История епископата Родеза до 580 г

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Каспаров Антон Игоревич
ИСТОРИЯ ЕПИСКОПАТА РОДЕЗА ДО 580 Г.
История Родеза, находившегося на границе интересов Вестготского и Франкских королевств, в VI в. представляет собой бесконечный ряд столкновений и войн. В этой связи кажется интересным обратиться к фигурам епископов города в указанный период. В данной статье особое внимание уделяется истории и деятельности первых трех епископов города: Амантия, Квинциана и Далмация. Адрес статьи: www. gramota. net/materials/372 015/8−1/22. html
Источник
Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики
Тамбов: Грамота, 2015. № 8 (58): в 3-х ч. Ч. I. C. 90−93. ISSN 1997−292X.
Адрес журнала: www. gramota. net/editions/3. html
Содержание данного номера журнала: www. gramota. net/materials/3/2015/8−1/
© Издательство & quot-Грамота"-
Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www. gramota. net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: hist@gramota. net
Как образцы практического воплощения идеи подражания особого внимания заслуживают два антема -& quot-Sing the merrily& quot- и & quot-Sing joyfully& quot-. Они созданы на основе разных переводов одного псалма 81: 1−4 (соответственно — Библия Ковердейла и Женевская Библия), в котором упоминаются музыкальные инструменты -тамбурины, бубны (tambret, timbrel), арфы (harp), лютня, виолы (lute, viol), трубы (trumpet) — провоцирующие на использование звукоподражательных приемов. Берд же обобщенно изображает характерное звучание инструментов. Терцово-секундовое движение голосов с включением кварто-квинтовых ходов, объединение фактуры из парных групп в единое звучание отображает, скорее, не игру на тамбурине, а общее пение под его ритмичный фон. По-разному переданы звучание арфы и лютни или виолы. В & quot-Sing the merrily& quot- фраза «[принесите] веселую арфу и лютню» вариантно интерпретируется в двух смежных разделах. Если изначально вся фраза распевается в пятиголосной песенно-хоральной фактуре на 6/2 (что придает звучанию грациозную танцевальность), то в следующем разделе имитации кругообразного мелодического оборота с пунктирным затактом в сопровождении остинатной ритмической фигуры баса на 4/2 усиливают ощущение радости и веселья. В & quot-Sing joyfully& quot- звучание струнных инструментов передано свободной «дышащей» имитационной фактурой с песенными волнообразными фразами, разделенными паузами. Подражание трубам в обоих образцах опирается на одинаковые средства: пение по звукам трезвучия, объединенное остинатным ритмическим рисунком басового голоса.
Таким образом, в антемах славильной группы мы наблюдаем гибкую, свободную трактовку риторического потенциала текстов псалма, что связано со стремлением герменевтически понятно представить мысль библейского отрывка и обострить образно-эмоциональный строй стихов.
Список литературы
1. Большой библейский словарь / ред. У. Элуэлла и Ф. Камфорта. СПб.: Библия для всех, 2005. 1504 с.
2. Захарова О. И. Риторика и западноевропейская музыка XVII — первой половины XVIII века: принципы, приемы. М.: Музыка, 1983. 77 с.
3. Смирнова Т. В. Английские консортные жанры конца XVI — первой четверти XVII века: дисс. … к. искусствоведения. Новосибирск, 2009. 180 с.
4. Христианство: энциклопедический словарь / ред. кол.: С. С. Аверинцева (гл. ред.) и др. М.: Большая российская энциклопедия, 1993. Т. 1. 863 с.
5. Harper J., Huray P., Daniel R. T., Ogasapian J. K Anthem [Электронный ресурс] // The New Grove Dictionary of Music and Musicians / ed. by S. Sadie. 2001. CD-ROM.
6. Lutkin P. C. Music in the Church. Milwaukee: The Young Churchman Company, 1910. 274 p.
7. Walker E. History of Music in England. Oxford: Clarendon Press, 1907. 364 p.
MUSICAL RHETORIZATION OF TEXT IN ANTHEMS OF PRAISE BY WILLIAM BYRD
Karman Elena Vital'-evna
Novosibirsk Musical College named after A. F. Murov elenakrmn@yandex. ru
The article discovers the originality of the figurative-musical vocabulary of anthems of praise by William Byrd. The author touches on the problem of the formation of the Anglican anthem, analyzes the importance of the composer'-s anthem creative work and its musical and rhetorical specifics in the context of the interaction of English and Italian madrigal cultures. The researcher identifies the peculiarities of using musical and rhetorical means appropriate to the eulogistic tone of the verbal text of anthems.
Key words and phrases: William Byrd- Anglican music- anthem- musical rhetoric- psalm.
УДК 94(37). 08
Исторические науки и археология
История Родеза, находившегося на границе интересов Вестготского и Франкских королевств, в VI в. представляет собой бесконечный ряд столкновений и войн. В этой связи кажется интересным обратиться к фигурам епископов города в указанный период. В данной статье особое внимание уделяется истории и деятельности первых трех епископов города: Амантия, Квинциана и Далмация.
Ключевые слова и фразы: Родез- Далмаций- Квинциан- епископ- франки- вестготы.
Каспаров Антон Игоревич
Санкт-Петербургский государственный университет akdrama@mail. ru
ИСТОРИЯ ЕПИСКОПАТА РОДЕЗА ДО 580 Г. (c)
Город Родез находится на юго-востоке Аквитании, на реке Авейрон, в области, где во времена Цезаря жило галльское племя рутенов, от названия которых и произошло название города (Rutena), в дальнейшем трансформировавшееся в Родез. С севера к этой провинции примыкает Овернь, а с юга — область Нарбонна.
© Каспаров А. И., 2015
История епископата Родеза до епископа Далмация (524−580 гг.) не слишком длинна. Он был всего лишь третьим епископом, назначенным на эту кафедру. История епископов Родеза до его восхождения на кафедру достаточно любопытна, и для более глубокого понимания положения епископата на момент назначения Далмация необходимо изложить все, что мы знаем о его предшественниках.
Однозначно можно утверждать, что на протяжении почти всего V в. епископская кафедра в городе Родезе пустовала. Информацией об этом мы обязаны небезызвестному письму Сидония Аполлинария, датируемому 475 г. [6, p. 109], где он перечисляет города, в которых епископские кафедры при вестготах оставались вакантными. В их числе — и Родез, но, видимо, вскоре ситуация меняется, и на кафедре Родеза появляется первый епископ. Им был некто Амантий (Amantius), достаточно почитаемый и знаменитый в VI в., что нашло отражение и в житии Далмация [8, p. 545], где его не преминули упомянуть. Возможно, благодаря популярности этого епископа, было впоследствии составлено и его житие [9], приписываемое Венанцию Фортунату, которое сохранилось до наших дней. Этот документ не дает нам возможности точно определить ни год назначения Амантия, ни срок его служения. Однако в тексте есть упоминание, что промежуток времени между ним и его последователем — епископом Квинцианом (Quintianus) — был невелик [Ibidem, p. 62]. Григорий Турский упоминает лишь то, что Квинциан распорядился перезахоронить тело Амантия в храме, построенном и освященном в его честь [7, p. 224]. Все это дает повод утверждать, что Амантий был непосредственным предшественником Квинциана, и, следовательно, временные рамки, в которые епископом Ро-деза был Амантий, можно определить как 475−506 гг. Однако в действительности это время следует отнести к более раннему периоду, но точнее определить его не представляется возможным [5, p. 40].
Как уже упоминалось выше, после Амантия епископом стал Квинциан, год восшествия которого нам неизвестен. Но мы имеем его подпись под решениями Агдского собора 506 г., на котором он присутствовал. Вскоре после этого, по словам Григория Турского, поссорившись с горожанами и заподозренный вестготами в том, что собирался сдать город франкам, Квинциан из-за угрозы смерти решил бежать в Клермон, где нашел приют у местного епископа [2, с. 54−55]. Этот эпизод Григорий поместил до описаний событий вестгото-франкской войны, приведшей к битве при Вуйе в 507 г., в результате победы в которой франки продолжили свой поход и захватили Родез в 508 или 510 г. силами Теодориха, сына Хлодвига. Однако в этом есть большие сомнения. Более чем странно выглядит побег Квинциана в Клермон, который до 508 г. сам находился под властью вестготов, кроме того, Родез находился достаточно далеко на юг от границ франков, чтобы до войны Квинциан мог думать о передаче города франкам. В 511 г. Квинциан поставил свою подпись под решениями собора как епископ Родеза, и у нас нет оснований сомневаться в этом. С учетом того, что вестгото-франкская война продолжалась и после смерти Хлодвига в 511 г. [1, с. 350- 4, с. 146], более естественно перенести изгнание Квинциана на период после 511 г. Когда король остготов Теодорих в 512/513 гг. заключает мир с наследниками Хлодвига, он официально отказывается от всякой попытки отвоевать утраченные земли. И так как в дальнейшем никаких боевых действий между франками и готами не велось, то можно с наибольшей вероятностью предположить, что область Родеза была вновь отвоевана и возвращена под власть готов в период 511−513 гг. Именно после этого произошел конфликт Квинциана с горожанами, который, если судить по Vitae Patrum, был инспирирован скорее не тем, что Квинциан симпатизировал франкам, а тем, что он благословил перемещение мощей св. Амантия и тем самым совершил грубое вмешательство в культ святого, почитаемого в Родезе [7, p. 224]. Кроме того, Квинциан был уроженцем Африки и, следовательно, не принадлежал к местным родам, которые сами хотели удерживать контроль над собственным городом, чему способствовала епископская должность. Это косвенно подтверждается и в завещании Далмация, который просил не назначать на епископскую кафедру чужака или иностранца [2, с. 150]. После чего местным жителям удалось убедить готов в том, что Квинциан замышляет измену, и тот, испугавшись, решил скрыться у епископа Евфразия в Клермоне, в то время уже принадлежащем франкскому королю Теодориху I. Григорий же, скорее всего, сознательно поместил этот эпизод до начала войны, чтобы на этом примере лишний раз продемонстрировать симпатии католических епископов Галлии к франкским королям в противовес арианскому королю Алариху II и, как выразился Я. Вуд, изобразить их «пятой колонной» франков, что на самом деле не соответствовало истине [10, p. 256−257].
В дальнейшем, после смерти в 515 г. Евфразия, история с изгнанием из Родеза сыграла на руку самому Квинциану. Когда король Теодорих остро нуждался в лично верных ему людях в Клермоне в связи с небеспочвенными подозрениями в намерениях своих братьев [2, с. 66], он назначил Квинциана на его место со словами: «Квинциан был выгнан из своего города из-за своей любви к нам» [Там же, с. 62]. Таким образом, Квин-циан был посвящен в епископы Клермона, при этом оставаясь формально и епископом Родеза, ведь Квинциан по сути не мог быть лишен этой должности. Такое могло осуществиться только по решению Собора, созыв которого в тех условиях был невозможен, прежде всего, из-за разделения 1-й Аквитанской провинции между франками и готами, что вносило немалую неразбериху в церковные дела того времени. Поэтому кафедра Роде-за, формально имевшая своего главу в изгнании, фактически 10 лет пустовала, и дела церкви в этой области, скорее всего, находились в достаточно плачевном состоянии. И лишь после смерти Квинциана в 524 г. Родез вновь обретает католического епископа в лице Далмация, назначенного архиепископом Нарбонна [8, p. 545].
Далмаций, в отличие от африканца Квинциана, был коренным жителем и гражданином города Родеза. Он часто по разным надобностям посещал Нарбонн и еще совсем молодым человеком был назначен епископом своего города [Ibidem]. Этот факт может служить косвенным доказательством того, что, скорее всего, он сам, как и большинство епископов Галлии V—VI вв., происходил из довольно влиятельного местного рода и соответственно был выразителем интересов местной аристократии, чего собственно и добивались горожане, изгоняя чужака Квинциана. Григорий Турский отзывается о Далмации как о человеке высокой святости,
воздержанном в пище и в плотских вожделениях, весьма милосердном и ко всем благожелательном, неутомимом в молитве и бодрствовании. Однако это не помешало после его смерти некоторым, боровшимся за епископский сан, во всеуслышание называть его «слабоумным и глупым». Единственно, в чем ему нельзя отказать, так это в хозяйственных способностях, хотя он не всегда доводил начатое до конца [2, c. 150]. Но, приняв дела в расстроенном состоянии в церкви, практически десятилетие находившейся без главы, он, получая помощь и от вестготов, и от франков, смог поднять эту церковь и значительно расширить свой диоцез.
А время для самого епископства было совсем нелегким. После своего назначения в 524 г. Далмаций не терял постоянных связей с Нарбонном и очень часто его посещал как в связи с нуждами церкви, так и просто из-за того, что до Нарбонна было недалеко [8, p. 545]. И в одной из своих поездок он смог получить аудиенцию у короля вестготов Амалариха, видимо, с целью приобрести помощь на восстановление изрядно разоренного прихода. Амаларих благосклонно принял молодого епископа и снабдил его достаточными материальными средствами, так как хотел расположить к себе все силы в этой пограничной с франками области. Этот факт представлен в житии как одно из чудес св. Далмация, а именно, что король-еретик оказал поддержку и почести именно Далмацию в таком размере, в котором ни своим священнослужителям, ни христианам до этого не оказывал [Ibidem, p. 546]. И эта благосклонность короля приписывается божественной воле, хотя природа этой щедрости лежит на поверхности, так как Амаларих всяческими мерами пытался поддержать лояльность епископа в пограничной к франкам области. Но, несмотря на все эти усилия, тучи сгущались над властью вестготов в Родезе, и в 531 г. они разразились громом. Франки начали наступление по всей границе, Амаларих был убит и не оставил наследника, а в вестготских землях в Галлии образовался некоторый вакуум верховной власти. Этим не преминули воспользоваться франки, совершив несколько нападений, в результате чего в 534 г. Родез перешел под контроль франкского короля Теодеберта I [Ibidem]. В то время большинство вестготов покинули со своими семьями ранее занимаемые земли и перешли в Испанию или Септиманию. Теодеберт I, заручившись клятвой верности от жителей Родеза, по сложившейся уже практике не стал ничего кардинально менять в организации управления, а удовлетворился лишь признанием своего верховенства и выплатой определенных налогов. Далмаций сохранил свои полномочия в этой области и включился в типичную для того времени повседневную жизнь епископа. Он посетил церковные соборы в Клермоне в 535 г. и в Орлеане в 541 г., под решениями которых поставил свою подпись, однако в дальнейшем, на протяжении практически 40 лет, он не отметился больше ни на одном из церковных соборов, сконцентрировавшись на внутренних и хозяйственных делах. Мы находим его управляющим постройкой церкви, руководящим своими слугами и братией при полевых работах и молящим за жизни своих и чужих прихожан перед различными представителями власти [Ibidem, p. 548−549].
После раздела Франкского королевства 561 г. область Родеза оказалась в доле короля Сигиберта I, который в 566 г. женился на вестготской принцессе Брунгильде. Отец Брунгильды, король вестготов Атанагильд, считал важным элементом брака обеспечить свою дочь приданным, в которое помимо рабов, нарядов и украшений вошел и севеннский округ Аризит с 15 приходами, принадлежавшими до этого вестготам. Таким образом, соседняя с Родезом область тоже оказалась под властью короля Австразии. О положении Далмация при дворах прежних франкских королей нам ничего не известно, однако при австразийском дворе он возможно уже имел репутацию верного союзника короля Австразии [3, c. 110−111]. Это подтверждается тем, что когда через некоторое время округ Аризит утратил епископскую кафедру, то он был доверен в управление никому иному как епископу Далмацию, что в свою очередь значительно расширило его хозяйственные и финансовые возможности [2, c. 120]. Кроме того, Далмаций вплоть до своей смерти в 580 г. оставался для австразийского двора важным звеном в цепи контактов с вестготским королевским двором и сбора информации об этом королевстве. Как уже отмечалось выше, он в молодости много времени проводил в Нарбонне и наверняка не утратил контактов с этим городом, где у него должны были оставаться связи. Такой человек был необходим для австразийского двора, и в частности для Брунгильды, желавшей держать связь со своей семьей в Толедо и знать все, что происходит в Вестготском королевстве. Сам по себе австразийский двор на тот момент был неоднороден, тон в нем задавали пробургундская партия во главе с герцогом Лупом и Гогоном и про-нейстрийская — во главе с епископом Эгидием Реймским. Сигиберт умело маневрировал, раздавая поочередно должности и почести представителям различных группировок, тем самым сохраняя баланс сил [3, c. 136]. Определенно можно утверждать, что Далмаций не принадлежал к пробургундской группировке, так как во время борьбы за епископскую кафедру после смерти Далмация один из претендентов, который опирался на поддержку Гогона, позволял говорить во всеуслышание в адрес покойного Далмация нелицеприятные слова, что было бы недопустимо, если бы Далмаций имел тесные связи с группировкой Гогона [2, c. 150]. О возможности его связи с пронейстрийской группировкой у нас нет никаких сведений. А факт того, что именно Далмацию было доверено управлять «приданным королевы Брунгильды», указывает нам на то, что Далмаций, несомненно, входил в круг людей, лично верных Брунгильде. Сам факт расформирования самостоятельной кафедры Аризита сложно датировать, но, по-видимому, он приходится на период после гибели Сигиберта (575 г.). Ведь после смерти мужа Брунгильда могла свободно распоряжаться своим приданным [3, c. 176], и именно в это время у нее было больше всего опасений по поводу своей участи. Поэтому вполне естественно, что она предприняла попытку передать управление над своим приданным в руки человеку, которому она больше всего могла доверять. Даже после смерти Далмация королева Брунгильда не позволила занять его место ставленнику Гогона и, вмешавшись, добилась того, что кафедру занял верный ей человек [Там же, c. 190]. Это лишний раз показывает, насколько важным для Брунгильды было иметь своего человека на епископской кафедре Родеза.
Таким образом, в данной статье были отражены события, касающиеся епископата города Родеза на протяжении почти всего VI в., а также приведены и подробно разобраны различные исторические проблемы, относящиеся к периоду епископов Квинциана (ум. в 524 г.) и Далмация (524−580 гг.). Так, в частности, особое внимание было обращено на ошибочность датировки Григорием Турским эпизода изгнания епископа Квинциана из Родеза. Кроме того, была наиболее подробно описана деятельность Далмация — епископа Родеза, области, находившейся на границе Вестготского и Франкских королевств и несколько раз за столетие переходившей из рук в руки.
Список литературы
1. Вольфрам Х Готы. От истоков до середины VI века / пер. с нем. Б. П. Миловидова, М. Ю. Некрасова. СПб.: Ювента, 2003. 656 с.
2. Григорий Турский. История франков / пер. с лат., примеч. В. Д. Савуковой. М.: Наука, 1987. Т. I. 462 с.
3. Дюмезиль Б. Королева Брунгильда / пер. с франц. М. Ю. Некрасова. СПб.: Евразия, 2012. 560 с.
4. Корсунский А. Р., Гюнтер Р. Упадок и гибель Западной Римской Империи и возникновение германских королевств (до середины VI в.): монография. М.: Изд-во Московского университета, 1984. 256 с.
5. Duchesne L. Fastes episcopaux de l'-ancienne Gaule. Paris, 1900. T. II. L'-Aquitaine et les Lyonnaisses. 485 p.
6. Gai Solii Apollinaris Sidonii Epistulae et carmina. Liber VII // Monumenta Germaniae historica inde ab anno Christi quingentesimo usque ad annum millesimum et quingentesimum. Scriptorum Auctores antiquissimi / ed. B. Krusch. Berlin, 1887. T. VIII. P. 103−125.
7. Gregorius Turonensis. Liber vitae patrum // Monumenta Germaniae historica inde ab anno Christi quingentesimo usque ad annum millesimum et quingentesimum. Scriptorum rerum Merovingicarum / ed. B. Krusch. Hannover, 1885. T. I, 2. P. 211−294.
8. Vita Dalmatii episcopi Ruteni // Monumenta Germaniae historica inde ab anno Christi quingentesimo usque ad annum millesimum et quingentesimum. Scriptorum rerum Merovingicarum / ed. B. Krusch. Hannover, 1896. T. III. P. 545−549.
9. Vita Sancti Amantii // Monumenta Germaniae historica inde ab anno Christi quingentesimo usque ad annum millesimum et quingentesimum. Scriptorum Auctores antiquissimi / ed. B. Krusch. Berlin, 1885. T. IV, 2. P. 55−64.
10. Wood I. N. Gregory of Tours and Clovis // Revue belge de philologie et d'-historie. Bruxelles, 1985. T. 63. P. 249−272.
HISTORY OF RODEZ EPISCOPATE UP TO 580
Kasparov Anton Igorevich
Saint Petersburg State University akdrama@mail. ru
The history of Rodez, which was on the border of the interests of the Visigoth and the Frankish kingdoms, can be described as an infinite number of conflicts and wars in the VI century. In this regard, it seems interesting to turn to the figures of the town bishops during this period. This article pays special attention to the history and activity of the first three bishops of the town: Amantea, Kvintsian and Dalmatia.
Key words and phrases: Rodez- Dalmatia- Kvintsian- bishop- the Franks- the Visigoths.
УДК 94(47). 084. 3(470. 51/54)+351. 811(470. 51/54) Исторические науки и археология
Статья посвящена проблемам становления системы органов государственной безопасности в советском государстве. Это — сложный, противоречивый и многогранный процесс. ВЧК как систему можно разделить на отдельные подсистемы и уровни. Целью статьи является анализ низового звена важнейшей территориальной подсистемы органов госбезопасности на Западном Урале — волостных ЧК и волостных чрезвычайных комиссаров. Выделяются и описываются их характерные особенности, связь с органами государственной власти.
Ключевые слова и фразы: государственная безопасность- Гражданская война- ЧК- Западный Урал- советские органы государственной безопасности.
Кобелева Екатерина Аркадьевна, к.и.н.
Пермская государственная сельскохозяйственная академия имени академика Д. Н. Прянишникова kobelewa. ek@yandex. ru
СОЗДАНИЕ ВОЛОСТНОГО ЗВЕНА СИСТЕМЫ СОВЕТСКИХ ОРГАНОВ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ
(НА ПРИМЕРЕ ЗАПАДНОГО УРАЛА)(c)
Этап перехода от одной системы к другой является важнейшим в истории любой страны. Не стало исключением и начало советского периода, по поводу которого среди историков до сих пор не достигнуто единства мнений. Замена одной системы власти на другую привела сначала к недолгому периоду плюрализма,
© Кобелева Е. А., 2015

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой