Образ преподобного Сергия Радонежского в творчестве А. Н. Островского и Ф. М. Достоевского

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 821. 161.1. 09
Тезина Виктория Александровна
Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова
Tezinava@mail. ru
ОБРАЗ ПРЕПОДОБНОГО СЕРГИЯ РАДОНЕЖСКОГО В ТВОРЧЕСТВЕ А.Н. ОСТРОВСКОГО И Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО
2014 год отмечен важным событием в духовной жизни России — 700-летием со дня рождения преподобного Сергия Радонежского. В статье отмечаются факты обращения А. Н. Островского и Ф. М. Достоевского в своем творчестве к личности святого, который являлся для писателей выразителем духовно-нравственных идеалов русского народа.
Ключевые слова: преподобный Сергий Радонежский, А. Н. Островский, Ф. М. Достоевский, драма, роман, образ, нравственные идеалы.
Отмечая значение преподобного Сергия Радонежского для русской культуры, известный философ-священник Павел Флоренский писал: «Чтобы понять Россию, надо понять Лавру, а чтобы вникнуть в Лавру, должно внимательным взором всмотреться в основателя ее, признанного святым при жизни, & quot-чудного старца, святого Сергия& quot-» [8, с. 355]. Наверное, нет другого святого, чей подвиг был настолько тесно связан с историей не только Русской Церкви, но всей России.
К образу преподобного Сергия Радонежского обращались литераторы и художники разных эпох (Епифаний Премудрый, Б. К. Зайцев, И. С. Шмелев, М. В. Нестеров, Н.К. Рерих). Побывать в обители преподобного Сергия считалось святой обязанностью каждого благочестивого христианина.
Среди писателей XIX века, обращавшихся в своем творчестве к образу преподобного Сергия, были Ф. М. Достоевский и А. Н. Островский. Известно, что оба писателя посещали Лавру. Путь молодого драматурга А. Н. Островского, отправившегося впервые из Москвы в Щелыково в 1848 году, пролегал через обитель преподобного Сергия, где он соприкасался с ее святынями.
В 1859 году, возвращаясь из сибирской ссылки, Достоевский удлинил маршрут, чтобы взглянуть на Троице-Сергиеву Лавру, памятную ему с детства: «Сергиев монастырь вознаградил нас вполне. 23 года я в нем не был. Что за архитектура, какие памятники, — писал он в письме к А.И. Гейбови-чу. — Ризница привела нас в изумление… Одежды нескольких веков — работы собственноручные русских цариц и царевен, домашние одежды Ивана Грозного, монеты, старые книги, всевозможные редкости — не вышел бы оттуда» [2, т. 28 кн. 1, с. 362−363]. С житием святого Сергия Достоевский был знаком прежде всего по имевшемуся в его личной библиотеке изданию избранных житий святых — «Четьи Минеи». Впечатления от посещения обители преподобного Сергия, знакомство с его жизнеописанием нашли отражение в творчестве обоих великих писателей.
Образ преподобного Сергия появляется у А. Н. Островского в исторической хронике «Козьма Захарьич Минин, Сухорук» (1861 г. — 1 ред. ,
1866 г. — 2 ред.). Пьеса представляла часть трилогии, посвящённой периоду Смутного времени («Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский», «Тушино»). Историческая трилогия изображала Смутное время как страшный тяжелый недуг, как антихристову силу, пытающуюся разрушить основы Святой Руси. Свой замысел А. Н. Островский раскрывал в записке о положении драматического искусства в России: исторические пьесы «развивают народное самопознание и воспитывают сознательную любовь к отечеству & lt-… >- Историк передает что было: драматический поэт показывает, как было, он переносит зрителя на самое место действия и делает его участником события» [7, т. 10, с. 138].
Работая над «Мининым», драматург изучил труды ученых-историков Н. М. Карамзина, С. М. Соловьева, Н. И. Костомарова и решил, что именно преподобный Сергий Радонежский, молитвенник об избавлении от ига первого, татарского, должен появиться в художественной ткани драмы, явиться Минину и проречь ему «Кузьма! Иди спасать Москву! Буди уснувших!» [7, т. 6, с. 62]. По замечанию Ю. В. Лебедева, драматург «показал, что в смутные для России времена народ не бунтовал, не впадал в & quot-вечевое бешенство& quot-. Напротив, он, опираясь на свои национальные святыни, восстанавливал попранную российскую государственность» [5, с. 203].
Александр Николаевич знал, что Троице-Сер-гиева Лавра в эпоху Смутного времени была святым оплотом в борьбе с польско-литовско-шведской интервенцией (так, в драматической хронике «Тушино» Царь произносит: «Там Сергиев стоит оплотом твердым» [7, т. 7, с. 144]). Драматург, по-видимому, знал, что само явление «Игумена земли Русской» во сне Кузьме Минину имеет историческое обоснование. Так, первоисточником, где описывается видение Преподобного Сергия Козьме Минину, является сказание «О явлении чудотворца Сергия Козьме Минину и о собрании ратных людей для освобождения государства», составленное келарем Троице-Сергиевой обители Симоном Аза-рьиным в 1654 году. Это сказание входило в состав списка 1665 года («О новоявленных чудесах преподобного Сергия»), который к середине XIX века
146
Вестник КГУ им. H.A. Некрасова? j- № 2, 2014
© Тезина В. А., 2014
Образ преподобного Сергия Радонежского в творчестве А. Н. Островского и Ф.М. Достоевского
находился в библиотеке Московской Духовной Академии.
Из сказания Симона Азарьина мы узнаем, что именно заступничество преподобного Сергия принесло победу второму нижегородскому ополчению, для которого Мининым были найдены и полководец (князь Дмитрий Пожарский), и духовное руководство (нижегородский протопоп Дионисий), и пророческое благословение (преподобный Иринарх затворник): «Муж был благочестивый в Нижнем Новгороде именем Козьма Минин, ремеслом мясник, а жив он был благочестивым житием и в целомудрии и прочих добродетелях жизнь свою препроводил. А потому от друзей своих часто отлучался, ибо безмолвие любил, ходя в особый храм, Бога всегда имея в сердце своем. Как-то ему, спящему в храме том, явился чудотворец Сергий, повелевая казну собрать и воинских людей наделять ей, и идти на очищение Московского государства» [6, с. 84]".
А. Н. Островский, как и автор приведенного нами источника, изображает Минина орудием действия Промысла Божия, связанного с видением преподобного Сергия. Помня о благочестии явленного ему святого, исполняя волю Божию, герой не стал претендовать на личное лидерство. Он отдает свои богатства и находит воеводу — князя Пожарского.
Образ преподобного Сергия играет важную роль в композиции хроники. Действие в «Минине» распадается на две части: до видения святого, благословляющего на подвиг, и после него. Благословение, которое произносит преподобный Сергий, придает народному ополчению в драме духовный характер, как и в XIV столетии благословение преподобным русского войска в связи с Куликовской битвой, когда все воины становились не только защитниками Русской Земли, но и мучениками за веру. Если в первой части драмы Минин задается вопросом «быть или не быть?», думая, как ему следует поступить, то после чуда, которого он был удостоен, земский староста нижнего посада уже преображается духовно. Видение угодника Божьего укрепляет Минина в решении, и в репликах, преображающихся в развернутые монологи, появляется твердость, призывающая народ на ополчение: «Ждать нечего, пойдемте умирать / За Русь святую! Сходим к воеводе, / Челом ударим, чтобы вел к Москве- / А не пойдет, так выберем другого. / Мне ждать нельзя. Мне Бог велел идти. / Смотрите на меня! Теперь не свой я, / А Божий» [7, т. 6, с. 61].
Минин оказывается не просто избранным защитником Руси, но и достойным этого выбора, избранным чадом преподобного Сергия. Своей благочестивой жизнью, о которой мы узнаем из содержания драмы, Минин следует завету святого, который поучал: «Внимайте себе, братие, всех молю: прежде имейте страх Божий и чистоту ду-
шевную и любовь нелицемерную- к сим и странно-любие, и смирение с покорением, пост и молитву. Пища и питие в меру- чести и славы не любите, паче же всего бойтеся и поминайте час смертный и второе пришествие» [3, с. 16]. Продолжением этого завета звучит призыв в грамоте из Сергиева монастыря, которую читают в доме воеводы.
Наряду с образом преподобного Сергия, играющим ключевую роль в кульминационной части драматической хроники, незримо участвует в событиях Смутного времени и другой святой — свя-щенномученик Ермоген, Патриарх Московский и всея Руси, находящийся в заточении и призывающий народ не покоряться полякам. В подвиге святого мученика несомненна связь с преподобным Сергием, который молитвенным подвигом защищал Русь во время Куликовской битвы. Освобождение России, за которое с таким несокрушимым мужеством стояли в разное время преподобный Сергий и священномученик Ермоген, успешно завершилось русским народом благодаря их предста-тельству.
Образ преподобного Сергия Радонежского является носителем и выразителем высоких религиозных нравственных идеалов в драме А. Н. Островского «Козьма Захарьич Минин, Сухорук». Так охарактеризовал в «Дневнике писателя» 1876 г. образ святого Ф. М. Достоевский, рассуждая об исторических идеалах народа, которые «сильны и святы, и они-то спасли его в века мучений» [2, т. 22, с. 43]. Личность преподобного Сергия привлекала писателя своей исторической масштабностью.
Исследователи не раз отмечали связь образа старца Зосимы, героя романа «Братья Карамазовы», со святыми Феодосием Печерским, Нилом Сорским, Тихоном Задонским, Амвросием Оп-тинским. К перечисленным канонизированным святым можно также отнести и преподобного Сергия Радонежского. Так, в письме к Н. А. Любимову от 7(19) августа 1879 г. Достоевский разъясняет смысл высылаемой шестой книги романа «Братья Карамазовы» «Русский инок», называя ее «кульминационной точкой романа». Говоря о старце Зоси-ме, писатель отмечает: «Взял я лицо и фигуру из древле-русских иноков и святителей: при глубоком смирении надежды беспредельные, наивные о будущем России, о нравственном и даже политическом ее предназначении. Св. Сергий, Петр и Алексей митрополиты разве не имели всегда, в этом смысле, Россию в виду?» [2, т. 30 кн. 1, с. 102].
Интерес Ф. М. Достоевского к личностям конкретных святых связан с поиском писателем образа «идеального христианина». Идея о христианском братстве, вложенная в уста старца Зосимы, перекликается с духовным завещанием преподобного Сергия о народном единстве. Герой романа Ф. М. Достоевского пророчески возвещает, что «смиренные и кроткие постники и молчальники
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова. ?к № 2, 2014
147
восстанут и пойдут на великое дело. От народа спасение Руси. Русский же монастырь искони был с народом» [2, т. 14, с. 285]. Приведенная цитата о «смиренных и кротких постниках и молчальниках», восставших на «великое дело», может быть отнесена как раз к преподобному Сергию Радонежскому, благословившему князя Дмитрия Донского на Куликовскую битву и явившемуся во сне Минину с призывом собирать народное ополчение.
Н. Ф. Буданова в статье «Достоевский и преподобный Сергий Радонежский» отмечает еще одну художественную деталь, связывающую роман «Братья Карамазовы» со святым Сергием: «…В главе & quot-Великий инквизитор& quot- Иван Карамазов упоминает, что & quot-к иным праведникам, по жизнеописанию их, сходила сама Царица Небесная& quot-. Здесь речь идет об известном из житий Сергия Радонежского видении ему (первому из русских святых) Божьей Матери» [1, с. 201]. Заметим, что, согласно летописным источникам, не в сонном видении, а наяву удостоен был видеть Божию Матерь преподобный Сергий, и это было венцом его подвигов в земной жизни. Наряду с этим, в «Житии старца Зосимы», составленном Алешей Карамазовым, обнаруживается эпизод из «Жития» Сергия Радонежского, когда Зосима рассказывает о том, как «приходил раз медведь к великому святому, спасавшемуся в лесу, в малой келейке & lt-… >- и отошел свирепый зверь послушно и кротко, вреда не сделав» [2, т. 14, с. 268]. Преподобному Сергию, который смиренно предавал себя воле Господа, повиновались и все твари земные, видя в нем образ Божий. Своим пустынным подвигом и последующим основанием Лавры святой во всей полноте исполнил заповеди о любви к Богу и ближним. Для праведников Ф. М. Достоевского, как и для самого писателя, христианский идеал любви выражен в предельно простой Евангельской заповеди о любви к ближнему, которую произносит Зосима: «Любите всё создание Божие, и целое и каждую песчинку. Каждый листик, каждый луч Божий любите. Любите животных, любите растения, любите всякую вещь. Будешь любить всякую вещь и тайну Божию постигнешь в вещах» [2, т. 14, с. 289].
Итак, в творчестве Ф. М. Достоевского и А. Н. Островского мы обнаруживаем обращение к образу преподобного Сергия, великого молитвенника, смиренного чудотворца и печальника земли Русской.
В 1892 году современник А. Н. Островского и Ф. М. Достоевского известный историк В. О. Ключевский произнес речь на торжественном собрании Московской Духовной академии, посвященном 500-летию памяти преподобного Сергия. Эти слова как будто сказаны от лица всех представителей XIX столетия и последующих поколений: «. Каждый из нас в своей собственной душе найдет то же общее чувство, стоя у гробницы преподобного. У этого чувства уже нет истории, как для того, кто покоится в этой гробнице, давно остановилось движение времени. Это чувство вот уже пять столетий одинаково загорается в душе молящегося у этой гробницы, как солнечный луч в продолжение тысячелетий одинаково светится в чистой капле воды» [4, с. 94−95].
Для Ф. М. Достоевского, как и для А. Н. Островского, преподобный Сергий Радонежский являлся носителем исторического идеала русского народа, духовным вождем России, святым, который объединял народ силой своего слова и Духа, примером подвижнической жизни.
Библиографический список
1. Буданова Н. Ф. Достоевский и преподобный Сергий Радонежский // Достоевский: мат. и иссл. Т. 14. — СПб.: Наука, 1997. — С. 195−201.
2. Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч.: в 30 т. -Л.: Наука, 1972−1990.
3. Житие и подвиги Преподобного Сергия, Игумена Радонежского и всея России Чудотворца, составлено архимандритом Никоном // Сб. святоотеческих изречений и поучений. Ч. 1. — Мюнхен, 1991. — С. 11−28.
4. Ключевский В. О. Значение преподобного Сергия Радонежского для русского народа и государства // Исторические портреты. Деятели исторической мысли. — М.: Правда, 1991.- С. 94−106.
5. Лебедев Ю. В. О национальном своеобразии драматургии А. Н. Островского // Православная традиция в русской литературе XIX века. — Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2010. — С. 190−208
6. Неизвестные чудеса преподобного Сергия. -М.: Православный приход Храма казанской иконы Божией Матери в Ясенево, 2001. — 288 с.
7. Островский А. Н. Полн. собр. соч.: в 12 т. -М.: Искусство, 1973−1980.
8. Флоренский П. А. Сочинения: в 4 т. Т. 2. — М.: Мысль, 1996. — 877 с.
148
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова? к № 2, 2014

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой