Представления о духовности в философии Платона

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Г. П. Ковалева
ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ДУХОВНОСТИ В ФИЛОСОФИИ ПЛАТОНА
Через призму объективного идеализма и античных космогонических канонов анализируются представления Платона о духовности и ее составляющих (душа, любовь, добродетель). Категория «духовность» рассматривается через трактовку понятия души, которая у Платона является становящимся эйдосом. Выводятся триады платоновского объективного идеализма, главной из которых является древнегреческая Троица: Благо — Мировая Душа — человеческая душа.
Ключевые слова: Платон- духовность- душа- благо- добродетель.
Термин «духовность» широко распространен в отечественной философской и культурологической литературе. Однако категориальный анализ этого понятия является недостаточно проработанным. Ряд российских философов в последнее десятилетие достаточно активно пытаются осмыслить эту категорию, но рассматривают ее как чисто социальное, культурологическое или религиозное понятие (Д.Н. Асламазишвили, Г. В. Жаркова, М. Х. Нагайлиева, С. М. Дурново, З.М. Хочецуко-ва, А. Р. Нурова, А. А. Побережный и др.). Между тем реалии ХХ1 в., мировой экономический кризис и обострение глобальных проблем требуют активной многосторонней философской проработки этой категории как важнейшей составляющей современного мировоззрения. Для глубокого системного анализа категории «духовность» важное значение имеют философия античности и, в частности, творчество Платона, проливающие свет на ранние представления о таких метафизических понятиях, как «Единое», «Мировая Душа», «Логос», «человеческая душа». Еще Парменид отмечал, что для греков мыслить и быть — одно и то же, поэтому взгляды древнегреческих философов на устройство мира имеют ключевое значение для понимания их философии и раскрытия категории «духовность». В статье дается анализ взглядов Платона о Макрокосме -Вселенной и микрокосме — человеке, как гармоничных составляющих бытия, объединенных единым духовным принципом. При анализе представлений Платона о духовности использовалось сочетание платонистской философско-методологической установки с методологиями познания, имеющими место в современной отечественной философии. Речь, в частности, идет об интуитивизме и системно-деятельностном подходе. Эти методы позволяют осуществить в процессе философской реконструкции древнегреческих мировоззренческих канонов восхождение от конкретного к абстрактному через выделение триад, раскрывающих качественную характеристику категории «духовность».
Понятия «духовность» как такового в древнегреческой философии в целом, и у Платона в частности, нет. Но есть множество намеков на представления об этом. Поскольку термин «духовность» происходит от слов дух, душа, то, следовательно, рассуждения древнегреческих философов об этих понятиях можно взять за основу формирования категории «духовность». Рассмотрим конкретно, какие качественные составляющие этой категории можно найти в философии Платона, а для этого надо проанализировать античные представления об устройстве мира. Древнегреческое мироздание состоит из: 1) «Единого», или «Блага», стоящего вне бытия- 2) умопостигаемого бытия (идеальный космос) — 3) инобытия или становления (материальный кос-
мос) — 4) человека как центра соединения идеального и материального миров. Рассмотрим подробно эти составляющие.
«Единое», или «Благо». Опираясь на астрономический материал, древнегреческая философия рассматривала природу-космос как целостный универсум, развивающийся в противоречивости единства и борьбы. Основой древнегреческой диалектики является констатация и фиксирование вечности происходящих в космосе изменений. Подчеркивая эту особенность, А. Ф. Лосев писал, что древнегреческая «диалектика начинается с одного, которое в противоположность всему оформленному не имеет никакой формы и не имеет никакого предела» [1. С. 595]. Таким исходным компонентом в древнегреческой философии выступает «Единое», или «Благо», из которого все исходит и которое все объединяет, создавая всеединство древнегреческого космоса.
Исследователи древнегреческой философии отмечают, что в представлениях о космосе Плотина, Ямв-лиха, Прокла, Платона, «Благо» является первичной категорией. «Благо» — выше бытия, оно — абсолютный свет, который незрим, невидим, т.к. не причастен инобытию, не смешивается с ним и не различим. «Благо» выполняет следующие функции: 1) задает структуру бытия и инобытия- 2) устанавливает иерархию всего существующего- 3) определяет предназначение всему космосу- 4) устанавливает порядок, являющийся принципом организации космоса- 5) формирует всеединство сущего.
«Единое», или «Благо», наполнено идеями, или эй-досами, вещей (субстанциальными духовными первообразами). Платон в работах «Софист» и «Государство» указывает, что все эйдосы как бытийные формы находятся во взаимосвязи и общении, направляемые «Благом» и ко благу. Таким образом, «Единое», или «Благо», — первичный уровень древнегреческого космоса, наивысшая действительность, тождество всего идеального и материального- первопринцип, из разделения которого возникает: а) идеальный мир как царство вечно неподвижных идей-эйдосов и б) материальный вечно движущийся мир.
Второй уровень древнегреческого космоса — умопостигаемое бытие, которое цельно, едино, противостоит текучей множественности физического космоса, познаваемо или мыслимо, совершенно, неизменно, трансцендентно, самосуще. Это божественный «Абсолют», или «Логос» — «Ум» (Нус). Поскольку «Ум» (Нус), по Платону, является бытийно-световым порождением «Единого» — «Блага», постольку все бытие пронизано «умным светом». «Умный свет», по замечанию
А. Ф. Лосева, есть «нематериальная стихия смысла и имени» [1. С. 291], т. е. эйдосов. «Ум» имеет чистую и
несмешанную природу, интуитивен и своим предметом имеет сущность вещей. Диалектическая концепция «Ума» у Платона завершается космологической концепцией. Платон трактует «Ум» как мысленное родовое общение всех живых существ, живое существо, или саму жизнь, данную в предельной обобщенности, упорядоченности и красоте. В конечном счете «Ум» воплощен в космосе, в правильном и вечном движении неба.
«Абсолют» («Логос»), или «Ум», — не единственная структура умопостигаемого бытия. В работе Платона «Тимей» имеются представления о «Мировой Душе», которую он называет также «Душой Космоса», «Душой всего» — началом, одновременно неподвижным и в то же время движущимся. А. Ф. Лосев пишет: «Она и есть то идеальное, которое одновременно дает способность двигаться и жить всему живому и неживому» [2. C. 49]. Платон трактует «Мировую Душу» как подчиненное начало, воспринимающее и осуществляющее в чувственной области и во временном процессе высшее и идеальное единство, вечно пребывающее в абсолютном начале. По Платону, «Мировая Душа» являет собой «трехчастное смешение природ тождественного и иного с сущностью» («Тимей»), объединяет «Логос» («Ум») и телесный мир, живет во всех явлениях мира. Получая от «Ума» законы своего движения, «Мировая Душа» является самодвижу-щимся началом и отличается от «Ума» именно движением. Так же как и «Ум» «Мировая Душа» бессмертна, причастна истине и вечным идеям-эйдосам.
Представления о «Мировой Душе» как единой природе мира имеются во многих философских учениях. В Древнеиндийской философии она обозначается термином Anima Mundi и трактуется как вечно живое существо, обладающее стремлениями, представлениями и чувствами. Ориген и его последователи отождествляли «Мировую Душу» с третьей Ипостасью Святой Троицы — Святым Духом. У платоников эпохи Возрождения и Нового времени, в философских стихотворениях Гете, некоторых сочинениях Шеллинга, в метафизике «слепой воли» Шопенгауэра и «бессознательном мировом творчестве» у Гартмана можно найти удаление от платоновских представлений «Мировой Души» в сторону древнеиндийских (Веданта, Упанишады).
В русской философии «всеединства» имеются представления о Софии как «Душе Мира», вечной женственности, красоте, премудрости Божьей, женской Ипостаси Бога (В.С. Соловьев, С. Н. Булгаков, П. А. Флоренский, С. Л. Франк и др.). В частности С. Н. Булгаков Софию трактовал, с одной стороны, как идеальный, умопостигаемый мир, с другой — как живое существо, грань между Богом и материальным миром. С его точки зрения, в Софии, как «вечном предмете любви Божьей», «ангеле твари» и «начале путей Божьих», находится все знание о мире, все идеи мира. Булгаков пишет: «София по отношению к множественности мира есть организм идей, в котором содержатся идейные семена всех вещей. В ней корень их бытия, а без них и вне их не существует ничего. В этом смысле можно говорить вместе с Платоном, что идеи суть причины бытия, однако не в смысле предшествования во времени, но как пребывающая, сверхвременная его основа» [3. С. 194]. Можно предположить, что представления Платона о «Мировой Душе» могли возникнуть под
влиянием Древнеиндийской философии и пифагорейской нумерологии, т.к. весь космос трактуется им как живой организм, а при объяснении функционирования космоса используются число и геометрия.
Третий уровень — чувственно познаваемый материальный космос (инобытие) диалектически противоположен умопостигаемому бытию (божественному «Абсолюту» и «Мировой Душе»). Материальный космос греков не следует понимать только как физическую сферу. По словам А. Ф. Лосева, «материя, инобытийная сфера, не есть ни вещи, ни форма, ни неделимые атомы. Материя есть сила, лежащая в основе атомов и вещей» [1. С. 291]. Материя пронизана физическим светом, который есть электрическая стихия мира и его форм, материя есть огонь, о котором говорит Гераклит. «Умный свет» бытия и электричество или огонь инобытия содержат в себе противоречие положительного и отрицательного, а также их синтез. А. Ф. Лосев считает, что сама материя не есть электричество, но электричество или энергия есть смысл материи. Лосев, анализируя и реконструируя древнегреческий космос, приходит к выводу, что он представляет собой четыре концентрических шара: земляной, водный, воздушный и огненный в зависимости от преобладающей стихии. Чувственный космос — это самое прекрасное, возвышенное и благородное порождение идеального мира с его «Единым», «Логосом» и «Мировой Душой».
Таким образом, по Платону идеальные «Единое», «Логос» и «Мировая Душа» «осуществляют» себя в материальном чувственном космосе, т. е. в материи. При этом материя выступает функцией идеи. А идея оказывается пределом бесконечно малых чувственных становлений. В работе «Тимей» Платон пишет, что «есть вечное, не имеющее возникновения бытие и есть вечно возникающее, но никогда не сущее». Из этого следует, что идеальное бытие, существующее само по себе, выступает в философии Платона как подлинное бытие. Материя же получает свое существование только потому, что в ней присутствует идеальное, которому она подражает и к которому приобщается. Платон, считая физический космос отражением космоса идеального, выявлял в нем свой порядок, чин, существующие «телесно». Это означает, что в инобытии также устанавливается иерархичность уложения, заданная «Единым», или «Благом», присущая всему космосу и которая прослеживается во всем древнегреческом мире: типах государств, устройстве общества, полиса, физическом и духовном устройстве человека. Исходя из вышеизложенного триединства бытия, можно выделить следующие онтологические составляющие в качестве первой триады в категории «духовность» у Платона: Единое — Логос и Мировая Душа — материальный космос.
Исходя из того, что сверхсущее «Благо» проявляется как в системе самостоятельных, но связанных воедино эйдосов умопостигаемого космоса, так и в отраженном космосе смешанных текучих, рожденных и смертных вещей и задает всю структуру космоса, в качестве второй триады онтологических составляющих категории «духовность» можно выделить всеединство — иерархичность — предназначение, где:
1. Всеединство выступает как бытийное единство, которое предполагает также и множественность, не
содержит в себе своего единого и уникального начала -«Блага» (ибо оно выше бытия и существования), но неизменно являет отблеск его совершенства.
2. Иерархичность уложения распространяется на все существующее. Высшее в этой иерархической структуре оставляет след в виде низшего, низшее же свидетельствует о высшем, т. е. микрокосм подобен макрокосму.
3. Предназначение определяется тем, что высшее образует низшее в неком духовном свете, пронизывающем все целое и ослабевающем по мере спуска вниз, в силу чего в умопостигаемом бытии проявляются совершенство и назначение каждого предмета и явления. Одновременно низшее стремится подняться ввысь, и это стремление проявляется через любовь, эрос, пронизывающие все мироздание, — поэтому все живет, развивается, создавая прекрасную гармонию.
Четвертый уровень космоса — человек. Система объективного идеализма Платона рассматривает человека в качестве микрокосма, являющегося подобием Макрокосма. Следовательно, духовность физического мира, человека является отражением духовности бытия, или идеального космоса и задается «Благом». Это значит, что в «Едином» — «Благе» заложена идея духовности в форме нематериального эйдоса, которая проходит через умопостигаемое бытие и реализуется в чувственном физическом мире. Носителями идеи духовности являются «Логос», «Душа Мира» и душа человека. Поэтому сущность человека Платон усматривал в его вечной и бессмертной душе, вселяющейся в тело при рождении. С его точки зрения человек дуали-стичен, т. к. состоит из бессмертной души и тленного тела. В этой дуалистичности заложен вечный трагизм: тело тянет человека в животный мир, а душа — в божественный. Поскольку человеческая душа выступает как центр соединения идеального и материального миров, постольку человек стоит в центре мирового устройства, на середине невидимой линии: Благо — Абсолют — сущее — бытие — инобытие — физический мир — преходящее — абсолютно не-сущее.
В произведениях Платона имеется много рассуждений о душе. Душа — это образ и истечение «Мировой Души», бессмертная сущность, состоящая из трех частей: а) разумная часть — обращена к идеям, является основой добродетели, мудрости: б) пылкая или яростная — эффектно-волевая часть души, основа мужества: в) чувственная часть — движима страстями, вожделениями, должна ограничиваться разумом. В диалоге «Алкивиад 1» Платон устами Сократа говорит: «…именно душа — это человек… Следовательно, тот, кто велит нам познать самого себя, приказывает познать свою душу» [4. С. 259]. В этом фрагменте Платон прямо указывает на то, что руководство процессом познания человека (и внешним — природы, и внутренним — самопознание) осуществляется кем-то более могущественным, чем человек. Этот «кто-то» выступает в отношении к человеку как учитель. Его Платон называет «демиург», или Бог, которого человек слышит как свой внутренний голос.
Материальный чувственный космос у Платона как синтез «Единого», «Логоса», «Мировой Души» и материи есть гармония, наполненная любовью, т. к. только
любовь к прекрасному открывает глаза человека на это прекрасное, только благодаря любви человек познает себя и окружающий мир. Поскольку идея понимается Платоном как образец для материальной вещи и ее смысловая структура, то, следовательно, идея любви является конструирующим принципом всего мироздания: «Единого», умопостигаемого и чувственного космоса, человека, круговорота человеческой и космической действительности. В связи с вышеизложенным можно выделить первую составляющую третьей триады категории «духовность» — любовь, порождающую гармонию всего. А. Ф. Лосев пишет: «Творец в любой области, в личных отношениях, в науке, искусстве, в общественно-политической деятельности всегда есть любящий- только ему открыты новые идеи, которые он хочет воплотить в жизни и которые чужды нелюбящему» [2. С. 61].
Добродетель — другая составляющая третьей триады категории «духовность». В человеке и обществе любовь проявляется как добродетель и реализуется в ряде качеств. Платон много рассуждает о добродетели и ее принципах в работах: «Апология Сократа», «Ал-кивиад 1», «Алкивиад 2», «Менексен», «Евтидем», «Лахет», «Евтифон», «Протагор», «Горгий», «Менон», «Государство» и др. Он ставит и рассматривает с разных сторон следующие вопросы: 1) что такое добродетель- 2) можно ли научиться добродетели. Реконструировав представления Платона о добродетели, можно выделить следующие принципы добродетели:
1. Мудрость. Добродетельный человек должен быть мудрым. Для мудрого человека высшим счастьем является получение знаний. «Если у кого налицо мудрость, тот не нуждается в другом счастье», — утверждает Платон в «Евтидеме» [4. С. 168]. Полученные знания должны использоваться для блага общества, и все поступки совершаться обдуманно, т. е. мудро. Иначе выйдет неразумие, а, по мнению Платона, все неразумные — безумны. В диалоге «Менон» Платон демонстрирует, что знание есть припоминание виденного душой в прошлых жизнях и в потустороннем мире. Он утверждает, что душа человека бессмертна, проходит череду рождений и смертей: «А раз душа бессмертна, часто рождается и видела все и здесь и в Аиде, то нет ничего такого, чего бы она не познала. все в природе друг другу родственно, а душа все познала» [4. С. 589]. Поэтому душа человека припоминает добродетельные качества. Припоминание по Платону — это нахождение знания, приобретенного в прошлых жизнях или полученного душой в идеальном мире и в самом человеке, для чего тот должен постоянно искать и познавать новое. Именно в стремлении искать неведомое человек самосовершенствуется.
2. Справедливость. «Не ставь ничего впереди справедливости — ни детей, ни жизни, ни еще чего-нибудь, чтобы, придя в Аид, ты мог оправдаться этим перед тамошними правителями», -- утверждает Платон в «Апологии Сократа» [4. С. 76]. В диалоге «Алкиви-ад 2» Платон указывает, что неподкупные боги в первую очередь смотрят на благочестивость и справедливость души человека, а вовсе не на жертвоприношения. Поэтому «и у богов, и у людей, имеющих ум, должны особенно почитаться справедливость и разумение», -заключает философ [4. С. 139].
3. Мужество. Платон считал мужество не только наукой «об опасном и безопасном», но и знанием о добре и зле во всех их проявлениях, представлением о прошлом, настоящем и будущем. Мужество дается как от природы, так и от воспитания души.
4. Рассудительность. В работе «Менексен» Платон говорит о рассудительности как основной способности души и называет пять качеств рассудительности:
1) умение все делать не спеша, соблюдая порядок-
2) нечто прекрасное- 3) некая стремительность души- 4) благость, проявляющаяся в стыдливости и скромности- 5) «знание знаний», которое дает человеку возможность отличать знание от невежества. Из этих качеств рассудительности как свойств человеческой души Платон делает вывод о том, что в первую очередь надо лечить именно душу, тогда «голова и все остальное тело (будут) хорошо себя чувствовать».
5. Благо. Благо добродетели выступает в следующих аспектах: а) оно делает людей хорошими- б) оно полезно, т.к. хорошие люди приносят пользу- в) полезными являются здоровье, сила, красота, богатство и пр., только нужно правильно применять эти качества. Причиной блага является прекрасное, в силу этого, по мнению Платона, «прекрасное выступает как бы в образе отца блага» («Гиппий Больший»).
6. Разум. По мнению Платона, именно разум управляет всем в душе человека и делает ее движение полезным или вредным. Платон считал, что «в человеке все зависит от души, а в самой душе от разума, если только душа хочет быть благою», «. если добродетель — это нечто, обитающее в душе и если к тому же она не может не быть полезной, значит она и есть разум, ведь все, что касается души, само по себе не полезно и не вредно, но становится вредным или полезным благодаря разуму или безрассудству», — утверждает Платон [4. С. 599−600].
Добродетель является стержнем души и включает в себя, кроме вышеназванных качеств, еще и понятливость, памятливость, благочестие, щедрость и т. д.
Таким образом, выявляется третья составляющая третьей триады категории духовность — душа. Эта составляющая является главной в рассуждениях Платона о человеке, она задает название и свойства духовности. Душа — категория, обозначающая не просто явление, а процесс развития и совершенствования человека. Душа не принадлежит физическому миру. Она является проявлением «Единого», или «Блага», «Логоса» («Ума») и «Мировой Души» в чувственно постигаемом, т. е. в материальном космосе. Душа — центр соединения этих трех миров. Как проявление «Единого» или «Блага» она есть «целое», «одно», или «сущее». Но «одно — сущее» есть не что иное, как эйдос, ибо только эйдос сам по себе самотождествен и различен. Поясняя это положение, А. Ф. Лосев пишет: «Каждая часть его есть он сам и сам он — равен своей части, находясь, кроме того, и в собственном смысловом подвижном покое» [1. С. 373]. Таким образом, у Платона целое есть «идеи-рующее единство», порождающее множественность физического мира. В силу этого душа как целое, как эйдос также является «идеирующим единством», порождающим множество качеств человека. Поэтому все составляющие души, все добродетели (справедливость,
рассудительность, благочестие, мужество, мудрость) -рассуждает Платон в «Протагоре» — соотносятся как части золота, «отличающиеся одни от других и от целого только величиной и малостью». Определяя свойства «идеирующего единства» и целостности бытия, Платон отмечает, что, во-первых, целое объемлет все свои части, но не содержится в каждой из них в качестве одного элемента наряду с другим. Это означает, что в каждой составляющей добродетели, как свойстве души, есть что-то одинаковое, что-то общее, что присуще им как всем вместе, так и каждой в отдельности. Таким «общим» является эйдос — проявление духовного бытия. Во-вторых, целое, состоящее из множества, не есть сумма этих элементов. Как «слог есть одно идеи-рующее целое», составившееся из отдельных, приспособленных друг к другу звуков, так и свойства добродетели составляют также одно идеирующее целое, а не являются частями этого целого. Поэтому, в-третьих, целое есть некое идеальное единство, состоящее из смысловых частей. Каждая часть, являясь идеальным эйдетическим моментом, относительно самостоятельным, несет в себе энергию целого, а значит, все части -не просто пространственно-временные отрезки, а совокупный эйдос. Поясняя это, в «Софисте» Платон говорит о том, что надо различать идеальное единство, целостность как фактически состоящие из целого и части. А. Ф. Лосев, подытоживая рассуждения Платона о целом и частях, пишет, что целое, не являясь вещью и явлением, не подчиняется обычным категориям вещи. Оно как идеальное единство может одновременно быть во многом, не делясь по этим многим и не тратя своей энергии через это распределение и т. д. «Вот это целое и общее, хотя в то же время и единичное, и простое, непосредственно являющее энергию вещи и именуемое, бесплотное и невесомое, не факт, но смысл, не безликая мощь бытия, но оформленный лик предмета, и есть то, что мы должны называть платоновской идеей, или эйдосом», — заключает Лосев [1. С. 375].
В конечном счете душа мыслится Плотином как становление эйдоса. Так как Вселенная, согласно Платону, представляет собой живое существо, обладающее разумом, данным ей «изначальным строителем» («Политик») — «бесплотным космосом, прекрасновласт-вующим над одушевленным телом» («Филеб»), то все вместе образуют «целое» («Софист»), состоящее из гармоничных взаимосвязанных частей («Тимей»). «Строителем» эйдосов, реализуемых в материальном мире, является умопостигаемое бытие. Таким образом, в человеке идеальным бытийным эйдосом является нематериальная душа, которая проявляется как добродетель и реализуется в физическом мире или «становлении» через вышеперечисленные свойства добродетели: мудрость, мужество, благочестие, рассудительность, справедливость и т. д. Следовательно, можно сделать вывод, что добродетель через свои свойства является проявлением духовности человека. Из перечисленных выше свойств добродетели можно сформировать новые триады, которые так же, как и предыдущие, раскрывают содержание категории «духовность». Четвертая триада: мудрость — разум — рассудительность. Пятая триада: справедливость — благо — мужество. Шестая триада: благочестие — понятли-
вость — памятливость. Седьмая триада: доброта -сострадание — щедрость и т. д.
Неоднократно Платон утверждает, что душа питается знаниями. В частности, в «Протагоре» он пишет: «Знания же нельзя унести в сосуде, а поневоле придется, уплатив цену, принять их в собственную душу и, научившись чему-нибудь, уйти либо с ущербом для себя, либо с пользой» [4. С. 423]. Поэтому, по мнению Платона, человек сообразно полученным знаниям должен делать не то, что хочет, а то, что может. В связи с этим Платон ставит вопрос о возможности обучения добродетели. Он приводит в пример выдающихся афинян своего времени — Перикла, Фукидида и др., которые, обладая множеством добродетельных качеств, не смогли привить их своим сыновьям. Вывод Платона категоричен — нельзя обучить тому, как стать хорошими людьми, так не существует учителей добродетели. Устами Сократа Платон поясняет: «Я много раз искал учителей добродетели, но не мог найти, чтобы не предпринимал, однако я все ищу» [4. С. 601]. В работе «Менон» Платон говорит о том, что нет добродетели ни от природы, ни от учения, она достается человеку лишь по божественному уделу, помимо разума: «Если бы среди государственных людей нашелся такой, который другого умел бы сделать тоже государственным, то он был бы среди нас как подлинный предмет среди теней» [4. С. 612]. В то же время, по Платону, каждый человек в процессе череды рождений и смертей развивает свои добродетельные качества через «припоминание». Неоднократно Платон рассуждает о необходимости правильного воспитания, которое тоже способствует развитию добродетельных качеств. Но при этом надо помнить его жесткое разделение людей на три сословия: мудрецов, воинов и ремесленников («Государство», «Законы»). Этим Платон, очевидно, хотел сказать, что добродетельные качества даны богом каждому в разной степени, и, исходя из наполненности души добродетелью, человек должен принадлежать к высшему или низшему сословию. Только представителям мудрецов и воинов можно развивать добродетель своей души, беря пример с выдающихся людей, учась мыслить, рассуждать, различать добро и зло, истину и ложь, прекрасное и безобразное, воспитывать в себе смелость, мужество, бесстрашие, честность, правдивость, благородство и т. д., низшему сословию все это недоступно. Критерием добродетели является сократовский принцип «познай самого себя», из которого следует правило: чтобы судить о добродетели других, надо взглянуть на самих себя. Добродетель является нравственным стержнем души человека, обусловленным ее божественной природой. Неслучайно Платон в работе «Протагор» приводит миф о происхождении добродетели в обществе, в котором говорится о причастности человека к «божественному уделу», вследствие чего Зевс поручил Гермесу ввести среди людей стыд и правду в качестве критерия нравственности.
В работе «Государство», развивая вопрос о справедливости как неотъемлемом свойстве добродетельной души, Платон утверждает, что хорошие люди всегда справедливы и неспособны на недостойные поступки. Поскольку справедливость никому ни в чем не вредит, то она драгоценнее всякого золота. Хорошие,
справедливые люди не честолюбивы, поэтому никогда не соглашаются управлять ни за деньги, ни ради почета, они считают постыдным добровольно добиваться власти. Поскольку качества человека определяются его душой, то правление человека с низкой душой неизменно будет плохим, а правление человека с возвышенной душой будет хорошим. «Справедливая душа и справедливый человек» будут жить хорошо, достойно, счастливо, благоденствовать. Несправедливый человек — жалок, несчастлив, живет не достойно. Вывод Платона: «Несправедливость никогда не может быть выгоднее справедливости» [5. С. 127].
В рассуждениях Платона о духовной стороне человека можно выявить противоречия.
1. С одной стороны, душа бессмертна- с другой стороны, сотворенная душа должна быть изменчивой, конечной, следовательно, смертной.
2. Наблюдается смещение логической возможности и действительности: переход в противоположность (например, в тезисе о бессмертии души) логически возможен, но Платон не приводит доказательств этой возможности.
3. Доводы Платона носят априорный характер, их нельзя проверить эмпирически. Но, несмотря на это, Платон утверждает, что нематериальные сверхчувственные идеи составляют сущность чувственного мира, данного в опыте.
Анализируя взгляды Платона, следует учитывать, что его объективный идеализм сформировался на заре становления философской мысли, в период перехода от «мифа к логосу», — этим объясняется опора на мифологию в космологическом и антропологическом учении. Отмечая эту особенность, Н. А. Бердяев писал: «Философия Платона не может быть разгадана вне связи с орфизмом и исканиями избавления от зла и смерти в мистериях» [6. С. 23]. П. А. Флоренский, указывая на мистичность древнегреческих философов, писал, что «они видели какой-то свет. и блаженствовали в своем ведении… «, «вот почему свет, виденный Плотином и другими мистиками. (есть) новый род слепых интуиций, не имеющих в себе своего обоснования» [7. С. 106−107].
Таким образом, в рассуждениях Платона об устройстве космоса последовательно выявляются следующие триады: 1) Благо — Логос и Мировая Душа — материальный космос- 2) всеединство — иерархичность -предназначение- 3) душа — любовь — добродетель- 4) мудрость — разум — рассудительность- 5) справедливость — благо — мужество- 6) благочестие — понятливость — памятливость- 7) доброта — сострадание — щедрость и т. д. В конечном счете можно из всех триад сформулировать древнегреческую Троицу: Благо -Мировая Душа — человеческая душа, которая и выражает содержание понятия духовности.
Эти триады через призму объективного идеализма Платона раскрывают суть категории «духовность». А. Ф. Лосев отмечает, что объективный идеализм Платона отличается от объективного идеализма Гегеля. У Гегеля бытие рассматривается как одноплановая система категорий Мирового Духа. Платоновский идеализм формально и структурно признает безусловный онтологический примат идеи над материей. Лосев пишет, что у Платона «не идеи образуют собой наивысшую
действительность, но Единое, которое есть не что иное, как тождество всего идеального и материального, как тот первопринцип, из которого только путем его разделения возникает идеальное и материальное» [2. С. 49].
Категория «духовность» в философии Платона выводится из представлений о космосе, который имеет троичную структуру: 1) «Благо» или «Единое" — 2) идеальное бытие, или умопостигаемый космос («Мировая Душа» и «Логос») — 3) инобытие или становление — материальный космос. Духовность, как все в мироздании, задается «Единым» — «Благом», исходит из него, формируется в форме идеи-эйдоса в бытие и проявляется в виде качеств души человека в инобытие. Душа — это подлинная основа и причина человека. Она — понятие или смысл, идея или жизнь тела. Душа — вечная, бессмертная составляющая, благодаря которой бессмертен сам человек, проходящий в своем становлении череду рождений и смертей. В процессе такой эволюции чело-
век развивает в себе качества духовности: душу как часть «Единого» и «Мировой Души», как связующее звено бытия и инобытия, как любовь и добродетель. Добродетель есть основа нравственности и стержень духовности. Ее свойства проявляются как рассудительность, мужество, понятливость, памятливость, щедрость и т. д. Добродетель включает в себя также знание, разум, справедливость, благо. Духовность в произведениях Платона выступает в следующих аспектах: 1) как свойство космоса- 2) как дар богов человеку- 3) как антропный космологический принцип- 4) как процесс выработки, формирования и реализации нравственных качеств человека в цикле перевоплощений, заданных «Единым» и «Мировой Душой». В конечном счете, можно сказать, что душа человека является частицей «Мировой Души» и «Единого», которые через нее выступают верховными учителями человека, а духовность можно рассматривать как становящийся эйдос.
ЛИТЕРАТУРА
1. Лосев А. Ф. Бытие. Имя Космос. М.: Мысль, 1993. 958 с.
2. Лосев А. Ф. Жизненный и творческий путь Платона // Платон: Собр. соч.: В 4 т. М.: Мысль, 1990. Т. 1. 860 с.
3. Булгаков С. Н. Свет невечерний. М.: Республика, 1994. 400 с.
4. Платон. Собр. соч.: В 4 т. М.: Мысль, 1990. Т. 1. 860 с.
5. Платон. Государство // Мыслители Греции. От мифа к Логике: Сочинения. М.: ЗАО изд-во ЭКСМО-ПРЕСС- Харьков: Фолио, 1998. 832 с.
7. Бердяев Н. А. Философия свободного духа. М.: Республика, 1994. Т. 1. 480 с.
8. Флоренский П. А. Столп и утверждение Истины. М.: Правда, 1990. Т. 1. 490 с.
Статья представлена научной редакцией «Философия, социология, политология» 14 апреля 2009 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой