Образование как стратегия ментальной толерантности: генезис проблемы раздельного обучения в отечественной педагогической теории и практике

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

И. В. Талина
ОБРАЗОВАНИЕ КАК СТРАТЕГИЯ МЕНТАЛЬНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ: ГЕНЕЗИС ПРОБЛЕМЫ РАЗДЕЛЬНОГО ОБУЧЕНИЯ
В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ И ПРАКТИКЕ
Ключевые слова: раздельное обучение, гендер, дискриминация. separate education, gender, discrimination
В статье затрагивается проблема раздельного образования. Мужчине отводилась ведущая роль во всех сферах общественной жизни. Российское правительство указывало на необходимость совместного обучения детей обоего пола, чтобы устранить неравноправие мужчин и женщин. Одним из аргументов введения раздельного обучения стала необходимость укрепления дисциплины в школе. Раздельное обучение было упразднено только в 1954 году.
This article deals with the problems of separate education, which was in Russia for many years. Man had a leading role in all the spheres of social life. The Russian government pointed out the necessity of boys' and girls' joint education in order to avoid inequality in the society. One of the main arguments of separate education support was the discipline at the lessons. Separate education was abolished only in 1954
Еще в дореволюционной России длительное время практиковалось раздельное обучение юношей и девушек в мужских и женских классических гимназиях, коммерческих училищах и учебных заведениях других типов. Юношей готовили к государственной военной или гражданской службе, к занятию коммерцией, наукой, преподавательской деятельностью в высших и средних учебных заведениях. К началу XX в. не только в России, но и во многих странах Западной и Центральной Европы именно мужчине отводилась ведущая роль во всех сферах государственной и общественной жизни. Женщина же должна была посвятить себя в основном семье, поэтому школьное образование девочек соответствующим образом отличалось по своему содержанию от подготовки мальчиков.
Советская власть с первых же лет своего существования демонстрировала совершенно иной подход к школьной политике [1]. В партийной программе РКП (б), принятой на УШ большевистском съезде в марте 1919 г., говорилось о необходимости совместного обучения детей обоего пола. Мотивировалось это стремлением устранить существовавшее до революции неравноправие женщин и мужчин. В соответствии с этим Народный комиссариат просвещения РСФСР ввел 31 мая 1918 г. в школах страны обязательное совместное обучение мальчиков и девочек, просуществовавшее без изменения ровно четверть века — до лета 1943 г. Это объясняется тем, что в конце 30-х гг. XX в., по мнению руководства страны, возникла необходимость усиления в массах патриотических мотивов. Данный шаг оказал воздействие на развитие всех сфер государственной и общественной жизни СССР, затронув и школьную политику. Именно в этот период в окружении И. В. Сталина вызрела идея вернуться к раздельному обучению мальчиков и девочек. В результате в школе произошли такие визуальные изменения, как, например, введение специфической школьной формы для мальчиков с фуражкой, гимнастеркой и поясным ремнем солдатского типа, вызывавшей аналогии с униформой дореволюционных российских гим-
назистов. Впервые на повестку дня вопрос о введении раздельного обучения был поставлен накануне Великой Отечественной войны. В мае 1941 г. по личному указанию секретаря ЦК ВКП (б) А. С. Щербакова Отдел школ ЦК ВКП (б) совместно с Народным комиссариатом просвещения РСФСР обязали подготовить рассмотрение этого вопроса на Оргбюро Ц К ВКП (б). Однако начало войны помешало осуществлению данных планов. К восстановлению раздельного обучения вернулись лишь в конце 1942 — середине 1943 гг., когда благодаря разгрому Красной Армией войск нацистской Германии под Москвой и Сталинградом исчезла угроза катастрофы, нависшая над страной [2].
Раздельное обучение в советской школе вводилось постепенно и поэтапно. Первым шагом на этом пути стало принятие Советом Народных Комиссаров СССР постановления от 24 октября 1942 г., на основании которого раздельное обучение мальчиков и девочек вводилось в начальной школе и на занятиях по допризывной военной подготовке. Дети и подростки разного пола изучали в период войны эту дисциплину по различным программам, начиная с V класса. Для дальнейшего эффективного осуществления этой задачи в рамках всей школьной системы Отделом школ ЦК ВКП (б) и Народным комиссариатом просвещения РСФСР была подготовлена докладная записка «О введении раздельного обучения мальчиков и девочек в неполных средних и средних школах Союза ССР». В ней обосновывалась необходимость предстоящих преобразований [цит. по 2, с. 79]. По мнению авторов записки, основная задача совместного обучения, введенного в мае 1918 г., — ликвидировать дискриминацию женщин — за 25 лет советской власти была выполнена. Одним из аргументов в пользу введения раздельного обучения в 1943 г. стало утверждение о том, что природа детей в зависимости от половой принадлежности различна, поэтому девочек необходимо в школах готовить к будущей практической деятельности иначе, чем мальчиков, учитывая особенности их физиологии. Кроме того, говорилось о необходимости укрепления дисциплины в школах и устранения «не всегда здоровых взаимоотношений, создающихся между мальчиками и девочками при совместном обучении» [там же]. Здесь имелись в виду психологические особенности поведения разнополых детей и подростков, находившихся в рамках единых коллективов.
В ЦК ВКП (б) и Народном комиссариате просвещения РСФСР понимали, что повсеместно и сразу организовать раздельное обучение не удастся. Не везде имелись необходимые условия. Если в небольшом населенном пункте (в селе или поселке) все дети окрестных деревень могли учиться лишь в одной единственной школе, то с переходом на новый тип обучения таких школ уже должно было быть в данной местности как минимум две. Поэтому решили проводить раздельное обучение только в тех населенных пунктах, где имелось не менее 4−6 неполных средних и средних школ. Рассмотрев данную аналитическую записку, подготовленную Отделом школ ЦК ВКП (б) и Наркомпросом РСФСР, Оргбюро Ц К ВКП (б) постановило: «1) Утвердить проект постановления Совнаркома СССР «О введении раздельного обучения мальчиков и девочек в 1943/1944 учебном году в неполных средних и средних школах областных, краевых городов, столичных центров союзных и автономных республик и крупных промышленных городов- 2) Придавая большое государственное значение введению раздельного обучения в школах, ЦК ВКП (б) обязывает обкомы, крайкомы ВКП (б) и ЦК компартий союзных республик взять под свой контроль проведение в жизнь конкретного постановления и оказать органам народного образования необходимую помощь в деле осуществления раздельного обучения мальчиков и девочек» [2, с. 80].
16 июля 1943 г. постановление Оргбюро Ц К ВКП (б) о введении раздельного обучения было утверждено Политбюро Ц К ВКП (б) и в тот же день вышло в свет соответствую-
щее постановление Совета народных комиссаров «О введении раздельного обучения мальчиков и девочек в 1943/1944 учебном году в неполных средних и средних школах областных, краевых городов, столичных центров союзных республик и крупных промышленных городов. В постановлении Правительства СССР, в основном, воспроизводились те же аргументы, что и в аналитической докладной записке Отдела школ ЦК ВКП (б) и Нар-компроса РСФСР. Совет Народных Комиссаров СССР постановил ввести раздельное обучение мальчиков и девочек с 1 сентября 1943 г. во всех неполных средних и средних общеобразовательных школах областных, краевых центров, столичных центров союзных и автономных республик и крупных промышленных городов. Предлагалось организовать в этих городах отдельные мужские и женские школы. Согласно утвержденной в Наркомате просвещения РСФСР «Инструкции по введению раздельного обучения в школах крупных городов РСФСР» органы управления образованием на местах должны были составить планы мероприятий по введению нового типа обучения и точно разделить контингенты учащихся. В начальных же школах РСФСР обучение оставалось совместным, как это было и в царской России. Планы мероприятий органов управления образованием по проведению школьных преобразований должны были утверждаться местными исполкомами и Совнаркомами автономных республик, после чего отсылаться в Наркомпрос РСФСР. То же было и в других союзных республиках. Однако подавляющее большинство школ с раздельным обучением оказалось именно в РСФСР. При создании мужских и женских школ необходимо было учитывать расстояние от школы до места жительства учащихся, которое не должно было превышать 3 км. Также брались во внимание бытовые, семейные и иные условия жизни школьников и изучаемый в VI-X классах иностранный язык.
Согласно изданной Наркоматом просвещения РСФСР инструкции от 23 июля 1943 г. директорами мужских школ должны были назначаться обязательно мужчины, а женских — женщины. Кандидатуры утверждались областными и краевыми отделами народного образования либо наркоматами просвещения автономных республик. Было приказано особенно тщательно подбирать кадры директоров, учитывая особенности характера каждого претендента на директорскую должность. В общей сложности реформирование школьной отрасли проводилось в 81 городе Советского Союза. Большинство из них были расположены на территории РСФСР и только 10 городов находились в других союзных советских республиках. В 1943/1944 учебном году в 71 городе РСФСР были сформированы 1372 средние и 683 семилетние мужские и женские школы. Их общее количество составило 2055. Поскольку шла война и к июлю-августу 1943 г. Украина, Белоруссия, Прибалтика и западные области РСФСР находились в оккупации, то предполагалось, что по мере освобождения этих территорий в расположенных там крупных населенных пунктах тоже будет постепенно введено раздельное обучение в школах. Кроме этого, органы советской власти тех городов, которые не вошли в список, прилагавшийся к постановлению Совнаркома СССР от 16 июля 1943 г., при желании и наличии возможностей также могли обратиться с ходатайством в правительство своей союзной республики об открытии мужских и женских учебных заведений и получить разрешение [цит. по 2, с. 81]. Согласно инструкции Нар-компроса РСФСР каждая мужская или женская школа обязана была иметь отдельное учебное здание, как и дореволюционная классическая гимназия, считавшаяся элитным средним общеобразовательным учебным заведением. Школы с раздельным обучением сталинской эпохи тоже стремились сделать в некотором смысле элитными, образцовыми по сравнению с обычными — совместными. Мужские и женские учебные заведения должны были иметь все необходимое военно-учебное, спортивное и лабораторное оборудование. В мужских, учитывая специфику профессиональной ориентации юношей того време-
ни, предполагалось значительно увеличить лабораторные и практические работы по физике, химии, биологии. Правительство жестко ставило вопрос о персональной ответственности местных партийных и советских руководителей, допускавших неразбериху в подведомственных школах, переходивших на раздельное обучение и не успевших к 1 сентября 1943 г. завершить организационный процесс. До середины августа органы управления народным образованием в городах должны были точно просчитать, какое количество учеников необходимо перевести из одних школ в другие, чтобы педагоги перед началом учебного года могли познакомиться с будущими питомцами.
Процесс создания мужских и женских школ на базе бывших совместных учебных заведений проходил следующим образом: из одной школы в другую переводили всех девочек, а из последней в будущую мужскую школу — всех мальчиков. Председатель Совнаркома РСФСР А. Н. Косыгин лично контролировал такого рода мероприятия. Например, если детям 31 августа 1943 г. приходилось после реорганизации из-за допущенной городским отделом народного образования неразберихи ходить из одной школы в соседнюю в поисках своего места обучения, то это становилось известно лично А. Н. Косыгину (факт красноречивый).
Иногда в период стремительной реорганизации возникали курьезы, когда две вновь созданные школы, мужская и женская, вдруг оказывались размещенными в одном здании. Некоторые школы из-за того, что в других не успели завершить переезд и ремонт, вынуждены были работать в несколько смен. Таким образом, во многих вновь созданных мужских и женских школах начало 1943/1944 учебного года проходило неорганизованно. Отмечалась большая неявка учащихся на занятия. Неудовлетворительно велся учет детей. В результате неправильно распределили учеников по школам, и во многих классах за двухместными партами приходилось размещать по четыре школьника. Так, к примеру, было в сентябре 1943 г. в школах г. Дзержинска Горьковской области [2, с. 81].
Существовавшая в тот период сверхцентрализованная, сверхбюрократическая система государственного управления учебными заведениями показала свою неэффективность. Она существенно затрудняла деятельность как региональных чиновников, так и московских руководителей самого высшего ранга. Нередко случалось, что местные власти готовили переход школ на раздельное обучение и после длительных согласований получали согласие на это председателя Совнаркома РСФСР А. Н. Косыгина. Но если вскоре ситуация внезапно в этих городах изменялась, то региональные руководители вновь начинали долгую переписку и согласование с Наркомпросом и Совнаркомом РСФСР, получая новое решение, которое в условиях несколько меньшей централизации управления народным образованием местные исполкомы могли бы принять и сами. В этой связи показательны события, происшедшие летом-осенью 1944 г. в Ставропольском крае. Там, вследствие оккупации части этой территории, несколько позже, чем в других регионах страны, вводилось раздельное обучение мальчиков и девочек. Однако контингент учащихся оказался недостаточным для функционирования мужских школ, а открыть одни лишь женские школы не представлялось возможным, поскольку тогда юношам просто негде было бы учиться. В результате исполком Ставропольского краевого Совета депутатов трудящихся направил письмо в Совнарком РСФСР, который вновь вернулся к рассмотрению этого вопроса, 3 ноября 1944 г. издал новое распоряжение, разрешая в отдельных населенных пунктах Ставрополья сохранить совместное школьное обучение детей. А. Н. Косыгину, предельно занятому вопросами снабжения фронта, на этот раз опять пришлось лично решать и этот вопрос.
Серьезной проблемой, мешавшей утверждению раздельного обучения, стала острая нехватка в регионах учительских кадров. Например, в одной только Новосибирской области не хватало 1520 педагогов. Дефицит покрывался едва ли наполовину за счет выпускников педвузов и педучилищ. С ведома отделов народного образования учителя из школ переходили на другую работу — на оборонные заводы, в государственные учреждения. Совнарком РСФСР постановил возвратить учителей, работающих не по специальности, в школы. Только в Новосибирской области таких насчитывалось около 700 человек. Как уже говорилось, государство стремилось сделать школы с раздельным обучением образцовыми, элитными. 17 июня 1948 г. постановлением Совета Министров РСФСР было утверждено «Положение о средней мужской школе с преподаванием ряда предметов на иностранном языке». Это был прообраз языковых спецшкол, появившихся во второй половине 1950-х гг. в столицах союзных республик. Зарплата учителей, директоров, завучей и всего персонала ввиду особой сложности работы сотрудников была увеличена на 50% относительно обычных ставок. Ведь даже библиотекарь там должен был владеть английским, французским или немецким языком. К 1954 г. уже в 150 городах только РСФСР функционировали мужские и женские школы. Причем помимо 71 города, где раздельное обучение было введено еще в 1943 г., позднее оно появилось еще в 42 городах РСФСР на основании распоряжений правительства и в 37 городах на основании решений исполкомов местных Советов. В общей сложности число школ раздельного обучения в РСФСР к 1954 г. составляло 2323. Учитывая, что общее количество семилетних и средних школ в этих городах в тот момент равнялось 4200, мужские и женские школы в совокупности составляли 55,4%, т. е. больше половины. В целом же по стране в 1943—1954 гг. основная масса школ по-прежнему функционировала в режиме совместного обучения.
В начале 50-х гг. XX в., еще при жизни И. В. Сталина, вновь на повестку дня был поставлен вопрос о реорганизации системы школьного обучения, но теперь уже в обратном направлении: речь шла об упразднении мужских и женских школ. Причиной послужило то, что, во-первых, раздельное обучение далеко не в полной мере оправдало себя. Во-вторых, эту систему так до конца и не смогли вывести на тот высокий уровень качества среднего и неполного среднего общего образования, который изначально задумывался и предусматривался. И, в-третьих, население в целом не было заинтересовано в сохранении раздельного обучения, напоминавшего старшему поколению середины XX в. дореволюционные российские гимназии. К тому же финансовое обеспечение раздельной системы оказалось для государства затруднительным.
В 1950—1953 гг. в стране развернулась дискуссия по вопросу о судьбе раздельного обучения школьников. Центром этой дискуссии стала «Литературная газета», орган Союза писателей СССР, которую в тот период возглавлял Константин Симонов, чья активная позиция в данном вопросе косвенно сыграла свою роль. 8 апреля 1950 г. в «Литературной газете» была опубликована статья профессора В. Колбановского «Волнующий вопрос», в которой он пытался рассмотреть систему раздельного обучения в школах СССР. Автор высказал ряд убедительных доводов в защиту совместного обучения мальчиков и девочек, предлагая Министерству просвещения и Академии педагогических наук РСФСР детально проработать эту проблему.
Только за короткий период с конца апреля до начала августа 1950 г. редакция «Литературной газеты» получила более 800 писем своих читателей с откликами на публикацию. Писали люди самых разных возрастных групп и профессий — от школьников и домохозяек до старших армейских офицеров. Очень небольшая часть авторов писем высказались в пользу сохранения раздельного обучения. Подавляющее большинство выступало за
полный возврат к совместной модели средней школы. Дискуссия позволила оценить общественное мнение по данной проблеме. 14 августа 1950 г. «Литературная газета» опубликовала редакционную статью «Волнующий вопрос надо решить», в которой подводились первые итоги начавшейся дискуссии и высказывалась точка зрения редакции, также поддержавшей идею совместного обучения.
В феврале 1953 г. К. М. Симонов передал копии этих писем в ЦК КПСС и направил свое письмо секретарю ЦК КПСС Н. А. Михайлову, курировавшему в тот период систему образования. Отметим, что если в 1941—1943 гг. подготовка к введению раздельного обучения осуществлялась кулуарно, в недрах партийного аппарата, то процесс ликвидации раздельного обучения проходил более открыто, с участием рядовых граждан. ЦК КПСС счел, что предусмотренные инструкцией Наркомата просвещения РСФСР 1943 г. условия, необходимые для нормальной работы мужских и женских школ, созданы не были и что «раздельное обучение было введено формально, по содержанию же работа в мужских и женских школах ничем не отличалась друг от друга» [2]. ЦК КПСС обвинил Министерство просвещения РСФСР, указав, что оно «по существу сорвало выполнение постановления Правительства о введении раздельного обучения. С самого начала работа мужских и женских школ почти полностью была предоставлена самотеку». Единственным мероприятием, учитывающим особенности физического развития мальчиков и девочек, которое реализовалось в рамках перехода к раздельному обучению в 1943 г., сочли введение в школах начиная с V класса раздельных занятий по начальной военной и допризывной подготовке учащихся. Кроме этого указывалось, что в послевоенные годы наполняемость классов в школах с раздельным обучением, особенно в крупных городах, значительно увеличилась. Классы оказались сильно перегружены и усложнилась задача поддержания необходимой дисциплины в школах, особенно среди мальчиков и юношей. Интересен тот факт, что и введение раздельного обучения в 1943 г. и его ликвидацию в 1954 г. мотивировали стремлением укрепить дисциплину учащихся [там же].
Не были выполнены требования и по подбору педагогов для мужских и женских школ. Высокой оказалась «текучесть» кадров как учителей, так и директоров школ с раздельным обучением. Так, в Москве за период с 1951 по 1954 гг. сменилось 179 директоров мужских и женских школ, а в 69 мужских школах в 1954 г. директорами мужских школ работали женщины, что противоречило инструкции Наркомпроса РСФСР 1943 г.
Можно сделать вывод, что на несовершенство раздельного обучения директора школ, заведующие гороно, чиновники Минпроса РСФСР в 1954 г. попытались списать вину за свои собственные просчеты в работе. Однако объективно уровень успеваемости учащихся в школах с раздельным обучением был несколько выше, чем в совместных. По данным Министерства просвещения РСФСР, в 1952/ 1953 учебном году экзамены на аттестат зрелости по всем школам сдали в среднем 93,8% учащихся, но при этом по мужским школам — 97,6%, а по женским — 97,4%. Количество учащихся, получивших медали, составляло в 1953 г. в мужских школах 11,6%, в женских — 10,5%, в то время как в школах совместного обучения лишь 4,4% [2, с. 83].
17 апреля 1954 г. было принято постановление Совета Министров РСФСР о подготовке к введению совместного обучения в школах Москвы, Ленинграда и других городов. Во исполнение этого постановления Министерство просвещения РСФСР 27 апреля 1954 г. издало приказ, в котором перед органами управления народным образованием ставились конкретные задачи по переходу от раздельного к совместному обучению мальчиков и девочек в городах РСФСР. Во всех городах для каждой школы закреплялись микрорайоны, а учащиеся бывших мужских и женских школ распределялись по классам новых совместных
школ. Родители детей были предварительно оповещены о том, где конкретно будут учиться их дети. Большая работа была проведена органами народного образования по переоборудованию школьных зданий и созданию заново ученических коллективов. В августе 1954 г. состоялось Всероссийское совещание министров просвещения АССР, заведующих гороно, облоно, которое завершило процесс подготовки перехода к совместному обучению. С 1 сентября 1954 г. в советских школах раздельное обучение детей и подростков за исключением уроков труда было ликвидировано. Больше к этой практике отечественная система образования не возвращалась.
В постиндустриальном обществе, где доминирующим является интеллектуальный, а не физический труд, где особое значение приобретает информация, усиливается роль женщин как социальной группы [3]. Быстрота изменений технологий, которые влекут за собой изменения социума, требуют полного участия общества в этих процессах. Здесь неважно кто (женщина или мужчина) подали идею, неважно кто из них реализует ее. Важны быстрота реакции на изменения и гуманистическая позиция. Поэтому гендерное образование не должно строиться на позиции противопоставления «мальчик — девочка», необходимо искать новые возможности для развития личности ребенка. В современных условиях гендерное образование становится средством кодификации принципов толерантности не только в государственном и мировом масштабе, выступающим инструментом формирования толерантных установок, механизмом, с помощью которого человечество организует, сохраняет и развивает себя на всех уровнях социальной жизни. Существенным становится объяснение природы стереотипов, выявление их исторической изменчивости и социальной обусловленности.
Литература
1. Плюсы и минусы раздельного обучения // Педагогика. — 2006. — № 9. — С. 16−23.
2. Пыжиков, А. В. Раздельное обучение в советской школе / А. В. Пыжиков // Педагогика. — 2004. -№ 5. — С. 78−85.
3. Хасан, Б. И. Пол и образование / Б. И. Хасан, Г. М. Бреслав. — Красноярск, 1996.
© И. В. Талина — канд. филол. наук, доц. каф. английской филологии Российского государственного социального университета (РГСУ), tamore@rambler. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой