История развития российского уголовного законодательства дореволюционного периода об ответственности за групповые хищения

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

5.8. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ДОРЕВОЛЮЦИОННОГО
ПЕРИОДА ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ГРУППОВЫЕ ХИЩЕНИЯ
Куйбеда Дмитрий Иванович, аспирант. Место учебы: Кисловодский гуманитарно-технический институт. Email: kislovodsksiti@mail. ru
Аннотация: Предметом исследования в данной статье выступают уголовно-правовые нормы Российского государства до 1917 г., устанавливающие ответственность за групповые хищения. Цель настоящей работы состоит в изучении исторических аспектов развития рассматриваемого уголовно-правового института в дореволюционный период. Методология работы представлена всеобщим научным методом диалектического материализма, а также системным анализом, функциональным подходом, историко-правовым и формально-юридическими методами. В результате проведенного исследования можно констатировать постепенное развитие и дифференциацию уголовной ответственности за совершение преступлений, охватываемых понятием хищения в его современном понимании, а также развитие уголовно-правовых признаков рассматриваемых деяний. Результаты исследования могут быть использованы в процессе преподавания историко-правовых учебных дисциплин, а также при дальнейшем исследовании развития российского уголовного права. Выводом исследования является утверждение о соответствии российского законодательства дореволюционного периода соответствующему уровню развития экономических и политических отношений в стране, о приоритетном обеспечении имущественных интересов господствующих слоев общества и о развитии рассматриваемого уголовно-правового института, выражающегося в дифференциации ответственности за различные по степени общественной опасности формы хищения, совершенного в различных формах соучастия.
Ключевые слова: грабеж, кража, мошенничество, разбой, соучастие, хищение.
THE HISTORY OF RUSSIAN CRIMINAL LAW REVOLUTIONARY PERIOD OF LIABILITY FOR THEFT GROUP
Kuybeda Dmitry Ivanovich, postgraduate student. Place of study: Kislovodsk Humanitarian and Technical Institute. Email: kislovodsksiti@mail. ru
Annotation: As object of research in this article criminal rule of law of the Russian state till 1917, establishing responsibility for group plunders act. The purpose of the real work consists in studying of historical aspects of development of considered criminal and legal institute during the pre-revolutionary period. The methodology of work is presented by a general scientific method of dialectic materialism, and also the system analysis, functional approach, historical and legal and legallistic methods. As a result of the conducted research it is possible to state gradual development and differentiation of criminal liability for com-
mission of the crimes covered by concept of plunder in its modern understanding, and also development of criminal and legal signs of considered acts. Results of research can be used in the course of teaching of historical and legal subject matters, and also at further research of development of the Russian criminal law. Conclusion of research is the statement about compliance of the Russian legislation of the pre-revolutionary period to an appropriate level of development of the economic and political relations in the country, about priority ensuring property interests of dominating sectors of society and about development of the considered criminal and legal institute which is expressing in differentiation of responsibility for various on degrees of public danger of a form of plunder, the partnership made in various forms.
Keywords: fraud, partnership, plunder, robbery, robbery, theft.
Отечественное уголовное законодательство с древних времен признавало групповой способ совершения хищений отягчающим обстоятельством.
Русская Правда — один из первых источников русского права, — подчеркивая повышенную общественную опасность групповых имущественных преступлений, устанавливала за них более строгое наказание, но при этом соучастники несли равную ответственность независимо от ролей, что Русской Правдой не разграничивалось. Так, ст. 41 Пространной редакции гласила: «…будет ли их много, всем по 3 гривны и по 30 кун плати-ти"1. Таким же образом решались вопросы совместного совершения преступления и Псковской судной грамотой, которая была основана на Русской Правде и развивала ее отдельные положения.
Среди преступлений, посягающих на имущественные права, Русская Правда предусматривала составы таких хищений в современном их понимании как кража («татьба») и разбой, который в то время не отличался от грабежа. При этом кража оценивалась как более общественно опасное деяние по сравнению с открытым хищением, когда потерпевший имел возможность противостоять нападающему, а при краже он не мог защитить свое имущество, в связи с чем такое деяние считалось более низменным и постыдным. И.Я. Фой-ницкий, анализируя Русскую Правду, определял разбой как «совершенное нападение целой шайки виновных на мирных жителей для разбития и расхищения их имущества"2, отмечая при этом групповой способ совершения данного преступления.
Одним из основных уголовно-правовых источников периода централизации Руси является Судебник 1497 г., который носил, в основном, процессуальный характер, и в литературе обозначается как первый обще-российский3, т.к. он закреплял единую судебную власть великого князя на всей территории объединенного российского государства. Данный акт не упоминает хищение, но выделяет татьбу и разбой. Не выделяя также общих положений о соучастии, Судебник определял только конкретные составы групповых преступлений и наказания за них.
Попытка выделения соучастников и лиц, прикосновенных к преступлению, наблюдается в Судебнике 1550 г., который устанавливал наказание для лиц, виновных в попустительстве, укрывательстве, недоноси-
1 Российское законодательство X — XX веков. Законодательство Древней Руси. В 9 т. Т.1. — М., 1984. — С. 51.
2 Фойницкий И. Я. Курс уголовного права. Часть Особенная. Посягательства личные и имущественные. — СПб., 1907. — С. 231.
3 См.: Исаев И. А. История государства и права России. — М. ,
1996. — С. 61.
тельстве, в неоказании содействия властям в задержании преступника. Среди преступлений против имущественных прав Судебник выделял татьбу, грабеж и разбой. При этом законодатель впервые на нормативном уровне отметил мошенничество, которое по замечанию И. Я. Фойницкого, происходило от слова «мошна» — карман и, соответственно, означало карманную кражу4. Кроме того, в Судебнике впервые проведено отграничение грабежа от разбоя. Грабеж понимался как открытое хищение, а разбой — как хищение, связанное с насилием.
Среди имущественных преступлений Соборное уложение выделяло простые и квалифицированные составы кражи, грабежа, разбоя, насильственного завладения чужим имуществом, мошенничества и др. При этом мошенничество уже определялось как ненасильственное хищение, совершенное путем обмана. Согласно ст. 91 как грабеж квалифицировалось хищение, совершенное во время стихийных бедствий.
Соборное уложение содержало специальные нормы о соучастии, выделяя как его общие признаки, так и отдельных видов соучастников. В зависимости от степени соучастия в преступлении данный нормативный акт подразделяя соучастников на два вида — главных исполнителей и второстепенных, к которым относились пособники, укрыватели и подстрекатели. В отдельных случаях пособники подвергались менее строгому наказанию по сравнению с главными исполнителями, но в остальных случаях все соучастники несли ответственность на равных началах. Так, 198 Уложения предусматривала: «А буде кто приедет к кому на двор насильством, скопом и заговором, умысля воровски, и учинит над тем, к кому он приедет, или над его женою, или над людьми смертное убийство, а сыщется про то допряма, и того, кто такое смертное убийство учинит, самого казнити смертью же, а товарищев его всех бити кнутом и сослати, куда государь укажет».
Воинский артикул 1715 г. являлся основным уголовно-правовым актом в период Правления Петра I. При этом его можно назвать первым кодифицированным актом уголовного законодательства. Данный документ предусматривал, помимо известных, такие формы хищения, как растрата казенных денег и присвоение чужого имущества, в том числе присвоение находки и вещей, сданных на хранение.
В Артикуле достаточно четко были выделены и описаны основные признаки таких видов соучастия как организатор (арт. 68), пособник (арт. 95), подстрекатель (арт. 2), укрыватель (арт. 190), недоноситель (арт. 19).
В артикуле 141 в качестве исключения предусматривалась более строгая ответственность для организатора преступления, однако в качестве общего правила выступал принцип равной ответственности для всех соучастников, независимо от их роли в совершении преступления5. Так, арт. 189 указывается: «Оные, которые в воровстве конечно вспомогали, или о воровстве ведали, и от того часть получили, или краденое ведая добровольно приняли, спрятали и утаили, оные властно, яко самые воры, да накажутся. Ежели многие вкупе в воровстве пойманы будут, те все, хотя их много или мало, всяк так наказан будет, якобы един всё воровство учинил». В арт. 194 предусматривалась смертная казнь для виновного в присвоении казенных денег и
4 Фойницкий И. Я. Мошенничество по русскому праву. Сравнительное исследование. — СПб., 1871. — С. 84.
5 Кутафин О. Е., Лебедев В. М., Семигин Г. Ю. Судебная власть России. История. Документы. Т.2. — М., 2003. — С. 600−601.
вместе с тем указывалось: «Тую же казнь чинить и тем, кто ведая про то, а не известят"6.
Определенная систематизация преступлений против собственности в современном их понимании была произведена Указом Екатерины Великой 1781 г. «О суде и наказании за воровство разных родов и о заведении рабочих домов», в соответствии с которым для кражи, мошенничества и грабежа было введено объединяющее понятие «воровство», которое, по замечанию А. М. Фетисова, являлось истоком понятия хищения в уголовном праве России7, однако четкого разграничения данных составов не было. Они описывались путем перечисления конкретных деяний, вследствие чего в ряде случаев имел место как бы переход одного преступления в другое. Так, воровством-мошенничеством охватывались карманные кражи, ненасильственные грабежи, обманные завладения чужим имуществом8. Вместе с тем разбой не охватывался понятием воровства, а грабеж представлял собой открытое завладение чужим имуществом с применением насилия или с угрозой его применения, в том числе под угрозой применения оружия.
В соответствии с Указом из юридической терминологии исключалось понятие «татьба», а тайный способ хищения с этого времени стал обозначаться как кража.
Еще большей степенью систематизации, структурированности и определенности по сравнению с ранее действовавшими уголовно-правовыми актами обладал Свод законов Российской империи 1832 г., который впервые включил в себя Общую и Особенную части и содержал достаточно четкие и краткие формулировки.
Преступления против собственности были подразделены в зависимости от формы собственности, выступающей объектом посягательства, на преступления против казенной собственности и против частной собственности. К числу последних относились, в частности, разбой и воровство, охватывающее кражу, грабеж и мошенничество. Несмотря на определение кражи как тайного хищения имущества, составители Свода отнесли к ней присвоение находки, имущества, принятого на хранение, также продажу и покупку «заведомо утаенного» (ст. 845).
С 1 мая 1846 г. вступило в действие «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных», представлявшее собой новый кодифицированный акт уголовного законодательства, который с последующими изменениями действовал вплоть до смены государственного строя в октябре 1917 г.
Особенная часть Уложения содержала общее понятие похищения, которое определялось через перечисление относящихся к нему отдельных преступных деяний, посягающих на чужое имущество, в том числе разбой, грабеж, воровство-кража и воровство-мошенничество. Определения соответствующих составов преступлений практически аналогичны современным понятиям. Разбой состоял в нападении в целях похищения, сопровождавшемся убийством или его угрозой либо с причинением или с угрозой причинения «телесных истязаний…, от которых представлялась
6 Российское законодательство X — XX веков. — М., 1986. Т.4. -С. 328−365.
7 Фетисов А. М. Уголовно-правовая характеристика хищения: дисс. … канд. юрид. наук. — Ростов-на-Дону, 2005. — С. 22.
8 Проекты Уголовного уложения 1754 — 1766 гг. — СПб., 1882. -
С. 11.
явная опасность для жизни, здоровья или свободы…» (ст. 2129), а также с применением оружия (ст. 2143)9.
Анализируя понятие мошенничества, И. Я. Фойницкий отмечал, что данное преступление «сводится … к
умышленному посредством обмана похищению чужого
10
движимого имущества с целью присвоения его».
Устав 1864 г. «О наказаниях, налагаемых мировыми судьями», не отменяя Уложение 1845 г., отнес к числу проступков, дела по которым рассматривались мировыми судьями, ряд преступлений, ранее предусмотренных Уложением, в том числе похищение чужого леса, кражу, мошенничество, присвоение чужого имущества. Под присвоением понималось неправомерное корыстное удержание имущества, невозвращение или непредставление его должному лицу по обязательному требованию, а под растратой понималось неправомерное корыстное расходование, залог или отчуждение виновным вверенного ему чужого имущества в пользу самого виновного или других лиц11.
В Уложении о наказаниях 1845 г. институт соучастия в преступлении получил дальнейшее развитие — закреплялось достаточно дробное деление видов соучастников применительно к отдельным формам соучастия, в качестве которых выделялись скоп, заговор и шайка. Всего было предусмотрено 21 разновидность той или иной преступной деятельности соучастников. При этом проводилась достаточно четкая дифференциация ответственности в зависимости от роли в совершении преступления.
Уложение разграничивало соучастие без предварительного соглашения и с предварительным соглашением. Как отмечал Н. С. Таганцев, «неизвестное прежде нашему праву различие двух главных видов соучастия: учинение преступления по предварительному всех или некоторых виновных на то согласию или без оного, причем, по смыслу его постановлений, различие относилось именно к & quot-предварительности"-, так как соглашение являлось условием каждого вида"12. В Уложении также разграничивались собственно соучастие и прикосновенность к преступлению, к которому относились укрывательство, попустительство и недоносительство.
Анализируя нормы Уложения о формах соучастия, Н. С. Таганцев указывал, то скоп характеризуется общностью умысла, времени и места действия соучастников преступления, независимо от характера и объема участия13.
Следующая форма соучастия по Уложению 1845 г. -сговор, представлявший собой соучастие по предварительному соглашению. По замечанию Н.С. Таганце-ва, сговор мог быть соучастием как с распределением ролей, так и без такового. При простом соисполни-тельстве сговор будет тождественным скопу, а в других случаях сговор мог иметь и некоторые особенности. «Во-первых, сговор может быть не на одно, а на несколько преступных деяний, совершаемых одновременно или разновременно в одном и разных местах, так что он может и не предполагать общности действия по месту и времени- во-вторых, при сговоре могут быть такие соучастники, которые не принимают ника-
9 Российское законодательство Х-ХХ веков. — М., 1988. Т.6. -С. 365.
10 Фойницкий И. Я. Мошенничество по русскому праву. Сравнительное исследование. — СПб., 1871. — С. 246−247.
11 Фойницкий И. Я. Указ. соч. — С. 290.
12 Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. В 2 т. Т. 1. — М.: Наука. 1994. — С. 177.
13 Таганцев Н. С. Указ. соч. — С. 334.
кого участия в исполнении и притом или случайно, или по свойству той роли, которую они играют в соучастии- в-третьих, ответственность за сговор возможна и тогда, когда сообщники не приступали к выполнению за-
14
думанного».
Особой разновидностью соучастия по предварительному соглашению выступает шайка, повышенная общественная опасность которой состояла в совершении преступления группой лиц, объединившихся для преступной деятельности, осуществляемой в виде ремесла. Ст. 43 Уложения противопоставляла участие в сообществе, образованном для совершения одного противоправного деяния, и участие в шайке, «составившейся для учинения нескольких преступлений или проступков, безотносительно к их определенности или неопределенности"15.
А. Е. Кирилин полагает, что заговор и скоп различались по признаку объекта, т. е. в зависимости от особенностей тех ценностей, на которые происходит групповое преступное посягательство. По его мнению, заговор связан с посягательством на императора и членов его семьи, скоп характерен для преступлений против власти духовной, а термин «шайка» используется при конструировании общеуголовных преступлений, в том числе хищений16.
Уголовное уложение 1903 г., являвшееся последним кодифицированным уголовно-правовым актом Российской империи, включало в себя 687 статей, среди которых имелись статьи, предусматривающие ответственность за преступления, которые можно отнести к хищениям в его современном понимании. Как отмечал Н. С. Таганцев, все имущественные преступления можно в соответствии с Уложением подразделить на воровство, разбой, вымогательство и шантаж. При этом в первоначальной редакции предлагалось объединить эти деяния в общее понятие имущественного
17
хищничества.
В соответствии с Уголовным уложением (ст. 581) воровство включало в себя как тайное, так и открытое похищение чужого движимого имущества. Разбой согласно ст. 589 отличался от иных видов похищения тем, что он осуществлялся «посредством приведения в бессознательное состояние, телесного повреждения, насилия над личностью или наказуемой угрозы». Признаки мошенничества достаточно подробно описывались в ст. 591, которая определяла данный вид похищения как совершенного «посредством обмана, обвеса или иного обмана в количестве или качестве предметов при купле-продаже или иной возмездной сделке», как побуждение посредством обмана к уступке права или к совершению иной имущественной сделки с целью доставить имущественные выгоду для себя или для другого лица.
В ст. 51 приводилось понятие соучастия, которым признавалось «деяние, учиненное несколькими лицами, согласившимися на его совершение или действовавшими сообща"18. В отличие от ранее действовавшего законодательства существенно сократилось число видов соучастия. Уложение предусматривало
14 Таганцев Н. С. Указ. соч. — С. 334.
15 Таганцев Н. С. Указ. соч. — С. 336.
16 Кирилин А. Е. Организованная группа и преступная организация как разновидности криминальной кооперации: дисс. … канд. юрид. наук. — М. 2001. — С. 38−40.
17 Таганцев Н. С. Уголовное уложение 22 марта 1903 г. — СПб., 1903. — С. 850, 857.
18 Собрание узаконений и распоряжений правительства за 1903 год. Отд. 1 Ст. 416. — СПб., 1903.
только исполнителей, подстрекателей и пособников. При этом каждый из них нес ответственность индивидуально. Среди форм соучастия выделялись сообщество, создаваемое для совершения тяжкого преступления, и шайка, которая образовывалась на более длительный срок для совершения нескольких тяжких преступлений19. Кроме того, Уложение впервые устанавливало ответственность за отдельные случаи соучастия со специальным субъектом.
Изложенное позволяет констатировать, что российское законодательство дореволюционного периода отражало соответствующее развитие экономических и политических отношений в стране. Используемые законодательные конструкции составов групповых хищений были направлены на обеспечение имущественных интересов, в первую очередь, господствующих слоев населения, выступавших субъектами властных отношений. Вместе с тем эволюция законодательства отражает и развитие рассматриваемого уголовно-правового института, выражающегося в дифференциации ответственности за различные по степени общественной опасности формы хищения, совершенного в различных формах соучастия.
Список литературы:
1. Исаев И. А. История государства и права России. — М., 1996.
2. Кирилин А. Е. Организованная группа и преступная организация как разновидности криминальной кооперации: дисс. … канд. юрид. наук. — М. 2001.
3. Кутафин О. Е., Лебедев В. М., Семигин Г. Ю. Судебная власть России. История. Документы. Т.2. — М., 2003.
4. Проекты Уголовного уложения 1754 — 1766 гг. — СПб., 1882.
5. Российское законодательство X — XX веков. — М., 1984. Т.1.
6. Российское законодательство X — XX веков. — М., 1986. Т.4.
7. Российское законодательство X — XX веков. — М., 1988. Т.6.
8. Собрание узаконений и распоряжений правительства за 1903 год. Отд. 1 Ст. 416. — СПб., 1903.
9. Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. В 2 т. Т. 1. — М.: Наука. 1994.
10. Таганцев Н. С. Уголовное уложение 22 марта 1903 г. — СПб., 1903.
11. Уголовное Уложение 1903 года о соучастии в преступлениях. Правоведение: сборник научных статей. Кубанский государственный аграрный университет, 1999.
12. Фетисов А. М. Уголовно-правовая характеристика хищения: дисс. … канд. юрид. наук. — Ростов-на-Дону, 2005.
13. Фойницкий И. Я. Курс уголовного права. Часть Особенная. Посягательства личные и имущественные. -СПб., 1907.
14. Фойницкий И. Я. Мошенничество по русскому праву. Сравнительное исследование. — СПб., 1871.
15. Куйбеда Д. И. Общественная опасность хищения, совершенного группой лиц // Журн. Пробелы в российском законодательстве. 2013. № 4.С. 138−141.
Literature list:
1. Isaev I.A. History of state and law of Russia. 3-e Izd., Rev. and extra — M: Lawyer, 2004. — 797-
2. Kirilin A.E. Organized groups and criminal organizations as a form of criminal cooperation: diss. … Candidate. jurid. Science. — Moscow, 2001-
19 Уголовное Уложение 1903 года о соучастии в преступлениях. Правоведение: сборник научных статей. Кубанский государственный аграрный университет, 1 999.
3. Kutafin O.E., Lebedev V.M., G.Y. Semigin. The judiciary Russia. History. Documents. V.2. — M., 2003-
4. Projects of the Criminal Law 1754 — 1766 years. — St. Petersburg., 1882-
5. Russian legislation X — XX centuries. — M, 1984. V. 1-
6. Russian legislation X — XX centuries. — M, 1986. V. 4-
7. Russian legislation X — XX centuries. — M, 1988. V. 6-
8. Collection of Laws and orders of the government for 1903. Dep. 1 St. 416. — St. Petersburg., 1903-
9. Tagantsev N.S. Russian criminal law. Lecture. Part of the total. In 2 vols 1. — Moscow: Science. 1994-
10. Tagantsev N.S. Criminal code March 22, 1903 — St. Petersburg., 1903-
11. Criminal Code of 1903, of complicity in a crime // Law: Collection of scientific articles of young scientists of the faculty. Krasnodar. Kuban state agrarian University. 1999-
12. Fetisov A.M. Criminal-legal characteristic of theft: Diss. … Cand. a throne. Sciences. — Rostov-on-don, 2005-
13. Foinitsky I. Ya. The course of the criminal law. Part of the special. Violations of personal and property. 5th ed. St. Petersburg., 1907. Dep. II. Chap. 5-
14. Foinitsky I. Ya. Fraud by Russian Law: A Comparative Study Eve. Foinitsky. St. Petersburg: printing partnership & quot-public good& quot- in 1871. VIII, 254, 289-
15. Kuybeda D.I. Public danger of theft committed by a group of individuals / / Journal gaps in Russian law. 2013. Number 4.P. 138−141
Рецензия
на статью «История развития российского уголовного законодательства дореволюционного периода об ответственности за групповые хищения»
Представленная для публикации научная статья посвящена анализу уголовно-правового регулирования ответственности за хищения, совершенные в соучастии. Автором проведено исследование анализируемого института за период от раннего средневековья до Октябрьской революции 1917 года, от Русской Правды до Уголовного уложения 1903 года. Новизна проведенного научного исследования заключается в изучении такого аспекта хищений, как их совершение несколькими лицами, что, несомненно, в настоящее время представляет значительную актуальность в связи с распространенностью данных преступлений, так и с их высокой общественной опасностью, а историко-правовое исследование соответствующих уголовно-правовых норм, понятий и категорий с позиции их развития в разные исторические эпохи может позволить выявить как специфические признаки исследуемого явления, так и внести предложения по совершенствованию действующего законодательства.
Изложенное позволяет утверждать, что статья Д.И. Куй-беды является самостоятельным творческим исследованием, проведенном на достаточно высоком научном уровне, соответствует основным требованиям, предъявляемым к работам данного вида, и рекомендуется к публикации в научном издании.
Заведующий кафедрой гражданского права и процесса НОО (НП) ВПО «Кисловодский гуманитарно-технический институт», кандидат юридических наук, доцент Ю.Н. Шаповалов
Статья прошла проверку на антиплагиат с помощью программы http: //www. etxt. ru/antiplagiat/ Оригинальность текста 80%.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой