередуются с более гумусированными по цвету прослойками почвенного происхождения, тяжелосуглинистого гранулометрического состава.
С — 13 — 32 см. Неоднородный по цвету и сложению, преобладает слоистость светлого песка и тонких темных гумусированных суглинистых прослоек. Повсюду встречаются следы педофауны (ходы почвенных насекомых). Переход в следующий подгоризонт резкий за счет отложений темной суглинистой прослойки мощностью до 3 см. По всему горизонту мелкая корневая система.
Слой 2 — слоистые аллювиальные отложения с признаками почвообразования в виде тонких темных прослоек гумусового происхождения — 33−130 см. Состоит из трех слаборазвитых почв типа А-С, причем горизонт [А] небольшой мощности от 1 до 2−3 см темного цвета, а порода С — слоистый песок с косыми прослойками гумусированных пленок.
Слой 3 — погребенная лугово-черноземная почва — 130−217 см.
[АВ] - 130−193 см. мощная погребенная почва темно-серого цвета, тяжело-суглинистого гранулометрического состава зернисто-ореховатой структуры плотного сложения. Подразделяется на три подгоризонта.
[A] - 130−156 см Темно-серый более однородного сложения. По сравнению с последующими горизонтами встречается корневая система древесных растений, структура зернистая, переход в следующий горизонт постепенный.
[АВ] - 156−172 см. имеет те же морфологические признаки, как и предыдущий подгоризонт [А], но выделяется горизонтальной слоистостью в виде тонких более осветленных прослоек песка. Структура в целом зернистая.
[B] - 172−193 см. Отмечаются морфологические признаки характерные для предыдущего подгоризон-та, но увеличивается число светлых прослоек песка. Переход в породу резкий. При высыхании почвенной толщи на обрыве выделяются солевые выпоты по всему профилю погребенной почвы и при этом характерная столбчатая структура с вертикальными трещинами до 0,5 см ширины.
С — 193−217 см. В целом белесый песчаный горизонт с «карманными отложениями» гумусирован-ных участков в верхней части до 10 см в диаметре. Наблюдается слоистость в виде гумусированного мелкозема до 2−3 см.
Слой 4 — слоистые аллювиальные отложения с признаками почвообразования в виде прослоек темного цвета гумусового происхождения — 217−460 см. Состоит из пяти погребенных почв с системой генетических
горизонтов типа А-С, отражающих начальные стадии почвообразования после отложения почводелювия.
На глубине 410 — 460 см влажный песок с гу-мусированными прожилками. В нижей части оксиды Ре203 и песок голубоватого цвета с признаками оглее-ния, закись Бе02. Горизонт подстилается темным гу-мусированным слоем с признаками оглеения — грунтовая вода закрывает горизонт.
Заметна общая седиментационная закономерность, связанная с затоплением пойменных террас талыми весенними водами, содержащими почводелю-вий, смытый со склонов водосборного бассейна. В первую очередь оседают песчаные фракции как наиболее крупные и тяжелые. Захватывая иногда более тонкие фракции гумусированного мелкозема, создавая слоистость косого «штрихового» вида. Заметны турбулентные отложения более темного цвета в виде отдельных «карманов». Однако отмечаются и сплошные темные прослойки небольшой мощности, отражающие завершение процессов седиментации и появление начальных этапов почвообразования кратковременного периода. Поэтому вся изученная седиментационная толща в почвенном отношении состоит из отдельных профилей с набором генетических горизонтов типа А-С в целом представляющих стадии начального почвообразования. Однако на общем фоне преобладания процессов седиментации, на глубине 130 см обозначилась хорошо развитая лугово-черноземная почва, мощностью до 90 см с системой хорошо развитых генетических горизонтов, А — АВ — В и С.
Погребенные почвы в поймах рек Русской равнины были известны давно, но отсутствовала датировка гумусовых горизонтов и в связи с этим существовало большое количество версий их происхождения. Поли-генетичность почв пойменных террас в бассейнах рек Пензенской области впервые заметил И. Ф. Дмитриев [7]. В недавних публикациях также отмечаются погребенные гумусовые горизонты в пойменных почвах памятника природы «Присурская дубрава» [5]. В последнее время наиболее подробно изучены погребенные почвы в пойме р. Старая сура [10]. Приведенные примеры свидетельствуют о том, что систематические наводнения в бассейне р. Сура имели глобальный характер, связаны с привносом большого количества мелкоземного материала и полного погребения ранее сформированных полноразвитых почв.
Последовательное изучение разрезов пойм р. Непрядвы, притока р. Дона в верхнем течении, показало полигенетичность погребенных почв, а их датирование по изотопу углерода, временные срезы их развития [17]. В пределах верхней поймы время развития погребенных почв составляло от 1160±260 до 2960±50 л.т.н. При этом заключительная луговая черноземная почва формировалась в пределах 4890±50 — 2960±50 л.т.н., а активная стадия темно-серых лесных почв охватывала от 8800±160 до 4890±50 л.т.н. Таким образом, погребенные почвы в пойменных террасах занимали диапозон развития от раннего голоцена до среднего включительно, свидетельствующие об относительной стабилизации процессов природного развития.
Подобная хронология формирования погребенных почв в аллювиально-седиментационной толще, представляет большой интерес для сопоставления времени поселений первобытных людей в бассейне р. Суры.
Почвы, развитые на песчано-дюнных отложениях, занимающих среднюю часть поймы р. Суры и её притока р. Бездна, характеризуются следующим морфологическим строением. Разрез № 2 приурочен к небольшому склону западной экспозиции до 2−30. Абсолютная высота 93,5 м н.у.м.
Растительность характеризуется ксероморфно-стью: бодяг, щавель, пастушья сумка, полынь, лук скорода, чертополох. Единичны уцелевшие деревья — сосны, которые являются остатками бора, характерного для песчаных массивов.
А1 — 0−16 см. Темно-серый, при увлажнении -легкий суглинок. На изломе заметны белесые зерна кварца, отмытые от гумусово-железистых коллоидных пленок в результате проявления процесса лессиважа. Сильно пронизан корневой системой травянистой растительности, создавших вид дернового горизонта. Граница перехода заметна, неровная в результате бывшей пахоты.
А21 — 17−31 см. Светло-сероватый песчаный, заметны белесые обломки кварца, мелкая корневая система. Горизонт пятнистый по цвету. Более темные пятна тяготеют к верхней части горизонта вперемежку со светлыми песчаными пятнами до 1,5 см в диаметре. Переход в следующий горизонт постепенный.
[А]В — 32−47 см. Погребенная почва. Немного темнее предыдущей толщи, супесчаный, заметны обломки песчаника белесого цвета. К этому горизонту приурочены находки верхнего неолита: отщепы, каменные орудия и керамика. Переход в породу заметный по цвету.
С — 48−100 см Светло-желтого цвета песок, хорошо сортированный. Встречаются обломки до 2 мм светлого песчаника. В целом порода однородна.
Анализ морфологическго строения почв свидетельствует о формировании дерново-супесчаных лес-сивированных почв бывших боровых лесов. В пределах глубины 32−47 см обозначенной нами как горизонт [А]В встречаются артефакты неолитических поселений, датирующих бывшую жилую поверхность приблизительно 6000 л. н. Для неё характерен гумусовоаккумулятивный процесс без признаков лессивирова-ния. Погребение неолитических поселений связано с аридными фазами климата в конце среднего и позднего голоцена за счет развития дефляционных процессов и переотложения песчано-суглинистого материала. Похолодание в позднем голоцене и увеличение осадков обусловило развитие лессиважа и формирование нового профиля с горизонтами А1 -А2/-[А]В-С.
Разрез № 3 заложен на второй дюне в пределах неолитической стоянки у озера Черненькое, имеет подобное морфологическое строение, как и разрез 2. Глубина жилой поверхности неолита обнаружена на уровне 28 см. Разрез 4 характеризует почвы стоянки у Вьюнова озера. Вершина дюны с высотой 94 м. н. у. м.
Морфологическое строение, как и у предыдущих почв. Жилая поверхность неолита находится на глубине 2454 см.
Разрез № 4 приурочен к раскопу Утюж I. Остатки жилищного сооружения в 100 м к югу от р. Утюж. Абсолютная высота 91,6 м. н. у. м. На поверхности преобладает ксерофитная растительность: полынь, щавель, чертополох, лук скорода и др.
Ад — 0−11 см. Дерновый, темного цвета при увлажнении, сильно пронизан корневой системой. Белые зерна кварца лишены гумусово-железистых коллоидных плеток в результате лессиважа, супесь. Переход в горизонт заметный.
А1 — 11−28 см. Гумусовый горизонт темносерого цвета, супесчаный. Структура не выражена. Заметны белесые зерна кварца. В нижней части горизонта обнаружены находки позднего средневековья (XI век). Переход заметный.
[А]В — 28−71 см. Погребенная почва. Переходный горизонт мозаичнго цвета: фрагментарность осветленной части с более темными пятнами. Песчаный. В этом горизонте обнаружены находки энеолита. Переход постепенный.
С — 71−90 см. Светлый песок, который служит основанием жилища. Обнаружены ямы 20×30 см для опорных столбов и различных хранилищ.
Анализ строения почв неолитических поселений, сформированных на песчаных отложениях, свидетельствует о сложном их развитии. Первичная почва, обозначенная нами как [А]В-С является жилой поверхностью неолитических поселений, имеющих возраст от 7222±48 ВР до 3910±80 (последняя дата омоложена). Этот период характеризуется различными климатическими фазами в сумме составляющих продолжительность многовекового ритма, охватывающего в среднем 2000 лет [17]. Начало поселения отвечает атлантическому периоду — АТ1, когда формировались почвы в благоприятном теплом климате степного ландшафта дерново-песчаные выщелоченные. Позже энеолитические поселения характеризовались следующим климатическим ритмом — окончание атлантического периода АТ2 и АТ3. Среднегодовая температура была выше на 2 °C по сравнению с современностью, а осадки оставались на том же уровне. Степные ландшафты приобретали облик сухостепеных, а дерново-песчаные почвы — признаки типичности.
В позднем голоцене началось похолодание в су-батлантическое время вплоть до малого ледникового периода. В холодные и сухие фазы климата развивались дефляционные процессы и почвы «неолита» оказались погребенными. На новых субстратах в субат-лантическое время формировались дерново-песчаные лессивированные почвы под сосновыми боровыми лесами.
Таким образов, почвы на песчаных отложениях оказались сложными, состоящими из первичной почвы неолитического времени, диагностируемой как дерново-песчаной выщелоченной, служащей жилой поверхностью первобытных поселений людей современными горизонтами развития на новых песчаных
субстратах, похоронивших почвенные образования неолита. Для современных почв характерны элювиальные процессы, в результате они диагностированы как дерново-песчанные лессивированные. В итоге следует подчеркнуть, что процесс лессиважа отражает более холодный климат позднего голоцена. Эта важная хронологическая информация необходима для оценки времени развития процессов лессиважа в других типах голоценовых почв — серых лесных и черноземах лесостепной зоны.
Сопоставление времени формирования дерново-песчаных выщелоченных почв неолита с почвенно-седиментационных «записью» природных событий в голоцене (разрез пойменной террасы), подчеркивает, что развитие ландшафтов неолита соответствует начальным стадиям образования погребенных лугово-черноземных почв. В это время заканчивается климато-эрозионный цикл в раннем голоцене и происходит стабилизация природных событий. В пойму р. Сура поступают тонкие почвенно-седиментационные материалы, которые активно охватываются почвообразовательным процессом, формируются лугово-черноземные почвы с небольшими тонкими прослойками песка, отмеченными в нижних горизонтах.
Стабилизация развития природных процессов отраженная в морфологии погребенных луговочерноземных почв наблюдалась до окончания среднего голоцена.
В позднем голоцене при похолодании усиливаются эрозионные процессы в бассейне р. Сура. В пойму снова поступает много грубого песчаного материала, в результате лугово-черноземные почвы оказались погребенными на глубине 130 см.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
На основе изучения почв наиболее полного разреза в пойме р. Сура с возрастным диапазоном голоцена и почв неолитических поселений, на песчаных отложениях — восстановлены смены эволюционных стадий ландшафтов и почвообразования за последние 10 000 лет. В раннем голоцене пребореале и бореале преобладали седиментационные процессы, подавляющие активное почвообразование, поэтому наряду с лесными ценозами присутствовали пойменные «степи». Формировались серые лесные и дерново-аллювиальные почвы.
В атлантическое время климато-эрозионный цикл затухает, пойма заливается периодически с при-вносом тонкого почвенно-аллювиального материала, наступает фаза активного почвообразования и формирования лугово-черноземных почв. Стабилизация природных процессов продолжается и в среднем голоцене.
На песчаных отложениях в атлантическое время АП (7222±48 ВР) появились первобытные люди неолита, занимающиеся рыболовством и охотой. Теплый климат и степные ландшафты способствовали активному их расселению. На песчаных массивах формируются дерново-песчаные почвы.
В позднем голоцене в связи с нарастающим похолоданием (малый ледниковый период), в бассейне р. Сура в результате развития нового климата эрозионного цикла в пойму стало поступать большое количество грубого материала, что обусловило погребение лугово-черноземных почв.
На песчаных отложениях во время холодных и аридных климатических фаз позднего голоцена развивались дефляционные процессы, что обусловило погребение дерново-песчаных почв и артефактов неолита. На новых субстратах в новых климатических условиях формируются дерново-песчаные лессивиро-ванные почвы под борами.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Атлас земель сельскохозяйственного назначения Чувашской Республики. Чебоксары: Министерство природных ресурсов, 2007.
2. Березина Н. С., Вискалин А. В., Выборнов А. А., Королев А. И., Ставицкий В. В. Охранные раскопки многослойного поселения Утюж I на Суре // Самарский край в истории России. Вып. 3. / Самар. обл. ист-краевед. музей. Самара. 2007. С. 14−23.
3. Вискалин А. В., Березина Н. С., Березин А. Ю., Выборнов А. А., Королев А. И., Ставицкий В. В., Коно-валенко А. В. Исследование многослойного поселения Утюж I на Суре // Научно-педагогическое наследие В. Ф. Каховского и проблемы истории и археологии. Книга 2. Чебоксары: ЧГИГН, 2009. С. 41−72.
4. Выборнов А. А., Ковалюх Н. Н., Скрипкин В. В., Березина Н. С., Вискалин А. В., Ставицкий В. В. Об абсолютном возрасте неолита Сурско-Мокшанского междуречья // Актуальные вопросы археологии Урала и Поволжья: сб. ст. Самара: Самарский гос. краев. музей,
2008. С. 20−25.
5. Вяль Ю. А., Дюкова Г. Р. Особенности почвообразования зональных и аллювиальных почв в лесных ландшафтах лесостепи (ясеневая дубрава) // Ю. А. Вяль, Г. Р. Дюкова // Известия ППГУ. Ест. науки. Пенза: ПГПУ, 2006. № 1 (5). С. 45−50.
6. Гугалинская Л. А. Палеэкология почвообразования на финально-палеолитическом поселении Шолма — 1 (Приволжская возвышенность, Чувашское плато) / Л. А. Гугалинская, В. М. Алидранов, А. С. Березина и др. // Изв. Самарского научного центра РАН. Самара: СНЦ, 2010. Т. 12. № 1. С. 1006−1010.
7. Дмитриев И. Ф. Почвы Пензенской государственной с. -х. опытной станции и пути их повышения плодородия. Лунино: ОНИС, 1962. 110 с.
8. Иванов А. И., Кузин Е. Н. Международный инновационный проект «Ноополис луговой» Проблемы экологической реабилитации природной среды Русской деревни. М.: Наука, 2002. 116 с.
9. Кузьменко И. Т. История формирования почвенного покрова пойм рек Русской равнины. // Мат. вс. конф. История развития почв СССР в голоцене. Пущино: НЦБИ АН, 1984. С. 105−106.
10. Ломов С. П. Бассейновый метод изучения антропогенной эволюции почвенного покрова Пензенской области. // Сб. докл. научн. практич. конф. ПГУАС. Пенза: ПГУАС, 2009. С. 104−122.
11. Ломов С. П. Почвы пойменных террас, как отражение антропогенной эволюции лесных ландшафтов. // Сб. докл. научн. практич. конф. ПГУАС. Пенза: ПГУАС, 2006. С. 156−158.
12. Ставицкий В. В. Неолит. // Археология Мордовского Края: каменный век, эпоха бронзы. Саранск: НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2008. С. 107−133.
13. Ставицкий В. В. Каменный век Примокшанья и Верхнего Посурья. Пенза: ПГПУ, 1999. 196 с.
14. Ставицкий В. В. Неолит, энеолит и ранний бронзовый век Сурско-Окского междуречья и Верхнего Прихоперья: ди-
намика взаимодействия культур севера и юга в лесостепной зоне. Автореф. дис. … докт. ист. наук. Ижевск, 2006. 46 с.
15. Ставицкий В. В., Хреков А. А. Неолит — ранний энеолит лесостепного Посурья и Прихоперья. Саратов: Изд-во Саратовского университета, 2003. 168 с.
16. Сычева С. А. Многовековая ритмичность почво- и ре-льефообразования на Среднерусской возвышенности в голоцене. // Изестия РАН, серия географическая,
2008. № 3. С. 87−97.
17. Сычева С. А. Развитие пойменных почв и ландшафтов в голоцене в районе Куликова поля // Почвоведение.
2009. № 1, С. 18−28.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой