Образ Великобритании в пропаганде Йозефа Геббельса (1939-1945)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ
УДК 94(4)"1939/1945″
А. М. Ермаков
Образ Великобритании в пропаганде Йозефа Геббельса (1939−1945)
В статье исследуется образ Великобритании, формировавшийся нацистским министром пропаганды Йозефом Геббельсом в годы Второй мировой войны. Выделены этапы конструирования представлений об Англии и англичанах как о врагах, показана специфика каждого этапа. Выявлены и проанализированы константы официального образа Великобритании, сохранявшиеся в пропаганде Третьего рейха в течение всей войны. Изучены аргументы Геббельса, призванные доказать немцам, что Англия виновна в развязывании войны и целенаправленно уничтожает мирное население Германии, что британская правящая элита состоит из евреев, масонов и плутократов, а английскому народу присущи трусость и тупоумие.
The article examines the image of Great Britain that was formed by Josef Goebbels, Nazi Minister of Propaganda, during World War II. The author points out the phases of creating images of England and the English people as the enemies and shows the specificity of each phase. The constants of the official image of Great Britain, which stayed in the Third Reich propaganda all through the war, are educed and analyzed. Special attention is paid to Goebbels'- arguments, destined to prove to the German people that it is England who is guilty in the initiation of war and purposeful obliteration of the peaceful population, British ruling elite is shown as consisting of the Jews, masons and plutocrats, while cowardice and hebetude are posed as features inherent in the English people.
Ключевые слова: Геббельс, нацистская пропаганда, Вторая мировая война, антисемитизм, плутократия, масонство, демонизация, образ врага.
Keywords: Goebbels, Nazi propaganda, World War II, anti-Semitism, plutocracy, masonry, demonization, image of enemy.
В исследовательской литературе высказывается мнение о том, что со времени основания империи Гогенцоллернов отношение немцев к Великобритании определялось комплексом «ненависть — любовь». Утвердившееся в Германии представление об Англии как образцовой стране было унаследовано национал-социалистами. Гитлер открыто восхищался Великобританией, призывал своих сторонников учиться у нее и «до самой смерти сохранял расположенность к англичанам» [1], а министр пропаганды Йозеф Геббельс даже во время войны предпочитал английские фильмы немецким [2]. В 1933—1939 гг. официальный образ Англии соответствовал действительным взглядам нацистского вождя и его окружения, но после начала Второй мировой войны гитлеровскому правительству потребовалось сформировать образ англичанина как врага немецкого народа и Рейха. Организатором антибританской кампании и неутомимым творцом пропагандистской продукции стал Геббельс, написавший целый ряд статей для еженедельника & quot-Das Reich& quot- и нескольких ежедневных газет, много раз выступавший на митингах и по радио. В настоящей статье предпринята попытка деконструкции образа Великобритании, создававшегося Геббельсом в военные годы.
Как показывает анализ доминирующих пропагандистских лозунгов, конструирование образа британского противника в Германии прошло три этапа. Летом 1939 г. официальный Берлин упрекал Англию в «окружении» Германии и подстрекательстве к войне, а после начала вооруженного конфликта обвинил англичан в преступных способах ведения войны. Второй этап можно датировать летними месяцами 1940 г., когда после капитуляции Франции Великобритания превратилась в главного врага Рейха и немецкая пропаганда стала уделять особое внимание бомбардировкам немецких городов, осуществлявшихся британской авиацией. Третий этап наступил летом 1941 г. и характеризовался акцентом на сотрудничество Англии с Советским Союзом и ее ответственности за проникновение большевизма в Европу. На фоне этой динамики в официальном нацистском образе Великобритании прослеживаются несколько констант, сохра-
© Ермаков А. М., 2015 36
нявшихся в течение всей войны, — заявления о господстве в Англии плутократии и еврейства, об антагонизме между британским правящим классом и трудящимися, об исконной враждебности Великобритании к Германии и немецкому народу, о скверном национальном характере англичан.
Геббельс обвинял «английских поджигателей войны» и «еврейско-плутократический господствующий слой» Великобритании в развязывании нового мирового конфликта. Эта мысль содержалась в некоторых статьях министра пропаганды, написанных летом 1939 г., а 3 сентября ее повторил Гитлер в своих обращениях к народу, партии и военнослужащим вермахта [3]. Уже 20 сентября американский корреспондент в Берлине У. Ширер записал в своем дневнике, что немецкий народ «в бешеном количестве» напичкан пропагандой, «утверждающей, что Англия -единственный виновник войны» [4]. Несомненно, широкое тиражирование этого убеждения было заслугой Геббельса, сразу же провозгласившего Великобританию «самым опасным и хитрым противником» Рейха, «нашим наиглавнейшим врагом». На митинге в Мюнстере 28 февраля 1940 г. напомнил немцам о Первой мировой войне, Версальском мире и обвинил британских «плутократов» в том, что в 1939 г. они «так запланировали нападение на Германию, чтобы быстро свергнуть национал-социалистический режим посредством внутренней революции. После того как Германия будет обезглавлена, англичане рассчитывают продиктовать новый мирный договор, который окончательно лишит немцев собственной государственности» [5]. Эти же мысли прозвучали в радиовыступлении, приуроченном ко дню рождения Гитлера (19 апреля 1940 г.): истинной целью Англии при вступлении во Вторую мировую войну была не защита Польши, а «уничтожение гитлеризма», то есть Германского государства и самого немецкого народа, возвращение Германии к тому состоянию, в каком она была после Вестфальского мира 1648 г. [6]
Еще до начала войны немецкая пропаганда была сориентирована на демонизацию Великобритании. 14 июля 1939 г. была опубликована статья Геббельса «Ответ Англии», в которой говорилось, что английская колониальная история дает множество примеров зверств Британской империи против беззащитных народов, работорговли, бомбардировок мирных городов. В ходе англо-бурской войны в концентрационных лагерях погибли 27 000 женщин и детей, а во время Первой мировой войны англичане осуществляли голодную блокаду Германии, жертвами которой стали сотни тысяч человек [7].
Когда 3 сентября 1939 г. в Атлантическом океане был торпедирован и затонул английский лайнер «Атения», Геббельс выдвинул версию о том, что англичане сами пожертвовали «Атенией» с целью представить немцев преступниками в глазах всего мира. В инструктивных письмах нацистского министерства пропаганды утверждалось, будто «мысль потопить лайнер & quot-Атения"- пришла в голову Черчиллю, чтобы втянуть в водоворот войны и Соединенные Штаты». Германские пресса и радио на протяжении нескольких недель распространяли эту версию: «Совершенно исключено, чтобы немцы имели хотя бы косвенное отношение к гибели & quot-Атении"- по той простой причине, что фюрер категорически запретил любые нападения на пассажирские корабли» [8].
В еще большей мере для формирования образа британцев как кровожадных убийц нацистская пропаганда использовала бомбардировки немецких городов английской авиацией. Дневные и ночные налеты лишали людей покоя и душевного равновесия, отрицательно сказывались на работоспособности и настроениях населения. Жертвами английского, а с 1943 г. — англо-американского воздушного наступления пали, по разным подсчетам, от 420 тысяч 1,1 млн человек. 7,5 млн немцев остались без крова, были разрушены уникальные старинные кварталы во многих немецких городах, уничтожены замечательные памятники архитектуры. Крайне негативный образ Великобритании, который стихийно складывался у немцев под воздействием бомбовых атак, умело подстегивался усилиями Геббельса.
Германия подвергалась воздушным налетам с мая 1940 г., но сначала немецкие СМИ по личному указанию Геббельса хранили об этом молчание. Только 23 июля, после того как министр иностранных дел Великобритании лорд Галифакс отказался принять предложение Гитлера о заключении мира, в газетах Третьего рейха появились заголовки «Ответ Черчилля — трусливое убийство беззащитного населения!». Немцам сообщалось, что англичане ответили на мирное предложение фюрера усилением ночных бомбардировок по ни в чем не повинному гражданскому населению. Только теперь вся Германия узнала, что британские ВВС бомбят Бремен, Гамбург, Падерборн, Аахен и Бохум. От бомбардировок, согласно пропагандистской версии, пострадали одни только женщины и дети [9].
В ночь с 28 на 29 августа 1940 г. небольшое английское авиационное подразделение совершило воздушный налет на столицу Рейха, и Геббельс распорядился, чтобы пресса сообщала о «жестокости» английских летчиков, нападающих на беззащитных берлинских женщин и детей. В тот день все газеты вышли под одним заголовком: «Трусливое британское нападение». С тех пор такие статьи, как «Английские воздушные бандиты над Берлином», «Преступление британцев над Бер-
37
лином», «Убийство детей в Бетеле — отвратительное преступление», «Умышленное убийство — это не война, господин Уинстон Черчилль!», «Британский остров убийц ощутит последствия своих преступных бомбардировок», «Новый акт ночного пиратства» и т. д., не исчезали из газет. Геббельс ввел в пропагандистский лексикон Третьего рейха понятия «воздушный террор», «бомбовый террор», «летчик-террорист», «террористические бомбовые атаки», «террористический воздушный налет», «убийственный террор по отношению к немецкому народу», «террористические самолеты», «терроризирование гражданского населения», «бомбардировщик-террорист» [10].
Другой тезис официальной немецкой пропаганды гласил, что «Германия ведет войну чистыми средствами и по-рыцарски» — немецкие самолеты бомбят в Англии лишь военные объекты, в то время как «британские бандиты», «варвары» по личному приказу «жестокого преступника» Черчилля «атакуют одни только невоенные цели», убивают стариков, женщин и детей. В одной из берлинских газет говорилось даже о том, будто королевские ВВС получили приказ «истребить население Берлина» [11].
Британские авианалеты использовались нацистскими пропагандистами как доказательство того, что Англия не только является непримиримым врагом «бессмертной немецкой культуры», но и «не имеет никакого отношения» к европейской культуре вообще. «Найдется ли в Англии композитор, которого можно сравнить с Бетховеном или Рихардом Вагнером?» — спрашивал Геббельс в статье «Бессмертная немецкая культура» (26 июня 1943 г.) и продолжал: «Английские самолеты уже разрушили в Германии десятки театров, но в самой Англии нет ни одного настоящего театра» [12].
В тех условиях, когда ни люфтваффе, ни ракеты «фау-1» оказались не в состоянии нанести городам Великобритании существенного урона и надежды Геббельса «воздать британским воздушным пиратам той же монетой» не сбылись, английские бомбардировки позволили ему подтолкнуть население к самочинному возмездию пилотам, сбитым над Германией. Геббельс дважды, 28 марта и 4 июня 1944 г., одобрял «народное правосудие» над «англо-американскими убийцами». Летчики бомбардировочной и штурмовой авиации, которые стреляют в безобидных людей, заявил он, «ставят себя вне признанных международным сообществом законов войны». Полиция и вермахт не будут применять силу «против немецкого народа, когда он обращается с детоубийцами так, как они того заслуживают». Если вражеских пилотов не поведут на эшафот, а совершат расправу на месте, то «мы не будем проливать крокодиловы слезы», — говорил министр пропаганды [13].
Одной из главных мишеней главного пропагандиста Третьего рейха стала британская экономическая, политическая и культурная элита — министры и депутаты парламента, крупные землевладельцы и промышленники, финансисты и любые «менеджеры», деятели культуры и журналисты. Кроме того, в соответствии с нацистской расовой теорией в состав правящего класса всех капиталистических стран включались евреи, представленные как банкиры-ростовщики. Гитлеровцы отрицали марксистское учение об общественных классах и избегали пользоваться термином «класс». В качестве обозначения верхушки британского общества, элиты в нацистском лексиконе использовались слова «руководящий верхний слой», «лорды», «джентльмены». Особенно часто в немецкой пропаганде применялся термин «плутократия», под которым в зависимости от контекста подразумевались и форма власти, и политический режим, и сама верхушка британского общества. Термин «плутократия» был насыщен негативными коннотациями, он связывал английских политиков, предпринимательский класс, титулованную знать с еврейством. Статьи и выступления Геббельса изобиловали словами «английские плутократы», «лондонская плутократия», «господа плутократы из Лондона», «лондонские евреи и плутократы», «плутодемократия», «господа лорды и плутократы», «плутократическая клика», «британско-плутократический господствующий слой», «ненасытная плутократия». Образ британской элиты, растиражированный немецким министром в военные годы, строился на нескольких тесно взаимосвязанных тезисах.
Во-первых, именно на «еврейско-плутократический господствующий слой» Великобритании возлагалась вина за развязывание Второй мировой войны. Английская плутократия «хотела войны, она подготавливала ее, объявила и ведет ее сегодня. Никто не заинтересован в этом, кроме нее одной. Она была нужна для сохранения безграничного господства капитала, и поэтому она началась», — писал Геббельс [14]. Национал-социалисты противопоставляли немецкий «идеализм» и английский «материализм», который преподносился потребителям пропагандистской продукции как идеология «плутократов», навязанная всему британскому обществу. Шестой отдел министерства пропаганды, отвечавший за репертуар театров, распорядился о постановке спектаклей, показывающих «вырождение» англичан, особенно пьес Бернарда Шоу, якобы подтверждавших тезис о том, что «британцы — это отъявленные лицемеры, погрязшие в плутократии» [15].
Во-вторых, в соответствии с указаниями Геббельса, разработанными в июле 1940 г., следовало вести полемическую кампанию против Великобритании, не подвергая нападкам ан-38
глийский народ, противопоставляя его подлинные интересы «эгоистическим интересам правящего слоя, взирающего на свою собственную нацию с надменным безразличием… Все разговоры должны сводиться к разоблачению и осуждению плутократов, в то время как сам народ будет представляться в роли жертвы безудержной алчности ее правителей» [16]. С этого времени немецкие газеты постоянно писали о том, что «английские плутократы не желают мира и разжигают войну, не принимая во внимание интересы своего несчастного народа и не советуясь с ним» [17]. Геббельс утверждал, что представители правящего класса Англии «утопают в роскоши» и разыгрывают из себя «великих социальных реформаторов», в то время как английский народ «влачит более убогую жизнь, чем в какой-либо другой стране. Народ каждый вечер спускается в шахты метро, просиживает там по 14 часов в грязи, нужде, навозной жиже, среди эпидемий и ждет чуда, которое обещали ему эти черчилли, либо с плачем блуждает по руинам Ковентри, Бристоля, Бирмингема или Шеффилда, охваченный только одной мыслью: как бы заполучить кусок хлеба и крышу над головой» [18]. Нацистский министр упрекал Черчилля в том, что тот «устраивал пиры в роскошных лондонских ресторанах, где рекой лилось вино», в то время как «британские газеты советовали голодающему народу заменять мясо морковью и картофелем в мундире» [19].
В-третьих, полемический накал немецкой пропаганды обращался против негативных личностных качеств, которые приписывались английским «лордам», «джентльменам», «плутократам». Геббельс наделял их жестокостью, лживостью, ханжеством, лицемерием, высокомерием, бесчувственностью, цинизмом, пренебрежением к нормам приличия, уверенностью в собственной непогрешимости. Он неоднократно заявлял, что «нормальный европеец» не в силах понять их образ мышления. Представители британской элиты «являются евреями среди арийцев и принадлежат к тому сорту людей, которым надо выбить коренные зубы, прежде чем можно рассчитывать на разумный разговор с ними». В свою очередь, лондонские «плутократы» враждебно относятся к континентальной Европе, не понимают ее. «Для этого они слишком высокомерны, слишком необразованны и, пожалуй, слишком интеллектуально ленивы». Господствующий слой Великобритании, продолжал Геббельс, в течение всей своей истории общался только с колониальными народами, вся его политическая мудрость состоит только в том, «чтобы подчинять их… с помощью хитрости, коварства, лжи и насилия, завладеть их богатствами и сделать из этого, так сказать, систему политической морали». Те же мерки, утверждал нацистский министр пропаганды, британская правящая верхушка пытается применить и к европейским странам. Поэтому «мы относимся к британским плутократам с такой ненавистью и презираем их безграничное тупое высокомерие, их инертное мышление, их вызывающую раздражение флегматичность по отношению к заботам и интересам других народов, их ханжескую и двуличную мораль, их настырность в распространении лжи и клеветы, которая превращена ими в своего рода политическое искусство» [20].
Нападкам пропагандистов Третьего рейха подвергались представители «ожидовевшего британского верхнего слоя» прошлых эпох: Т. Мор, Д. Рикардо, лорд Пальмерстон, Д. Ллойд Джордж, лорд Нортклифф, С. Родс, Г. К. Честертон. Ярлыки «лицемеров, лжецов и шулеров» были наклеены современным английским политическим и общественным деятелям: Г. Никольсону, архиепископу Кентерберийскому, Л. Хор Белиша, Р. Ванситтарту, Н. Чемберлену, лорду Галифаксу, Н. Гендерсону, лорду Лотиану, лорду Бивербруку, К. Эттли, С. Криппсу [21]. Первого британского министра информации Даффа Купера Геббельс не раз называл «канальей», «интеллектуально ленивым политическим снобом», «самым глупым министром в Европе» [22].
Жгучую ненависть Геббельс испытывал к выдающемуся представителю английской аристократии и политической элиты Уинстону Черчиллю. Нацистский министр клеймил Черчилля как «подлого преступника», относящегося «к тому сорту ожесточенных и огрубевших плутократов, единственным жизненным идеалом которых являются деньги, сытая жизнь и, в лучшем случае, алкоголь. Несчастье Англии в том, что она находится под его руководством. Не только Британская империя, но и все цивилизованное человечество должно дорого заплатить за этот факт, и если бы не было нас, то это стоило бы культурному миру существования» [23]. Министр пропаганды Третьего рейха объявил Черчилля «образцовым экземпляром британской плутократии», за которым стоят финансовые дельцы Сити, евреи, «банкроты и авантюристы», вложившие капиталы «в прибыльное дело войны» [24]. В своем дневнике Геббельс называл британского премьер-министра «скотиной» [25], а в газетных статьях пользовался эпитетами «друг евреев и покровитель плутократов», «выразитель интересов плутократической касты», «слон в посудной лавке», «толстый циник», «бездарность», «политический и военный дилетант», «мастер лжи», «политический шарлатан», «политический хамелеон», «легкомысленный старый грешник», «поджигатель войны».
В-четвертых, на плутократию возлагалась вина за якобы антидемократический характер политической системы Великобритании. Геббельс утверждал, что английская система правления — это «плутократия, замаскированная под демократию». Плутократы пытаются создать видимость народовластия, а в действительности в Англии «правят деньги в самом широком смысле слова: собственность, земельные магнаты, бароны-шахтовладельцы, Сити и евреи. Они крепко держат в руках страну и всю империю. Для народа с целью маскировки они используют такие демократические правила игры, как парламент, выборы, свободное высказывание мнений, свобода и прессы и т. д. Но применение этих правил определяется только ими. Речь идет о нескольких дюжинах семей, обладающих сказочными богатствами. За ними стоит несколько больший слой буржуазии, которая живет за счет кусков, брошенных со стола богачей, и широкая масса народа, существующая в неописуемой бедности» [26].
Следствием созданного усилиями Геббельса образа британской элиты была твердая уверенность в том, что правящий класс Великобритании обречен на поражение в борьбе с гитлеровским Рейхом. На завершающем этапе войны, когда стал очевидным неизбежный крах Германии, он со злорадством предсказал упадок Англии в результате усиления США и СССР. В статье «2000 год» (25 февраля 1945 г.) Геббельс писал: «Где те времена, когда слово Великобритании было весомым и значимым в международной политике? Можно только посмеяться над тем, что британский премьер-министр наивно предполагает руководить политическим и социальным устройством рейха вплоть до 2000 года. В течение предстоящих десятилетий Англии хватит совершенно других забот… она будет отчаянно бороться за то, чтобы сохранить хотя бы толику того могущества, которым она некогда обладала на всех континентах» [27].
На официальный образ Великобритании в Третьем рейхе наложил заметный отпечаток нацистский антисемитизм, которым были пропитаны нацистская идеология и пропаганда. Геббельс стремился убедить немцев в том, что Великобритания является «оплотом и средоточием мирового еврейства». Особенно часто он повторял несколько положений: Черчилль действует по указке евреев, они руководят британским правительством, экономикой, прессой и являются тем материалом, который скрепляет антигитлеровскую коалицию- именно английские евреи разжигают ненависть к Германии- существует духовное родство между англичанами и евреями: «Англичане, хоть и являются арийцами, но по сути очень близки к евреям" — евреи господствуют в политических партиях, органах управления, судах, экономике, финансах, различных сферах духовной и интеллектуальной жизни Великобритании, а английский парламент — «в действительности не что иное, как еврейская биржа» [28].
Нацистские пропагандисты развивали мысли министра пропаганды и утверждали, что евреям в Англии покровительствуют видные представители правящего класса Д. Ллойд Джордж, О. Чемберлен, Р. Макдональд, С. Болдуин, С. Хор, Н. Чемберлен, У. Черчилль, лорд Галифакс, Э. Иден, Д. Купер. «Во всех сомнительных случаях при отсутствии доказательств противного каждого дворянина следует считать симпатизирующим евреям». Именно засильем евреев в Англии объяснялись безработица, упадок сельского хозяйства, обнищание масс и рост заболеваемости, повальная увлеченность английской бедноты игровыми автоматами, моральное разложение, распространение левого радикализма и большевизма. Наконец, немцам сообщали, что Великобритании грозит «расовое вырождение» и дегенерация вследствие смешения крови. «Ежедневно и еженедельно новые толпы иудеев устремляются в страну. Ничего не делается, чтобы воспрепятствовать смешанным бракам. Напротив, дворянство и руководящие круги являются особенно красноречивым свидетельством такого осквернения расы» [29].
На пропагандистский образ английского народа и национального характера англичан накладывали отпечаток как традиционные стереотипы, так и потребность руководства Третьего рейха в формировании «немецкого народного сообщества». В начале войны Геббельс внушал немцам, что английский народ политически бесправен, рядовые граждане «имеют лишь свободу и право вместе быть безработными, голодать, существовать в условиях нерегулируемого падения ценных бумаг, восхищаться богатством богачей и молча переносить бедность бедняков» [30]. В августе 1940 г. министр пропаганды приказал немецким журналистам: «Все разговоры должны сводиться к разоблачению и осуждению плутократов, в то время как сам народ будет представляться в роли жертвы неуемной алчности ее правителей» [31].
В первые годы войны Геббельс не раз с некоторой долей симпатии высказывался о «природном упрямстве» и флегматичности британцев, их привычке «выносить удары судьбы» [32]. Одновременно он называл англичан «евреями среди арийцев», трусливыми и помешанными на своем морском владычестве. Геббельс приписывал им «веру и непоколебимое убеждение в том, что господство Великобритании над миром является выражением высшего божественного ми-40
рового порядка. Тот, кто стоит на их пути при завоевании и обороне империи, безжалостно сбивается с ног. Если можно — по правилам игры, если же это не получается, то при случае -ударом ниже пояса». В конечном счете руководитель германской пропаганды пришел к убеждению: «Англичане — вовсе не такой высокоразвитый, политически зрелый народ, каким они хотели бы выглядеть в глазах континента. Только в критические моменты своей истории они демонстрировали известный инстинкт необходимого и данного, но в иных случаях не показывали даже бледного представления о тех проблемах, которые двигают миром… Прославленная английская выносливость — это смесь хладнокровного жестокого цинизма руководящего слоя господ и тупоумной неподвижности широких народных масс» [33]. В статье «Новая Европа» (4 октября 1942 г.) Геббельс вновь противопоставил британцев всем остальным европейцам, заявив: «Англичане как островной народ в принципе чужды Европе, чтобы не сказать враждебны Европе. Они относятся к нашему континенту примерно так же, как к африканскому или австралийскому» [34].
Таким образом, Геббельс и вместе с ним вся нацистская пропаганда возлагали на Великобританию вину за развязывание Второй мировой войны, приписывали ей цели мирового господства, уничтожения национального немецкого государства и самого немецкого народа. Де-монизации англичан служили многочисленные примеры бесчеловечной практики британского колониального господства, напоминания о голодной блокаде Германии в годы Первой мировой войны, кампании вокруг гибели теплохода «Атения». Особенно активно для усиления негативных штрихов в официальном образе Великобритании, воспитания ненависти к ней Геббельс использовал воздушные атаки английских ВВС на немецкие города. Английское правительство и летчики преподносились как убийцы, немецкие авианалеты на Британские острова оправдывались как ответные меры, «варварские» английские методы ведения войны противопоставлялись «рыцарским» немецким, а линчевание британских пилотов превращало гражданское население в соучастника нацистских преступлений и укрепляло волю немцев сражаться до конца. Нацистская пропаганда под руководством Геббельса формировала у немцев крайне негативные представления об английской элите. Верхушка британского общества обвинялась в беззастенчивой и беспощадной эксплуатации собственного народа и народов колоний, а парламентская демократия трактовалась как форма политического господства богатого меньшинства. «Плутократы», наделяемые всеми мыслимыми отрицательными личностными качествами, отождествлялись с масонами и евреями — врагами всего человечества. В качестве противника национал-социалистической Германии выступал не только британский «верхний слой», но и весь английский народ, «тупоумный», политически незрелый, наделенный природным лицемерием и помешанный на морском могуществе своей страны. Для Геббельса Великобритания была цитаделью «мирового еврейства», которое подчинило себе всю жизнь страны, из-за кулис руководит британской политикой и целенаправленно ведет английский народ к расовому вырождению. Этот образ врага способствовал формированию новой нацистской идентичности: гитлеровский Рейх, в противоположность Британской империи, рекламировался Геббельсом как государство, основанное на принципах уважения прав и достоинства других народов, расовой чистоты, социальной справедливости и незыблемых моральных устоях, как оплот всей европейской цивилизации.
Примечания
1. Саркисянц М. Английские корни немецкого фашизма. От британской к австро-баварской «расе господ». СПб., 2003. С. 30.
2. Рисс К. Геббельс. Адвокат дьявола. М., 2000. С. 199.
3. Der Gro? deutsche Freiheitskampf. Reden Adolf Hitlers vom 1. September 1939 bis 10. Marz 1940. Munchen, 1940. S. 31−39.
4. Ширер У. Берлинский дневник. М., 2012. С. 203.
5. GoebbelsJ. Zeit ohne Beispiel. Reden und Aufsatze aus den Jahren 1939/40/41. Munchen, 1941. S. 257.
6. Ibid. S. 282.
7. Ibid. S. 193−194.
8. Рисс К. Указ. соч. С. 234−235, 239.
9. Ширер У. Указ. соч. С. 415.
10. GoebbelsJ. Der steile Aufstieg. Reden und Aufsatze aus den Jahren 1942/43. Munchen, 1944.
11. Ширер У. Указ. соч. С. 442.
12. GoebbelsJ. Der steile Aufstieg. S. 339, 342.
13. Peuschel H. Die Manner um Hitler. Dusseldorf, 1982. S. 61.
14. Goebbels J. Zeit ohne Beispiel. S. 346.
15. Брамштедте Е., Френкель Г., Манвелл Р. Йозеф Геббельс — Мефистофель усмехается из прошлого. Ростов н/Д, 2000. С. 124.
16. Рисс К. Указ. соч. С. 257.
17. Брамштедте Е., Френкель Г., Манвелл Р. Указ. соч. С. 266−267.
18. GoebbelsJ. Zeit ohne Beispiel. S. 22−23, 282, 340.
19. Ibid. S. 376.
20. Ibid. S. 301, 303−304, 346.
21. Musch-Osten E. Einkreisung. Im Schatten Konig Eduards VII. Herrsching bei Munchen, 1939. S. 6, 7, 42, 46.
22. GoebbelsJ. Zeit ohne Beispiel. S. 543.
23. GoebbelsJ. Das eherne Herz. Reden und Aufsatze aus den Jahren 1941/42. Munchen, 1942. S. 349.
24. GoebbelsJ. Zeit ohne Beispiel. S. 347−348.
25. Ржевская Е. М. Геббельс. Портрет на фоне дневника. М., 2004. С. 237.
26. GoebbelsJ. Zeit ohne Beispiel. S. 359.
27. Рисс К. Указ. соч. С. 427.
28. GoebbelsJ. Der steile Aufstieg. S. 264, 301−302.
29. Aldag P. Das Judentum in England. Berlin, 1943. S. 445−449, 526.
30. GoebbelsJ. Zeit ohne Beispiel. S. 395−396.
31. Рисс К. Указ. соч. С. 257.
32. Ржевская Е. М. Указ. соч. С. 238.
33. GoebbelsJ. Zeit ohne Beispiel. S. 181−182, 304, 360.
34. GoebbelsJ. Der steile Aufstieg. S. 10.
Notes
1. Sarkisyants M. Angliyskie korni nemetskogo fashizma. Ot britanskoy k avstro-bavarskoy & quot-rase gospod& quot-. SPb., 2003. S. 30.
2. Riss K. Gebbels. Advokat dyavola. M., 2000. S. 199.
3. Der Gro? deutsche Freiheitskampf. Reden Adolf Hitlers vom 1. September 1939 bis 10. Marz 1940. Munchen, 1940. S. 31−39.
4. Shirer U. Berlinskiy dnevnik. M., 2012. S. 203.
5. Goebbels J. Zeit ohne Beispiel. Reden und Aufsatze aus den Jahren 1939/40/41. Munchen, 1941. S. 257.
6. Ibid. S. 282.
7. Ibid. S. 193−194.
8. Riss K. Ukaz. soch. S. 234 235, 239.
9. Shirer U. Ukaz. soch. S. 415.
10. Goebbels J. Der steile Aufstieg. Reden und Aufsatze aus den Jahren 1942/43. Munchen, 1944.
11. Shirer U. Ukaz. soch. S. 442.
12. Goebbels J. Der steile Aufstieg. S. 339, 342.
13. Peuschel H. Die Manner um Hitler. Dusseldorf, 1982. S. 61.
14. Goebbels J. Zeit ohne Beispiel. S. 346.
15. Bramshtedte E., Frenkel G., Manvell R. Yozef Gebbels Mefistofel usmehaetsya iz proshlogo. Rostov n/D, 2000. S. 124.
16. Riss K. Ukaz. soch. S. 257.
17. Bramshtedte E., Frenkel G., Manvell R. Ukaz. soch. S. 266−267.
18. Goebbels J. Zeit ohne Beispiel. S. 22−23, 282, 340.
19. Ibid. S. 376.
20. Ibid. S. 301, 303−304, 346.
21. Musch-Osten E. Einkreisung. Im Schatten Konig Eduards VII. Herrsching bei Munchen, 1939. S. 6, 7, 42, 46.
22. Goebbels J. Zeit ohne Beispiel. S. 543.
23. Goebbels J. Das eherne Herz. Reden und Aufsatze aus den Jahren 1941/42. Munchen, 1942. S. 349.
24. Goebbels J. Zeit ohne Beispiel. S. 347−348.
25. Rzhevskaya E. M. Gebbels. Portret na fone dnevnika. M., 2004. S. 237.
26. Goebbels J. Zeit ohne Beispiel. S. 359.
27. Riss K. Ukaz. soch. S. 427.
28. Goebbels J. Der steile Aufstieg. S. 264, 301−302.
29. Aldag P. Das Judentum in England. Berlin, 1943. S. 445−449, 526.
30. Goebbels J. Zeit ohne Beispiel. S. 395−396.
31. Riss K. Ukaz. soch. S. 257.
32. Rzhevskaya E. M. Ukaz. soch. S. 238.
33. Goebbels J. Zeit ohne Beispiel. S. 181−182, 304, 360.
34. Goebbels J. Der steile Aufstieg. S. 10.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой