Образование в зеркале тендера

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 37. 01
Коршунова Наталья Леонидовна
Кандидат педагогических наук, доцент, заведующая кафедрой педагогики Уссурийского государственного педагогического института, nlkor@mail. ru, Уссурийск
ОБРАЗОВАНИЕ В ЗЕРКАЛЕ ГЕНДЕРА
Korshunova Natalia Leonidovna
Candidate of pedagogy, senior lecturer, Head of the chair of pedagogics of the Ussuriysk State Pedagogical Institute, nikor@mail. m, Ussuriisk
EDUCATION IN THE GENDER MIRROR
В 2008 г. в московском издательстве «ПЕР СЭ» вышла в свет книга JT.B. Штылевой «Фактор пола в образовании: гендерный подход и анализ», что может быть расценено как событие и для педагогической науки и педагогического книгоиздания.
Несмотря на то, что со времени 80−90-хх гг. XX в, когда зарубежные и отечественные гендерные исследования в различных секторах социально-гуманитарной научной сферы получили заметное распространение, прошло не менее двух-трех десятилетий, в образовательной и научнопедагогической среде слово «гендер» стало употребляться относительно недавно и в профессиональной лексике педагогов до сих пор остается не слишком востребованным. Определение гендера как социокультурного пола мало что объясняет тем, кто не интересовался гендерным подходом в современных исследованиях (в основном феминистских). По этой причине для начала необходимо дать некоторые комментарии, разъясняющие значение и смысл «гендера», а также указывающие на область употребления этого понятия.
Термин «гендер» введен в научный обиход для того, чтобы разграничить, что, собственно, в мужском и женском связано с природой (биологический пол), а что формируется под влиянием социума, его культурных норм и представлений, которые преобладают в определенные исторические эпохи у того или иного человеческого сообщества. С точки зрения Е. С. Косых [5], пол как категория состоит как бы из двух элементов: пола биологического (sex) и пола социального (gender).
Гендер — это социальное отношение, не биологический пол, а представление каждой индивидуальности в терминах социальных отношений, — к такому выводу приходит Н. И. Абубикирова [1, с. 124] на основании проведенного анализа словарных толкований слова «гендер». Вместе с тем следует обратить внимание на то, что гендер «понимается как организованная модель социальных отношений между мужчинами и женщинами, конструируемая основными институтами общества» [2, с. 12]. По единодушному убеждению многих исследователей гендерной проблематики, именно гендерные установки представляют одну из основ страти-
фикации общества по признаку пола подобно расе, национальности и классу. Причем, как утверждает Косых Е. С., гендерная иерархия — самая прочная и долговечная из всех иерархических систем. Она столетиями воспроизводила гендерные модели и формировала гендерную идентичность [5]. В устройстве современной цивилизации преобладает исторически сложившийся неравноправный порядок, при котором женщинам отведена пассивная и зависимая роль, а мужчинам активная и решающая1. Эта дисгармоничная, неравновесная конструкция отражает логику бинарных оппозиций, проявляющуюся в широком социокультурном контексте, так что гендерную асимметрию можно выразить, используя более общие понятия мужское — женское и маскулинное — феминное. Именно так поступает, например, О. А. Воронина, когда представляет гендер как культурную метафору. «Важным элементом конституирования гендерных различий, пишет она, — является их поляризация и иерархическое соподчинение, при котором маскулинное автоматически маркируется как приоритетное и доминирующее, а феминное — как вторичное и подчиненное» [2, с. 13]. При этом в соответствии с иерархией отношений значимость активного («мужского») всегда выше пассивного («женского»). По наблюдениям О. А. Ворониной [Там же], в мире, где все мы — не просто люди, но всегда — женщины или мужчины, многие «внеполовые» явления и понятия, приобретают половую (правильнее сказать, гендерную) окраску. Посредством культурно-символических рядов, используемых в гендерных исследованиях при анализе проблемы пола, обнаружилась связь: мужское — рациональное — культурное- женское — чувственное — природное, имеющая тенденцию к расширению. Таким образом, обращаясь к конкретике, математика как наука и учебный предмет являются мужскими предикатами в существующей гендерной системе, а литература как искусство и литературные штудии — женскими независимо от интересов, склонностей и способностей занимающихся ими лиц мужского и женского пола.
Последнее утверждение имеет для нас особую значимость, так как в социокультурном конструировании гендерной системы отношений не приходится отрицать роль образования. Специалисты в области гендерной проблематики сходятся в том, что образовательные учреждения, содержание образование, используемые педагогами методы и формы в свою очередь отражают гендерную стратификацию общества и культуры в целом, демонстрируя на своем поле неравный статус мужчин и женщин.
Приведенные предварительные рассуждения позволяют неискушенному, но заинтересованному и вдумчивому читателю немного освоиться в непривычной теме и уже более уверенно продвигаться по ее содержанию.
0 чем же повествует книга, ставшая объектом нашего рассмотрения, и в чем состоит ее предназначение? Если выразиться предельно просто, то
1 Однако литературные источники и опыт повседневной жизни свидетельствуют о том, что социальная практика может носить дискриминационный характер и по отношению к представителям мужского пола.
речь Б ней идет о перипетиях гендера и пола в современном обществе и в одной из его подсистем — сфере образования, а ее пафос от первой до последней страницы направлен на преодоление всех форм и проявлений дискриминации по половому признаку.
Представляемая книга написана Любовью Васильевной Штылевой, кандидатом педагогических наук, доцентом кафедры управления образованием, заведующей лабораторией гендерного образования Мурманского государственного педагогического университета.
Л. В. Штылева — автор многочисленных публикаций по теории и методике гендерного подхода в школьном и педагогическом образовании, публицистических статей о гендерном неравенстве в российском обществе и его последствиях, а также двух программно-методических пособий для ФПК. К гендерной проблематике в педагогике она обратилась одной из первых в России. А рассматриваемая монография явилась плодом многолетних (с 1996 г) исследований ученого в этой области. Примечательно, что ее издание осуществлено при финансовой поддержке Российского Гуманитарного Научного Фонда (РГНФ, проект № 07−06−16 049д).
Перед нами труд, представляющий, по сути, первую в отечественной педагогике целостную теорию и методику гендерного подхода в основном (школьном) образовании, включая модель гендерного анализа школьной среды.
Забегая вперед, без преувеличения можно сказать, что полученные автором результаты исследования в форме научно-педагогической теории знаменуют собой становление нового для отечественной науки об образовании научного направления, изучающего особенности обучения и воспитания детей разного пола.
Тема рецензируемой книги сама по себе содержит своеобразную интригу: одних она настраивает на традиционную волну феминистских умонастроений- других может удивить все еще не вполне привычной для педагогического сознания антиномией пола и гендера- третьих — увлечь необычным углом зрения — ракурсом образования. Привлекает поэтому смелость автора, замахнувшегося на одну из самых сложных, в известном смысле, неподъемных, но весьма актуальных проблем. Ее высокий статус определяется рядом нижеследующих обстоятельств фундаментального характера.
Начнем с наиболее широкого, социокультурного контекста. Гендерная система, политические и экономические факторы в обществе всегда взаимозависимы. Достижение гендерного равенства во всем мире становится центральным моментом развития страны и человека, выступает важной частью той стратегии государства, которая опирается на гендерную модель симметричного и равновесного включения мужчин и женщин во все сферы общественной жизни. Эгалитарная (основанная на признании всеобщего равенства) политика России не противоречит цивилизационному вектору движения мировой истории: страна не может продолжать игнорировать или недоиспользовать потенциал любого пола во всех сферах жизни социума. Преодоление гендерной асимметрии, что характерно
в той или иной мере для всех обществ, особенно необходимо в эпоху глобальных социально-экономических и культурологических трансформаций для поддержания национальной безопасности, причем безопасности не только в демографическом аспекте, что традиционно чаще всего имеется в виду, но и в аспекте успешной социализации подрастающего поколения в зависимости от пола.
Далее следует отметить ту роль, которую играет образование в жизни общества и человека. Действительно, образование служит важнейшим каналом и механизмом инкультурации новых поколений, средством созидания человека, принадлежащего определенному времени, обществу и культуре. Вместе с тем образование само выполняет культуротворческую функцию. Только образованный (обученный, воспитанный) человек может осознанно относиться к сложившимся в обществе и культуре стереотипам, нормам, правилам поведения, разумно подходить к сохранению одних и разрушению других традиций, вносить новый смысл в культуру. Причем и для самого образования, и для общества крайне важно, на каком аксиологическом базисе осуществляются эти отношения и подходы и какова их результирующая ценность для культуры.
Главный мировоззренческий принцип современной эпохи — гуманизация отношений во всех сферах жизни общества, определяющий основную ценностную ориентацию и тем самым — главную стратегическую цель образования. На их основе сформулирован принцип личностной ориентированности, признанный ведущим принципом российского образования. Через институт образования общество передает новому поколению опыт и знания, организует и направляет развитие личности.
Необходимо учесть также, что образование выступает важнейшим институтом социализации. Посредством образования человек приобретает способности воспользоваться теми возможностями, которые появляются в результате развития. Отсюда чрезвычайно важно получить ответ на вопрос, дает ли возможность выпускникам школьное (в первую очередь) образование осуществить свободный выбор путей и форм самоопределения, выбор идеалов и жизненных целей, будущий профессиональный выбор, определение своего статуса в коллективе сверстников и др.
В значительной степени социальные возможности каждого человека определяет пол, задавая форму его участия в жизни и экономике общества. Фактор пола учитывается в образовании в той или иной степени. Причем пол ребенка, со всей очевидностью, является предметом педагогических воздействий с «пожизненными последствиями» социализации личности. Однако традиционные подходы к воспитанию девочек и мальчиков в образовательных учреждениях нуждаются в модернизации. Педагогическая практика обучения и воспитания в современных российских школах способствует формированию взглядов на пол, в которых женское и мужское выражено как противоположное и неравное- в которых женщины и мужчины асимметрично представлены в контексте истории, экономической, культурной и социальной жизни общества- которые, наконец, не отражают в достаточной степени современного разнообразия типов жен-
ственности и мужественности и реальных отношений между полами в постиндустриальном обществе.
Исходя из этого, в деле формирования гендерных стереотипов и стратегий поведения, циркулирующих в социуме, невозможно отрицать влияние образования. Школа в расширительном смысле этого слова, включая и дошкольные учреждения, выступает наряду с семьей одним из главных институтов социализации, где подрастающие поколения получают серьезный опыт социополового неравенства в отношении со сверстниками и педагогами.
Приходится признать вслед за многими специалистами социальных и гуманитарных наук, изучающими наряду со Л. В. Штылевой гендерные вопросы образования (М.Е. Баскакова, О. А. Воронина, Е.Р. Ярская-Смирнова, Е. А. Здравомыслова, А. В. Смирнова и др.), что воспроизводимые школой жесткие стандарты в отношении женственности и мужественности становятся объективным препятствием для эффективной социализации воспитанников.
Несмотря на все успехи феминистского движения, женщина и сегодня хорошо «знает свое место» в «мужском мире». Женщина следует определенной модели поведения в соответствии с обстоятельствами, ограничениями и запретами. В каждодневной жизни через культурные нормы, задаваемые в числе прочих сферой образования, формируется образ и учится роль «настоящей женщины» и «настоящего мужчины». Женщинам в мире отводится пассивная роль, мужчинам — активная.
Вот почему применение гендерного подхода в образовательной сфере рассматривается в настоящее время как способ повышения уровня и качества образования учащихся мужского и женского пола. На важность реформирования системы образования с учетом включения гендерных подходов указывается в Гендерной стратегии РФ [3].
Но в отличие от многих социально-гуманитарных наук, применяющих гендерную методологию, как на Западе, так и в России, педагогика сильно от них отстает в усвоении и переработке гендерной теории, так что гендерные подходы в нашей науке все еще воспринимаются как научная экзотика. Педагогическая наука и педагогическое образование находятся в самом начале пути по освоению гендерной концепции.
Для понимания и профессионального участия в процессе гендерной социализации детей педагогу необходим соответствующий методологический и методический аппарат, содержащий систему научных знаний о гендере, педагогических аспектах воспитания и обучения как гендерных технологиях, факторах, условиях и критериях эффективной гендерной социализации школьников, соответствующий предмету профессиональный язык.
Этого вполне достаточно, чтобы сделать вывод о несомненной и даже особой актуальности рецензируемого издания.
Цель монографического исследования Л. В. Штылевой: во-первых,
сократить разрыв между уровнем освоения гендерной инновации в педагогической теории и уровнем использования гендерного подхода в других
отраслях науки- во-вторых, опираясь на достижения гендерного подхода в смежных с педагогикой науках, разработать теорию и методику гендерного подхода и гендерного анализа, сделать ее доступной для практического использования руководителями образовательных учреждений, педагогами и родителями.
Поставленная цель раздвигает рамки потенциальной читательской аудитории. Монография адресована преподавателям педагогических дисциплин, студентам и аспирантам, руководителям учреждений основного (школьного) образования и начального профессионального образования, специалистам, а также всем, кто интересуется проблемами модернизации образования, гендерной социализации и гендерного образования в принципе. Ориентация на столь широкую, разноуровневую аудиторию налагает на автора дополнительные и труднодовыполнимые обязательства по сочетанию научной достоверности материала с доступностью его содержания. Тем не менее создатель рассматриваемого труда в высшей степени справился с ними.
Книга Л. В. Штылевой «Фактор пола в образовании: гендерный подход и анализ» относится к числу тех немногих монографических работ в области педагогики, изданных в последние годы, чтение которых не только обогащает новыми концептуальными представлениями, но доставляет огромное интеллектуальное удовольствие и рождает потребность привлечь к ней внимание будущих читателей.
Автору удалось почти невозможное: просто и увлекательно, но вместе с тем обстоятельно и убедительно, рассказать о сложном.
Прежде всего необходимо отметить впечатляющую широту социокультурного контекста, в который погружено исследование собственно фактора пола в образовании. Причем это прослеживается от первой главы «Гендерный подход в науке и социальной практике», задающей наиболее крупный план его рассмотрения, до последней, четвертой «Методология и методика гендерного анализа образования" — промежуточные главы, вторая — «Гендерный подход и «фактор пола» в образовании» и третья — «Полоролевой и гендерный подход в образовании: традиционная и эгалитарная стратегия социализации полов» написаны также объемно, с включением социальных и культурных аспектов. Содержание гендерного концепта актуализируется и структурируется посредством обращения к правовым, экономическим, демографическим вопросам пола, применения социологического и лингвистического анализа, осмысления зарубежного опыта, учета исторических особенностей российского общественного сознания и современной политики РФ в области образования с начала 1990-х гг. В таком срезе гендерные проблемы образования наполняются глубоким теоретическим смыслом, выглядят частью гендерной стратегии общества и государства и, наоборот, статус пола в образовании предстает как проективная модель будущей гендерной системы социума.
Практическое поле концепции «фактора пола» в образовании, предусматриваемое рецензируемой книгой, охватывает различные аспекты педагогической действительности: половые стереотипы учителей, методы и
техники формирования эгалитарного мировоззрения у школьников, гендерный режим образовательной среды, школьные программы, учебники и учебные пособия как фактор гендерной социализации, гендерное насилие в школе и др.
Разработка любой теории предполагает становление и развитие ее понятийного аппарата. Исходным понятием теоретических построений книги Л. В. Штылевой выступает понятие гендера. Категории гендера в ней отводится весьма скромное место, зато конструктивистское происхождение социального пола красной нитью проходит через все содержание монографии, что согласуется с современной научно-мировоззренческой позицией социального конструкционизма (курсив мой — Н.К.). Автор идет нога в ногу с передовой наукой. Как установлено О. А. Ворониной [2], основные теории гендера, несмотря на видимые различия, объединяет признание конструктивистского начала в социокультурном производстве различий в мужских и женских ролях, поведении, ментальных и эмоциональных характеристиках.
Важнейшим производным от «гендера» понятием теории «фактора пола в образовании» выступает понятие гендерного подхода. В книге Л. В. Штылевой сущность гендерного подхода раскрывается в его сопоставлении с полоролевым подходом, что позволило автору выявить существенные различия между ними и определить сходство.
Полоролевой подход, с точки зрения автора, означает «дифференцированное отношение к девочкам и мальчикам в процессе воспитания как представителям противоположных и неравноценных групп. Реализуется через целенаправленную подготовку девочек и мальчиков к неравнозначным функциональным ролям в семье и обществе, неравноценным видам деятельности и разным жизненным стратегиям"2. Основой полоролевого подхода является признание приоритета биологического перед социальным. Полоролевой подход воспроизводит традиционные половые (гендерные) роли и стереотипы. Л. В. Штылева отмечает в своей монографии, что полоролевой подход (традиционное половое воспитание), который повсеместно используется в российских образовательных учреждениях, с точки зрения современной науки, ограничивает развитие индивидуальности, препятствует самоактуализации творческого потенциала девочек и мальчиков в процессе образования, не способствует самореализации женщин и мужчин в последующей жизни.
Критикуя полоролевой подход, исследовательница при этом не перечеркивает его всецело. Она видит не только его явные минусы, но и не столь очевидные невооруженным глазом достоинства, для которых она находит теоретически убедительные аргументы. Тем не менее ее вывод, с которым нельзя не согласиться, заключается в непродуктивности дальнейшей практики образования на основе полоролевогого подхода. В условиях фундаментальных социально-экономических трансформаций российского общества требуется переход от традиционных (патриархатных)
2 Штылева Л. В. Фактор пола в образовании: гендерный подход и анализ. — М., 2008. — С. 146.
сценариев половых ролей к эгалитарной модели социализации, предполагающей равноправие позиций женщин и мужчин в обществе. Ответом педагогики на вызовы времени является разработка новых подходов к социализации полов в образовании.
Таким подходом в данном контексте является гендерный подход. Гендерный подход, не отвергая природных различий между женщинами и мужчинами, рассматривает пол как продукт социализации индивидов, который конструируется и реконструируется ими на протяжении всей жизни во взаимодействии с различными социальными институтами, включая образование. Он направлен на воспитание гендерного (социополового) равенства и преодоление патриархатных стереотипов.
Знакомство с монографическим трудом Л. В. Штылевой показывает, что следует различать гендерный подход в образовании и гендерный под-
3 и
ход в педагогике. Гендерный подход в образовании — это прежде всего принцип, изменяющий цели и характер педагогического взаимодействия с учащимися разного пола, идеологическая основа системы педагогических мер, направленных на гендерную социализацию учащихся в контексте обучения и воспитания. Гендерный подход в педагогической науке -это методология исследования педагогических систем, прямых и скрытых механизмов школьной среды, обучающих мальчиков и девочек отношениям неравенства, нормирующих самореализацию и выбор жизненных стратегий будущих женщин и мужчин. Гендерный подход в педагогике открывает скрытые возможности образования для развития и самореализации каждого ребенка, для значительного усиления человеческого потенциала общества, гуманизации отношений между полами на всех уровнях межличностных и общественных отношений.
Необходимо признать целесообразность расщепления понятия гендерного подхода на две составляющие. Тем самым актуализируется единство в регуляции практической и научной педагогической деятельности, предотвращая их возможный отрыв друг от друга. Кроме того, с введением «гендерного подхода в педагогике» заметно ослабляется потребность в использовании такого малоудачного термина, как «гендерная педагогика», к которому активно прибегают некоторые специалисты, очевидно, по аналогии с социальной, театральной или музейной педагогикой, что, на наш взгляд, не вполне удачно, так как «если педагогик слишком много, теряется смысл самого термина, его категориальность» [6, с. 8].
Импонирует авторское различение гендерного подхода в обучении и гендерного подхода в воспитании, что хорошо согласуется с современной трактовкой образования, интегрирующей в себе обе составляющие целостного педагогического процесса, получившей законодательное оформление в Законе Р Ф «Об образовании» (М., 1993 г.).
Рабочим инструментом разработки гендерного подхода в педагогике является гендерный анализ образования, и это еще одно значимое в теории «фактора пола в образовании» понятие, которому в рецензируемой
Штылева Л. В. Указ. соч. С. 208
монографии уделяется достаточно много внимания. Здесь выявлены методологические основания для разработки метода гендерного анализа образования и разработана практико-ориентированная методика для гендерного анализа школьной среды.
Все используемые в книге понятия связаны в целостную систему, прослеживается единство содержательного ядра в цепи иерархического соподчинения родственных понятий. Так, «гендерный подход в образовании» — лишь частный случай использования в современной научной теории понятия гендерного подхода более высокого порядка как совокупности представлений об учете специфики положения женщин и мужчин в мире вообще на каждой стадии развития политики, законодательства, любой принимаемой меры в интересах улучшения качества жизни людей обоего пола, а в нашем случае — для модернизации конкретного направления социальной практики.
В заслугу автора необходимо поставить точность и однозначность научного языка, почти повсеместную краткость, ясность и выразительность стиля.
Примечательной чертой рецензируемой монографии является ее практическая ориентированность. В ней не только описаны процедуры, методы и инструментарий гендерного анализа образовательной практики, но и приведены образцы проведения такого рода анализа ряда документов, определяющих политику РФ в области образования с начала 190-х гг., а также анализа школьных программ, учебников и воспитательных мероприятий.
Положительной оценки заслуживают обилие эмпирических фактов, внушительная источниковедческая база, большое число примеров из школьной жизни, действующих учебников, зарубежного опыта. Обращение автора к опыту иных стран выгодно отличает данную работу от многих других исследований в сфере образования — тоже полезных и добротных, но ограниченных рамками только своей страны.
Композиционно материал представляет собой весомую, законченную структуру. Ее составными частями служат, помимо традиционных глав и параграфов, введение и заключение к каждой главе, которые — стоит заметить — лишены какого бы то ни было формализма. Это не простой пересказ того, что предстоит прочесть читателю, или того, что уже прочтено. Вначале подготавливается восприятие читателя к осмыслению новых и сложных аспектов гендерной проблематики, а впоследствии новый взгляд на проблему появляется у самого автора. Л. В. Штылева умело вплетает в изложение материала отрывки из школьных учебников, выдержки из документов, примеры из педагогической отечественной и зарубежной практики, определения понятий, заимствованные из учебной литературы и пр.
Все главы содержат множество имен и цитат, солидный ссылочный аппарат, что говорит об огромной работе и тщательнейшей проработке материала автором.
Было бы ошибочно утверждать, что книга Л. В. Штылевой не оставля-
ет никаких вопросов и сомнений. Они есть. Так, в литературе еще лет тридцать назад И. О. Кон [4] отмечал перемены в культурных стереотипах маскулинности — феминности, которые становятся менее отчетливыми и полярными, постепенно уступая место принципу индивидуальной вариабельности, которая зависит от половой принадлежности, но отнюдь не сводится к ней. Данные же, полученные в исследовании Л. В. Штьтлевой, на основе контент-анализа проективных сочинений девочек-подростков «Я через 15 лет», предположительно свидетельствуют о том, что «гендерное самосознание современных старшеклассниц по сути своей мало чем отличается от гендерного самосознания их матерей, несмотря на все социокультурные и экономические потрясения последнего десятилетия и опыт социалистической эмансипации женщин"4. Почему это происходит? Ведь статья И. С. Кона написана за двадцать пять лет до выхода в свет монографии Л. В. Штылевой. Ответ на поставленный вопрос дает сама автор книги, делая вывод о том, что «современная российская школа как социальный институт пока еще слабо способствует принятию подрастающим поколением идей гендерного равенства и ценности самореализации"5. Вместе с тем причина, возможно, кроется в другом: либо мы имеем дело с различными недостатками самих исследовательских процедур (нерепрезентативность выборки, издержки интерпретации и др.), либо начавшиеся в обществе тенденции так и не дали заметного прироста. Во всяком случае, никуда не деться от противоречий. Но они из разряда тех, что не раздражают, а побуждают мыслить.
Надо отдать должное автору: от начала до конца текста своей монографии она старательно стремилась не соскользнуть к набившему оскомину пресловутому «женскому вопросу», удерживая равновесную позицию во взгляде на статус мужчин и женщин в сфере образования, и это ей в общем удалось. Однако, несмотря на старания, легкий крен в сторону «гендерной дискриминации женщин» порой все-таки ощущается. И это не удивительно: ведь автор книги — женщина! А учитывая тяжелое наследие традиционных гендерных ценностей, доминирующих в российском обществе, можно считать допустимой эту незначительную неравновес-ность, как имеющую в большей степени моральное, чем теоретическое значение.
Пожелаем первой ласточке — книге по гендерным проблемам в образовании успешного, перспективного полета.
Библиографический список
1. Абубикирова, Н. И. Что такое «гендер»? [Текст] / Н. И. Абубикирова // Общественные науки и современность. — 1996. — № 6. — С. 123 — 125.
2. Воронина, О. В. Социокультурные детерминанты развития гендерной теории в России и на Западе [Текст] / О. В. Воронина // Общественные науки и современность. -2004. — № 4. — С. 9 -19.
3. Гендерная стратегия РФ (Проект). — М., 2004. -25 с.
4 Штылева Л. В. Указ. соч. С. 134−135.
5 Штылева Л. В. Указ. соч. С. 136.
4. Кон, И. С. Психология половых различий [Текст] / И. С. Кон // Вопросы психологии. — 1981.- № 2. -С. 47−57.
5. Косых, Е. С. Гендерный подход в истории: [Электронный ресурс]: /Е.С. Косых. -Режим доступа: http: //mmj. ru/36. ЬИп1?&-агйс1е=119&-сНа511=19Ь (1Ь84а54
6. Краевский, В. В. Общие основы педагогики [Текст]: Учебное пособие для студ. высш. пед. учебных заведений / В. В. Краевский. — 2-е изд., испр. *- М.: Издательский центр «Академия», 2005. -256 с.
7. Шубович, М. М. Семейная педагогика в системе междисциплинарной интеграции гуманитарного знания [Текст] / М. М. Шубович // Сибирский педагогический журнал. — 2009. -№& gt- 4. — С. 220 — 231.
8. Михеева, Е.В. Эколого-субкультурные практики Детства [Текст] / Е. В. Михеева // Сибирский педагогический журнал. — 2009. — № 3. — С. 139 — 145.
9. Кудинов, С. С. Гендерные особенности проявления инструментально-стилевых и мотивационно-смысловых характеристик общительности [Текст] / С. С. Кудинов // Сибирский педагогический журнал. — 2009. — № 3. — С. 243 — 250.
10. Дмитриева, С. А. Проблема личностной тревожности у воспитанников детского дома, имеющих задержку психического развития [Текст] / С. А. Дмитриева // Сибирский педагогический журнал. — 2009. — № 4. — С. 311 — 319.
11. Сергеева, Е. Д. Гендерные особенности мотивационной готовности подростков к выбору профильного обучения [Текст] / Е. Д. Сергеева // Сибирский педагогический журнал. — 2008. — № 4. — С. 273−279.
УДК 378
Мартынова Татьяна Николаевна
Кандидат педагогических наук, доцент, заведующая кафедрой социальной работы и менеджмента социальной сферы Кемеровского государственного университета, martt2007@inbox. ru,
Кемерово
К ВОПРОСУ О ВКЛЮЧЕНИИ ГЕНДЕРНОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ В СОДЕРЖАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ СТУДЕНТОВ ВУЗА
Martynova Tatiana Nikolaevna
Candidate of pedagogical sciences, docent, head, by the department of social work and management of the social sphere of Kemerovo state university, martt2007@jnbox. ru, Kemerovo
TO THE QUESTION OF INCLUDING THE GENDER COMPONENT IN THE CONTENT OF VOCATIONAL TRAINING OF HIGHER SCHOOL STUDENTS
Образование является одним из важнейших социальных институтов, выполняющим функции трансляции основной системы ценностей, норм, ролей от одного поколения к другому, обучения определенным знаниям и умениям, развития способностей людей, самореализации и творчества.
Происходящие в современной России экономические, социальнополитические, социокультурные преобразования сопряжены с реформированием образовательной системы, неординарными сдвигами в развитии педагогики. Развитие системы образования вызвали к жизни глобализацию, фундаментализацию, модернизацию образования, гуманизацию об-

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой