Историография истории Рижской епархии 1945-1965-х гг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Международный Научный Институт & quot-Educatio"- V (12), 2015
26
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
никогда не одобрял никакой билль, который касается собственности. «Его нельзя сделать хорошим биллем, поскольку в нём самом есть тенденция к некоторому стеснению: это установление власти для определения собственности тремя лицами. Было время, когда я едва ли рискнул бы доверить мировому судье определить пастбище для коровы … Вы имеете хороших мировых судей теперь, но кто может сказать, что будет потом?» Затем, как следует из дневника Бартона, выступил инициатор внесения билля генерал-майор Уолли. «Я скорее потеряю, нежели приобрету, благодаря данному биллю, — говорил он, — ибо у меня нет общинных земель- все мои земли огорожены. Билль внесён ради общего блага, чтобы предупредить обезлюдение и упадок земледелия, а оно является главной поддержкой государства». Некий мистер Фоуэлл, взявший слово вслед за Уолли, заявил: «Это самый вредный билль, какой когда-либо предлагали палате. Он приведёт к полному обезлюдению и разрушит собственность» [2]. Вопрос о втором чтении палата решила отрицательно. Билль был отклонён.
Дневник Бартона не раскрывает всего содержания билля. Понятно одно — он вносил какие-то ограничивающие огораживания нормы и предусматривал формирование на местах специальных органов для разрешения вопросов об огораживаниях общинных земель. Большинство палаты высказалось за полное невмешательство государства в сферу аграрных отношений, против какого -либо регламентирования огораживаний, усматривая в этом посягательство на права собственности и считая вопрос о мелиорациях частным делом землевладельца.
Таким образом, аграрная политика режима военной диктатуры была направлена на защиту материальных интересов джентри. Она апеллировала к экономической выгоде мелиоративных работ, поощряла крупные капиталовложения в землю, обеспечивала легальные возможности обезземеливания крестьянства. Чётко определилась тенденция к невмешательству государства в сферу манори-альных отношений.
Список литературы
1. Архангельский С. И. Аграрное законодательство Английской революции. 1649−1660 гг. М.: Изд-во АН СССР, 1940. — 276 с.
2. Burton T. Diary of Thomas Burton, member in the
parliaments of Oliver Cromvell, from 1656 to
1659. With an account of the parliament of 1654 / Ed.
J.T. Rutt. L.: H. Colburn, 1828. V. I. — [электронный ресурс] - Режим доступа. — URL: http: //www. british-history. ac. uk/burton-diaries/vol1/pp175−182.
3. Calendar of State Papers, Domestic Series, 1653−1654. L.: Longmans, Green & amp- Co, 1879. — 766 р.
4. The Harleian miscellany, or A collection of scarce, curious and entertaining pamphlets and tracts from the library of Edward Harley. L.: T. Osborn, 1813. V. III, IV, X.
5. Seventeenth-century economic documents / Ed.
J. Thirsk, J.P. Cooper. Oxford: Clarendon press,
1972. — 849 p.
6. Thirsk J. The seventeenth-century agriculture and social change // Land, church and people / Ed. J. Thirsk. — L.: Berks, 1970. — P. 148−177.
ИСТОРИОГРАФИЯ ИСТОРИИ РИЖСКОЙ ЕПАРХИИ 1945−1965-Х ГГ
Седова Галина Вадимовна
(инокиня Евфросиния), магистр теологии, докторант кафедра истории Даугавпилсского университета, Латвия
HISTORIOGRAPHY OF THE HISTORY OF THE RIGA DIOCESE FROM 1945 TO 1965
Galina Sedova (sister Euphrosyne), Master of Theology, doctoral student in the history of Daugavpils University, Latvija АННОТАЦИЯ
Статья посвящена историографии истории Рижской епархии в 1945 — 1965 гг. в новых атеистических условиях, в которых рассматриваются государственно-церковные отношения и религиозная жизнь православных верующих в Советской Латвии. Впервые комплексно подготовлен обзор и дана характеристика исследований по выше указанной теме в исторической ретроспективе. Выявлены и обозначены проблемы при оценке той или иной концепции в интерпретации исторических фактов, касающихся изучению истории Латвийской православной церкви.
ABSTRACT
The article is devoted to the historiography of the history of the Riga diocese in the peeriod of1945 -1965 in new atheistic environment, reflecting the state-church relations, and religious life of Orthodox believers in the Soviet Latvia. For the first time a comprehensive overview was prepared and characteristics ofresearch on the above mentioned subject in historical perspective was made. Identified and marked problems Upon the evaluation of a concept in the interpretation of historical facts concerning the study of the history of the Latvian Orthodox Church problems were identified and marked.
Ключевые слова и фразы: Рижская епархия, закрытие приходов, рижский кафедральный собор, уполномоченный, митрополит Рижский Вениамин.
Key words and phrases: the Riga diocese, closing of parishes, Riga Cathedral, Commissioner, the Metropolitan of Riga Veniamin.
На протяжении веков положение религии в Балтийском регионе в большой степени зависело от политических событий. Но особые трудности наступили после инкорпорации Латвии в состав СССР. Перемены коснулись всех сфер жизни общества и, в частности вопросов религии, наступил новый этап в истории традиционных христианских конфессий и в жизни Латвийской православной церкви.
Годы Второй мировой войны оставили трагический след в истории православия в регионе. Это в первую очередь было связано с созданием Прибалтийского экзархата во главе с митрополитом Литовским и Виленским Сергием (Воскресенским- 1897−1944), а также с образованием владыкой Псковской духовной миссии и с ее деятельностью на оккупированной немцами территории. Следует подчеркнуть, что митрополит Сергий «во всеуслышание
Международный Научный Институт & quot-Educatio"- V (12), 2015
27
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
заявил о том величайшем зле, которое представляет большевизм для цивилизованного мира» [112, с. 4], в дальнейшем это заявление владыки квалифицировалось как антисоветское с соответствующими последствиями. В результате власти c крайним недоверием и подозрительностью относились к православным клирикам и верующим людям, по этим причинам отношение к Русской православной церкви в Балтийском регионе со стороны государства «было гораздо более негативным», чем в целом по СССР [111, с. 332].
Тем не менее послевоенная церковная жизнь постепенно восстанавливалась и в марте 1945 года произошло воссоединение автономной Латвийской православной церкви (далее — ЛИЦ) с Русской православной церковью (далее — РИЦ), которая неканонично пребывала в юрисдикции Константинопольского патриархата. Вследствие этого соответствующим образом стали выстраиваться церковные дела Рижской епархии, и возникла необходимость в диалоге со стороны церкви с государством. Иеред новыми властями встали проблемы в развитии государственно-церковных отношений. Хотя согласно коммунистической модели церковь была отделена от государства, но тем не менее для руководящих лиц в Советской Латвии нужно было обеспечить контроль над ее деятельностью в религиозных вопросах.
Иредседатель Бюро Ц К ВКИ (б) по Латвийской ССР В. Ф. Рязанов в докладной записке в Москву писал о «советизации церкви» [73, с. 201−202]. Ио утверждению историка Е. Ю. Зубковой, властями ЛатССР использовалась тактика «нейтрализации» церкви, на основе архивных документов ГАРФ автор констатировала, что спецслужбы устраняли активных иерархов и ставили более лояльных режиму [73, с. 201]. Это касалось и предстоятелей Римскокатолической церкви и Евангелическо-лютеранской церкви Латвии. Как пишет Е. Ю. Зубкова, на официальном языке это называлось «советизировать церковь». В этой связи уместно указать на так называемые «Особые папки» МГБ и МВД, содержащие доклады о мероприятиях, проводимых после войны по очистке ЛатССР от «вражеского элемента», доклады направляли на имя И. В. Сталина, В. М. Молотова и Г. М. Маленкова. В секретных спецдокладах сотрудники госбезопасности сообщали руководству страны о разработке и осуществлении планов по агентурно-оперативным мероприятиям, касающимся религиозных конфессий в Советской Латвии [88, с. 180]. Таким образом, церковная жизнь Рижской епархии находилась под контролем партийно-идеологического аппарата. Однако, несмотря на давление, религиозная активность в ЛатССР не снижалась, а рефлексия по осознанию своего духовного опыта ярко проявилась в обществе и этому способствовали лучшие представители церкви. Так, в самых различных слоях и группах населения ЛатССР еще оставались сильными традиционные духовные ценности, так как они были сформированы на протяжении веков под влиянием христианства.
В основе исследования попытка охарактеризовать историографию слабоизученной истории Рижской епархии в 1945—1965-х гг. в ЛатССР. Объектом исследования стал процесс государственно-церковных отношений в контексте религиозного состояния общества в новых атеистических условиях.
Рассматриваемый период взаимоотношений между государством и церковью хронологически можно разделить на этапы: так, с 1945 по 1948 год они выстраивались на «взаимовыгодных контактах» [59, с. 111]. Далее последовал этап с 1948 по 1958 год — период жесткого наступления государства на религию, что же касается времени с
1958 по 1965 год, то государственно-церковная политика СССР характеризуется как этап последней попытки атеистических властей окончательно решить религиозные проблемы в стране. Иоследовавшие затем так называемые «хрущевские гонения» стали масштабным наступлением на религию и имели особенно разрушительные последствия для РИЦ и в частности для Рижской епархии.
В качестве базового метода научного исследования использован сравнительно-исторический метод изучения истории ЛИЦ как части истории Латвии в эволюционном процессе. Таким образом, целостный взгляд на прошлое епархии позволяет выявить причинно-следственные связи и помочь осмыслить закономерности в исторической ретроспективе внутреннюю жизнь Рижской епархии в 19 451 965-х гг.
Региональная истории Рижской епархии отражена в первую очередь в работах латвийских исследователей. Так, в советской историографии о ЛИЦ с атеистических позиций писал историк З. Балевиц. В публицистических работах он следовал коммунистической идеологии — воспитание нового человека, свободного от религиозных предрассудков. В сочинениях автор старался «разоблачить… живучие пережитки прошлого» [87, с. 3]. З. Бале-виц один из немногих, кто в 60-х годах XX столетия имел разрешение на работу с документами Центрального государственного исторического архива Латвийской ССР для исследования материалов по традиционным христианским конфессиям [3, 4, 5, 48].
С распадом СССР и с провозглашением независимости Латвии в 90-е годы XX века появились работы по истории ЛИЦ советского периода. Иод редакцией историка А. В. Гаврилина вышло ряд публикаций, одна из первых была посвящена государственно-церковным отношениям в 50−60-е годы XX столетия, автор публикации И. Суворова [104]. В ее материале о рижском кафедральном соборе Рождества Христова рассмотрен трагический послевоенный период, включая так называемые «хрущевские гонения», годы, когда собор был закрыт и варварски переоборудован под планетарий общества «Знание».
В богословском журнале теологического факультета Латвийского университета А. Бергманис в статье о православных коснулся жизни латышских приходов в Видземе, о том времени, которое пришлось на служение митрополита Вениамина (Федченкова- 1880−1961) на Рижской кафедре [6].
Историком М. Ерцмане была предпринята попытка рассмотреть хронологически годы служения архиепископа Филарета (Лебедева- 1887−1958) на Рижской кафедре, много потрудившегося для укрепления духовной жизни епархии [72]. Тема служения архиереев на Рижской кафедре, которые управляли епархией с 1945 по 1965 год, латвийскими историками изучена недостаточно. Один из немногих, кто исследовал этот вопрос, был историк А. В. Гаврилин. В своих статьях он дал краткие биографические справки о клире епархии [47], сведения о архиереях, которые служили на Рижской кафедре в послевоенный период
[62], а также материалы о закрытии православных церквей
[63].
Касаясь исследований о Рижском монастыре, то следует указать на публикации авторов: Н. Д. Деминой -труд которой, пока единственный о обители. Иериод 1945−1965 гг. представлен несколькими главами, к сожалению, автор не работал с архивными источниками [67]. Сестрами Рижского Свято-Троице-Сергиева женского монастыря была подготовлена публикация, посвященная деятельности игуменьи Тавифы (Дмитрук- 1897−1972). В ра-
Международный Научный Институт & quot-Educatio"- V (12), 2015
28
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
боте использован обширный корпус исторических источников из пятнадцати фондов: государственных, ведомственных и церковных архивов. Как новизну исследования, также стоит отметить и визуальный ряд представленных редких фотографий [90]. Далее в сборнике ПСТБУ доктором А. В. Гаврилиным был опубликован материал, посвященный Рижскому женскому монастырю и попытки его ликвидации. Историк отметил мужество настоятельницы монастыря — игуменьи Тавифы (Дмитрук- 18 971 972), впоследствии высланной из монастыря под давлением сотрудников спецслужб за активную церковную деятельность, а также её преемницы игуменьи Магдалины (Крисько- 1902−1985) [61]. Властям не удалось ликвидировать старинную обитель, к тому же, принципиальную позицию занял епископ Рижский Никон (Фомичева- 19 101 995), поддерживая сестер монастыря и верующих людей. Исследование Седовой Г. В. о закрытии христианских монастырей на территории Советской Латвии показало, что властные структуры в первую очередь пытались ликвидировать православные монастыри [101]. Нельзя не отметить, что кампания по закрытию распространилась и на католические монастыри в Латгалии, характерно, что в решении данного вопроса «местные товарищи» оказали большое рвение [39].
Книга рижского протоиерея Андрея Голикова положила начало изучению жизни клириков и мирян ЛПЦ, репрессированных органами госбезопасности в период с 1940 по 1953 год. Материал дает представление о служении клириков Православной церкви, показывает механизм репрессий НКВД, МГБ и «опровергает ложь коммунистических историков, которые стремились опорочить Церковь» [46, с. 4]. Автор в работе отметил, что даже после арестов клирики не изменили своему призванию. Тема репрессий нашла продолжение в публикациях латвийских священников — протоиерея Николая Трубецкого (19 071 978) и протоиерея Георгия Тайлова (1914−2014), публикации уникальны тем, что священники писали их в лагерях ГУЛАГа [65, 68]. В работе А. В. Гаврилина «За проволокой. 1944−1955 гг.» описывается жизнь протоиерея Георгия Тайлова после его ареста в заключении [64].
История Рижской епархии освещалась также и в изданиях ЛПЦ. В альбоме, посвященном истории рижского кафедрального собора Рождества Христова, представлены материалы уникальных фотодокументов из архива ЛПЦ [89]. Синод ЛПЦ выпустил сборник на двух языках (русском и латышском), материал также хронологически описывает историю ЛПЦ после Второй мировой войны [22, 71]. В главе, посвященной жизни Рижской епархии были использованы материалы из магистерской работы автора данной публикации с привлечением архивных документов Латвийского государственного архива [35].
В работе игумена Феофана (Пожидаева), посвященной священномученику Иоанну Рижскому, кратко упоминается о архиереях, служивших на Рижской кафедре в советский период, но материал крайне скуп и фактически носит информативный характер [109]. О латвийских клириках написано немного работ, одна из таких о схиархи-мандрите Косме (Смирнове- 1885−1968) — старце Спасо-Преображенской пустыни под Валгунде, который подвизался в монастыре с 1943 года. Пример жизни старца Космы стал яркой иллюстрацией для понимания эпохи гонения на христиан в XX столетии со стороны атеистических властей [58]. Далее, в журнале «Хритианос» вышел материал архимандрита Иоанна (Крестьянкина) о старце Косме [74]. Исследование С. Ковальчук посвящено священникам рижских храмов в период их послевоенного
служения. Работа автора с архивными источниками указала на тот факт, что после национализации церковной собственности православные общины крайне бедствовали, но в тоже время, выживали, приспосабливаясь к новым условиям [76]. Монография латвийского юриста А. Грутупса, посвящена судебному процессу над немецкими генералами в Риге в 1946 году, к числу свидетелей привлекалось и православное духовенство — рижский протоиерей Николай Македонский, протоиерей Андрей Янсонс из Алуксне, священник Евстратий Рушанов из Резекне. На процессе священники свидетельствовали о злодеяниях немцев против гражданского населения в годы Второй мировой войны на оккупированной территории Латвии [12, 66]. В академическом издании «Latvijas Vesture» вышла публикация священника Яниса Калныньша с историческими комментариями о ЛПЦ, правда, период послевоенного времени в ЛатССР освещен незначительно [20]. В другой книге автор писал о клире, о православных храмах Рижской епархии, а также о событиях церковной жизни под давлением атеистического пресса [21].
Для более глубокого понимания проблемных тем истории ЛПЦ послевоенного периода здесь уместно указать на исследования, которые проводятся кафедрой истории гуманитарного факультета ДУ. В университетском сборнике регулярно выходят публикации о жизни Рижской епархии в советский период, в которых пристальное внимание направлено на изучение темы государственноцерковных отношений в новых политических условиях, например, как происходило закрытие православных храмов в разных частях Советской Латвии и в том числе, в Латгалии, в Курземе [97, 99]. В ежегодной работе конференции Лиепайского университета (Латвия) также освещались вопросы истории религиозной жизни в коммунистический период [40], а также один из острых — преследование верующих атеистическими властями [95]. Тема закрытия рижского кафедрального собора в 1961 г. нашла отражение в публикации ежегодной конференции гуманитарного факультета Шауляйского университета [37]. Нельзя не сказать и о монографиях специалистов из области архитектуры, ими также исследовались темы посвященные храмам традиционных христианских конфессий Латвии, в которых нашло свое отражение закрытие православного рижского собора Рождества Христова [78]. Монография доктора Я. Калнача посвещена христианским храмам Видземе, и в том числе православным. В основу материалов легли исторические документы начала 50-х годов XX столетия из жизни православного прихода в честь святого Сергия Радонежского [24]. В исследовании доктора Р. Каминской и А. Бистере даны сведения о православных храмах Латгалии и их упадок при советской власти [25]. О храмах Земгале вышла книга историка М. Путныни, в которой она представила сведения о православных храмах в регионе, а также коснулась событий времени, когда атеистические власти превратили кафедральный собор святых Симеона и Анны в Елгаве в хранилище удобрений [34]. В исследовании В. Волковой описаны латвийские храмы, которые пострадали, также от рук воинствующих атеистов [43]. Известно, что верующие самоотверженно боролись за храмы, которые власти варварски закрывали, а впоследствии уничтожали.
Что же касается государственно-церковных отношений в Латвийской ССР в период «хрущевских гонений», то стоит отметить, что они в большой степени зависели и от региональных властей на местах. В этой связи уместно также указать и на работы современных латвийских историков о политических процессах в Латвийской
Международный Научный Институт & quot-Educatio"- V (12), 2015
29
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
ССР в послевоенный период [28]. Были также подготовлены монографические исследования и опубликованы многочисленные статьи в журналах «Latvijas Vestures Instituta Zurnals», «Latvijas Vesture. Jaunie un Jaunakie Laiki» и «Latvijas Arhlvi», материалы конференций, освещающие различные аспекты послевоенной истории Латвии, а также материалы по репрессиям и депортациям населения из ЛатССР [30]. Коллективом латвийских историков под руководством доктора И. Фелдманиса в монографии — «Latvija. Toward 100 years» в одной из глав был рассмотрен вопрос о положении религии в ЛатССР, хотя материал носит информативный характер, но в нем упоминается о закрытии рижского кафедрального собора [27]. Доктор Д. Блейере в книге — «Жизнь в Советской Латвии» подробно осветила аспекты политической и социальной жизни общества [7, 49]. О важности познании прошлого через понимание повседневного быта в ЛатССР, также интересна работа исследователя Ю. Павловича [31]. Данные монографии дополняют источнико-вую базу в изучении истории Рижской епархии в эпоху социализма в Латвии.
При знакомстве с историографией эстонских авторов следует отметить монографию патриарха Московского и всея Руси Алексия II (Ридигера- 1929−2008), в которой был рассмотрен советский период, и в том числе служение патриарха Алексия II в епископском сане на Рижской кафедре в 1961 году. Как писал патриарх, важной проблемой тех лет было «предотвратить закрытие храмов и обителей» [45]. В малоизвестной книге монахини Сергии (Клименко- 1901−1994), насельницы Успенского женского монастыря в Пюхтицы (Эстония) повествуется о ее посещении Рижского женского монастыря и духовных встречах с митрополитом Вениамином (Федченковым), а также с верующими прихода в Кемери (Юрмала) [102].
Особенностью историографии избранного периода стал тот факт, что значительная часть материалов посвящена митрополиту Рижскому и Латвийскому Вениамину (Федченкову). Личность выдающегося архипастыря вызывает большой интерес у церковных исследователей. Так, в календаре за 1996 год, изданном Латвийской Православной Церковью, был представлен материал, посвященный проповедям-беседам о Божественной литургии митрополита Вениамина (Федченкова). Статью предваряли сведения биографического характера о владыке [51].
Известно, что митрополит Вениамин написал значительное количество книг, в которых он открыто высказывал свои суждения по острым духовным проблемам нравственно-богословского характера, волновавшие верующих в новых для них условиях жизни в атеистическом государстве. Изданные дневники архиерея о рижском периоде служения 1948−1951 гг. помогают более подробно восстановить хронологию событий минувших лет и, несомненно, являются важным источником информации [53, 55, 56]. Митрополит описывал события, давал оценку церковной жизни Рижской епархии послевоенного периода, а также фиксировал свои личные наблюдения происходящего. В тот период перед владыкой встал важный вопрос о взаимоотношениях с атеистическими властями и о его лояльности им не теоретически, как это было в эмиграции в 20-х годах XX столетия в Сербии, а практически в условиях жизни в Советской Латвии [54, 57]. Пребывая в постоянной молитве, он поверял свои мысли дневнику, с уникальными записями которого мы можем познакомиться и сегодня.
О митрополите Вениамине опубликовано много материалов, но хотелось бы остановиться на посвященных
рижскому периоду его служения. В сборнике «Христиа-нос» был опубликован рассказ монахини Никоны (Циро- 1921- 2009), насельницы Рижского Свято-Троице-Серги-ева женского монастыря о ее наставнике и духовнике -митрополите Вениамине (Федченкове). Монахиня доверительно рассказала о своем личном духовном опыте и попыталась дать оценку служения владыки Вениамина [79]. В книге протоиерея Евгения Пелешева повествуется о митрополите Вениамине и о его визите в Псково-Печерский мужской монастырь на Иванов день в 1949 году. Эта публикация стала интересным дополнением к изучаемому материалу, так как священник сумел в живой и непосредственной форме передать свои впечатления от встречи с владыкой [69, 70]. Как видим, посещение духовенством чтимых и святых мест Православной церкви оставалось неотъемлемой частью повседневной жизни как клириков, так и верующих людей даже в послевоенный период.
Большая часть работ историков церкви посвящена осмыслению роли личности в развитии государственноцерковных отношений. В этой связи специалистами многогранно изучается церковная и общественная деятельность такой личности как митрополит Вениамин (Федчен-ков), исследования посвящаются различным периодам жизненного пути иерарха, и в том числе его служению на Рижской кафедре. Интерес представляют такие труды, как фундаментальная монография церковного историка митрополита Мануила (Лемешевского) — первое собрание биографических сведений о архиереях рПц [77]. Далее необходимо отметить книгу протодиакона Александра Киреева [44]. Изучением темы истории епископата занимался также, и протоиерей Владислав Цыпин, в работе которого есть данные о владыке Вениамине (Федченкове), но ссылки на архивные источники отсутствуют [60].
Следует упомянуть издание Сретенского монастыря — хроника жизни РПЦ в XX столетии, по утверждению российского историка С. Л. Фирсова, «хроника русской церковной жизни новейшего периода появилась впервые» и представляет значительный интерес [110, с. 446]. В обширном своде документальных свидетельств представлены факты о религиозной жизни в СССР, а также и биографические сведения о рижских архиереях
[91].
Работа историка С. С. Бычкова на примере жизни архиепископа Ермогена (Голубева- 1896−1978) отразила сложную внутреннюю ситуацию в РПЦ. Известно, что владыка-исповедник обратился в 1965 году к патриарху Московскому и всея Руси Алексию I (Симанскому- 18 771 970) с письмом пересмотреть решения Архиерейского собора 1961 года, на котором была принята реформа приходского управления, последняя противоречила «Положению об управлении Русской Православной Церкви», принятому Поместным Собором в 1945 году. Через принятую реформу власти ограничивали обязанности приходских клириков, в частности настоятелей приходов, и исполнительных органов. Письмо подписали десять архиереев, среди которых был и епископ Рижский и Латвийский Никон (Фомичев). Власти пытались оказать давление на архиереев, чтобы те дезавуировали свои подписи, но владыка Никон на компромисс не пошел. Он энергично противодействовал «любому мероприятию советских органов и уполномоченнного Совета, затрагивающих деятельность церкви» [50, с. 137]. За принципиальную позицию епископ Никон был удален из Рижской епархии на Архангельскую кафедру.
В VII томе Православной энциклопедии представлена статья церковного историка А. К. Светозарского, в которой рассмотрены основные этапы жизни митрополита
Международный Научный Институт & quot-Educatio"- V (12), 2015
30
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
Вениамина (Федченкова), точно указан биографический материал, а также основные труды владыки [94]. Историком было написано предисловие и даны комментарии к одной из книг митрополита Вениамина [52]. Весомый вклад в изучение темы о жизни и деятельности митрополита Рижского Вениамина (Федченкова) в 1948—1961 годах внес историк Н. Н. Силин. В опубликованной диссертации отец диакон попытался проследить ключевые моменты служения и деятельности митрополита Вениамина, в том числе в Рижской епархии, проанализировать взаимоотношения владыки с представителями власти в ЛатССР [81]. Что касается суждения диакона Никиты о превышении архиерейской власти митрополитом Вениамином в период служения на Рижской кафедре, то полагаю, что это мнение спорное и с ним трудно согласиться, так как деятельность правящих архиереев, в частности служение владыки в Советской Латвии, находилось под постоянным жестким контролем властей и служб МГБ. Основная проблема заключалась в том, что на кафедре после Второй мировой войны не было постоянного архиерея, поэтому у епархиального Совета имелись широкие полномочия, которые способствовали злоупотреблению со стороны епархиального секретаря. Следует упомянуть и о других работах автора на эту тему [82].
В материале А. Б. Онищенко, приведены данные исследований роли и значения Совета по делам РПЦ в годы Второй мировой войны и в послевоенный период. В этом контексте историк коснулся служения митрополита Вениамина (Федченкова) на Рижской кафедре. Автор постарался раскрыть взаимоотношения и конфликт владыки с властными структурами к концу пребывания его на Рижской кафедре, а также указал причины его перевода в Ростов [84].
Среди публикаций клириков Псковской епархии РПЦ интересно исследование наместника Успенского Псково-Печерского монастыря архимандрита Тихона (Секретарева) о истории древней обители. В приложении кратко указываются биографические сведения и, в частности, о рижском периоде служения митрополита Вениамина, а также приводится избранная библиография писательских трудов архиерея [105].
Результатом работы ежегодной конференции, организованной Институтом Управления г. Архангельска в Ивановском филиале стали публикации на тему церковногосударственных отношений в ЛатССР [38, 96, 98]. В университетском сборнике ПСТГУ вышла статья исследователей Г. В. Седовой и Р. Ю. Просветова, в которой авторы рассматривают основные этапы служения и архипастырской деятельности митрополита Вениамина (Федченкова) в период управления Рижской кафедрой. В основе работы лежат малоизвестные материалы из источников латвийских и российских архивов, авторами сделана попытка показать непростые взаимоотношения архиерея как с властями, так и с уполномоченными по делам РПЦ при Совете министров по Латвийской ССР Н. П. Смирновым и А. А. Сахаровым [100].
Из российской историографии последнего времени интересна работа М. И. Одинцова, при написании которой было использовано большое количество архивных источников ГАРФа. Пристальное внимание историк уделил изучению материалов антирелигиозных инициатив ЦК ВКП (б), а позже ЦК КПСС в послевоенный период. Важно отметить, что автором была предпринята попытка проанализировать и религиозный вопрос в СССР [83].
Следующий пласт историографии истории Рижской епархии 1945−1965 гг. касается работ зарубежных историков-советологов и духовенства в эмиграции. Для
написания данной статьи изучалась книга протопресвитера Александра Чернея, посвященная ЛПЦ. На протяжении длительного времени он собирал материал для личного архива, затем эти сведения легли в основу публикации, в которой были использованы статьи периодической печати и личные воспоминания автора о религиозной жизни латвийцев [1]. Следующие исследования посвящены РПЦ, но сведения о истории Рижской епархии в них минимальны. В большей степени интерес историков был обращен на международную деятельность Московского патриархата 1945−1965 гг., следует указать, что часть авторов в крайне критичной форме подавала материал. Для них архивные источники в СССР были недоступны, поэтому оценка о РПЦ и о ее иерархах носили в большой степени гротескный характер [29]. Но была и противоположная точка зрения, чьи симпатии были на стороне левого движения коммунистов. Через призму своих политических взглядов они пытались дать иное видение государственно-церковных отношений, а также положения православия в СССР [9]. Более взвешенная позиция в трактовке событий по церковной истории православия в монографиях историка Д. В. Поспеловского [32, 33]. Дмитрий Владимирович считал, что «сила Церкви не в идеализации самой себя, а в обличении лжи, обличении грехов… и в покаянии» [86, с. 2]. Известный американский историк утверждал, что творчество без свободы критики и анализа просто невозможно. Исследователь Н. Струве в своих работах делал акцент на гонения верующих в СССР [41]. Состояние религии в Советском Союзе также отражено в работе британского историка У. Коларза [26], но исследование чрезмерно политизировано, особенно в вопросах, касающихся «движения за мир». Одна из ведущих специалистов по истории РПЦ новейшего периода Keston Institute (Oxford) — Дж. Эллис в своих работах публиковала тексты религиозного самиздата из СССР [13, 14]. Историк У. Флетчер в многочисленных монографиях изучал: жизнь архиереев, внешнеполитическую деятельность Московской патриархии, а также социологические исследования на основе статистических данных о количестве верующих в Советском Союзе [15−18]. В книгах историка Дж. Андерсона рассматриваются вопросы формирования советской религиозной политики в СССР после смерти И. В. Сталина, а также возникшие проблемы в период правления Н. С. Хрущева [2]. Среди немецких историков необходимо отметить монографии доктора Г. Бодевига, автором уделено особое внимание изучению атеистической пропаганды на примере жизни верующих [8]. Полагаю, что труд под редакцией Г. Штриккера стал одним из значительных в изучении, так как в двух книгах собраны документы и материалы о государственно-церковных отношениях с 1917 по 1980 год [92]. Институт Glaube in der
2. Welt (Zurich, Switzerland), в котором работал доктор Штриккер, занимался религиозной проблематикой в СССР, в и частности вопросами православия [19].
Из исследований американских авторов стоит отметить работы доктора Н. Девиса. Сферой его интереса были государственно-церковные отношения в Советском Союзе и в Восточной Европе [10]. Одна из них посвящена внутренней жизни РПЦ, в основу которой легли статистические сведения о церковной жизни клириков и верующих. В монографии историка сведений о Рижской епархии немного и прежде всего они касались данных о регистрации православных приходов на январь 1958 года, а также информации о закрытии кафедрального собора в Риге [11].
Международный Научный Институт & quot-Educatio"- V (12), 2015
31
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
Относительно вышеуказанных исследований необходимо отметить, что данные авторами черпались из таких источников, как — официальное церковное издание «Журнал Московской Патриархии», материалы из советского самиздата, свидетельства западных религиозных и общественных деятелей, а также иностранной прессы. Архивные источники по понятным причинам были недоступны для историков, вследствие этого некоторые из авторов преувеличивали контроль государства над РПЦ и в то же время из-за ограниченности источниковой базы о внутренней жизни церкви не всегда представляли полноту картины происходящего. Перечисленные работы носят критический анализ государственно-церковных отношений в СССР и в меньшей степени освещают аспекты деятельности Православной церкви и ее внутренней жизни, как было уже выше отмечено. Следует констатировать, что приведенные сведения о Рижской епархии имеют лишь фрагментарный характер.
Среди работ современных европейских исследователей о Рижской епархии стоит особо остановиться на биографическом справочнике историка А. Нивьера. Им подготовлен большой уникальный материал на основе архивных документов по истории русского православного духовенства в эмиграции в XX веке. В справочнике представлен подробный биографический материал о митрополите Вениамине (Федченкове), а также о некоторых латвийских клириках [80].
В монографии финского историка Й. Талонена привлекло внимание исследование религиозной жизни Евангелическо-лютеранской церкви в Латвийской ССР в послевоенный период, обращают внимание дополнительные малоизвестные сведения о архиепископе Г. Турсе. Проблема, которую приходилось решать властям после Второй мировой войны, — это возвращение бывших репатриантов в Латвию. К ее решению привлекались и предстоятели традиционных христианских конфессий, например архиепископ Г. Турс и митрополит Вениамин (Федченков) [42]. Они выступали с обращениями по радио, однако в частных беседах архиепископ Г. Турс не рекомендовал латвийцам возвращаться, так как многие были арестованы и потом оказались в лагерях ГУЛАГа.
В современной историографии тема взаимоотношений государства и религиозных организаций актуальна и, как видим, к ней проявляется повышенный интерес. По утверждению историка С. Л. Фирсова, для церковных исследователей очень важно изучать феномен homo soveticus на фоне трагедии Русской православной церкви в контексте борьбы государства с религией в период атеистического режима [110]. Обзор историографии избранной темы показал, как развивались государственно-церковные отношения на разных этапах развития в Рижской епархии. Период с 1945 по 1965 год для епархии оказался крайне сложным: национализация ЛПЦ, закрытие 40 православных храмов, женского монастыря в Илуксте, под реальной угрозой закрытия оставался Рижский женский монастырь вплоть до 1965 года. Репрессиям подверглись 50% клира епархии, а также многие верующие за участие в Псковской духовной миссии и за работу в «Русском комитете» в годы Второй мировой войны. Архиереи и духовенство, которые защищали интересы церкви и были ей преданы, преследовались. За принципиальную позицию и активную церковную деятельность из Рижской епархии власти убрали митрополита Вениамина (Федченкова), епископа Никона (Фомичева), игуменью Тавифу (Дмит-рук), у священников отбирали справки о регистрации, без которой духовенство не имело право служить. Жизнь мно-
гих латвийских приходов находилась под жестким контролем в лице церковных старост, которые утверждались на работу атеистами из властных структур, тем самым последние разрушали православные общины изнутри. Владыка Никон (Фомичев) вспоминал, что «решать, какой быть церковной общине, мог атеист, а священник не имел на это право» [107, с. 35]. Но, тем не менее, Рижская епархия сохранилась и выстояли верующие в условиях тоталитарной системы, благодаря крепким корням христианской традиции, которая была в основе интеллектуального и культурного развития латвийского общества, которая явилась камнем преткновения для квази-религии, насаждаемой коммунистической идеологией. Как вспоминали верующие тех лет, их вдохновляла история христиан первых времен, поскольку свою жизнь рассматривали sub specie aetemitatis (c точки зрения вечности). Неслучайно генеральный секретарь ЦК КПСС Ю. В. Андропов скажет позже о советском обществе, что они не знали общества, в котором жили и работали.
Список литературы
1. Aleksandrs Cernejs, protopresbiters. Latvijas Pareizticigo Baznlca. L.: Community of st. John, 1996.
2. Anderson, J. Religion, state and politics in the Soviet Union and successor states. UK: Cambridge university press, 1994.
3. Balevics, Z. Baznlca un valsts burzuaziskaja Latvija. R.: 1964.
4. Balevics, Z. PSKP politika attieciba pret riligiju un baznlcu. R.: 1973.
5. Balevics, Z. Pareizticigo baznica Latvija. R.: 1987.
6. Bergmanis, A. Pareizticigie latviesi. Galvenie iespaidi un secinajumi no latviesu draudzu apmeklejuma 1949. gada (20−23. mays). В кн.: Cels. № 51. 1999. — 143 -149. lpp.
7. Bleiere, D. Eiropa arpus Eiropas… Dzive Latvijas PSR. R.: LU Akademiskais apgads, 2012.
8. Bodewig, H. Die russische Patriarchatskirhe. Beitrage zurau Beren Bedruckung und inneren Lage 1958 -1979. M.: Wewel, 1988.
9. Curtis, J. The Russian Church and the Soviet State 1917−1950. B.: Little, Brown and Company, 1953.
10. Davis, N. Religion and Communist Government in the Soviet Union and Eastern Europe. Dissertation. The Fletcher School of Law and Diplomacy, June 1, 1960.
11. Davis, N. A Long Walk to the Church. A Contemporary History of Russian Orthodoxy. USA: Westview press, 1995.
12. Grutups, A. Esafots. R.: Apgads Atena, 2007.
13. Ellis, J. The Russian Orthodox Church: a
Contemporary History. L.: Croom Helm, 1986.
14. Ellis, J. The Russian Orthodox Churc. Triumphalism and Defensiveness. N. Y.: St. Martin press, 1996.
15. Fletcher, W. The Russian Orthodox Church Underground 1917−1970. L.: Oxford University Press, 1971.
16. Fletcher, W. Khrushev’s Religious Policy 1959 — 1964. // Aspects of Religion in the Soviet Union 1917 — 1967. Ch.: The University of Chicago Press, 1971.
17. Fletcher, W. Religion and Soviet Foreign Policy, 19 451 979. L.: Oxford University Press, 1973.
18. Hayward, M. and Flefcher, W. Religion and the Soviet State: A Dilemma of Power. L.: Pall Mall Press, 1969.
19. Religionen in der UdSSR. Z.: G2W — Verlag, 1989.
20. Janis Kalnins, virspriesteris. Laivijas Pareizticigo Baznicas vestures komentars. В кн.: Latvijas Vesture. 2007 1 (65). — 60. -77. lpp.
Международный Научный Институт & quot-Educatio"- V (12), 2015
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
32
21. Janis Kalnins, virspriesteris. Process. R.: EIKON, 2015.
22. Jevfrosinija (Sedova), inok. Pareizticiga Baznlca Latvija no 1945. Lidz 1988. gadam. В кн.: Latvijas Paraizticiga Baznlca. 1988. — 2008. // Red. Aleksandrs, Rlgas un visas Latvijas mitropolits. R.: Sinodes izdevums LPB, 2009. 13. -42. lpp.
23. Kalnacs, J. Sakralas arhitekturas un makslas mantojums Valmieras rajona. Riga: Neputns, 2010.
24. Kaminska, R., Bitere, A. Sakralas arhitekturas un makslas mantojums Rezeknes pilseta un rajona. R.: Neputns, 2011.
25. Kolarz, W. Religion in the Soviet Union. L.: Macmillan Press, 1961.
26. Latvija. Toward 100 years / Editor Inesis Feldmanis.
R.: Jumava, 2014.
27. Latvijas Vesturnieku komisijas raksti = Symposium of the Commission of the Histirians of Latvia. Vols. 1. 15. 2000. -2005. R.: Latvijas vestures instituta apgads. 2005.
28. McIntire C. Metropolitan Nicolai, Agent of Soviet Secret Police: How the Communists are using the National Council of the Churches of Christ in the United States of America. C.: 1959.
29. No NKVD lidz KGB. Politiskas pravas Latvija 19 401 986: Noziegumos pret padomju valsti apsudzeto Latvijas iedzivotaju raditajs // Rudites Viksnes un Karla Kangera red. R.: Lu Latvijas vestures instituta apgads, 1999.
30. Pavlovic, J. Padomju Latvijas ikdiena. R.: Jumava, 2015.
31. Pospielovsky, D. The Russian Church under the Soviet Regime 1917−1982. N.Y.: St. Martin press, 1984.
32. Pospielovsky, D. A History of Soviet Ateism in Theory and Practice, and the Believer. 3 Vols. N. Y.: St. Martin press, 1988.
33. Putnina, M. Sakralas arhitekturas un makslas mantojums Zemgale. R.: Neputns, 2015.
34. Redko, G. Rigas eparhija Hruscova vajasanas laika (1954. -1964.g.). Magistra darbs. R.: LU Teologijas fakultate, 2003.
35. Religionen in der UdSSR. Z.: G2W — Verlag, 1989.
36. Sedova, G. From the History of the Anti-religious Policy in the Latvian SSR: Closing the Orthodox Cathedral (1961). В кн.: ACTA HUMANITARICA Universitatis Saulensis. Mokslo darbai. T. 19. V., 2014. -78. -87. lpp.
37. Sedova, G. (nun Evfrosynja). From the History of Rigas’s Diocese: About the Difficulties of Pastoral Ministry in 1948. In: Сборник материалов V научнопрактической конференции. 18 апреля 2014 года. Ивановский филиал «Институт Управления» г. Архангельска. Арх. -Ив., 2014. — 93−102 p.
38. Sedova, G. (masa Evfrosinija). Klosteru slegsana LPSR N. Hruscova istenoto religijas vajasanu laika. В кн.: Vesture: avoti un cilveki. XXIV zinatniskie lasijumi. Vesture XVII. D.: Saule, 2015. -267.- 274. lpp.
39. Sedova, G. Rigas eparhija N. Hruscova laika no 1959. gada lidz 1964. gadam. В кн.: Sabiedriba un kultura. Rakstu krajums XVII. L.: LiePA, 2015. — 62.- 66. lpp.
40. Struve, N. Les Chretiens en USSR. P.: Seuil, 1963.
41. Talonens, J. Baznicas stalinisma znaugos. Latvijas Evangeliski luteriska baznica padomju okupacijas laika no 1944. Lidz 1950. gadam. R.: Luterizma mantojuma fond, 2009.
42. Volkova, V. Latvijas Dievnami. R.: AS «Lauku Avize», 2014.
43. Александр Киреев, протодиакон. Епархии и архиереи Русской Православной церкви в 1943—2002 годах. М., 2002.
44. Алексий II (Ридигер), патриарх. Православие в Эстонии. М.: Православная энциклопедия, 1999.
45. Андрей Голиков, священник. Фомин С. Кровью убеленные. Мученики и исповедники Северо-Запада России и Прибалтики (1940−1955). Мартиролог православных священнослужителей и церковнослужителей Латвии, репрессированных в 19 401 952 гг. Жизнеописания и материалы к ним. М.: Паломник, 1999.
46. Архиереи Рижской кафедры после II мировой войны. В кн.: православие в Латвии. Исторические очерки. 3. Сб. статей // Ред. Гаврилин А. В. Р.: 2001. -121 — 138 c.
47. Балевиц З. В. Православная церковь Латвии под сенью свастики (1941−1944). Р., 1967.
48. Блейере Д. Жизнь в Советской Латвии. Р.: Изд. Студенческая Литература, 2015.
49. Бычков С. С. Освобождение от иллюзий. М.: Изд-во Sam& amp-Sam, 2010.
50. Вениамин (Федченков), митрополит. Беседы о Божественной Литургии. В кн.: Православный Церковный календарь. Р.: Изд. ЛИЦ, 1996. — 74−95 c.
51. Вениамин (Федченков), митрополит. Божьи люди. Мои духовные встречи / Сост. Светозарский А. К. и Светозарская Н. В. М.: Изд-во Отчий дом, 1997.
52. Вениамин (Федченков), митрополит. Дневники. 1926−1948. М.: Правило веры, 2008.
53. Вениамин (Федченков), митрополит. На рубеже двух эпох. М.: Изд. Отчий дом, 1994.
54. Вениамин (Федченков), митрополит. За православие помилует меня Господь. Дневниковые записи. С. -П.: Изд-во Царское дело, 1998.
55. Вениамин (Федченков), митрополит. Святый сорокоуст. М.: Изд. Сретенского монастыря, 2004.
56. Вениамин (Федченков), митрополит. Я вспоминаю … Из «записок архиерея». М.: Правило веры, 2010.
57. Виктор (Мамонтов), архимандрит. Сердце пустыни. М.: СФМВПХШ, 2001.
58. Волокитина Т. В., Мурашко Г. П., Носкова А. Ф. Москва и Восточная Европа. Власть и церковь в период общественных трансформаций 40−50-х годов XX века. М.: РОССПЭН, 2008.
59. Владислав Цыпин, протоиерей. История Русской Церкви. 1917−1997. Кн. 9. М.: Изд. Преображенского Валаамского монастыря, 1997.
60. Гаврилин А. Почему не был закрыт Рижский СвятоТроицкий Сергиев монастырь? В кн.: Богословский сборник, 2003, № 11. — 425−440 c.
61. Гаврилин А. Современное положение православных Церквей Латвии и Эстонии: Вестник русского христианского движения, 2001, № 182 (1). — 294 308 c.
62. Гаврилин А. В. Утраченные в XX веке храмы Риги. В кн.: Православие в Латвии. Исторические очерки. 5. Сб. статей / Ред. Гаврилин А. В. Р., 2006. -
63. 25 — 50 c.
64. Георгий Тайлов, протоиерей. За проволокой. 19 441 955 гг. В кн.: Православие в Латвии. Исторические очерки. 4. Сб. статей // Ред. Гаврилин А. В. Р., 2004. — 42 — 154 c.
65. Георгий Тайлов, протоиерей. По пути высочайшего совершенства // Сост. Кетнере Н. Огр., 2014.
66. Грутупс А. Эшафот. R.: Apgads Atena, 2008.
Международный Научный Институт & quot-Educatio"- V (12), 2015
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
33
67. Демина Н. Д. Рижский Свято-Троице-Сергиев женский монастырь. Р.: Petergailis, 1995.
68. «Дух уныния не даждь ми… «: Воспоминания о рижскоградском протоиерее Николае Трубецком и его семье. Письма священника из заключения // Сост. Ветелева О. А. М.: Артос-Медия, 2007.
69. Евгений Пелешев, протоиерей. Жизнеописание митрополита Вениамина (Федченкова) (18 801 961). Псково-Печерский листок, 2003, № 411.
70. Евгений Пелешев, протоиерей. Перемена судьбы и другие Печерские рассказы. М.: Сретенский монастырь, 2013.
71. Евфросиния (Седова), инокиня. Православная церковь в Латвии в 1945—1988 гг. В кн.: Латвийская Православная Церковь 1988−2008 гг. // Ред. Александр (Кудряшев), митрополит. Р.: Синод ЛПЦ, 2009. — 13−42 c.
72. Ерцмане М. История прихода рижского Кафедрального Христорождественского собора после 2-й мировой войны (1944−1961 гг.). В кн.: Православие в Латвии исторические очерки // Ред. Гаврилин А. В. Вып. 2. Р.: Благовест, 1997. — 127−162 c.
73. Зубкова Е. Ю. Прибалтика и Кремль. М.: РОС-СПЭН, 2008.
74. Иоанн (Крестьянкин), архимандрит. Воспоминания о схиархимандрите Косьме. В кн.: Христианос. 1. Альманах. Р.: 1991.
75. Киреев Александр, протодиакон. Епархии и архиереи Русской Православной Церкви в 1943—2002 годах. М., 2002. — 108−109 c.
76. Ковальчук С. Протоиерей Николай Македонский и иерей Владимир Володин — настоятели рижского Спасо-Преображенского храма. В кн.: Православие в Балтии. № 10 (1), 2013. — 101- 120 c.
77. Мануил (Лемешевский), митрополит. Русские православные иерархи периода с 1893 по 1965 год. Ч.
2. К., 1966.
78. Наследие сакрального искусства и архитектуры Риги // Сост. Левина М. R.: Neputns, 2010.
79. Монахиня Никона. Воспоминания о митрополите Вениамине (Федченкове). В кн.: Христианос. III Альманах. Р.: ФИАМ, 1994. — 296−311 c.
80. Нивьер А. Православные священнослужители. Богословы и церковные деятели Русской эмиграции в Западной и Центральной Европе. 1920−1995. Биографический справочник. М. -П.: Русский Путь-YMCA-PRESS, 2007.
81. Никита Силин, диакон. Жизнь и деятельность митр. Вениамина (Федченкова) в 1948—1961 гг. в контексте церковно-государственных отношений. Диссертация на соискание ученой степени кандидата богословия. С. П.: Московская духовная академия, 2010.
82. Никита Силин, диакон. Взаимоотношения митрополита Вениамина (Федченкова) с Советской властью в Латвийской республике. В кн.: Труды Тобольской Духовной семинарии. Выпуск 2. Т.: Тобольская духовная семинария, 2011. — 74−86 c.
83. Одинцов М. И. Русская православная церковь накануне и в эпоху сталинского социализма 1917−1953 гг. М.: РОССПЭН, 2014.
84. Онищенко А. Б. О роли и значении Совета по делам Русской Православной Церкви в 1943—1953 год. В кн.: Церковь и время, 2011, № 55. — 133−156 c.
85. Отец Иоанн Журавский. Тайна Царствия Божия. С. -П.: Изд-во ОЮ-92, 1996.
86. Поспеловский Д. В. Православная церковь в истории Руси, России и СССР. М.: ББИ, 1996.
87. Православное духовенство в Латвии. 1920 — 1940 // Сост. Балевиц З. Р.: Латвийское Государственное изд-во, 1962.
88. Прибалтийский национализм в документах НКВД, МВД и МГБ СССР. Сборник документов // Сост.: Владимирцев Н. И., Комиссаров В. М., Кривец В. Д., Некрасов В. Ф., Нешкин Б. С., Штутман С. М. Объединенная ред. М.: МВД России, 2011.
89. Рижский кафедральный собор Рождества Христова. Р.: Синод ЛПЦ, 2006.
90. Рижский Свято-Троице-Сергиев женский монастырь во время правления игумении Тавифы (Дмитрук). Р.: Изд. Рижского монастыря, 2013.
91. Русская Православная Церковь. XX век // Под ред. архимандрита Тихона (Шевкунова) и О. Ю. Васильевой. М.: Изд. Сретенского монастыря, 2008.
92. Русская Православная Церковь в советское время (1917 — 1991) // Сост. Штриккер Г. В 2-х кн. М.: Изда-во Пропилеи, 1995.
93. Русские православные иерархи периода с 1893 по 1965 г. // Мануил (Лемешевский), митрополит. Ч. 2. К.: 1966.
94. Светозарский А. К. Вениамин (Федченков Иван Афанасьевич- 1880−1961), митрополит. В кн.: Православная энциклопедия // Под ред. патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Т. VII. М.: Православная энциклопедия, 2004. — 652−654 c.
95. Седова Г. (ин. Евфросиния). Антирелигиозная политика в период «хрущевских гонений»: из истории одного документа Рижской епархии. В кн.: Vesture: avoti un cilveki. XXII zinatniskie lasijumi. Vesture XVII. D.: Saule, 2014. — 378−391 c.
96. Седова Г. В. (инокиня Евфросиния). Государственно-церковные отношения в советской Латвии в 1945—1953 гг. В кн.: Сборник материалов VI Международной научно-практической конференции 17 апреля 2015 года. Институт Управления, Ивановский филиал г. Архангельска. Арх. -Ив., 2015. — 6572 c.
97. Седова Г. (ин. Евфросиния). Закрытие православных храмов в Латгалии (60-е годы XX века). В кн.: В кн.: Vesture: аvoti un cilveki. XXI zinatniskie lasijumi. Vesture XVI. D. s: Saule, 2013. — 321 — 333 c.
98. Седова Г. В. Из истории Рижской епархии: о трудностях архипастырского служения в 1948 г. В кн.: Сборник материалов V научно-практической конференции. 18 апреля 2014 года. Институт Управления, Ивановский филиал г. Архангельска. Арх. -Ив., 2014. — 103−112 c.
99. Седова Г. Рижская епархия с 1945 по 1965 год: закрытие православных храмов в Курземе. В кн.: Sabiedriba un kultura. Rakstu krajums XVI. L.: LiePA, 2014. — 76 — 83 c.
100. Седова Г. В., Просветов Р. Ю. Служение митрополита Вениамина (Федченкова) в Латвии в 19 481 951 гг. В кн.: Вестник Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета, 2014, 3 (58). — 82−105 c.
101. Седова Г. В. (ин. Евфросиния). Христианские обители в советской Латвии: 1958−1961-й год. В кн.: На пути к гражданскому обществу. Институт Управления, Ивановский филиал г. Архангельска. Арх. -Ив., 2014, № 3 (15). — 54−63 c.
Международный Научный Институт & quot-Educatio"- V (12), 2015
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
102. Сергия (Клименко), монахиня. «Минувшее развертывает свиток…». С.: Изд. Самарский Дом печати, 2008.
103. Силин Н. Н. Служение митрополита Вениамина (Федченкова) в Советском Союзе (1948−1961 гг.) В кн.: Сборник студенческих научных работ // Ред. Светозарский А. К. Кафедра Церковной истории МПДА. С. П., 2010. — 80 — 93 с.
104. Суворова И. Отношения между Православной Церковью Латвии и государством в 50−60-е годы XX столетия. В кн.: Православие в Латвии. Исторические очерки, 1. Сб. статей // Ред. Гаврилин А. В. Р., 1993. — 75 — 91 c.
105. Тихон (Секретарев), архимандрит. Врата Небесные. История Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря. П.: Изд. Печерского монастыря, 2006.
34
106. У «пещер Богом зданных». Псково-Печерские подвижники благочестия XX века // Сост. Малковы Ю. Г. и П.Ю. М.: Правило веры, 2003.
107. Федоров А. А. Собор. Историческая повесть. Ив., 2009.
108. Феодор (Текучёв), епископ. Истина всегда победоносна // Сост. Георгий Малков, диакон. М.: Сретенский монастырь, 2009.
109. Феофан (Пожидаев), игумен. Священномученик Иоанн. Архиепископ Рижский. Р., 2004.
110. Фирсов С. Л. Власть и огонь. Церковь и советское государство: 1918 — начало 1949-х гг. Очерки истории. М.: ПСТГУ, 2014.
111. Шкаровский М. В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве. М.: Общество любителей церковной истории, 1999.
112. Шкаровский М. В. Илья Соловьев, священник. Церковь против большевизма. М.: Изд. общества любителей церковной истории, 2013.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой