Историко-культурные и политические факторы межэтнических отношений на территории Северного и Южного Судана

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПОЛИТОЛОГИЯ
Вестн. Ом. ун-та. 2012. № 1. С. 340−345.
УДК 32. 001
С. Г. Сизов, Д.В. Малое
ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ МЕЖЭТНИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ НА ТЕРРИТОРИИ СЕВЕРНОГО И ЮЖНОГО СУДАНА
Исследуются историко-культурные предпосылки и политические факторы межэтнических отношений на территории Северного и Южного Судана. Рассматривается процесс трансформации идентификации и самоидентификации населения Северного и Южного Судана. Анализируются процессы нациостроительства на территории Судана, а также роль великих держав в данных процессах.
Ключевые слова: гражданская война, нациостроительство, нация, самоопределение, Судан, трансформация, Южный Судан.
В настоящее время в период трансформации системы международных отношений существует тенденция резкого увеличения количества внутригосударственных конфликтов. В основном причинами возникновения указанных конфликтов являются либо этно-религиоз-ные противоречия, либо категорическое неприятие существующей политической элиты населением, по преимуществу западноориентированным, данных стран. Зачастую конфликты двух указанных выше типов одновременно наблюдаются на территории государств, расположенных в стратегически важных с геополитической точки зрения районах.
Примером государства, где этнорелигиозные противоречия вкупе с кризисом легитимности центральной власти фактически привели к его распаду, является Республика Судан. Образование 9 июля 2011 г. независимого от Хартума1 государства Южный Судан явилось результатом инициированного рядом стран и международных организаций процесса урегулирования гражданской войны в Судане 1983−2005 гг.
Южный Судан — второе (после Эритреи) признанное мировым сообществом независимое государство на африканском континенте, возникшее после распада биполярной системы международных отношений. Признанию независимости нового государства предшествовали две гражданские войны в Судане (1955−1972 гг. и 1983−2005 гг.), которые, в свою очередь, завершили процесс институционализации над-этнических общностей, сформировавшихся в результате многовекового противостояния населения северных и южных территорий Судана.
Специфика взаимоотношений населения северных и южных территорий Судана обусловлена в первую очередь географическими и историко-культурными факторами, имевшими место еще в период зарождения государственности Судана. Географически Судан — крупнейшее государство африканского континента, северная часть которого — Ливийская и Нубийская пустыни, разделенные долиной Нила шириной около двух километров, а южная — тропические и экваториальные леса с обилием плодородных земель. На Севере Судана издревле проживали семито-хамитские и кушитские племена, родственные древним египтянам. Заселение Юга Судана связано с миграцией народов Центральной Африки: около X в. — нилотов, а в XVI в. — народа занде. Благоприятные для земледелия и скотоводства ресурсы южных территорий ограничили движение негроидных народов на Север Су-
© С. Г. Сизов, Д. В. Малое, 2012
дана. В то же время географическая отдаленность и труднодоступ ность тропических лесов Судана не позволяла населению северных территорий обосноваться на юге.
Указанные природно-географические факторы обусловили, во-первых, характер процесса развития населения северных и южных территорий Судана, а во-вторых, оказали существенное влияние на специфику взаимоотношений между ними. Изолированное от внешнего мира население южного Судана вплоть до XIX в. не имело собственной государственности, было организовано по родоплеменному принципу, отличалось наличием натурального типа хозяйствования. Консервативный образ жизни южан способствовал сохранению среди большинства населения язычества вплоть до XX в., когда Великобритания инициировала процесс «добровольной» христианизации Юга Судана.
В то же самое время Север Судана находился в непрерывном взаимодействии с соседними государствами. В силу специфики природно-климатических условий богатые золотом, медью и слоновой костью территории были мало приспособлены для ведения сельского хозяйства, что обусловило потребность северян вступать в интенсивные торговые сношения с Египтом и странами аравийского полуострова. Торговля, добыча полезных ископаемых, а также политика стран-завоевателей способствовали процессу постепенного проникновения и ассимиляции арабского населения на территории северного Судана [1].
Следует отметить, что экспансионистская политика стран-завоевателей распространялась лишь на северные территории Судана, в то время как юг был недоступен для захватчиков. Однако существовала опосредованная связь южных земель с внешним миром — жители северных территорий на протяжении тысячелетий совершали регулярные набеги с целью отбора воинов и рабов для последующей их продажи в соседние страны. Специфика работорговли заключалась в том, что жертвами набегов становились самые выносливые и приспособленные к ведению хозяйства южане. В результате население Юга Судана было лишено необходимых ресурсов для развития экономической и социальной систем, а в сознании южан четко закрепилось представление
об арабах, жителях Севера Судана, как о главных врагах своего народа. Таким образом, была заложена основа межэтнического конфликта на территории Судана,
на процесс развития которого впоследствии повлияли политика насильственной исламизации населения Судана, политика государств-метрополий, позиции великих держав.
В VII в. н.э. противостояние населения северных и южных территорий Судана приобретает религиозную окраску: в 642 г. на территорию северного Судана вторглась армия арабов-завоевателей, успевших к этому времени принять ислам. Ученые полагают, что именно с этого момента началась активная исламизация Судана. Однако, как было сказано выше, предпосылки для проникновения исламской культуры на территорию северного Судана были сформированы значительно раньше. Арабы-кочевники бродили по Африке в поисках пастбищ, арабы-горнорабочие — в поисках месторождений металлов, арабы-торговцы — в поисках металла, слоновой кости, покупателей специй, рабов. Миграции сопровождались ассимиляцией арабов с коренным населением, что впоследствии облегчило продвижение ислама вглубь африканского континента.
Вплоть до XIX в., когда Судан стал колонией Египта, характер взаимоотношений между населением северных и южных территорий существенно не менялся. Однако специфика исламизации Судана (широкое распространение ислама на Севере и незначительное — на Юге) обусловила трансформацию идентификации и самоидентификации населения Судана, которую схематично можно изобразить следующим образом:
«племена южан vs. племена северян»
I
«племена южан vs. арабы»
I
«племена южан vs. мусульмане»
Очередной этап развития отношений населения северных и южных территорий приходится на период колониальной зависимости Судана 1821−1955 гг. В 18 601 870-х гг., во времена «Египетского Судана» были предприняты первые шаги по освоению южно-суданских территорий: образованы провинции Верхний Нил, Бахр-эль-Газаль и Экватория. Посредством создания формальных институтов управления и расширения сети гарнизонов египетские власти стремились оградить территорию южного Судана от всё более возрастающей неформальной власти обосновавшихся здесь арабов-торговцев.
Во время существования Англо-Египетского кондоминиума Судан был разделен на две независимые колонии: арабомусульманский Северный Судан и нероид-но-анимистский Южный Судан. Инициатором выделения южных провинций Судана в отдельную колонию выступила Великобритания, стремившаяся воспрепятствовать объединению всей территории Судана под властью арабо-мусульманского Египта. Для этих целей в 1920-х гг. управление Южным Суданом было передано отдельной администрации, а в целях недопущения распространения на территории Южного Судана исламской культуры метрополия объявила о проведении политики «закрытых дверей». На территории Южного Судана была проведена массовая паспортизация населения, были выселены на север арабы-торговцы, введены ограничения на передвижение населения между двумя новообразованными колониями [2].
Осознавая слабую степень устойчивости традиционных языческих верований нилотов и занде перед современными религиями, власти Великобритании избрали политику стимулирования и поощрения деятельности христианских миссионеров на территории Южного Судана. При христианских организациях создавались центры медицинской и гуманитарной помощи, образовательные и просветительские учреждения, центры по изучению английского языка [3]. В итоге английский язык стал языком межплеменного общения, а негативные следствия крайней неразвитости Южного Судана были существенно лимитированы гуманитарной деятельностью миссионерских организаций.
Процесс тотального вытеснения арабо-мусульманской культуры с территории Южного Судана не встретил широкого противодействия населения, так как был подкреплен введением конкретных привилегий для южносуданцев, получавших образование по европейскому образцу. Английский язык вкупе с признанием европейских ценностей стал пропуском в органы управления Южного Судана для коренного населения. Необходимо отметить, что политика деисламизации и христианизации Южного Судана рассматривалась английской метрополией в контексте возможного присоединения южных территорий Судана к Британским владениям в Восточной Африке.
Совокупность действий англо-египетской метрополии, впоследствии получивших название «южной политики», резко контрастировала с политикой в отношении Северного, арабо-мусульманского Су-
дана. Существенную роль в управлении данной территорией играл Египет, по образцу которого в Северном Судане реформировались системы образования, правосудия, религиозного воспитания. В свою очередь, Великобритания уделяла значительное внимание развитию инфраструктуры Северного Судана: в период существования кондоминиума были построены железная дорога и телеграфная сеть, открыт Порт-Судан, введены в эксплуатацию крупные ирригационные системы. Всё это способствовало экономическому, социокультурному и политическому развитию населения Северного Судана.
В целом политика раздельного управления Суданом в период англо-египетского кондоминиума привела к еще более острым противоречиям между населением северных и южных территорий. Политика «закрытых дверей» не только усугубила ситуацию с отставанием уровня социально-экономического развития Южного Судана2, но и привела к исчезновению последних межкультурных каналов взаимодействия населения двух территорий: торговли и связанной с ней миграции. С другой стороны, политика метрополии обусловила очередную трансформацию идентификации и самоидентификации населения Судана, которую можно изобразить следующим образом:
«племена южан vs. мусульмане»
I
«племена южан-христиан vs. мусульмане»
і
«племена южан-христиан vs. северяне-мусульмане»
В отличие от ситуации с Северным Суданом, политика христианизации и англи-зации Южного Судана не привела к формированию единой надэтнической общности на указанной территории. Культурная, этническая неоднородность племен, кочевой образ жизни, перманентная борьба за ресурсы и сферы влияния, — всё это осложняло процесс межплеменной интеграции на территории Южного Судана [4].
Активизация процесса нациострои-тельства на территории Южного Судана приходится на период независимости Су-дана3. После 1952 г., когда новый правитель Египта Гамаль Абдель Насер признал право суданского народа на самоопределение, в Судане началась широкая дискуссия относительно принципов организации нового независимого государства. В итоге была достигнута договоренность о
федеративном устройстве независимого Судана, в рамках которого южные провинции получают широкую культурную и религиозную автономию, участвуют в управлении единым государством, обладают суверенитетом на своей территории.
Однако ключевым моментом переговорного процесса стала договоренность об утверждении столицы независимого Судана — Хартума и официального языка республики — арабского. В итоге сформированные в переходный период органы государственной власти Судана оказались под контролем арабо-мусульманского населения северных территорий, отказавшегося от предоставления Южному Судану определенной ранее степени автономии. Правительство независимого Судана взяло курс на исламизацию государства, правовая система была приведена в соответствие с нормами шариата, несогласные с политикой Хартума жестоко подавлялись [5]. В результате в 1955 г., после вывода английских и египетских войск, на территории Судана началась Первая гражданская война (1955−1972 гг.), представлявшая собой вооруженное противостояние правительственных войск Хартума и повстанцев Южного Судана, требующих предоставления независимости для своей территории.
Первая гражданская война в Судане -важный этап в процессе нациостроитель-ства на юге республики. Во время гражданской войны произошел процесс институционализации южан-повстанцев путем создания в 1971 г. Освободительного Движения Южного Судана4 под руководством Джозефа Лагу. В то же время семнадцатилетнее вооруженное противостояние завершилось подписанием в 1972 г. Аддис-Абебскго мирного соглашения, согласно которому три южные провинции (Экватория, Бахр эль Газал и Верхний Нил) получили реальную политическую и культурную автономию. В результате ценой более чем 500 тыс. погибших с обеих сторон произошла очередная трансформация идентификации и самоидентификации населения Южного Судана, связанная с возросшей степенью интеграции южносуданских племён:
«племена южан-христиан vs. северяне-мусульмане»
I
«южане-христиане vs. северяне-мусульмане»
Установленные Аддис-Абебским мирным соглашением принципы автономного
существования Южного Судана разрешили накопившиеся за более чем тысячелетнюю историю государства противоречия во взаимоотношениях населения северных и южных территорий. В то же время необходимо учитывать, что процесс мирного урегулирования Первой гражданской войны в Судане проходил, во-первых, в условиях слабой институционализации сторон конфликта, во-вторых, в условиях их экономической, политической и военной неразвитости, в-третьих, при посредничестве членов международного сообщества, не способных продолжительное время выступать гарантом исполнения установленных принципов. В итоге подписанное мирное соглашение оказалось неустойчивым к постоянно меняющимся условиям сосуществования сторон урегулированного конфликта.
Важнейшим фактором, определившим дальнейшую специфику межэтнических отношений, стало обнаружение в 1978—1983 гг. на границе Северного и Южного Судана5 крупных месторождений нефти. С целью недопущения правительства Южного Судана до процесса распределения найденных углеводородов президент Судана Джафар Нимейри 8 сентября 1983 г. объявил курс на построение в Судане исламского государства, обнародовал декрет о введении шариатского права и отменил автономию Южного Судана. Действия президента Судана вызвали широкую волну протеста на юге республики: повстанцы во главе с Джоном Гарангом объединились в Народно-освободительную армию Судана6, ознаменовав тем самым начало Второй гражданской войны в Судане, длившейся с 1983 г. по 2005 г.
Вторая гражданская война в Судане -вооруженный конфликт двух нациопо-добных формирований за право обладания стратегически важными ресурсами
[6], необходимыми для обеспечения независимого существования собственных государственных образований. Благодаря «нефтяному» фактору внутригосударственный конфликт стал конфликтом международного значения. Религиозный характер конфликта, а также существующая корреляция между наличием на территории определенного государства нефтяных месторождений и возникающими у него в связи с этим экономическими потенциями позволяет понять причину озабоченности великих держав относительно статуса обнаруженных на территории Судана месторождений. Активизация участия великих держав в процессе урегули-
рования Второй гражданской войны в Судане приходится на 1990−2000 гг. — период первых двух десятилетий после распада биполярной системы международных отношений.
В конфликте между арабо-мусульманским Северным Суданом и христианским Южным Суданом западные державы (США, Великобритания, Норвегия, Европейский Союз и др.) выступили в защиту последнего. Например, после 1990 г. США начали активно поддерживать Народно-освободительную армию (впоследствии переименованную в движение) Судана, курировать процесс демократизации управления, предоставлять Южному Судану гуманитарную, экономическую помощь, занимаются обучением управленческих кадров [7]. В это же время в отношении Северного Судана США проводили последовательную политику ослабления Хартума: в 1993 г. Государственный Департамент США включил Судан в список стран-спонсоров терроризма, в 1997 г. объявил о введении «экономической блокады» Судана, в июле 1999 г. Палата представителей Конгресса США одобрила резолюцию, осуждающую Хартум за геноцид в Южном Судане. Более того, США не ограничились чисто юридическими процедурами: по территории Судана наносились многочисленные авиаудары с целью уничтожения потенциальных террористических баз и фабрик по изготовлению оружия7.
Очевидно, что государства, исторически играющие роль оппозиции западному миру, Китай и СССР (а после 1991 г. -Россия), вплоть до начала 2000-х гг. поддерживавшие позицию официального Хартума путем оказания экономической помощи и посредством поставок вооружения, не имели достаточных ресурсов и инструментов для противостояния объединенным силам западных держав. Более того, после распада СССР, позиции государств — сторонников единого Судана резко ослабли, а в процессе урегулирования Суданского конфликта на первый план выступили интересы и деятельность стран евро-атлантического региона, априори выступающих против акторов исламской ориентации.
В результате во время Второй гражданской войны в Судане при непосредственном участии великих держав было завершено формирование нации, которую можно дефинировать как «народ Южного Судана». Народ Южного Судана — надэт-ническая общность племен африканских народов, проживающих на территории
Южного Судана, объединенных единым, на основе христианства, самосознанием и использующих английский язык в качестве языка повседневного общения.
Заключенное в июле 2005 г. Всеобъемлющее мирное соглашение между правительством Республики Судан и Народно-освободительным движением (армией) Судана юридически закрепило право народа Южного Судана на самоопределение
[8]. По результатам предусмотренного Соглашением референдума, состоявшегося в январе 2011 г., Южный Судан был признан международным сообществом как независимое государство, суверенитет которого распространяется на всю его территорию и ресурсы, расположенные на ней. В итоге во время Второй гражданской войны в Судане, а также процесса ее урегулирования произошла очередная трансформация идентификации и самоидентификации населения Судана, и что более важно, юридическое закрепление итогового состояния идентификации и самоидентификации в соответствии с нормами международного права:
«южане-христиане vs. северяне-мусульмане»
I
«народ Южного Судана vs. народ Судана»
I
«граждане Южного Судана vs. граждане Судана»
После рассмотрения процесса развития межэтнических отношений на территории Северного и Южного Судана представляется возможным выделить следующие историко-культурные предпосылки противостояния населения северных и южных территорий:
• особенности заселения территории Судана различными этническими группами-
• особенности торговых сношений с Египтом и странами Аравийского полуострова.
С другой стороны, на процесс формирования надэтнических общностей Севера и Юга Судана, а также на характер и степень их взаимоотношений существенное влияние оказали следующие политические факторы:
• политика исламизации населения северных и южных территорий Судана-
• преходящий все разумные пределы объем и характер работорговли-
• недальновидная изоляционистская политика Великобритании в начале XIX в. -
• политика христианизации населения Южного Судана-
• интересы и политика великих держав в условиях однополярной системы международных отношений.
В эпоху глобализации проблема межэтнических отношений находится в фокусе политологических исследований. В контексте борьбы за энергоресурсы и сферы влияния великие державы под предлогом борьбы с международным терроризмом, гуманитарными катастрофами и нарушениями прав человека непосредственно и через международные организации стремятся получить контроль над стратегически важными для них территориями. В результате фактически происходит вмешательство во внутренние дела суверенных государств. Однако современная система международного права позволяет легитимировать подобное вмешательство, используя гарантированное ООН право наций на самоопределение [9]. В связи с этим при анализе трансформации межэтнических отношений на территории определенного государства необходимо уделять особое внимание роли великих держав в данном процессе.
ПРИМЕЧАНИЯ
1 Столица Республики Судан.
2 Отсутствие инфраструктуры свело на нет все попытки метрополии по превращению Южного Судана в самодостаточную территорию за счет развития сельского хозяйства и животноводства.
3 Судан получил независимость 1 января 1956 г.
4 South Sudan Liberation Movement (SSLM).
5 Нефтяные месторождения были обнаружены на территории шести вилаятов: Адар, Бенту, Верхний Нил, Хеглиг, Эль-Вахда, Южный Кордофан.
6 Sudan People'-s Liberation Army (SPLA).
7 Например, бомбовые удары по фармацевтическим фабрикам в августе 1998 г.
ЛИТЕРАТУРА
[1] Васильев Л. С. История Востока. Т. 1. М., 1998. С. 273.
[2] Colins R. O. A history of modern Sudan. Cambridge university press, 2008. С. 41.
[3] Fadlalla M. H. Short History of Sudan. luniverse, 2004. С. 31.
[4] Ткаченко А. А. Перспективы урегулирования внутрисуданских конфликтов // Ближний Восток и современность. Вып. 30. М., 2007. C. 257.
[5] Поляков К. И. Исламский фундаментализм в Судане. М., 2000. С. 39.
[6] Быстров А. А. Влияние нефтяного фактора на перспективы дарфурского урегулирования. [Электронный ресурс]. URL: http: //www. iimes. ru/ rus/stat/2011/03−01−11b. htm (дата обращения: 13. 10. 11).
[7] Тихомиров Н. К. Судан: страновой, региональный и глобальный аспекты // Ближний Восток и современность. Вып. 16. М., 2001. C. 359.
[8] Всеобъемлющее мирное соглашение между правительством Республики Судан и Народноосвободительным движением (армией) Судана. Подписано 9 января 2005 г. в г. Найроби (Кения) [Электронный ресурс]. URL: http: // www. un. org/ru/documents/ods. asp? m=S/2005/78 (дата обращения: 13. 10. 11).
[9] Устав Организации Объединенных Наций.
Подписан 26. 06. 1945 г. [Электронный ресурс]. URL: http: //www. un. org/ru/documents/charter/
index. shtml (дата обращения: 13. 10. 11).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой