История развития изобразительного искусства в Республике Башкортостан конца XIX - начала XX века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Искусство. Искусствоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 37. 01
ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА
В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН КОНЦА XIX — НАЧАЛА XX ВЕКА
© З. М. Гафарова
Башкирский государственный университет Россия, Республика Башкортостан, 450 074 г. Уфа, ул. Заки Валиди, 32.
Тел.: +7 (347) 273 68 98.
E-mail: zaliya-gafarova@yandex. ru
В статье рассматривается история развития изобразительного искусства в Республике Башкортостан, путь его формирования. Основное внимание уделяется истории образования «Общества любителей живописи» его последующему влиянию на развитие профессионального изобразительного искусства в крае. Описывается открытие первых изостудий, рисовальных и живописных классов, организация художественного музея.
Ключевые слова: изобразительное искусство, декоративно-прикладное искусство, художественный стиль, художественное образование, изостудии, учитель, художники, уроки рисования и живописи, художественные выставки.
До начала ХХ века изобразительное искусство Башкортостана сдерживалось исламом, который накладывал запрет на отображение образов реального мира. «Религиозные верования башкир в это время были близки к суннизму — направлению в исламе, которое запрещало изображение живого существа, усматривая в этом подражание Аллаху» [1]. Поэтому «орнаментально-декоративное мышление на протяжении длительного времени, включая первые десятилетия ХХ века в Башкирии, оставалось единственным способом художественного переживания и осмысления мира» [2].
Таким образом, развивались различные формы традиционного народного искусства: ручное ткачество, резьба по дереву, войлоковаляние, тиснение по коже, вышивка и др. На изделиях декоративноприкладного искусства широко использовался орнамент, которому законы шариата придали «от живой материальности, предметности … язык чисто абстрактно-геометрических форм, ставших знаками, символами, смысл которых теперь уже во многом утрачен» [2].
Истоки башкирского прикладного искусства теряются в середине веков, которое за многовековую историю «выработало яркий и самобытный художественный стиль, выражавший эстетические идеалы народа, его отношение к природе и к жизни общества. В украшении жилища, костюма и предметов быта проявилась тесная связь прикладного искусства с трудовой жизнью народа, его обычаями и традициями» [3]. Таким образом, в последующем особенности орнаментально-декоративного искусства наложили определенный отпечаток на характер башкирской живописи, графики, скульптуры.
«Общественно-политические перемены конца Х1Х — начала ХХ века дали толчок развитию изобразительного искусства в крае» [4]. Этот период является одним из важных, ярких этапов в истории развития культуры Башкортостана. Как отмечает Г. С. Кунафин, «именно в этот период произошли существенные изменения в социально-экономической, общественнополитической и культурной жизни края» [5].
В начале ХХ века в Уфе и других городах Башкирии стали появляться первые художественные объединения. В 1909 г. в Уфе было организовано семейно-педагогическое общество, ставившее своей целью деятельность культурно-просветительного характера. При этом обществе существовали курсы по педагогическому и художественному образованию. Здесь занимались желающие приобрести звание домашнего учителя либо желающие получить навыки рисования для дальнейшего продолжения образования, а также просто любители. Но все же изобразительное искусство было очень ограниченным: в городе имелись художественные и граверные мастерские, работающие на спрос населения. Они занимались изготовлением вывесок, рекламы, печатей. Культурную жизнь Уфы составляли такие виды искусства, как ярмарочные балаганы, цирк, театр.
Первая изостудия в Уфе открылась в начале 1910 г. Возглавлял ее художник, член правления общества им. А. И. Куинджи Н. А. Протопопов. В ней преподавались уроки рисования и живописи. В гимназиях и училищах Уфы, а также других городах Башкирии тоже открылись рисовальные и живописные классы.
В дореволюционные годы первые профессиональные художники в Башкортостане были преимущественно русские. Вспоминая о своем детстве, художник М. В. Нестеров (1862−1942) писал: «Художник был тогда в Уфе в диковинку, он идет по улице, а на него пальцем указывают: „Тимашев-ский идет! Смотрите, вот он!“» [6]. Великий русский художник М. В. Нестеров, учась в уфимской гимназии, впервые начал заниматься рисованием под руководством учителя В. П. Травкина. «Быстрое развитие профессионального изобразительного искусства в Башкортостане в начале ХХ века во многом было обусловлено тем, что в Уфе проживали представители русской художественной интеллигенции» [7]. Так, в Мариинской женской гимназии преподавал рисунок С. Часовников, в частной мужской гимназии — А. Соколов, в Благовещенской учительской семинарии — П. Лебедев,
первый учитель будущих крупных живописцев П. Малькова, Л. Лезенкова, М. Елгаштиной, один из основоположников профессиональной живописи в Башкирии. В 1915 г., будучи преподавателем мужской гимназии в Уфе, он открыл студию изобразительного искусства, которая просуществовала более трех лет. На ее занятиях, проходивших по средам и воскресеньям, учащиеся рисовали карандашом и писали картины с изображением различных предметов и видов с натуры.
Особое внимание привлекает А. Литвиненко, преподаватель графических искусств уфимского реального училища. Кроме преподавательской деятельности, он вел серьезную методическую работу. «Долгий опыт преподавания рисования в реальном и землемерном училище с течением времени дал мне возможность из обширного курса перспективы, который в свое время был изучен мною, извлечь для своих учеников все, что нужно…» [8]. В 1916 г. выходит его брошюра «Перспектива в общедоступном изложении в применении к рисунку с натуры». В ней он дает советы учащимся на уроках рисования общеобразовательных учебных заведений, также дает понятия для начинающих художников о воздушной и линейной перспективе.
В программах учебных заведений, готовящих учителей, значительное место отводилось рисованию, черчению, чистописанию и пению. (Учительский институт, Татарская учительская школа, Русскоязычные педагогические 1-год. курсы, Мусульманские педагогические 3-год. курсы.) По рисова-
нию и черчению в программу входило вычерчивание различных геометрических фигур, срисовывание предметов с натуры, орнаментов, цветов, срисовывание с доски.
Программы по предметам: рисование, черчение, чистописание, пение были построены по линейному принципу, т. е. без возвращения к пройденному материалу. Конечно, это давало возможность ознакомить учащихся с большим объемом знаний, но, с другой стороны, приводило к неглубокому, поверхностному усвоению материала. Для этих учебных программ были характерны определенные недостатки, например, отсутствие межпредметных связей в обучении.
Также большое внимание в работе этих учебных заведений отводилось эстетическому воспитанию учащихся, которое осуществлялось как на уроках, так и во внеурочное время. Творческие способности будущих учителей развивались в процессе хорового пения, игры на музыкальных инструментах. У учащихся старались развить чувство прекрасного, также приучали к содержанию в порядке учебных принадлежностей, одежды, помещений, уходу за комнатными и садовыми цветами. Преподаватели объясняли ученикам облагораживающее и возвышающее человека чтение русской и иностранной литературы, знакомили с ее лучшими образцами, обучали танцам, пробуждали любовь к музыке, рисованию.
В табл. приводится сводный план педагогических учебных заведений Уфы.
Таблица 1.
Учебный план педагогических учебных заведений Уфы
Предметы
Учит. инстит.
Татарская учител. школа
Русскояз. пед. 1-год. курсы
Мусульман. пед. 3-год. курсы
Закон божий 5
Мусульманское вероучение —
Педагогика 4
Русский язык и церковно-славянское чтение 12
Русский язык —
Арифметика и начала алгебры 11
Геометрия 5
История 6
География 5
Естествоведение 10
Черчение, рисование, чистоп. 10
Ручной труд —
Законоведение —
Пение 6
Гимнастика 3
Башкирск. и татарск. языки —
Всего: 77
— 4 —
9 — +
4 4 +
— 5 —
27 — +
18 4 +
— - +
8 3 +
— 3 +
8 3 +
10 3 +
— - +
— 2 —
— - +
— - +
84 31
Количество часов, изучаемых на мусульманских 3-хгодичных педагогических курсах, не обнаружено, известны лишь названия предметов.
В начале ХХ века стали открываться новые гимназии и прогимназии, появился новый тип среднего учебного заведения — реальное училище. Училище было 6-летним заведением. В отличие от гимназии в реальном училище отсутствовали древние языки, главное место отводилось предметам естественно-математического цикла. В них рисование стало преподаваться как предмет.
Рисование как предмет также преподается в Уфимской торговой школе в приготовительном классе, Уфимском коммерческом училище, Уфимском ремесленном училище, Уфимском землемерном училище. Среди всех выше перечисленных учебных заведений только в учебный план Уфимского коммерческого училища, помимо рисования, были введены уроки лепки из глины в младшие приготовительные классы. Для этих занятий было отведено специальное помещение с набором инструментов и фартуков. Считалось, что «занятия лепкой, помимо развития чувства изящного, развивает в детях наблюдательность, привычку тщательно и внимательно работать». Кроме того, вырабатывается чувство формы, развивается осязание и ловкость рук… Как считали воспитатели УКУ, подобная деятельность должна заложить прочное основание для других предметов, где преподавание «должно вестись экспериментальным путем». В целом дети занимались с увлечением, и вскоре «лепка, как игры и рисование, стала пользоваться такой же, если не большей, популярностью. Не случайно детские индивидуальные и коллективные поделки из глины, а также рисунки постоянно выставлялись на выставках, организовывающихся Уфимским обществом народных университетов» [9].
Как отмечает Т. М. Аминов, в большинстве профессиональных дореволюционных учебных заведений педагоги не были жестко ограничены учебными планами и программами. Программы по всем предметам составлялись преподавателями самостоятельно.
Но, несмотря на то, что рисование как предмет в учебных заведениях Уфы изучалось, профессионально изобразительное искусство в крае не развивалось.
«Искусство, — пишет К. С. Девлеткильдеев в своей автобиографии, первый национальный художник Башкирии, — в то время являлось достоянием лишь немногих богатых людей- особенно оно было недоступно для мусульман еще в силу религиозных предрассудков, запрещавших создавать живые образы- поэтому в моем положении не представлялось возможности осуществить это желание, да и время было упущено. Кроме того, была нужна серьезная подготовка, чтобы поступить в художественное учебное заведение, принимавшее только по строгому конкурсу. Некому было помочь и вовремя направить меня на эту дорогу. В гимназии, где я учился, рисование считалось по обыкновению одним из второстепенных и последних предметов, на который было мало обращено внимания. Препо-
даватель рисования там был в то время Алексей Андреевич Соколов — способный художник, человек чуткий и отзывчивый, но больной алкоголизмом и безвольный. Считал меня одним из своих способнейших учеников, он всегда убеждал не бросать рисование и приглашал заниматься к себе в дом, где мы рисовали геометрические тела в перспективе и учились тушевать. В этом заключалась вся моя подготовка, когда я решил поступить в художественное училище, рискуя быть не принятым» [10].
В начале XX века Россия представляла собой в художественном смысле своего рода «пустыню с двумя только оазисами: Петербургом и Москвой. Здесь была всесильная, всероссийская законодательница искусств Имперская Академия художеств, сюда тянулись лучшие творческие элементы страны, и здесь они поглощались столичным котлом… остальная страна обходилась без художественной жизни, почти не знала выставок» [11].
Большим событием в художественной жизни Уфы, которое также повлияло на развитие изобразительного искусства края, было то, что в 1913 г. М. В. Нестеров подарил городу коллекцию картин с целью организации общедоступной картинной галереи. В собрании было более ста произведений живописи. Сюда входили работы самого автора, а также картины И. Репина, В. Сурикова, В. Серова, Н. Рериха, К. Коровина и др. Решение художника передать в дар родному городу свою коллекцию было не случайным. С Уфой у М. Нестерова были связаны самые теплые воспоминания: «Нежно и трепетно любил Уфу… Здесь он встретил и полюбил „первой истинной любовью“ свою будущую жену М. Н. Мартыновскую. Сюда к родным, к матери, „в чьем верном сердце“ он особенно нуждался, приехал художник излечивать душу, потеряв жену, умершую вскоре после рождения дочери Ольги. Именно в Уфе были написаны его картины „Пустынник“ и „Видение отроку Варфоломею“, принесшие ему первый настоящий успех» [12].
Художественная и общественная деятельность М. В. Нестерова пользовалась признанием в Башкирии. Его творчество, воплощавшее гуманистические традиции русского искусства, было для уфимских художников примером служения нравственным идеалам, образцом высокого профессионального мастерства. Организация музея оказалась возможной только после революции. М. В. Нестеров на протяжении всей своей жизни поддерживал связь с музеем. Заботился об увеличении его фондов, был горд тем, «что уфимский музей становится … одним из лучших провинциальных» [12].
Еще одним важным событием в зарождении изобразительного искусства в крае было то, что в Уфе образовывается «Общество любителей живописи». «Это случилось осенью 1913 г., и содружество назвали без затей „Уфимский кружок любителей живописи“, впоследствии называли кружок и „обществом“, и „объединением“, но был он именно кружком» [13], — говорила сама Мария Николаевна. Членами общества стали художники Ю. Ю. Блю-
менталь, П. М. Лебедев, Б. А. Васильев, А. Э. Тюль-кин, М. Н. Елгаштина. В число членов кружка также входили люди, интересующиеся искусством, и художники-любители. В 1916 г. состоялась первая выставка этого общества, и с этого времени выступления художников стали периодическими. В 1917 г. к ним присоединился приехавший из Петербурга К. С. Девлеткильдеев. Участники кружка обсуждали проблемы дальнейшего развития изобразительного искусства, давали оценки работам уфимских художников. Позже к кружку с энтузиазмом присоединился известный художник-футурист Давид Бурлюк, с весны 1915 г. поселившийся в селе Иглино.
С приходом в «Общество любителей живописи» Давида Бурлюка многое в нем изменилось. «Отец российского футуризма», одна из центральных фигур русского авангарда, экспонент многочисленных крупнейших выставок начала ХХ века, человек всесторонней образованности и эрудиции, признанный экспериментатор и теоретик, оригинальная личность Давида Давидовича, его необычная живопись, энергичность — все это повлияло на творческую жизнь местных художников. Члены «Общества любителей живописи» восприняли творчество Д. Бурлюка «подлинной школой новейшей живописной культуры, примером преданного служения искусству» [14]. Он оказал большое творческое влияние на зарождавшееся еще в те годы башкирское изобразительное искусство, «настроил уфимских художников, в то время еще очень малочисленных, на волну художественного интереса и творческого внимания ко всему характерному в жизни обитателей этого края» [15].
Присутствие в Уфе такой личности, как Д. Бурлюк, вызывало остроту споров — кто-то принимал его, кто-то отвергал. Особенно он сблизился с местными художниками К. Девлеткильдеевым, А. Тюлькиным, П. М. Лебедевым.
А. Тюлькин часто вспоминал, как вместе они ходили на этюды в уфимские овраги, порой писали один и тот же мотив, подолгу обсуждали направления современного искусства. Как-то вместе возвращаясь с этюдов, Д. Бурлюк сказал: «Смотри Саша, как делается история!». Бросив мальчишкам несколько монет, Давид приказал им бежать впереди и кричать: «Идет великий художник Давид Бурлюк!» — что мальчишки с удовольствием и исполнили" [16].
При «Обществе любителей живописи» была также организована студия с классами рисования и живописи, имелась небольшая библиотека. Выставки кружка были небольшими, но они сумели привлечь к себе внимание уфимской интеллигенции того времени, ведь это были единственные встречи с изобразительным искусством (в основном с живописью и акварелью) дореволюционного губернского города. Объединив вокруг себя тот небольшой круг любителей искусства, который имелся в городе, они организовывали художест-
венные выставки, где знакомили горожан с работами известных художников И. К. Айвазовского, А. М. Васнецова, И. И. Шишкина.
Картины для выставок собирались из местных коллекций горожан, также на экспозицию выставлялись работы уфимских художников. Содержание выставлявшихся работ по большой части было случайным и далеким от бурных событий общественной жизни. Это были скромные натюрморты и пейзажные этюды, этнографические зарисовки, которые наглядно свидетельствовали о влиянии традиционной русской художественной школы, в первую очередь — творчества передвижников. Видно, сказывалась сложная экономическая ситуация, в которой действовал кружок. Не имея специальных заказов, вследствие чего и достаточных материальных средств для существования, основное время большинство художников отдавало преподавательской деятельности или же росписям церквей. Творчеством они, как правило, занимались во время летнего отдыха.
«Общество любителей живописи» оказало огромное влияние на процесс формирования и развития национальной живописи. В нем сплотился круг художников, которым суждено было встать у истоков изобразительного искусства Башкортостана. В последующем они сыграли большую роль в профессиональном образовании и творческом становлении следующих поколений художников. Таким образом, несмотря на трудности политического и социально-экономического характера начала ХХ века, изобразительное искусство Башкирии получило дальнейшее профессиональное развитие.
ЛИТЕРАТУРА
1. Оськина И. Н. Башкирская живопись первой половины ХХ в. Вып. 1. М.: Демиург, 2000.
2. Игбаев К. Р., Хафизова Р. А., Хуснуллин А. Р. Декоративно-прикладное искусство башкир. Уфа: Риаз, 2003. С. 40.
3. Кузеев Р. Г., Бикбулатов Н. В., Шитова С. Н. Декоративное творчество башкирского народа. Уфа, 1979. 226 с.
4. Башкортостан: Краткая энциклопедия. Уфа, 1996. С. 672.
5. Кунафин Г. С. Культура Башкортостана и башкирская литература конца XIX — начала XX в. Уфа, 2006. 280 с.
6. Кушнеровская Г. С. Вступит. статья. Альбом «Изобразительное искусство Башкирской АССР». М.: Советский художник, 1974.
7. Историко-культурный энциклопедический атлас РБ. М., 2007. С. 256.
8. Литвиненко А. Перспектива в общедоступном изложении в применении к рисованию с натуры. Уфа, 1916. С. 46.
9. Аминов Т. М. Дореволюционная Уфа как центр профессионального образования. Уфа, 2004. С. 139.
10. Архив К. Девлеткильдеева. БГХМ им. М. В. Нестерова.
11. Бондаренко Л. В. Классик башкирской живописи // Ватан-даш. 2002. № 9. С. 161.
12. Хасанова Э. В. М. В. Нестеров. Живопись и графика 18 781 922 гг. Вып. 1.
13. Фенина Э. П. Дорогая Мария Николаевна // Бельские просторы. 2004. № 12. С. 185−188.
14. Евсеева С. В. Фактура и цвет. Уфа: изд-во «Башкортостан», 1995. С. 25.
15. Янбухтина А. Г. А. Э. Тюлькин // Бельские просторы. 2003. № 10. С. 122.
16. Архив А. Э. Тюлькина. БГХМ им. М. В. Нестерова.
Поступила в редакцию 08. 09. 2010 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой