Преимущества и недостатки методов ядерной медицины, используемых при диагностике у пациентов с нейробластомой (обзор литературы)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ржсУсРи& quot- ДЕТСКОЙ Г)
'- ГЕМАТОЛОГИИ и ОНКОЛОГИИ 211 2016
нодго
Преимущества и недостатки методов ядерной медицины, используемых при диагностике у пациентов с нейробластомой
(обзор литературы)
Кайлаш, Ю.Н. Ликарь
ФГБУ"ФНКЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева" Минздрава России- Россия, 117 997, Москва, ул. Саморы Машела, 1 Контактные данные: Юрий Николаевич Ликарь Yury. Likar@fccho-moscow. ru
На момент постановки диагноза приблизительно у 50% пациентов с нейробластомой (НБ) определяется распространенная форма заболевания. Поэтому правильное стадирование с использованием методов лучевой диагностики и ядерной медицины имеет важнейшее значение у таких больных. Метайодбензилгуанидин (МЙБГ) является аналогом норадреналина и это идеальный туморотропный препарат для визуализации опухолевых клеток, экспрессирующих переносчики норадреналина. К основным недостаткам сцинтиграфии с МЙБГ следует отнести ограниченное пространственное разрешение, низкую чувствительность при диагностике опухолей малых размеров, существование НБ, клетки которых не накапливают МЙБГ, длительность исследования и необходимость выполнения нескольких протоколов сканирования. Позитронно-эмиссионная томография с соответствующим радиофармпрепаратом может стать хорошей альтернативой сцинтиграфии с МЙБГ и помочь при сомнительных и противоречивых результатах.
Ключевые слова: нейробластома, сцинтиграфия, метайодбензилгуанидин, позитронно-эмиссионная томография
DOI: 10. 17 650/2311−1267−2016−3-2−50−56
Advantages and disadvantages of nuclear medicine techniques used in the diagnosis of patients with neuroblastoma (a review)
Kailash, Yu.N. Likar
Federal Research Center of Pediatric Hematology, Oncology and Immunology named after Dmitriy Rogachev, Ministry of Health of Russia-
1 Samory Mashela St., Moscow, 117 997, Russia
About the 50% of patients with neuroblastoma (NB) suffered from generalized form of disease at the moment of diagnosis establishing. So, the correct staging with the usage of methods of radiation diagnosis and nuclear medicine is very important in this setting. Meta-iodobenzyl ^ guanidine (MIBG) is an analogue of noradrenalin so this is the ideal tumortropic drug for visualization of cells expresses carriers of noradrenalin.
Main problems of method of MIBG scintigraphy are the limited spatial resolution, low sensitivity during the diagnosis of small-sized tumours, a presence of NB without MIBG accumulation, duration of scanning and necessity of several scanning protocols. Positron-emission tomography with consequent radiopharmaceuticals can be good alternative way in comparison with routine scintigraphy with MIBG to help in case of doubtful and contradictory results.
a Key words: neuroblastoma, scintigraphy, metaiodobenzylguanidine, positron emission tomography
Нейробластома (НБ) является одной из наиболее частых экстракраниальных солидных опухолей у детей (8% всех злокачественных образований) и занимает 1-е место у детей первого года жизни среди всех злокачественных новообразований в данной возрастной группе [1, 2]. На момент постановки диагноза приблизительно у 50% пациентов с НБ определяется распространенная форма заболевания [3]. Высокая частота метастатического поражения и уникальное биологическое поведение опухоли — способность к спонтанной регрессии и дифференцировке в доброкачественные опухоли или стремительный агрессивный рост с мета-стазированием — диктуют необходимость широкого
использования различных лабораторных и инструментальных методов исследования для диагностики заболевания, стадирования, оценки ответа на терапию и диагностики рецидива.
Неинвазивная визуализация у пациентов с НБ базируется на использовании ультразвукового исследования (УЗИ), компьютерной томографии (КТ), магнитно-резонансной томографии (МРТ) и методов ядерной медицины, таких как сцинтиграфия с ме-тайодбензилгуанидином (МЙБГ), связанным с 123I или i3ij (1231-МЙБГ/1311-МЙБГ), и позитронно-эмиссион-ная томография (ПЭТ) с различными радиофармпрепаратами (РФП) [4, 5]. КТ и МРТ обладают высокой
2016
чувствительностью в определении первичнои опухоли, позволяют достаточно точно визуализировать ее расположение относительно анатомически важных структур и оценить распространенность процесса (распространение опухоли в спинномозговой канал, метастатическое поражение печени и др.), но данные методы не обладают специфичностью [6, 7]. Методы ядерной медицины и в первую очередь сцинтиграфия с МЙБГ играют большую роль как для подтверждения нейрогенного генеза опухоли, так и при оценке распространения процесса [8, 9]. Кроме того, они позволяют оценить жизнеспособность опухолевых клеток, что помогает в понимании поведения опухоли и способствует созданию новых терапевтических подходов. В настоящем обзоре мы остановимся на основных преимуществах и недостатках давно и широко используемых методов ядерной медицины (сцинтиграфия с 1231-МЙБГ) у пациентов с НБ, а также представим относительно новые (ПЭТ с различными РФП).
В конце 70-х годов ХХ века в медицинском центре Мичиганского университета был создан МЙБГ, меченный радиоактивным йодом для визуализации мозгового вещества надпочечников и его заболеваний [10, 11]. МЙБГ как аналог норадреналина является субстратом для мембранных переносчиков норадреналина (NET), благодаря чему он и попадает в клетку. Далее с помощью везикулярного моноаминного переносчика (VMAT) РФП накапливается в нейросекреторных пузырьках внутри терминальных отделов симпатических ганглиев и в опухолях, растущих из клеток нейроген-ной природы (таблица) [12−14]. Диагностические и клинические протоколы использования 1231-МЙБГ и/или 1311-МЙБГ достаточно хорошо изучены и показали свою значимость в клинической практике для диагностики, стадирования, планирования и проведения радиотерапии у пациентов с НБ [15−18]. Существующие различия в физических и дозиметрических свойствах между 123I и 131I привели к преимущественному использованию 1231-МЙБГ в диагностических протоколах, а 1311-МЙБГ — в протоколах радиотерапии. Так, меньшая лучевая нагрузка, получаемая пациентом за исследование при сцинтиграфии с 1231-МЙБГ, позволяет вводить препарат в дозах, достаточных для выполнения протокола ОФЭКТ. Получаемые томографические изображения области интереса с помощью этого протокола в некоторых случаях существенно повышают диагностическую значимость исследования. По данным различных авторов, чувствительность и специфичность сцинтиграфии с 1231-МЙБГ варьируют, но превышает 92% и 94% соответственно [15−18].
К сожалению, высокая чувствительность и специфичность сцинтиграфии с 1231-МЙБГ не исключают наличие ложноотрицательных и ложноположительных результатов. Основные причины, приводящие к появлению ложноотрицательных результатов, — это фарма-
кологическое влияние различных препаратов, уникальное биологическое поведение опухоли (способность к дифференцировке в доброкачественные опухоли), выполнение исследования после начала полихимиотерапии, костные метастазы [19−22]. Дополнительно, согласно данным литературы, приблизительно у 10% пациентов клетки НБ не накапливают МЙБГ, что также приводит к ложноотрицательным результатам [23]. В настоящее время нет полного понимания механизма отсутствия накопления РФП на молекулярном уровне. Существует предположение, что, подвергаясь дедиффе-ренцировке, клетки НБ могут терять NET или VMAT, что и влияет на накопление препарата в клетке [14]. Основные причины, приводящие к появлению ложно-положительных результатов, — это физиологическое накопление в слюнных железах и сердце по причине их симпатической иннервации, печени из-за метаболизма препарата и неспецифическое накопление РФП в органах мочевыделительной системы и желудочно-кишечной системы [24, 25].
Знание и понимание этих причин, правильная подготовка пациента, соблюдение протокола исследования и включение в протокол ОФЭКТ, совмещенной с КТ (ОФЭКТ/КТ), позволяет свести ложноотрицательные и ложноположительные результаты к минимуму. Методика выполнения сцинтиграфии с 1231-МЙБГ подробно изложена в рекомендациях Европейского и Американского обществ ядерной медицины [26, 27] и коротко представлена далее: а) подготовка пациента к исследованию включает отмену ряда лекарственных препаратов, влияющих на накопление 1231-МЙБГ (блокаторы Р-адренорецепторов, кальциевых каналов, симпатоми-метики и симпатолитики, нейролептики, антидепрессанты) — блокада (насыщение) щитовидной железы препаратом йода- б) 1231-МЙБГ вводят внутривенно в дозе 5 МБк/кг, приблизительно через 24 ч выполняется исследование в режиме «все тело» при скорости движения стола 5 см/мин, статическое исследование головы в боковых проекциях — 5 мин- в) протокол ОФЭКТ рекомендуется выполнять в режиме 3° - 30 с на матрицу 128×128.
Сцинтиграфия с 1231-МЙБГ позволяет достаточно хорошо визуализировать патологическую опухолевую ткань там, где нет выраженного физиологического накопления препарата (в норме МЙБГ не накапливается в костях и мягких тканях). Поэтому данный метод превосходит большинство других в диагностике распространения процесса, особенно в определении костномозгового поражения. Так, чувствительность и специфичность сцинтиграфии с 1231-МЙБГ в диагностике костномозгового поражения превосходит таковую при КТ или МРТ [28]. Выполнение протокола ОФЭКТ/ КТ позволяет не только определить анатомическую локализацию патологического очага накопления 1231-МЙБГ, но и дает возможность дифференцировать
Е
га
ш Е
2016
Используемые РФПи методы ядерной медицины для функциональной визуализации НБ
Механизм РФП Структура Методы визуализа- Т,"
накопления ции ½
Е
га ш
Е
Метаболизм кате-холаминов
Захват соматоста-тинов
Метаболизм глюкозы
1231-МЙБГ
Ч-МЙБГ
1241-МЙБГ
11C-HED
18F-FDOPA
^О'-Т-
6Юа^ОТА-рерИёеБ
Т-ФДГ
Сцинтиграфия (+ ОФЭКТ)
Сцинтиграфия (+ ОФЭКТ)
ПЭТ
ПЭТ
ПЭТ
ПЭТ
ПЭТ
13 ч
8 дней
4 дня
20 мин
110 мин
68 мин
110 мин
Примечание. 11C-HED — гидроксиэфедрин, меченный 11С- lsF-FDOPA — дигидроксифенилаланин, меченный 18F- - галлий- 1SF-ФДГ — 18F-фтордезоксиглюкоза- ОФЭКТ — однофотонная эмиссионная КТ.
патологический очаг накопления в образовании от физиологического накопления препарата (например, в чашечно-лоханочной системе, неизмененном надпочечнике, кишечнике или очаге контаминации), что и снижает частоту ложноположительных результатов [29]. Еще одним преимуществом использования протокола ОФЭКТ/КТ является лучшая контрастность получаемых совмещенных изображений по сравнению с плоскостным изображением, что позволяет выявлять накопление низкой интенсивности в небольших по размеру образованиях или при накоплениях низкой интенсивности [18]. К сожалению, не всегда удается достоверно определить наличие патологического оча-
га накопления (например, в печени — по причине физиологически выраженного, негомогенного накопления препарата) [30] или в образованиях, лежащих за пределами разрешающей способности метода (пространственное разрешение составляет около 1 см), даже по ОФЭКТ/КТ-совмещенным изображениям. По этой причине визуализация метастатического поражения лимфатических узлов, метастатического поражения печени, верификация накопления РФП в небольшой остаточной опухоли (после нерадикального удаления) и опухолях малых размеров, часто встречающихся при синдроме опсоклонус-миоклонус, вызывает большие сложности [23].
2016
Несмотря на отсутствие возможности количественной оценки при сцинтиграфии с 1231-МЙБГ, мы наблюдаем исчезновение патологических очагов накопления (всех или некоторых) при выполнении исследования в процессе лечения. Поэтому для пациентов с 4-й стадией НБ было предложено использовать полуколичественный метод оценки терапевтического ответа [31]. В. Decarolis й а1. в своей работе показали, что, используя полуколичественный метод, можно определить пациентов с неблагоприятным прогнозом как на этапе инициальной диагностики, так и во время индукционной терапии [32].
Существующие недостатки сцинтиграфии с МЙБГ в виде ложноположительных или ложноотрицательных результатов и наличие около 10% пациентов с НБ, клетки которой не накапливают 1231-МЙБГ, способствуют поиску других методов ядерной медицины, обладающих более высокой чувствительностью и специфичностью. Одним из таких методов может стать ПЭТ/ КТ. В настоящее время широко изучается эффективность ПЭТ/КТ с различными РФП (см. таблицу) у пациентов с НБ.
ПЭТ с'-Т-ФДГ, отражая метаболическое состояние клеток, предоставляет информацию о злокачественном потенциале заболевания. '-Т-ФДГ, как и глюкоза, попадает в клетку при помощи переносчиков глюкозы, далее под воздействием гексокиназы фосфорилирует-ся до '-Т-ФДГ-6-фосфата и накапливается в клетке, так как не включается в гликолиз и гликогенез (см. таблицу).
Количество публикаций по использованию ПЭТ/ КТ с '-Т-ФДГ у пациентов с НБ непрерывно растет, но показания для использования данного метода диагностики до сих пор четко не определены. В ряде исследований изучали роль ПЭТ/КТ с '-Т-ФДГ у пациентов с НБ для стадирования, оценки ответа на терапию (после индукции и/или консолидации), рецидива заболевания и при наблюдении [33−44]. Было показано, что по чувствительности ПЭТ/КТ с '-Т-ФДГ превзошла сцинтиграфию с 1231-МЙБГ у пациентов с 1-й и 2-й стадией заболевания и у больных с 3-й и 4-й стадией в тех случаях, когда клетки опухоли не накапливали 1231-МЙБГ или накопление было сомнительным [34]. Однако сцинтиграфия с 1231-МЙБГ показала свое превосходство по сравнению с ПЭТ/КТ с '-Т-ФДГ, в диагностике костномозгового поражения у пациентов с 4-й стадией НБ [34, 35]. Было отмечено, что диагностическая значимость сцинтиграфии с 1231-МЙБГ выше у пациентов, получающих химиотерапию (ХТ) или терапию гранулоцитарным колониестимулирующим фактором (Г-КСФ), и у больных с краниальными метастазами по причине выраженного физиологического накопления '-Т-ФДГ в костном мозге (при терапии Г-КСФ) и в клетках головного мозга [34, 35]. Из-за этих же причин (физиологическое накопление
'-Т-ФДГ в головном мозге и костях скелета при терапии Г-КСФ и ХТ) диагностическая значимость ПЭТ/ КТ с '-Т-ФДГ была ниже сцинтиграфии с 1231-МЙБГ в оценке ответа на терапию и диагностике рецидива у пациентов из группы высокого риска [35, 36]. Однако ПЭТ/КТ с '-Т-ФДГ позволяет достаточно эффективно осуществлять мониторинг ответа на терапию у пациентов с НБ, не накапливающей 1231-МЙБГ [37].
Появление новых очагов при рецидиве заболевания (не были выявлены при инициальном исследовании) или отсутствие некоторых инициальных очагов поражения при диагностике рецидива — это те трудности, с которыми встречаются врачи при интерпретации исследования с 1231-МЙБГ у пациентов, находящихся под наблюдением после окончания терапии по поводу НБ [38−41]. Поэтому вопросы касательно чувствительности используемого метода исследования всегда актуальны: 1) мы не визуализируем инициальные очаги — их действительно нет?- 2) это действительно новые очаги при рецидиве заболевания или чувствительность использованного метода не позволила выявить их при первичном исследовании? В 2 работах была выполнена оценка потенциального значения ПЭТ/КТ с-ФДГ у таких пациентов. В.Н. КшЪпег е! а1. показали диагностическую важность мультимодального подхода и предположили, что у пациентов с отсутствием краниальных метастазов выполнения ПЭТ/КТ с '-Т-ФДГ и пункции костного мозга может быть достаточно в периоде наблюдения [42]. Н.1. Мекег е! а1. в своей работе показали, что проведение ПЭТ/КТ с-ФДГ в период наблюдения может быть полезно, если сцин-тиграфия с 1231-МЙБГ показывает противоречивые или сомнительные результаты. Так, чувствительность сцин-тиграфии с 1231-МЙБГ и ПЭТ/КТ с 18Г-ФДГ составила 50% и 78%, а специфичность — 75% и 92% соответственно [43]. Кроме эффективной диагностики основного заболевания и его распространения было показано, что результаты ПЭТ/КТ с '-Т-ФДГ могут иметь прогностическое значение у пациентов группы высокого риска, которым показано проведение терапии с 1311-МЙБГ. Так, высокая метаболическая активность первичного образования или оставшихся метастатических очагов была идентифицирована как плохой прогностический фактор и ассоциирована со снижением выживаемости [36].
Несмотря на основные ограничения, связанные с выраженным физиологическим накоплением-ФДГ в головном мозге и неспецифическим накоплением в костном мозге при проведении ХТ и терапии Г-КСФ (влияние последних может быть нивелировано при правильном планировании сроков исследования), ПЭТ/КТ с-ФДГ может быть эффективно использована у пациентов с НБ, клетки которой не накапливают МЙБГ, или когда сцинтиграфия с 1231-МЙБГ показывает противоречивые или сомнительные
Е
га
ш Е
2016
Е
га ш
Е
результаты (включая корреляцию с КТ и МРТ). Для определения взаимосвязи между интенсивностью накопления '-Т-ФДГ и выживаемостью необходимо проведение большого проспективного исследования.
Высокая экспрессия соматостатиновых рецепторов на клетках нейроэндокринных опухолей, включая и клетки НБ, дает возможность применять методы ядерной медицины с использованием радионуклидов (как для сцинтиграфии, так и для ПЭТ), связанных с молекулой аналога соматостатина [45, 46]. Аналоги соматостатина связываются с соматостатиновыми рецепторами, как и сам гормон, и после связывания с рецептором путем эндоцитоза попадают в эндосомы/ лизосомы клетки (см. таблицу).
Созданные ранее РФП на основе аналогов соматостатиновых рецепторов, связанных с индием (luIn), не показали своего диагностического преимущества при сравнении со сцинтиграфией с 1231-МЙБГ у пациентов с НБ [47]. Синтез и использование РФП аналогов соматостатиновых рецепторов, меченных 68Ga, для ПЭТ/ КТ привело к улучшению чувствительности и специфичности при визуализации нейроэндокринных опухолей. A. Kroiss et al. показали, что сцинтиграфия с 1231-МЙБГ и ПЭТ/КТ с 68Ga-DOTA-TOC имели равную чувствительность в диагностике нейрогенных опухолей, но была получена более высокая чувствительность в диагностике отдельных очагов поражения при использовании ПЭТ/КТ с 68Ga-DOTA-TOC [46]. P. Joshi и V. Lele описали 2 успешных клинических случая диагностики НБ у пациентов с синдромом опсоклонус-миоклонус при использовании ПЭТ/КТ с 68Ga-DOTA-ТОС [48]. Эти данные актуальны еще и потому, что созданные молекулы аналоги соматостатина с различными радионуклидными метками могут быть использованы как в диагностических, так и терапевтических протоколах. В определенных клинических случаях пациенты, у которых отмечено накопление 68Ga-DOTA-TOC при ПЭТ/КТ-исследовании, могут рассматриваться как кандидаты на проведение радионуклидной терапии с использованием лютеция — 177Lu-DOTA-ТATE [46, 49].
Несмотря на то, что ПЭТ сF-ФДГ или ПЭТ с аналогами соматостатиновых рецепторов, меченных 68Ga, имеет ряд преимуществ перед сцинтиграфией с 1231-МЙБГ у пациентов с НБ, ни один из них не может считаться реальной заменой 1231-МЙБГ. Основное ограничение связано с механизмом накопления данных РФП в клетках НБ (не отражают метаболизм ка-техоламинов при НБ). Поэтому ПЭТ с РФП, механизм накопления которых сходен с метаболизмом катехола-минов, выглядит более перспективным.
11C-HED, являясь аналогом катехоламинов, обладает схожим механизмом транспорта (см. таблицу) и может быть использован для ПЭТ-визуализации ней-роэндокринных опухолей, симпатической нервной
системы и оценки иннервации миокарда [50, 51]. C. Franzius et al. сравнили эффективность ПЭТ/КТ с 11C-HED и сцинтиграфию с 1231-МЙБГ у пациентов с нейрогенными опухолями и показали, что оба метода обладают высокой чувствительностью — 96% и 100% соответственно. Однако у 1 больного при исследовании ПЭТ/КТ с UC-HED не был обнаружен рецидив опухоли в брюшной полости, и интенсивность накопления в некоторых очагах поражения уступала таковой при сцинтиграфии с 1231-МЙБГ [52].
Несмотря на высокое пространственное разрешение, возможность выполнения исследования в день введения препарата, низкую лучевую нагрузку на критический орган (щитовидная железа), ПЭТ c UC-HED имеет некоторые недостатки и ограничения по сравнению с 1231-МЙБГ-сцинтиграфией. Так, из-за высокого физиологического накопления UC-HED в органах мочеотделения при исследовании невозможна достоверная оценка опухолей, расположенных в непосредственной близости. Кроме этого, выраженное физиологическое накопление РФП в печени не позволяет визуализировать небольшие метастазы в этом органе [52]. Еще одно важное ограничение связано с коротким периодом полураспада ПС, что требует наличия циклотрона и лаборатории синтеза на территории клиники.
МЙБГ, меченный 124I (1241-МЙБГ), по механизму накопления аналогичен накоплению 1231-МЙБГ (см. таблицу), но отличается периодом полураспада 124I (Т½ = 4,2 сут). К преимуществам ПЭТ с 1241-МЙБГ над сцинтиграфией с 1231-МЙБГ следует отнести возможность количественной оценки и проведения предварительной дозиметрии перед терапией 1311-МЙБГ [53, 54]. Однако длительный период полураспада 124I приводит к большей лучевой нагрузке на пациента и требует введения низких доз, что не улучшает качества исследований [54].
18F-FDOPA, являясь прямым предшественником дофамина, по механизму своего накопления сходен с метаболизмом катехоламинов (см. таблицу), поэтому ПЭТ с 18F-FDOPA может стать лучшей альтернативой сцинтиграфии с 1231-МЙБГ для пациентов с НБ и другими нейроэндокринными опухолями [55−58]. Во многих опубликованных работах было показано, что ПЭТ/КТ с 18F-FDOPA имеет большую диагностическую ценность, чем сцинтиграфия с 1231-МЙБГ и другие традиционные методы визуализации, такие как КТ и МРТ [58−61]. S. Kauhanen et al. оценили диагностическую ценность различных методов у пациентов с нейроэндокринными опухолями и показали, что чувствительность ПЭТ/КТ с 18F-FDOPA составила 90% и существенно превышала таковую при сцинтиграфии с 1231-МЙБГ и КТ/МРТ — 65% и 67% соответственно [61].
A. Piccardo et al. выполнили сравнительную оценку диагностической значимости ПЭТ/КТ с 18F-FDOPA и сцинтиграфии с 1231-МЙБГ (выступала в качестве
2016
«золотого стандарта») у пациентов с НБ группы высокого риска [62]. Было показано, что все патологические очаги накопления, включая первичную опухоль, остаточную опухолевую ткань или метастазы, визуализируемые при исследовании с 1231-МЙБГ, определялись и при ПЭТ/КТ с 18F-FDOPA, что подтверждает общий для этих РФП механизм накопления. Однако в определении метастазов мягких тканей (размером & lt- 1,5 см) более высокая чувствительность была получена при ПЭТ/КТ с 18F-FDOPA. Достоверное накопление 18F-FDOPA было отмечено и при диагностике костномозгового поражения. Не было получено ни одного ложноположительного или ложноотрицательного результата при ПЭТ/КТ с 18F-FDOPA у пациентов после ХТ или при локализации очагов поражения в своде черепа, что бывает при ПЭТ с-ФДГ [62]. Выявлены дополнительные очаги поражения при ПЭТ/КТ с 18F-FDOPA, которые не определялись при сцинти-графии с 1231-МЙБГ, но были подтверждены при сцин-тиграфии с 1311-МЙБГ, выполненной после введения РФП в лечебной дозе (считается наиболее чувствительным методом оценки распространения при НБ) [63].
ПЭТ/КТ с 18F-FDOPA показала высокую диагностическую ценность и при сравнении с КТ/МРТ-исследо-ваниями у пациентов с НБ. Так, преимущество ПЭТ/ КТ с 18F-FDOPA было отмечено в определении костномозгового поражения, поражения лимфатических узлов и мягких тканей, но КТ/МРТ показали свою значимость в диагностики метастазов печени [64].
В настоящее время сцинтиграфия с 1231-МЙБГ остается «золотым стандартом» диагностики распространения заболевания у пациентов с НБ. Однако наличие ложноположительных или ложноотрицательных результатов при сцинтиграфии с 1231-МЙБГ, вызванных объективными причинами, не позволяет получить 100% результат. Велика вероятность, что в ближайшем будущем ПЭТ/КТ с РФП, обладающим высокой специфичностью к клеткам НБ, сможет стать лучшей альтернативой сцинтиграфии с 1231-МЙБГ или, по крайней мере, достойной заменой в случаях, когда клетки НБ не накапливают МЙБГ, и при получении сомнительных результатов с 1231-МЙБГ. Проведение дальнейших исследований поможет ответить на вопрос, когда и с каким РФП необходимо назначать ПЭТ.
ЛИТЕРАТУРА
1. Spix C., Aareleid T., Stiller C. et al. Survival of children with neuroblastoma time trends and regional differences in Europe, 1978−1992. Eur J Cancer 2001−37: 722−9.
2. Heck J.E., Ritz B., Hung R.J. et al. The epidemiology of neuroblastoma: a review. Paediat Perinat Epidemiol 2009−23: 125−43.
3. DuBois S., Kalika Y., Lukens J. et al. Metastatic sites in stage IV and IVS neuroblastoma correlate with age, tumor biology, and survival. J Pediatr Hematol Oncol 1999−21: 181−9.
4. Brisse H.J., McCarville M.B., Granata S. et al. Guidelines for imaging and staging of neuroblastic tumors: consensus report from the International Neuroblastoma Risk Group Project. Radiology 2011−261: 243−57.
5. Mueller W.P., Coppenrath E., Pfluger T. Nuclear medicine and multimodality imaging of pediatric neuroblastoma. Pediatr Radiol 2013−43: 418−27.
6. Mehta K., Haller J.O., Legasto A.C. Imaging neuroblastoma in children. Crit Rev Comput Tomogr 2003−44(1): 47−61.
7. Pfluger T., Schmied C., Porn U. et al. Integrated imaging using MRI and 123I metaiodobenzylguanidine scintigraphy to improve sensitivity and specificity in the diagnosis of pediatric neuroblastoma. Am J Roentgenol 2003−181: 1115−24.
8. Shulkin B.L., Shapiro B. Current concepts on the diagnostic use of MIBG in children.
J Nucl Med 1998−39: 679−88.
9. Dumba M., Jawad N., McHugh K. Neuroblastoma and nephroblastoma:
a radiological review. Cancer Imaging 2015−15:5.
10. Wieland D.M., Wu J.L., Brown L.E. et al.
Radiolabeled adrenergic neuron blocking agents: adrenomedullary imaging with 131I-iodobenzylguanidine. J Nucl Med 1980−21: 349−53.
11. Wieland D.M., Brown L.E., Tobes M.C. et al. Imaging the primate adrenal medulla with [123I] and [131I] meta-iodobenzylguanidine: concise communication. J Nucl Med 1981−22: 358−64.
12. Guilloteau D., Chalon S., Beulieu J.L.
et al. Comparison of MIBG and monoamines uptake mechanism: pharmacological animal and blood platelets studies. Eur J Nucl Med 1988−14: 341−4.
13. Smets L.A., Loesberg C., Janssen M.
et al. Active uptake and extravesicular storage of m-iodobenzylguanidine in human neuroblastoma SK-N-SH cells. Cancer Res 1989−49: 2941−4.
14. Eisenhofer G. The role of neuronal and extraneuronal plasma membrane transporters in the inactivation of peripheral catecholamines. Pharmacol Ther 2001−91: 35−62.
15. Vik T.A., Pfluger T., Kadota R. et al. (123)I-mIBG scintigraphy in patients with known or suspected neuroblastoma: Results from a prospective multicenter trial. Pediatr Blood Cancer 2009−52: 784−90.
16. Sharp S.E., Gelfand M.J., Shulkin B.L. Pediatrics: diagnosis of neuroblastoma. Semin Nucl Med 2011−41: 345−53.
17. Jacobson A.F., Deng H., Lombard J. et al. 123I-metaiodobenzylguanidine scintigraphy for the detection of neuroblastoma and pheochromocytoma: results of a metaanalysis. J Clin Endocrinol Metab 2010−95: 2596−606.
18. Shapr S.E., Trout A.T., Weiss B.D., Gelfand M.J. MIBG in Neuroblastoma Diagnostic Imaging and Therapy. Radiographics 2016−36(1): 258−78.
19. Solanki K.K., Bomanji J., Moyes J. et al. A pharmacological guide to medicines which interfere with the biodistribution of radiolabelled metaiodobenzylguanidine (MIBG). Nucl Med Commun 1992−13: 513−21.
20. Hadj-Djilani N.L., Lebtahi N.E., Delaloye A.B. et al. Diagnosis and follow-up of neuroblastoma by means of iodine-123 metaiodobenzylguanidine scintigraphy and bone scan, and the influence of histology. Eur J Nuc Med 1995−22: 322−9.
21. Fendler W.P., Melzer H.I., Walz C. et al. High 123I-MIBG uptake in neuroblastic tumours indicates unfavourable histopathology. Eur J Nucl Med Mol Imaging 2013−40(11): 1701−10.
22. Maurea S., Lastoria S., Caraco C. et al. Iodine-131-MIBG imaging to monitor chemotherapy response in advanced neuroblastoma: comparison with laboratory analysis. J Nucl Med 1994−35(9): 1429−35.
23. Biasotti S., Garaventa A., Villavecchia G.P. et al. False-negative
metaiodobenzylguanidine scintigraphy at diagnosis of neuroblastoma. Med Pediatr Oncol 2000−35(2): 153−5.
E
re ш
E
u u
2
TOM 3
2016
Е
га ш
Е
24. Bonnin F., Lumbroso J., Tenenbaum F. et al. Refining interpretation of MIBG scans in children. J Nucl Med 1994−35: 803−10.
25. McGarvey C.K., Applegate K., Lee N.D. et al. False-positive metaiodobenzylguanidine scan for neuroblastoma in a child with opsoclonus-myoclonus syndrome treated with adrenocorticotropic hormone. J Child Neurol 2006−21: 606−10.
26. http: //eanm. org/publications/guidelines/ gl_paed_mibg. pdf.
27. http: //eanm. org/publications/guidelines/ gl_onco_mibg1. pdf.
28. Lebtahi N., Gudinchet F., Nenadov-Beck M. et al. Evaluating bone marrow metastasis of neuroblastoma with iodine-123-MIBG scintigraphy and MRI. J Nucl Med 1997−38: 1389−92.
29. Rozovsky K., Koplewitz B.Z., Krausz Y. et al. Added value of SPECT/CT for correlation of MIBG scintigraphy and diagnostic CT in neuroblastoma and pheochromocytoma. Am J Roentgenol 2008−190(4): 1085−90.
30. Dessner DA., DiPietro M.A., Shulkin B.L. et al. MIBG detection of hepatic neuroblastoma: correlation with CT, US and surgical findings. Pediatr Radiol 1993−23(4): 276−80.
31. Matthay K.K., Shulkin B., Ladenstein R. et al. Criteria for evaluation of disease extent by 123I-metaiodobenzylguanidine scans in neuroblastoma: a report for the International Neuroblastoma Risk Group (INRG) Task Force. Br J Cancer 2010−102(9): 1319−26.
32. Decarolis B., Schneider C., Hero B. et al. Iodine-123 metaiodobenzylguanidine scintigraphy scoring allows prediction of outcome in patients with stage 4 neuroblastoma: results of the Cologne interscore comparison study. J Clin Oncol 2013−31(7): 944−51.
33. Shulkin B.L., Hutchinson R.J., Castle V.P. et al. Neuroblastoma: Positron emission tomography with 2-[fluorine-18]-fluoro-2-deoxy-D-glucose compared with metaiodobenzylguanidine scintigraphy. Radiology 1996−199: 743−50.
34. Sharp S.E., Shulkin B.L., Gelfand M.J. et al. 123I-MIBG scintigraphy and 18F-FDG PET in neuroblastoma. J Nucl Med 2009−50: 1237−43.
35. Taggart D.R., Han M.M., Quach A. et al. Comparison of iodine-123 metaiodobenzylguanidine (MIBG) scan and [18F]fluorodeoxyglucose positron emission tomography to evaluate response after iodine-131 MIBG therapy for relapsed neuroblastoma. J Clin Oncol 2009−27: 5343−9.
36. Papathanasiou N.D., Gaze M.N., Sullivan K. et al. 18F-FDG PET/CT and 123I-metaiodobenzylguanidine imaging in high-risk neuroblastoma: diagnostic comparison and survival analysis. J Nucl Med 2011−52: 519−25.
37. Kushner B.H. Neuroblastoma: a disease requiring a multitude of imaging studies.
J Nucl Med 2004−45: 1172−88.
38. Colavolpe C., Guedj E., Cammilleri S. et al. Utility of FDG-PET/CT in the follow-up of neuroblastoma which became MIBG-negative. Pediatr Blood Cancer 2008−51: 828−31.
39. Mc Dowell H., Losty P., Barnes N., Kokai G. Utility of FDG-PET/CT in the follow-up of neuroblastoma which became MIBG negative. Pediatr Blood Cancer 2009−52: 552.
40. Kushner B.H., Kramer K., Modak S. et al. Sensitivity of surveillance studies for detecting asymptomatic and unsuspected relapse of high-risk neuroblastoma. J Clin Oncol 2009−27: 1041−6.
41. Schwarz K.B., Driver I., Lewis I.J. et al. Positive MIBG scanning at the time of relapse in neuroblastoma which was MIBG negative at diagnosis. Br J Radiol 1997−70: 90−2.
42. Kushner B.H., Yeung H. W, Larson S.M. et al. Extending positron emission tomography scan utility to high-risk neuroblastoma: Fluorine-18 fluorodeoxyglucose positron emission tomography as sole imaging modality in follow-up of patients. J Clin Oncol 2001−219: 3397−405.
43. Melzer H.I., Coppenrath E., Schmid I. et al. (123)I-MIBG scintigraphy/SPECT versus (18)F-FDG PET in paediatric neuroblastoma. Eur J Nucl Med Mol Imaging 2011−38: 1648−58.
44. Bleeker G., Tytgat G.A., Adam J.A. et al. 123I-MIBG scintigraphy and 18F-FDG-PET imaging for diagnosing neuroblastoma. Cochrane Database Syst Rev 2015−29(9): CD009263.
45. Reubi J.C. Peptide receptors as molecular targets for cancer diagnosis and therapy. Endocr Rev 2003−24: 389−427.
46. Kroiss A., Putzer D., Uprimny C. et. al. Functional imaging in phaeochromocytoma and neuroblastoma with 68Ga-DOTA-Tyr3-octreotide positron emission tomography and 123I-metaiodobenzylguanidine. Eur J Nucl Med Mol Imaging 2011−38: 865−73.
47. Schilling F.H., Bihl H., Jacobsson H. et al. Combined (111)In-pentetreotide scintigraphy and (123)I-mIBG scintigraphy in neuroblastoma provides prognostic information. Med Pediatr Oncol 2000−35: 688−91.
48. Joshi P., Lele V. Somatostatin receptor positron emission tomography/computed tomography (PET/CT) in the evaluation of opsoclonus-myoclonus ataxia syndrome. Indian J Nucl Med 2013−28(2): 108−11.
49. Gains J.E., Bomanji J.B., Fersht N.L. et al. 177Lu-DOTATATE molecular radiotherapy for childhood neuroblastoma. J Nucl Med 2011−52: 1041−7.
50. Rosenspire K.C., Haka M.S., Van Dort M.E. et al. Synthesis and preliminary evaluation of [11C]metahydroxyephedrine:
a false neurotransmitter agent for heart neuronal imaging. J Nucl Med 1990−31: 1328−34.
51. Shulkin B.L., Wieland D.M., Baro M.E. et al. PET Hydroxyephedrine Imaging of Neuroblastoma. J Nucl Med 1996−37: 16−21.
52. Franzius C., Hermann K., Weckesser M. et al. Whole-body PET/CT with nC metahydrox- yephedrine in tumors of the sympathetic nervous system: feasibility study and comparison with 123I-MIBG SPECT/CT. J Nucl Med 2006−47: 1635−42.
53. Lopci E., Chiti A., Castellani M.R. et al. Matched pairs dosimetry: 124I/131I metaiodobenzylguanidine and 124I/131I and 86Y/90Y antibodies. Eur J Nucl Med Mol Imaging 2011−38: S28−40.
54. Lee C.L., Wahnishe H., Sayre G.A. et al. Radiation dose estimation using preclinical imaging with 124I-metaiodobenzylguanidine (MIBG) PET. Med Phys 2010−37: 4861−6.
55. LaBrosse E.H., Comoy E., Bohuon C. et al. Catecholamine metabolism in neuroblastoma. J Natl Cancer Inst 1976−57: 633−8.
56. Koopmans K.P., de Vries E.G., Kema I.P. et al. Staging of carcinoid tumours with 18F-DOPA PET: a prospective, diagnostic accuracy study. Lancet Oncol 2006−7: 728−34.
57. Jager P.L., Chirakal R., Marriott C.J.
et al. 6-L-18F-fluorodihydroxyphenylalanine PET in neuroendocrine tumors: basic aspects and emerging clinical applications. J Nucl Med 2008−49: 573−86.
58. Minn H., Kauhanen S., Seppanen M. et al. 18F-FDOPA: a multiple-target molecule. J Nucl Med 2009−50: 1915−8.
59. Timmers H.J., Chen C.C., Carrasquillo J.A. et al. Comparison of 18F-fluoro-LDOPA, 18F-fluorodeoxy glucose, and 18F-fluorodopamine PET and 123I-MIBG scintigraphy in the localization of pheochromocytoma and paraganglioma.
J Clin Endocrinol Metab 2009−94: 4757−67.
60. Fiebrich H.B., Brouwers A.H., Kerstens M.N. et al. 6-[F-18]Fluoro-L-dihydroxyphenylalanine positron emission tomography is superior to conventional imaging with (123)I-metaiodobenzylguanidine scintigraphy, computer tomography, and magnetic resonance imaging in localizing tumors causing catecholamine excess. J Clin Endocrinol Metab 2009−94: 3922−30.
61. Kauhanen S., Seppanen M., Ovaska J. et al. The clinical value of [18F]fluoro-dihydroxyphenilalanine positron emission tomography in primary diagnosis, staging, and restaging of neuroendocrine tumors. Endocr Relat Cancer 2009−16: 255−65.
62. Piccardo A., Lopci E., Conte M. et al. Comparison of (18)F-dopa PET/CT and (123)I-MIBG scintigraphy in stage 3 and 4 neuroblastoma: a pilot study. Eur J Nucl Med Mol Imaging 2012−39: 57−61.
63. Piccardo A., Lopci E., Conte M. et al. Bone and lymph-node metastases from Neuroblastoma detected by 18F-DOPA-PET/ CT and confirmed by post-therapy 131I-MIBG, but negative on diagnostic 123I-MIBG scan. Clin Nucl Med 2014−39(1): e80−3.
64. Lopci E., Piccardo A., Nanni C. et al. 18F-DOPA PET/CT in neuroblastoma: comparison with conventional imaging with CT/MR. Clin Nucl Med 2012−37: e73−8.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой