Историографический обзор исследования кустарных железоделательных промыслов Черноземного Юга России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ББК 65. 9(2)305. 5
ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР ИССЛЕДОВАНИЯ КУСТАРНЫХ ЖЕЛЕЗОДЕЛАТЕЛЬНЫХ ПРОМЫСЛОВ ЧЕРНОЗЕМНОГО ЮГА РОССИИ В. А. Григорова
В статье представлен историографический анализ истории развития кустарных железоделательных промыслов на территории Черноземного Юга России. С историографической точки зрения раскрыта сущность понятия «кустарная промышленность», история зарождения кустарной металлургии, социальный аспект и роль кустарей-металлургов в создании крупных металлургических предприятий к концу XVII в.
Ключевые слова: кустарные железоделательные промыслы, сущность понятия «кустарная
промышленность», Черноземный Юг России, историографический анализ
Кустарная
привлекала
исследователей,
необходимость
промышленность всегда пристальное внимание
которые обосновывали ее теоретического и
практического изучения. Спор о масштабах развития, формах организации, производимой продукции продолжает оставаться актуальным даже на современном этапе развития науки.
В последнее время появилось множество общероссийских, краеведческих работ историко-экономической и юридической
тематики. Изучая кустарную промышленность как объект экономической и исторической науки, ученые исследовали характер, форму, организацию производства, сбыт. Юристы пристальное внимание уделяли
налогообложению кустарей и их социальносословной принадлежности в целом.
В целом литературу, посвященную
кустарным железоделательным промыслам Черноземного Юга России, можно разделить на три группы:
1) досоветскую-
2) советскую-
3) российскую (с 90-х годов XX в.).
Самые первые сведения, касающиеся кустарных железоделательных промыслов Черноземного Юга России, появились в работах XVIII в. Среди них следует выделить труд И. К. Кирилова «Цветущее состояние Всероссийского государства», написанный в 1720 г. Опираясь на архивные документы фонда Берг-коллегии, Иван Кириллов составил статистическое описание всей Российской империи. В его работе отражены и первые факты о металлургических заводах Черноземного Юга России, в том числе о Липецких заводах. Особый интерес представляют сведения о городах, приписанных к ним, которые являлись центрами кустарной металлургии региона [11].
Григорова Виктория Александровна — ВГТУ, канд. ист. наук, ст. преподаватель, тел. (4732) 46−22−91
Позже, в 70-е годы XVIII в., был опубликован второй том «Деяний Петра Великого… «, И. И. Голикова. В нем автор проанализировал период строительства Липецких заводов. Он утверждал, что до момента их создания в 1704 г., здесь кустарная металлургия развивалась исключительно
в мелких формах. Как правило, до конца XVII в., производство изделий осуществлялось
местными мастерами в специальных помещениях — кузницах. В основном изделия изготавливались для продажи на рынках и ярмарках [6].
В XIX в. появилось специальное
исследование, посвященное кустарной металлургии. Им являлось «Историческое начертание горного производства в Российской империи» И. Германа. В первой части своей работы он осветил данную тему со времен возникновения горного дела в России до царствования императрицы Анны Иоановны. Во второй части автор проанализировал
законодательную базу развития
металлургической промышленности вплоть до начала XIX века. Ученый упомянул единственный документ, касающийся распространения кустарной металлургии Черноземного Юга России, в котором описал только один из районов металлодобычи — район Хоперского рудного поля. При этом самые древние и значимые центры кустарного производства им не были рассмотрены вообще
[5].
Во второй половине XIX в. акцент в изучении кустарных железоделательных промыслов переместился на исследование связи кустаря с сельским хозяйством. На ее сохранение указывалось в 80-е годы XIX в. в работе Е. Н. Андреева — «Кустарная
промышленность в России». Содержание монографии отражало состояние кустарных промыслов в XIX в., с небольшим историческим экскурсом. Анализ развития железоделательных промыслов являлся
кратким и в большей степени представляет интерес для выявления технологического уровня кустарного производства [1].
Следует отметить и те работы, авторы которых упоминали о наличии кустарных металлургических промыслов на территории Черноземного Юга России. К таковым
относится «История русского флота. Период Азовский» С. И. Елагина. Он подтверждал распространение промыслов в различных районах региона. Перечисляя города,
приписанные к воронежскому адмиралтейству, исследователь упоминал местных кузнецов, которых предполагалось задействовать в строительстве Тавровского адмиралтейства [8].
Таким образом, следует признать, что крупные российские историки XVШ-XIX вв. не уделяли пристального внимания истории возникновения и развития кустарных
железоделательных промыслов. Как правило, они ограничивались лишь констатацией факта возникновения и развития производства металлоизделий в мелких формах. При этом первостепенное значение авторы придавали изучению процесса становления крупных металлургических предприятий на территории Черноземного Юга России.
Новый подъем в исследовании темы произошел в 30-е годы XX века. Он был обусловлен начавшейся
индустриализацией и ускоренным
строительством новых металлургических заводов. В среде историков это вызвало большой интерес к изучению прошлого металлургической промышленности России.
Одним из первых подобных работ была монография П. Г. Любомирова, получившая название «Очерки по истории
металлургической и металлообрабатывающей промышленности в России». В ней автор подробно отразил историю возникновения и развития государственных и частных заводов, анализ которой позволяет проследить роль кустарных промыслов в становлении крупного металлургического производства. Кроме этого, здесь были приведены статистические данные о числе предприятий и рабочих [13].
Вышеобозначенная работа П.Г.
Любомирова является дополнением к его известному труду «Очерки по истории русской промышленности в XVII и начале XIX вв.».
В ней известный исследователь мелкой промышленности представил подробную историю возникновения, развития и географического распространения предприятий черной и цветной металлургии и предприятий по обработке металла, горнорудных районов и кустарных, главным образом,
железоделательных промыслов [14].
Однако следует отметить, что в своих работах П. Г. Любомиров практически не
касался основы зарождения крупного производства. Так, например, кустарной металлообработке Воронежа, Ельца и Романова отведен только один абзац. К тому же он даже не затрагивал социальную тематику.
И, тем не менее, «Очерки по
истории металлургической и
металлообрабатывающей промышленности в России» оказали существенное влияние на труды других историков. В этом отношении, прежде всего, следует отметить «Историю черной металлургии в СССР» С. Г. Струмилина и «Развитие металлургической
промышленности России в первой половине XVШ в.» Н. И. Павленко [26- 19].
Описывая металлургические заводы Черноземного Юга России, авторы в основном повторяли и подтверждали уже известные факты из трудов П. Г. Любомирова. Но были и некоторые новые моменты. К таковым следует отнести анализ роли государства в строительстве первых казенных и частных металлургических заводов на территории Черноземного Юга России, сделанный Н. И. Павленко в его следующей работе — «История металлургии в России XVIII в.: заводы и заводовладельцы». Кроме того, он обозначил и роль кустарей в становлении заводской металлургической базы. Однако, к сожалению, автор ограничился лишь обыкновенной констатацией данного факта, без какого-либо пояснения [18].
Для определения социального аспекта кустарных железоделательных промыслов большое значение имеют труды В. И. Недосекина 60-х гг. XX в. Его авторский раздел «Работные люди Липецких мануфактур в XVIII веке» вошел в сборник «Вопросы генезиса капитализма». В нем он подробно проанализировал проблему организации рабочей силы и качественного изменения состава работных людей в ходе роста
производства. На основе документов автор показал, что мастеровые и работные люди металлургических предприятий практически повсеместно являлись выходцами из бывших кустарей. При этом кустарные
мастерские выступали своеобразной школой по подготовке профессиональных специалистов, знакомых с секретами плавки и обработки руды до прихода на заводы [16].
Другой его раздел «Металлургическая промышленность Черноземного центра России в середине XVIII в.» был опубликован в 31 томе «Известий ВГПИ». Здесь В. И. Недосекин
отразил процесс формирования рабочего
состава частных мелких и средних
металлургических заводов. Большое внимание он уделил выявлению источников и путей формирования рабочих кадров на мануфактурах юга России. Автор проанализировал роль кустарей железоделательного производства в
процессе создания и развития частных мелких и средних металлургических заводов [15].
И, тем не менее, работы В. И. Недосекина не исчерпали всей темы, касающейся социального аспекта кустарных промыслов. Многие вопросы остались неизученными или малоизученными. К таковым следует отнести: выявление роли кустарей в разработке сырьевых
месторождений, исследование имущественного положения мастеров железоделательных промыслов, определение степени
профессионализма бывших кустарей. Кроме того, автором вообще не затрагивался исторический аспект кустарных
металлургических промыслов.
В работах 50−60-х гг. XX в. в большей степени отражен социальный аспект кустарного производства. Прежде всего, следует отметить работу видного исследователя мелкой промышленности С. В. Бахрушина «Научные труды». Во втором томе его исследования, в отдельной главе — «Ремесленные ученики в
XVII в. «, автор рассмотрел связь дореволюционного законодательства об ученичестве с формами, выработавшимися в XVII в. Данный сравнительный анализ С. В. Бахрушина в большей степени опирался на документ XV в. — «Псковская судная грамота». На его основе был дан обстоятельный анализ ученичества. Автор исследовал условия: ученичества, правового положения учеников, приобретения статуса мастера
железоделательных промыслов и т. д. Однако такие вопросы, как семейная кооперация, имущественное положение мастеров железоделательных промыслов не получили должного освещения.
При рассмотрении социального аспекта кустарного производства особую ценность имеет работа А.М. Панкратовой
«Формирование пролетариата в России», опубликованная в 1963 году. Несмотря на то, что хронологические рамки работы ограничены XVII — XVIII вв., автор, тем не менее, показала процесс зарождения кустарной металлургии с глубокой древности. В своей работе она пыталась доказать, что исторические корни опытных обученных рабочих для крупной промышленности уходили в далекое прошлое, когда только возникало товарное производство. Она также утверждала, что вековой профессиональный опыт, который постепенно накапливался в ремесле и крестьянских промыслах оказывал влияние на рабочих мануфактур, где концентрировались тысячи недавних мелких производителей из крестьянской промышленности.
Кроме того, А. М. Панкратова уделила внимание истории возникновения и развития ученичества. При этом она отмечала повышение его роли к XVIII в., определяя в качестве причины активное строительство
первых мануфактур и рост всероссийского рынка [20].
В историографии советского периода помимо отражения социального аспекта значительное внимание уделялось истории возникновения кустарных промыслов в целом. Среди них следует отметить исследования, отражавшие период становления кустарных железоделательных промыслов с глубокой древности. К таковым относятся «Техника обработки металла в Древней Руси» Б. А. Колчина, «Ремесло Древней Руси» Б. А.
Рыбакова. В первом исследовании была рассмотрена техника кузнечного ремесла веков. Автор указывал, что технологический строй металлообрабатывающего и
металлодобывающего производства,
существовавший еще в X в., являлся основой металлообрабатывающего ремесла вплоть до середины XVII в. Кроме того, он уделил пристальное внимание эволюции процесса освоения железа и его применения [12].
Застой в развитии кустарной металлургии был отражен в работе Б. А. Рыбакова. Его исследование состоит из двух частей:
— первая охватывает период с древнейших времен до середины XIII в. -
— вторая охватывает период с середины XIII в. до второй половины XV в.
В качестве хронологического рубежа между ними был взят определенный исторический момент — нашествие монголов в 1237—1241 годах. Ссылаясь на сведения великого путешественника Плано де Карпини, Б. А. Рыбаков дал подробное описание развитию кустарных промыслов в период монголотатарского завоевания. При этом особое внимание он уделил кузнечному и доменному делу. Также обратил внимание на то, что кузнецы были поставлены в жесткие условия изготовления и сбыта производимых металлоизделий [25].
Период активного развития кустарной металлообработки Черноземного Юга России частично был рассмотрен в исследовании ведущего краеведа Воронежского области — В. П. Загоровского. Занимаясь изучением
строительства укрепленной линии на юге Российского государства, автор уделил внимание процессу хозяйственного освоения новых регионов. В своей работе «Белгородская черта» ученый указывал на территориальную специализацию. При этом отдельно им были выделены такие центры металлообработки как Елец и Воронеж [9].
Таким образом, в советское время кустарное металлургическое производство Черноземного Юга России изучалось более основательно, чем до революции. При этом наблюдалась определенная крайность. Главное внимание было уделено социальному аспекту кустарного производства и периоду его зарождения. Период
же расцвета кустарной металлургии Черноземного Юга России рассматривался лишь попутно.
Эти вопросы не явились предметом исследований и современных работ. Как правило, они посвящены периоду становления и развития в России предпринимательства. В них лишь попутно рассматривались кустарные промыслы. Следует отметить коллективный труд, опубликованный в 1997 году, который называется «Предпринимательство и предприниматели России: от истоков до начала XX века». В нем дан краткий очерк предпринимательства, рассмотрены основные исторические этапы и его характерные черты. При этом на всех стадиях становления и развития предпринимательства, в работе кратко показан процесс превращения кустаря в предпринимателя [24].
Большое значение имеет коллективное исследование — «История предпринимательства в России». Авторы его статей предприняли попытку рассмотрения особенностей этапов российского предпринимательства в контексте исторических условий развития России [10]. Но, к сожалению, анализ процесса превращения кустаря в предпринимателя, так же как и в предыдущей работе является достаточно кратким.
В той или иной степени проблематика настоящего исследования рассматривается в литературе, посвященной Воронежской губернии.
В самом конце XVIII в. в городе Воронеже вышло первое краеведческое исследование -«История г. Воронежа». Оно было опубликовано митрополитом Е.А.
Болховитиновым. Эта работа полностью посвящалась истории Воронежского края. В ней затрагивалась и история металлургических заводов, действовавших здесь в XVIII в. Речь шла о Боринском металлургическом заводе и о Воронежском Литейном дворе [18].
В «Докладной записке губернского агронома» 1826 года были названы отдельные пункты кузнечного производства конкретного района. В ней губернский агроном дал описание сел и уездов, в которых проживали лучшие кустари кузнечного дела. Кроме того, он
составил целый перечень изготовлявшихся
товаров, среди которых наиболее дорогими являлись петли и ухваты. Однако следует отметить, что краткая характеристика железоделательных промыслов, в основном ограничивалась простым географическим
описанием. Здесь не был рассмотрен ни социальный аспект, ни история возникновения кустарной металлообработки или
металлоодобычи [7].
К 80-м годам XIX в. относится «Очерк кустарных промыслов Воронежской
губернии», в котором автором
большинства статей являлся действительный член Воронежского Статистического Комитета
— М. Скиада. В одной из них — «Петр Великий на Воронеже» он отмечал отсталое развитие кустарных промыслов и ремесел в
XVII в. По его мнению, в это время здесь не было ни одного казенного кузнеца. Тем не менее, автор признавал значительную роль кустарных промыслов в превращении края из непромышленного в промышленный. М. Скиада связывал это, прежде всего, с производственной способностью кустарей в обеспечении населения необходимыми хозяйственными товарами. При этом автор не давал никаких пояснений [17]. И, тем не менее, его работа представляет интерес для составления более целостной картины развития кустарных промыслов Черноземного Юга России.
Дальнейшее изучение кустарных промыслов было связано с созданием советом Торговли и мануфактур особой комиссии. Ее работа продвигалась медленно и не имела конкретных положительных результатов. Согласно сведениям комиссии не представлялось возможным определить состояние кустарных промыслов ни в историческом, ни в социальном аспектах. И, тем не менее, это была деятельность, давшая толчок последующим исследованиям.
Среди них наибольший вес имеет монография Л. Б. Вейнберга «Город Воронеж: Исторический очерк» [52]. В ней впервые затрагиваются кустарные промыслы города Воронежа. Для их исследования автор использовал «Таможенные книги города Воронежа» и царские указы о выселке товаров в другие города. Но, к сожалению, анализ документов, сделанный Л. Б. Вейнбергом, был очень кратким. В основном автор ограничивался упоминанием о наличии практики ввоза и вывоза из Воронежа различных товаров.
Немного больше сведений было представлено о работе Воронежского Литейного двора. Опираясь на воспоминания
иностранцев, свидетелей строительства
военно-морского флота, Л. Б. Вейнберг подтвердил предположение о существовании Литейного двора в слободе Придача.
В 1886 году вышла еще одна крупная работа, которая называлась «Исторический очерк
города Воронежа. 1586−1888 года». Ее автор -Г. М. Веселовский являлся Гласным
Воронежской государственной Думы и действительным членом Воронежского статистического комитета. В отличие от М. Скиада он, опираясь на «Воронежские акты» доказывал наличие развитого кузнечного
промысла в городе Воронеже уже в XVII в. Кроме того, Г. М. Веселовский большое
внимание уделял развитию кустарных
промыслов в Петровскую эпоху. Отмечая их
разнообразие и высокий технический уровень развития, он указывал на значительную роль, которую они сыграли при строительстве флота. При этом он отмечал, что реализация грандиозной Петровской идеи по созданию военно-морского флота в большей степени осуществлялась силами кустарей различной специализации. В отдельную группу он выделял кузнецов, профессиональные навыки которых были необходимы в большей степени. Однако большинство вопросов социального аспекта кустарного производства вообще не
рассматривалось автором. К таковым следует отнести имущественное, социальное и правовое положение, семейную кооперацию
производства и ученичество.
В краеведческих работах начала XX века отмечалось появление новой тематики: выявление степени взаимосвязи кустаря с землей. В докладе В. А. Перелешина «Кустарные промыслы в Воронежской губернии», представленном на Съезде деятелей по кустарной промышленности в Санкт-Петербурге в 1902 г. было отмечено соотношение между размером земельного надела, числом работников и распределением грамотности в кустарных хозяйствах. К тому же, рассматривая историю становления кустарных промыслов, автор попытался раскрыть такие вопросы как:
— особые условия в распространении кустарных промыслов-
— отличительные особенности кустарных промыслов по данным переписи-
-положение кустарных занятий в ряду других промыслов-
— классификация кустарных промыслов- изменения, произошедшие в некоторых промыслах со времени первой подворной переписи-
— будущие перспективы воронежских кустарей и ремесленников [21].
В краеведческих работах советского периода внимание акцентировалось на причинах распространения кустарных промыслов. Так, И. В. Воронов, в своем исследовании
«Кустарная промышленность. Три
характеристики» показал на отдельных
примерах, что главной причиной распространения промыслов являлось
благоприятное сочетание источников сырья. Именно этим он объяснял разнообразие и
высокий уровень развития
металлообрабатывающей промышленности. При этом, указывая на хорошую сырьевую базу Черноземного Юга России, он определил основные районы преимущественного развития промыслов. Таковыми являлись
Нижнедевицкий, Усманский, Новохоперский и Острогожский уезды. Кроме того, отдельно упоминался район из четырех волостей, лежащих на границе Бобровского,
Россошанского и Богучарского уездов, а также Россошанская волость [4]. В большей степени работа И. В. Воронова являлась статистикогеографическим исследованием и, естественно история развития железоделательных промыслов в нем рассматривалась лишь попутно.
В краеведческих работах российского периода, представленных трудами А. В. Перепелицына, отмечалось исследование
крестьянских промыслов центрально-
черноземных губерний России. Занимаясь изучением аграрной истории, А. В. Перепелицын
определял масштабы местных
сельскохозяйственных промыслов крестьян, положение отхожих промыслов в пореформенный период и анализировал историю развития крестьянских промыслов в целом [22−23−24].
Следовательно, историографический анализ показывает, что изучение кустарных
железоделательных промыслов Черноземного Юга России дало определенные результаты. Однако этот процесс еще далеко не завершен. До настоящего времени так и не подготовлен обобщающий труд по развитию кустарной металлургии. Особенно слабо изучена история ее зарождения и развития вплоть до строительства первых металлургических предприятий. Отсутствуют и работы, посвященные социальному аспекту. Такие вопросы как, семейная кооперация
производства, имущественное, социальное и правовое положение кустарей, на региональном и общероссийском уровнях, затрагивались лишь частично.
Литература:
1. Андреев, Е. Н. Кустарная промышленность в России / Е. Н. Андреев. — СПб.: Типография А. С. Суворина, 1882. — 31 с.
2. Болховитинов Е. А. История г. Воронежа / Е. А. Болховитинов. — Воронеж, 1800. — 154 с.
3. Вейнберг, Л. Б. Город Воронеж:
Исторический очерк / Л. Б. Вейнберг. -
Воронеж: Типо-Лит. Губ. Правления, 1886. -207 с.
4. Воронов, И. В. Кустарная промышленность Три характеристики / И. В. Воронов. — Воронеж: Изд. Губстатотдела, 1926. — 108 с.
5. Герман, И. Историческое начертание горного
производства в Российской империи / И. Герман. Ч. 1.- Екатеринбург: Горная
типография, 1810. — 213 с.
6. Голиков, И. И. Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России, собранные из достоверных источников и расположенные по годам / И. И. Голиков. Ч. 2: От установления Нового года с 1 января в 1700 году до
Переправы Карла XII через Днепр под Могилевым в 1708 г. — М.: Университетская типография, 1778. — 486 с.
7. Докладная записка губернского агронома. -Тамбов, 1826. — 75 с.
8. Елагин, С. И. История русского флота. Период Азовский / С. И. Елагин. — СПб., 1864. -315 с.
9. Загоровский, В. П. Белгородская черта / В. П. Загоровский. — Воронеж: Изд-во Воронеж. унта, 1969. — 304 с.
10. История предпринимательства в России. Кн. 1: От средневековья до середины XIX в. / Редкол.: А. В. Семенова и др. — М.: РОССПЭН, 2000. — 480 с.
11. Кирилов, И. К. Цветущее состояние всероссийского государства / И. К. Кирилов. -М.: Наука, 1977. — 443 с.
12. Колчин, Б. А. Техника обработки металлов в древней Руси / Б. А. Колчин. — М.: Изд-во машиностроительной и судостроительной литературы, 1953. — 159 с.
13. Любомиров, П. Г. Очерки по истории металлургической и металлообрабатывающей промышленности в России / П. Г. Любомиров. -Л.: Гос. социально-экономическое изд-во, 1937.
— 307 с.
14. Любомиров, П. Г. Очерки по истории русской промышленности в XVII и начале XIX вв. / П. Г. Любомиров. — Л.: Прибой, 1930. — 198 с.
15. Недосекин, В. И. Металлургическая промышленность Черноземного центра России в середине XVIII века / В. И. Недосекин // Известия ВГПИ. Т. 31. — Воронеж: Изд. ВГПИ, 1960. — С. 76−125.
16. Недосекин, В. И. Работные люди Липецких мануфактур в XVIII веке / В. И. Недосекин //
Вопросы генезиса капитализма. — Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1960. — С. 135−155.
17. Очерк кустарных промыслов Воронежской губернии. — Воронеж: Тип. Воронеж. Губ. Правления, 1882. — 24 с.
18. Павленко, Н. И. История металлургии в России XVIII века: заводы и заводовладельцы / Н. И. Павленко. — М.: Изд-во АН СССР, 1962. -565 с.
19. Павленко, Н. И. Развитие металлургической промышленности России в первой половине
XVIII века / Н. И. Павленко. — М.: Изд-во АН СССР, 1953. — 539 с.
20. Панкратова, А. М. Формирование пролетариата в России (XVП-XVШ вв.) / А. М. Панкратова. — М.: Изд-во АН СССР, 1963. — 491 с.
21. Перелешин, В. А. Кустарные промыслы в
Воронежской губернии: Доклад В. А.
Перелешина. — СПб., 1902. — 47 с.
22. Перепелицын А. В. Сельские промыслы /
А. В. Перепелицын // Русская провинция.
Вып. 2. — Воронеж: Центр. -Чернозем. кн. изд-во, 1995.- С. 24−33.
23. Перепелицын А. В. Крестьянские промыслы в центрально-черноземных губерниях России в пореформенный период / А. В. Перепелицын. — Воронеж: Изд-во ВГПУ, 2005. — 204 с.
24. Предпринимательство и предприниматели России: от истоков до начала XX века. — М.: РОССПЭН, 1997. — 351 с.
25. Рыбаков, Б. А. Ремесло древней Руси / Б. А. Рыбаков. — М.: Изд-во АН СССР, 1948. — 792 с.
26. Струмилин, С. Г. История черной металлургии в СССР / С. Г. Струмилин. Т. 1. -М.: Изд-во АН СССР, 1954. — 534 с.
Воронежский государственный технический университет
THE HISTORIOGRAPHIC REVIEW OF RESEARCH HANDICRAFT ЖЕЛЕЗОДЕЛАТЕЛЬНЫХ CRAFTS ЧЕРНОЗЕМНОГО OF THE SOUTH OF RUSSIA V.A. Grigorova
In article the historiographic analysis of history of development handicraft железоделательных crafts in territory of Chemozemnogo of the South of Russia is presented. From the historiographic point of view the essence of concept & quot-cottage industry& quot-, history of origin of handicraft metallurgy, social aspect and a role of handicraftsmen-metallurgists in creation of the large metallurgical enterprises by the end of XVII century is opened
Key words: arts crafts, nature'-s iron of artisanal industry & quot-, historiographic analysis

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой