Диалектически противоречивый характер воспроизводства населения города

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2015. № 9 (364). Философия. Социология. Культурология. Вып. 36. С. 142−145.
УДК 316. 36
ББК 60. 5
Ф. А. Игебаева
ДИАЛЕКТИЧЕСКИ ПРОТИВОРЕЧИВЫЙ ХАРАКТЕР ВОСПРОИЗВОДСТВА НАСЕЛЕНИЯ ГОРОДА
Теоретически обоснована необходимость рассмотрения воспроизводства населения города сквозь призму трансформации социально-демографических процессов. Показан диалектически противоречивый характер взаимосвязи демографической структуры населения города и стабильности семьи.
Ключевые слова: воспроизводство населения- демографическое развитие города- стабильность семьи- рождаемость- брачность- разводимость.
Население города, представляя собой специфическую его подсистему, функционирует и развивается в системе экономических и социальных отношений, характер которых определяется всем социально-экономическим укладом общества. Вместе с тем, население города связано общностью проживания, общностью социальной сферы и материальной базы его жизнедеятельности. Как и любая социально-территориальная общность людей, город постоянно претерпевает не только экономические и социальные, но и изменения демографического характера. Эти изменения и составляют содержание демографического развития города — процесса перехода от одного качественного состояния населения к другому.
Одной из особенностей воспроизводства городского населения является сравнительно неустойчивая его демографическая структура. Если в сельских поселениях удельный вес младших возрастов и пожилых людей на протяжении многих лет остается достаточно стабильным, то в городских поселениях в зависимости от их величины, места расположения, возраста, от темпов экономического роста, вариации в показателях демографического развития значительны.
Высокая динамичность социально-демографической структуры города приводит порой к перекосам в соотношении полов и возрастных групп. Это, в свою очередь, отражается на уровне брачности и рождаемости, поскольку многие молодые люди по причине отсутствия брачных партнеров не могут вступить в брак. Конечно, рано или поздно брачные пары сформируются, но оптимальная разница в возрасте женихов и невест будет нарушена. Как показывают исследования, гармоничность отношений в семье во многом
зависит от соотношения возраста жены и мужа. По мнению ряда исследователей семьи, разница в возрасте у супругов должна составлять 4−6 лет [5. С. 154].
Оптимальная разница в возрасте супругов обусловлена как биологическими, так и социальными причинами. Женщины дольше живут, но раньше стареют, социальная же зрелость мужчин наступает позже (годы учебы, служба в армии отодвигает время вступления в самостоятельную жизнь). Поэтому если раннее замужество женщин как-то оправдано, то этого нельзя сказать о ранних браках мужчин. Ситуация, когда муж намного старше жены или жена старше мужа в большинстве случаев приводит в определенное время к дисгармонии половой жизни и, как следствие этого, к дисгармонии семейной жизни в целом. Дисгармония в супружеских отношениях порождается как социальными факторами, так и особенностями физиологического развития супругов. Неудовлетворенность сексуальной жизнью в браке чаще возникает по субъективным причинам, однако, очевидно, что сексуальность является одной из главных ценностей брака.
Преобладание женщин в составе населения города приводит еще к одному очень важному в нравственном отношении следствию: значительное число мужчин вступают во второй или следующий брак с молодыми женщинами, которые до этого не состояли в браке. Например, по статистическим данным в Башкортостане второй и последующий браки заключили 12−14% мужчин и 9−10% женщин среди всех вновь заключаемых браков [3. С. 83−84]. Если учесть, что вступая в брак вторично, мужчины во многих случаях (примерно 35−40%) получают в брачные партнерши более молодых женщин, а раз-
веденные женщины лишь в редких случаях вступают в брак с мужчинами, которые до этого не были женаты, то становится очевидным, что диспропорция полов оборачивается своеобразным «многоженством» мужчин. Этому способствует тот факт, что все большее число разведенных женщин и мужчин вообще не вступают больше в официально зарегистрированный брак, хотя и состоят в гражданском браке. Это подтверждают и данные переписей населения, когда замужних женщин оказывается значительно больше, чем женатых мужчин. Расхождение объясняется тем, что в фактических брачных союзах, официально не оформленных, женщины чаще считают себя замужними, чем их партнеры женатыми. Кроме того, следует учесть, что мужчины становятся вдовцами вдвое реже (ежегодно становятся вдовцами в стране около 300 тыс. мужчин), чем женщины вдовами, а в повторный брак ежегодно вступает не более 1/3 мужчин, у которых брак распался в прошлом году. Известно также, что в последние годы растет число мужчин, не состоящих в браке (ни в юридическом, ни в фактическом) [7. С. 59].
Следует отметить, что нарушение пропорций в демографической структуре населения города приводит не только к снижению уровня брачности и рождаемости, но и порождает такое специфическое социальное явление, как «соперничество» девушек и женщин в создании брачных союзов. Если прибавить к той части женщин, которые обречены на «незамужество» из-за отсутствия брачных партнеров, еще и женщин, состоящих в разводе и повторно не вышедших замуж, то образуется значительный контингент женского населения, который выпадает из процесса воспроизводства новых поколений. Кроме того, избыток незамужних женщин оказывает психологическое воздействие на непрочные семьи, создает дополнительные условия для супружеских измен, снижает уровень притязаний к потенциальным брачным партнерам-мужчинам. В частности, легкость, с которой совершаются разводы в городах, объясняется не только упрощенной процедурой расторжения брака, но и психологической уверенностью в наличии выбора очередного брачного партнера. Так, в крупных городах у разведенных мужчин вероятность повторного брака втрое выше, чем у женщин [1. С. 67]. «Соперничество» женщин в результате меньших возможностей для вступления в брак в определенной мере стимулирует рас-
пространение внебрачных связей, и как следствие — внебрачных рождений.
«Искривление» демографической структуры населения города, а значит и колебания в режиме воспроизводства населения, в значительной степени обусловлено характером миграционных потоков, устремляющихся в город и из него. Влияние миграционной подвижности населения на стабильность семьи в основном носит опосредованный характер. Повышенная доля молодежи в миграционных потоках приводит не только к нарушениям в пропорциях полов, но сама по себе выступает дестабилизирующим фактором для существующих семей в результате повышения анонимных связей, степени выбора сексуальных партнеров и т. п. Безусловно, профессиональная, социальная и территориальная подвижность горожан объективно необходима, поскольку без этого невозможно развитие новых районов. Но вместе с тем миграционные процессы сказываются на уровне рождаемости. Причем взаимосвязь миграционной подвижности населения и стабильности семьи, на наш взгляд, носит диалектически противоречивый характер.
Обратное влияние состояния брачно-се-мейных отношений на демографическое развитие города проявляется, прежде всего, в том, что от степени гармоничности внутрисемейных отношений зависит уровень миграционной подвижности и брачности населения. Сам факт переезда в чужой город заставляет многих корректировать семейные планы. Несложившаяся семейная жизнь, а тем более развод, могут выступать в качестве дополнительных стимулов к перемене места жительства. Опросы мигрантов, проведенные в г. Уфе, свидетельствуют о том, что дестабилизация семейных отношений усиливает миграционную подвижность населения города. Примерно 20% потенциальных и 30% фактических мигрантов в качестве определяющего мотива переезда называют «семейные обстоятельства» — переезд к детям (родителям), замужество, а также «бегство от семьи» [4. С. 52].
Нестабильность семьи прямым образом отражается на уровне рождаемости, поскольку напряженность в супружеских отношениях, неуверенность в брачном партнере нередко оказываются решающими в вопросе, сколько детей будет в семье. Причем в большей степени это относится не к первому, а ко второму и, особенно, к третьему ребенку, появление которого можно рассматривать как
144
Ф. А. Игебаева
ответ на вопрос, как обстоят дела в данной семье. Свидетельством этому, хотя и косвенным, является тот факт, что, по данным нашего исследования материалов ЗАГСов г. Уфы (900 брачных пар), среди разводящихся лишь 5,6% имели троих детей, 52% - одного ребенка, а 12% - вообще не имели детей.
Наличие детей в семье уже само по себе способствует ее упрочению, т. к. повышает ответственность супругов друг перед другом и перед обществом. От характера и состояния брачно-семейных отношений, от уровня стабильности семьи зависит и ее величина. Об этом, в частности, свидетельствуют и данные нашего исследования. Так, в семьях, где супружеские отношения более устойчивы и гармоничны, детей, как правило, больше, чем в семьях с неустойчивыми и напряженными брачно-се-мейными отношениями. Нарушение гармонии супружеских отношений, неудовлетворенность браком при чрезвычайно высоком уровне разводов находится в обратно пропорциональной
Список литературы
зависимости с уровнем рождаемости. Конечно, нельзя игнорировать влияние на рождаемость всей совокупности социально-экономических факторов и демографической структуры населения. Но не считаться при этом со степенью устойчивости брака тоже нельзя. Как отмечает Л. Е. Дарский: «Повышенная вероятность распада браков способствует формированию более низкого уровня брачной плодовитости, так как женщина опасается остаться одна с детьми, и супруги не хотят & quot-связывать"- себя большим числом детей, учитывая потенциальную возможность развода» [2. С. 166]. Поэтому, как справедливо считают многие специалисты по проблемам брака и семьи, одним из важнейших условий повышения рождаемости, помимо стимулирующих мер демографической политики этого в стране (речь о материнском капитале), является профилактика разводов, предотвращение распада семьи, повышение устойчивости брачно-семейных отношений [6. С. 131].
1. Антонов, А. И. Демографические процессы в России в XXI веке / А. И. Антонов, В. М. Медков, В. Н. Архангельский. — М.: Грааль, 2002.
2. Дарский, А. Е. Демографо-статистическое исследование / А. Е. Дарский. — М.: Статистика, 1999.
3. Демографические процессы в Республике Башкортостан: стат. сб. — Уфа, 2012.
4. Игебаева, Ф. А. Влияние миграционных процессов на репродуктивные установки горожан / Ф. А. Игебаева // Наука, образование, общество: проблемы и перспективы развития: материалы Междунар. науч. -практ. конф. — Тамбов, 2013.
5. Игебаева, Ф. А. Особенности демографического развития города и стабильности семьи / Ф. А. Игебаева // Социал. -полит. науки. — 2013. — № 2.
6. Игебаева, Ф. А. Социология: учеб. пособие / Ф. А. Игебаева. — М.: ИНФРА-М, 2014.
7. Харчев, А. Г. Исследование семьи: на пороге нового этапа / А. Г. Харчев // Социологич. исслед. — 2004. — № 3.
Сведения об авторе
Игебаева Фания Абдулхаковна — кандидат философских наук, доцент кафедры философии, социологии и педагогики Башкирского государственного аграрного университета. igebaeva. fania@yandex. ru
Bulletin of Chelyabinsk State University. 2015. No. 9 (364). Philosophy. Sociology. Culturology. Issue 36. Pp. 142−145.
DIALECTICALLY CONTRADICTORY REPRODUCTION OF THE POPULATION OF THE CITY
F. A. Igebaeva
Bashkirian State Agriculture University, igebaeva. fania@yandex. ru
The paper theoretically justified the need to address reproductive population of the city through the lens of transformation of social and demographic processes. It shows the dialectically contradic-
tory nature of the relationship of the demographic structure of the city population and family stability.
Keywords: reproductive population- demographic development of the city- stability of a family- birth rate- marriage- divorce.
References
1. Antonov A.I., Medkov V.M., Arkhangel'-skiy V.N. Demograficheskiye protsessy v Rossii v XXI veke Moscow [Demographic processes in Russia in XXI century], Graal'-, 2002. (In Russ.).
2. Darskiy A. Ye. Demografo-statisticheskoye issledovaniye [Demographers and statistical research]. M., Statistika Publ., 1999. (In Russ.).
3. Demograficheskiye protsessy v Respublike Bashkortostan: statisticheskiy sbornik [Demographic processes in the Republic of Bashkortostan: statistical publication]. Ufa, 2012. (In Russ.).
4. Igebayeva F.A. Vliyaniye migratsionnykh protsessov na reproduktivnyye ustanovki gorozhan [Influence of migratory processes in the reproductive attitudes of citizens]. Nauka, obrazovaniye, obshchestvo: problemy i perspektivy razvitiya: materialy Mezhdunarodnoy nauchno-prakticheskoy konferentsii [Science, education and society: problems and prospects: materials of the International scientific and practical conference]. Tambov, 2013. (In Russ.).
5. Igebayeva F.A. Osobennosti demogra-ficheskogo razvitiya goroda i stabil'-nosti sem'-i [Features of demographic development of the city and the stability of the family]. Sotsial'-no-politicheskiye nauki [Socio-Political Sciences], 2013, no. 2. (In Russ.).
6. Igebayeva F.A. Sotsiologiya: uchebnoyeposobiye [Sociology: Textbook]. Moscow, INFRA-M Publ., 2014. (In Russ.).
7. Kharchev A.G. Issledovaniye sem'-i: na poroge novogo etapa [Research family: on the threshold of a new stage]. Sotsiologicheskiye issledovaniya [Social Studies], 2004, no. 3. (In Russ.).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой