Образ Родины в матрице коллективной российской идентичности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПРАВО И ОБЩЕСТВО
LAW AND SOCIETY
doi: 10. 20 310/1819−8813−2016−11−1-126−131
ОБРАЗ РОДИНЫ В МАТРИЦЕ КОЛЛЕКТИВНОЙ РОССИЙСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
ГУЗЕНИНА СВЕТЛАНА ВАЛЕРЬЕВНА ФГБОУ ВПО «Тамбовский государственный университет имени Г. Р. Державина», г. Тамбов, Российская Федерация, e-mail: gyzenina39@gmail. com
Статья посвящена анализу различных факторов обретения коллективной идентичности в современной России. Последние публикации в СМИ иллюстрируют напряженный поиск отечественными обществоведами базовых характеристик коллективной российской идентичности, при этом чаще всего выделяют в качестве ее основы этнический или религиозный компонент, а также социокультурные факторы, иногда речь идет о формировании коллективной гражданской идентичности. Научные труды и показательные эмпирические данные, полученные российскими социологами, свидетельствуют о том, что в 90-е гг. Россия находилась у критического рубежа. В сложнейшее для страны переломное время ориентации политических сил на западный путь развития российские социологи открыто выступают с альтернативным политическому курсу мнением о том, что способствовать реформированию России можно только при поддержке идей и интересов, выражающих менталитет российского народа и самобытность России. В связи с утратой духовных ориентиров, падением нравственности и морали, помимо социальной дифференциации на пороге третьего тысячелетия, россияне напрямую столкнулись с целым комплексом внутренних общенациональных проблем, требующих незамедлительных решений по причине деградации власти в переломную эпоху. Актуальнейшей задачей действующей российской элиты становится стратегическое осмысление единых духовных ценностей, позволяющих объединить все слои и группы современного российского общества. По мнению автора, духовным фундаментом для решения указанной масштабной задачи может стать концепцияединой Родины Ее суть сводится не к созданию новой политической идеологемы, но к осознанию каждым жителем России значимости и ценности общей, объективно существующей природной, социальной и культурной реальности, светлый образ которой необходимо беречь и сохранять. Огромная роль в оформлении национальной идентичности принадлежит как государственным программам, так гуманитарной интеллигенции, которая является проводником культурной памяти, воссоздавая те значимые черты психологии этноса, которые составляют канву особого, самобытного рисунка конкретной этнической группы.
Ключевые слова: этническая культура, идентичность, образ Родины, духовная жизнь, сознание
Эпоха глобальных коммуникаций (причем не только на уровне социальных сетей и медиапро-странства) вызвала серьезную социальную активность, выражающуюся в массовых трудовых миграциях и перемещении больших людских потоков вследствие экономических и политических решений (иногда конфликтов или войн), международного сотрудничества, расширения личных контактов, развития туристического бизнеса, возможностей приобретения недвижимости за пределами страны проживания.
«Кто мы? Каковы другие?» — эти вопросы сегодня люди адресуют как себе, так и друг другу. К примеру, сформулированный писателем Р. Киплингом императив «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и им не сойтись никогда», весьма спорен в нашей стране, поскольку такой тезис совсем не ак-
туален для России. Именно здесь патриотизм и служение, жертвенность и отвага, логика и чувственность, долг и воля, тоска и радушие, склонность к научному познанию при огромном значении веры пребывают в состоянии пересечения двух полярных ментальных систем, доходя, порой, до точек экстремума. Это необычное духовное пространство обеспечивает метаморфозу вечного преображения, когда самые разные черты калейдоскопично дополняют исконно русский ментальный тип, главными составляющими которого выступают доброта, правда, свободолюбие, коллективизм, жалость, вера в чудо и надежда на высшую справедливость. При этом отметим, что русским называет себя любой, не только проживающий в нашей стране человек, но разделяющий ценности русской культуры.
Воспитание патриотизма — это большая неустанная работа по формированию чувства гордости за свою Родину и свой народ, уважение к его великим свершениям и достойным страницам прошлого, при этом кроме сохранения культурной традиции, она имеет в своей основе важнейшую цель формирования коллективной идентичности. Такая необходимость остро обозначилась в России уже в начале ХХ в. как наиболее востребованное направление в поле социологической рефлексии. Феномен коллективной российской идентичности нуждается сегодня в осмыслении, описании, и что немаловажно — в четком определении его оснований.
Российскими обществоведами отмечается богатый спектр типологизации идентичности: в работах исследователей представлено всестороннее теоретическое изучение территориальной (региональной, локальной), национальной, цивилизаци-онной, гендерной, множественной, социокультурной, позитивной (негативной), гражданской, гибридной, политической (внешнеполитической, макрополитической), этнической, европейской и даже колеблющейся идентичности.
Имеется накопленный банк фокусных данных, в том числе таких авторитетных аналитических центров, как ИСПИ РАН, Институт социологии РАН, Институт мировой экономики и международных отношений РАН, Институт философии и права УРО РАН, Институт географии РАН, «Левада-центр» и др., которые, с одной стороны, показывают экспонентный рост интереса к этому срезу социальной реальности, с другой — сигнализируют о наиболее проблемных материках и смысловых дефицитах современного российского социума. Наибольшие усилия в этой области в 90-е гг. конца ХХ в. и десятые годы нашего столетия были предприняты в исследованиях социологов ИСПИ РАН и Института социологии РАН [1−11].
Научные труды и показательные эмпирические данные, полученные такими учеными, как Г. В. Осипов, В. В. Локосов, М. К. Горшков, И. Б. Орлова, В. К. Левашов, С. В. Рязанцев, А. А. Гребенюк, С. Г. Кара-Мурза, В. Н. Иванов свидетельствуют о том, что в 90-е гг. Россия находилась у критического рубежа. Ведущие российские социологи констатируют в это время грядущую катастрофу, связанную не только с изменениями в экономике и политике, но указывают на факт несоответствия самого института президентского правления менталитету россиян [12]. Социологические эмпирические исследования тех лет показывают, что в конце двадцатого века проблематика национального и этнического сознания (на всех уровнях
социальной организации) уходит далеко на периферию, поскольку значимыми для жителей России становятся уровень жизни, безопасность, международное положение страны. В массовом сознании при этом преобладают психологически и морально отягощающие социальные чувства [13].
В сложнейшее для страны переломное время ориентации политических сил на западный путь развития российские социологи открыто выступают с альтернативным политическому курсу мнением о том, что способствовать реформированию России можно только «при поддержке идей и интересов, выражающих менталитет российского народа и самобытность России, а не отдельных политических деятелей» [14].
Обществоведы России поясняют, что по результатам социологических опросов от 30 до 50% россиян в 90-е гг. обладали так называемым «амбивалентным сознанием», для которого характерно стремление к противоположным ценностям, сочетанию несочетаемого. Российские эксперты (социологический мониторинг Российского независимого института социальных и национальных проблем) при этом подчеркивают, что чем ближе к типичной российской глубинке, тем сильнее у людей наблюдалось ощущение потерь, связанных с обвалом и ломкой традиционной для России иерархии ценностных ориентаций [13]. Социологи РНИСиНП, проводившие исследования ценностного сознания россиян с апреля 1992 по 2000 гг., по результатам опросов свидетельствуют о том, что Россия пришла к началу новой эры с двумя противоположными моделями ценностных систем, идущих нога в ногу еще со времени Петра: первая тяготеет к постиндустриальной индивидуалистической модели ценностей западного типа, другая отражает патриархально-коллективистскую модель и связана с традиционализмом, то есть — исконно российским менталитетом.
Обществоведы третьего тысячелетия говорят о современной России начистоту: выступления российских коллег на Всероссийских социологических конгрессах показывают, что российское общество пребывает в состоянии глубокой аномии. В связи с утратой духовных ориентиров, падением нравственности и морали, помимо разобщенности мы напрямую столкнулись с целым комплексом внутренних общенациональных проблем, требующих незамедлительных решений, которые аналитики фиксируют как итоги деградации власти в переломную эпоху 90-х гг. :
— сложнейшая наркотическая ситуация в стране (в том числе феномен «рекреационной наркомании», безнаказанная продажа психоак-
8. V. ОШЕКМА
тивных веществ, угрожающий рост школьной
граждан.
Парадоксальность российской ситуации состоит в том, что, не имея идеологического фарватера, россияне, по результатам социологических мониторингов, и сегодня демонстрируют высокий уровень гражданского самосознания в ответ на нарастание массовых ощущений безнравственности власти, усугубление тяжелого социально-экономического положения. Традиционные для жителей России жизненные ориентиры выступают некоей морально-психологической защитой, духовной компенсацией дефицита жизненной справедливости и материального достатка [13].
Последние публикации в СМИ явно иллюстрируют напряженный поиск основ и характеристик современной коллективной идентичности в России, при этом чаще всего выделяют в качестве ее основы этнический или религиозный компонент, а также социокультурные факторы, иногда речь идет о вопросе формирования коллективной гражданской идентичности. По мысли автора, на сегодняшний день ни один из указанные критериев не может служить серьезным основанием для коллективной идентичности всех жителей России по причине серьезной социальной дифференциации и утраты духовного единства нации.
Актуальнейшей задачей действующей политической элиты, таким образом, становится стратегическое осмысление единых духовных ценностей, позволяющих объединить все слои и группы современного российского общества. Автор солидарен с мнением ведущих российских ученых о том, что сегодня единая общенациональная идея необходима для выздоровления Отечества, при этом рассматривая культуру как идентификационный потенциал, необходимо опираться на те образы, которые традиционны для российского общества и в которых находят отражения исторически обоснованные морально-нравственные устои российского [15]. «Россия, — пишет академик Г. В. Осипов, — особый мир, особая цивилизация, имеющая свою духовную основу, свою уникальную историю, свои законы развития. Понимание и использование этих законов — залог собственного пути движения в будущее» [12].
По мнению автора, сегодня образ Родины является единственной весомой духовной основой, способной консолидировать социально-разобщенное,
культурно-дифференцированное российское общество для формирования национальной коллективной идентичности в современной России. Трудно не согласиться с мыслью о том, что «Российское поляризованное общество, разнородные социальные силы ныне на деле могут — и главное! — должны объединиться для решения всего комплекса стоящих экономических, политических, межнациональных, социально-духовных, внешнеполитических и других задач, чтобы вывести страну из чрезмерно затянувшегося системного кризиса» [12]. Духовным фундаментом для решения указанной масштабной задачи может стать концепция единой Родины, для оформления которой, по итогам авторских социологических исследований, пока еще есть веские основания. Ее суть сводится не к созданию новой политической идеологемы, но к осознанию каждым жителем России значимости и ценности общей, объективно существующей природной, социальной и культурной реальности, светлый образ которой необходимо беречь и сохранять.
В современных условиях, в матрице коллективной российской идентичности, проблематика этнического и национального возрождения становится не просто актуальной, но жизненно необходимой для сохранения российской нации. Решение кроется в «вечном возвращении» (термин М. Элиаде) к себе, к своим истокам, к осознанию единства с предками, реальными или божественными. Огромная роль в оформлении национальной идентичности принадлежит как государственным программам, так и гуманитарной интеллигенции, которая является проводником культурной памяти, воссоздавая те значимые черты психологии этноса, которые составляют канву особого, самобытного рисунка конкретной этнической группы. Именно гуманитарная интеллигенция бережно хранит и воссоздает историю, язык, традицию, ценности и смыслы. К сожалению, по оценкам специалистов в последние годы ХХ в. российская гуманитарная интеллигенция существенно сдала свои позиции, уступив другим группам способность оказывать влияние на духовную атмосферу в стране, поскольку вынужденно занималась обслуживанием тоталитарной системы, чем иссушила и обеднила свой духовный мир, вовлекшись в политические баталии. Во многом, по мнению экспертов, это связано и с общим снижением влияния системы образования на духовное развитие населения страны [16].
В то же время, в отсутствие идеологии, коллективная этническая идентичность в России очень крепко привязана к историческому прошлому Родины, культурным дореволюционным традициям и институту армии (образ защитника родной земли).
наркомании) —
расширение и распространение всех видов
сексуальной индустрии-
рост детской беспризорности-
— увеличение доли ВИЧ-инфицированных
По результатам авторских эмпирических исследований, осознание своей российской идентичности сегодня маркируется респондентами при помощи именно тех специфических российских социокультурных практик и ритуалов, которые связаны с уважением к истории, памяти, русскому солдату, офицерской чести, чувству долга и самопожертвованию военнослужащих, доверием к армии и силовым структурам в целом (МЧС, СОБР1, ОМОН). К примеру, особой любовью и популярностью пользуются сегодня у россиян военные песни и гимны («Темная ночь», «День Победы», «Прощание славянки»), поскольку музыка является одной из форм массовой духовной коммуникации и именно «искусство обладает уникальным свойством преломлять дух эпохи в свойственных одному ему формах» [17].
Особым ритуалом, имеющим отношение к коллективной российской идентичности, выступают и военные парады (на Красной площади в Москве и парад 9 мая в любом российском городе).
По мнению Ю. М. Лотмана, военный парад представляет собой эстетизированную модель государства [18], смысл военного ритуала отражает так называемый имперский дух, складывавшийся в русской культуре веками, ставший устойчивым элементом русского самосознания [19]. Военный парад по-прежнему выступает органичным элементом русской национальной культуры, атрибутом российской державности. Российская Держава, как указывает академик Г. В. Осипов -это уникальный культурно-исторический мир, сложившийся в общественный организм. Идея Державности — это импульс к солидарности россиян, поскольку новая Россия должна быть не империей, но одной из крупнейших мировых держав, соединяющих в себе начала Справедливости, Силы и Доброты [12].
Президент России В. В. Путин, отмечает, что Россия возникла и веками развивалась как многонациональное государство… Великая миссия русских — объединять, скреплять цивилизацию. Языком, культурой, «всемирной отзывчивостью», по определению Федора Достоевского, скреплять русских армян, русских азербайджанцев, русских немцев, русских татар. Такая цивилизационная идентичность основана на сохранении русской культурной доминанты, носителем которой выступают не только этнические русские, но и все носи-
1 За период существования тамбовского отряда СОБР 10 его бойцов награждены орденом «Мужества», 65 человек получили медали «За отвагу», 85 — медали ордена «За заслуги перед Отечеством» первой и второй степени — всего около двухсот боевых наград.
тели такой идентичности независимо от национальности. Это тот культурный код, который подвергся в последние годы серьезным испытаниям, который пытались и пытаются взломать. И, тем не менее, он, безусловно, сохранился. Вместе с тем его надо питать, укреплять и беречь" [20].
Безусловно, сегодня образ России выступает не только традиционным символом сверхдержавы, но и надежным гарантом международной безопасности, сдерживающим фактором против военной агрессии и политического беспредела в любой части планеты.
Литература
1. Иванов В. Н., Левашов В. К., Сергеев В. К. Москва. Россия. Русский мир: социологические очерки. М.: НИЦ «Академика», 2012.
2. Капто А. С. На изломе века. Записки политика и дипломата. М.: Научная книга, 2006.
3. Кара-Мурза С. Г. Манипуляция сознанием М.: Эксмо, 2009 URL: http: //www. kara-murza. ru/manipul. htm
4. Локосов В. В. О национальной гордости великороссов // Наука. Культура. Общество. 2005. № 4. С. 3−8.
5. Локосов В. В. Трансформация национальной государственности как глобальный вызов // Социальная и социально-политическая ситуация в России в 2005 году. М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2006. С. 24−43.
6. Орлова И. Б. Конструирование этнического образа России. М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2005.
7. Осипов Г. В. Россия: национальная идея и социальная стратегия // Вопросы философии. № 10. 1997. С. 3−12.
8. Осипов Г. В. Значение подвига советского народа // Социологические исследования. 2005. № 5. С. 9−10.
9. Русский вопрос / под ред. Г. В. Осипова, В. В. Локосова, И. Б. Орловой- РАН, Институт социально-политических исследований. М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2007.
10. Россия: модернизация системы управления обществом. Социальная и социально-политическая ситуация в России в 2011 году / под ред. Г. В. Осипова,
B. В. Локосова. М.: ИСПИ РАН, 2012.
11. Рязанцев С. В., Гребенюк А. А. «Наши» за границей. Русские, россияне, русскоговорящие, соотечественники: расселение, интеграция и возвратная миграция в Россию. М.: ИСПИ РАН, 2014.
12. Осипов Г. В. Россия: Национальная идея. Социальные интересы и приоритеты. М.: Фонд содействия развитию социальных и политических наук, 1997.
C. 342.
13. Горшков М. К. Российское общество в условиях трансформации (социологический анализ). М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОС-СПЭН), 2000.
14. Kohen S. A. The Nation, March, 1992, Р. 259−264.
15. Маршак А. Л. Становление и развитие социологии культуры в отечественной социологической науке // Социологические исследования. 2014. № 7. С. 125−134.
S. V. GUZENINA
16. Художественная жизнь современного общества. Т. 3. Искусство в контексте социальной экономии / отв. ред. А. Я. Рубинштейн. СПб.: Издательство «Дмитрий Буланин», 1998. С. 61.
17. Сергеева И. В. Принципы конструирования процессов массовой музыкальной коммуникации // Российское общество и социология в XXI веке: социальные вызовы и альтернативы: Тезисы докладов и выступлений на II Всероссийском социологическом конгрессе В 3 т. М.: Альфа-М, 2003. Т. 2. С. 69.
18. Лотман Ю. М. Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства (XVIII — начало XIX века). СПб.: «Искусство-СПБ», 1994.
19. Амбарова П. А. Парад в русской военной культуре: символика и эстетика ритуала // Российское общество и социология в XXI веке: социальные вызовы и альтернативы: Тезисы докладов и выступлений на II Всероссийском социологическом конгрессе. В 3 т. М.: Альфа-М, 2003. Т. 2.
20. Путин В. В. Россия: национальный народ. URL: http: //www. ng. ru/politics/20 120 123/1_national. html
References
1. Ivanov V. N., Levashov V. K., Sergeev V. K. Moskva. Rossiya. Russkij mir: sotsiologicheskiye ocherki [Moscow. Russia. Russian world: sociological sketches]. M.: NITS «Аkademika», 2012.
2. Kapto А. S. Na izlome veka. Zapiski politika i diplomata [On a break of a century. Notes of the politician and diplomat]. M.: Nauchnaya kniga, 2006.
3. Kara-Murza S. G. Manipulyatsiya soznaniyem-2 [Manipulation with consciousness-2]. M.: Eksmo, 2009 URL: http: //www. kara-murza. ru/ manipul. htm
4. Lokosov V. V. O natsional'-noj gordosti velikoros-sov — 2 [About national pride of members of the party Great Russia — 2] // Nauka. Kul'-tura. Obshchestvo. 2005. № 4. S. 3−8.
5. Lokosov V. V. Transformatsiya natsional'-noj go-sudarstvennosti kak global'-nyj vyzov [Transformation of national statehood as global challenge] // Sotsial'-naya i sotsial'-no-politicheskaya situatsiya v Rossii v 2005 godu. M.: RITS ISPI RАN, 2006. S. 24−43.
6. Orlova I. B. Konstruirovaniye etnicheskogo obra-za Rossii [Designing of an ethnic image of Russia]. M.: RITS ISPI RАN, 2005.
7. Osipov G. V. Rossiya: natsional'-naya ideya i sotsial'-naya strategiya [Russia: national idea and social strategy] // Voprosy filosofii. № 10. 1997. S. 3−12.
8. Osipov G. V. Znacheniye podviga sovetskogo na-roda [Value of the feat of the Soviet people] // Sotsiologicheskiye issledovaniya. 2005. № 5. S. 9−10.
9. Russkij vopros [Russian question] / pod red. G. V. Osipova, V. V. Lokosova, I. B. Orlovoj- R& amp-N, Institut sotsial'-no-politicheskikh issledovanij. M.: ZАO «Izdatel'-stvo «Ekonomika», 2007.
10. Rossiya: modernizatsiya sistemy upravleniya obshchestvom. Sotsial'-naya i sotsial'-no-politicheskaya situatsiya v Rossii v 2011 godu [Russia: modernization of a control system of society. A social and socio-political situation in Russia in 2011] / pod red. G. V. Osipova, V. V. Lokosova. M.: ISPI RAN, 2012.
11. Ryazantsev S. V., Grebenyuk A. A. «Nashi» za granitsej. Russkiye, rossiyane, russkogovoryashchiye, soo-techestvenniki: rasseleniye, integratsiya i vozvratnaya mi-gratsiya v Rossiyu ["Our» abroad. Russians, Russian-speaking, compatriots: moving, integration and returnable migration to Russia]. M.: ISPI RAN, 2014.
12. Osipov G. V. Rossiya: Natsional'-naya ideya. Sot-sial'-nye interesy i prioritety [Russia: National idea. Social interests and priorities]. M.: Fond sodejstviya razvitiyu sotsial'-nykh i politicheskikh nauk, 1997.
13. Gorshkov M. K. Rossijskoye obshchestvo v uslo-viyakh transformatsii (sotsiologicheskij analiz) [The Russian society in the conditions of transformation (the sociological analysis)]. M.: «Rossijskaya politicheskaya entsik-lopediya» (ROSSPEN), 2000.
14. Kohen S. A. The Nation, March, 1992, p.p. 259−264.
15. Marshak A. L. Stanovleniye i razvitiye sotsiologii kul'-tury v otechestvennoj sotsiologicheskoj nauke [Formation and development of sociology of culture in domestic sociological science] // Sotsiologicheskiye issledovaniya. 2014. № 7. S. 125−134.
16. Khudozhestvennaya zhizn'- sovremennogo obsh-chestva. Tom 3. Iskusstvo v kontekste sotsial'-noj ekonomii [Art life of modern society. Volume 3. Art in the context of social economy] / otv. red. A. Ya. Rubinshtejn. SPb.: Izdatel'-stvo «Dmitrij Bulanin», 1998.
17. Sergeeva I. V. Printsipy konstruirovaniya protses-sov massovoj muzykal'-noj kommunikatsii [Principles of designing of processes of mass musical communication] // Tezisy dokladov i vystuplenij na II Vserossijskom sotsi-ologicheskom kongresse «Rossijskoye obshchestvo i sotsi-ologiya v XXI veke: sotsial'-nye vyzovy i al'-ternativy»: V 3 t. M.: Al'-fa-M, 2003. T. 2.
18. Lotman Yu. M. Besedy o russkoj kul'-ture: Byt i traditsii russkogo dvoryanstva (XVIII — nachalo XIX veka) [Conversations about the Russian culture: Life and traditions of the Russian nobility (XVIII — the beginning of the XIX century)]. SPb.: «Iskusstvo- SPB», 1994.
19. Ambarova P. A. Parad v russkoj voyennoj kul'-ture: simvolika i estetika ritual [Parade in the Russian military culture: symbolics and esthetics of ritual] // Tezisy dokladov i vystuplenij na II Vserossijskom sotsiologi-cheskom kongresse «Rossijskoye obshchestvo i sotsiolo-giya v XXI veke: sotsial'-nye vyzovy i al'-ternativy»: V 3 t. M.: Al'-fa-M, 2003. T. 2.
20. Putin V. V. Rossiya: natsional'-nyj narod [Russia: national people] URL: http: //www. ng. ru/politics/ 20 120 123/1 national. html
C. B. rY3EHHHA
131
* * *
IMAGE OF THE HOMELAND IN THE MATRIX OF COLLECTIVE RUSSIAN IDENTITY
GUZENINA SVETLANA VALERYEVNA Tambov State University named after G. R. Derzhavin, Tambov, the Russian Federation, e-mail: gyzenina39@gmail. com
Article contains the analysis of various factors of finding of collective identity in modern Russia. The last publications in mass media illustrate intense search by domestic social scientists of basic characteristics of collective Russian identity, at the same time most often allocate an ethnic or religious component, and also sociocultural factors as its basis, sometimes it is about formation of collective civil identity. The scientific works and indicative empirical data obtained by the Russian sociologists demonstrate that in the 90s Russia was at a critical boundary. In the critical time of orientation of political forces, most difficult for the country, for the western way of development, the Russian sociologists openly act with opinion alternative to a political policy that it is possible to promote reforming of Russia only with assistance of the ideas and interests expressing mentality of the Russian people and identity of Russia. Due to the loss of spiritual ancestors, falling of morality and morals, besides social differentiation on the dawn of the third millennium Russians directly faced the whole complex of the internal national problems requiring immediate solutions on the reason of degradation of the power during a critical era. The strategic judgment of the uniform cultural wealth allowing to unite all layers and groups of modern Russian society becomes the most urgent problem of the operating Russian elite. According to the author, the concept of the uniform Homeland can become the spiritual base for the solution of the specified major problem. Its essence is not reduced to creation of a new political ideologem, but to awareness by each resident of Russia of the importance and value of the general, objectively existing natural, social and cultural reality which light image needs to be protected and kept. The huge role in registration of national identity belongs as state programs, so the humanitarian intellectuals which are a conductor of cultural memory, recreating those significant lines of psychology of ethnos which make an outline of special, original drawing of a concrete ethnic group.
Key words: ethnic culture, identity, image of the Homeland, spiritual life, consciousness
S. V. GUZENINA

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой