История развития уголовно-правовых норм, регламентирующих ответственность за незаконный оборот оружия в дореволюционный период в России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВЫХ НОРМг РЕГЛАМЕНТИРУЮЩИХ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕЗАКОННЫЙ ОБОРОТ ОРУЖИЯ В ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРИОД В РОССИИ
© Сошина Л. А., 2008
Л. А. Сошина — преподаватель кафедры уголовного права Юридического института ИГУ
Оружие является древнейшим предметом материальной культуры, во многом определившим направления исторического развития человечества.
Историко-правовой анализ нормативных актов, регламентирующих оборот оружия в Российском государстве, свидетельствует о том, что правила оборота оружия появились одновременно с появлением и распространением огнестрельного оружия в России.
Система преступлений против общественной безопасности складывалась в течение длительного периода развития российского государства и права. В Древнерусском государстве, в силу неразвитости общественных отношений и уголовного права, законы (Русская Правда, Псковская судная грамота, Новгородская судная грамота и др.) не рассматривали общественную безопасность в качестве самостоятельного объекта уголовно-правовой охраны. В памятниках российского уголовного законодательства отсутствовали такие термины, однако имелись отдельные предписания, согласно которым уголовно наказуемым признавались деяния, которые причиняли вред имущественным и личным интересам граждан и одновременно нарушали общественное спокойствие, порядок функционирования социальных институтов — церкви, суда и др.
Первые упоминания об огнестрельном оружие «арматы» встречаются уже в 1383 г. в Голицынской летописи и являются отправным моментом развития российского законодательства об оружии. Поначалу нормативные акты об оружии не представляли собой определенной системы, охватывавшей всю территорию страны, а устанавливали правила оборота оружия при определенных конкретных ситуациях или в отношении отдельных лиц.
Судебник 1497 г. не предусматривал уголовной ответственности за незаконный оборот оружия, что косвенно свидетельствует о невысокой оценке его общественной опасности. Есть лишь общие положения о татьбе (разбое) без выделения его вооруженной разновидности. Специальные исследования истории огнестрельного оружия в Российском государстве за период до XVI в. не приводят ни одного правового источника, регламентирующего его оборот.
Соборное уложение 1649 г. установило ответственность за недозволенное ношение, обнажение или применение оружия при царском дворе или в присутствии самого царя с достаточно суровыми наказаниями (смертная казнь). Других преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия, Уложение 1649 г. не содержало. Вероятно, это был первый законодательный акт в России о незаконном обороте оружия1.
Во второй половине XVII века русское законодательство уже содержит указание на оружие как предмет правонарушений. Постепенно складываются ограничения в его гражданском обороте. Так, царский Указ от 25 октября 1682 г. запретил в Москве хождение с оружием всем лицам, которые в
данный момент не исполняли соответствующих обязанностей по охране правопорядка. Однако ответственность за нарушение этого правила наступала лишь в случае «учи-нения ссор, поединков и произнесения грубых слов».
Согласно Указу, данному Стрелецкому приказу «О наказании за стрельбу из ружей и бросание ракет в городе» от 30 августа 1699 г. лиц, стреляющих днем или ночью в городах пулями или пыжами или пущающих ракеты, повелевалось имать в Стрелецкий приказ и за первый раз бить батогами. Во второй раз бить кнутом и ссылать с женами и детьми в Азов на вечное житье2.
Дальнейшее развитие отечественного законодательства об уголовной ответственности за незаконный оборот оружия получило в начале XVIII в. в так называемом военном законодательстве Петра I. Это было связано с бурным развитием общества и новыми задачами, которые ставило перед собой государство: мобилизации всех возможностей для борьбы с внешними врагами, установление жесткой дисциплины, формирование профессиональной армии. Наиболее показательными в этом отношении правовыми нормативными актами являются Артикул воинский и Морской устав от 13 января 1720 г., которые совмещают в себе дисциплинарные, уголовные и административные нормы.
Группе преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия, посвящена глава VI Артикула воинского (артикулы 56−59). В соответствии с данными артикулами наказывался солдат за ненадлежащий уход за оружием, утеря оружия или его выбрасывание, порча или поломка оружия, проигрыш, продажа или заклад ружья, а также приобретение вышеуказанным образом промотанного имущества3.
В России «послепетровского» периода действовали три значительных уголовноправовых акта: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. 4, Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1864 г. 5, Уголовное Уложение 1903 г. 6, а также ряд уголовно-правовых норм, содержащихся в других законах.
Уголовное законодательство Российской империи второй половины XIX — начала ХХ в., в частности, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в
редакции 1885 г. и Уголовное уложение 1903 г., в отличие от уголовно-правовых систем Германии, Голландии и некоторых других стран, не выделяло самостоятельного раздела или главы, где были бы сосредоточены нормы об ответственности за деяния, аналогичные тем, которые предусмотрены ст. 222−226 УК РФ 1996 г. Однако это не означает, что уголовное законодательство Российской империи не содержало ответственности за преступления, предусматривающие уголовную ответственность за незаконный оборот оружия.
Уложение о наказаниях уголовных и исправительных вступило в силу с 1 мая 1846 г. Оно было создано на основе Свода законов Российской Империи и действовало с изменениями (редакции 1866 и 1885 гг.) до октября 1917 г. Уложение в различных разделах, главах и отделениях предусматривало достаточно большое число норм о деяниях, относимых в настоящее время к числу преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия, так называемые общеопасные преступления.
Так, в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., ответственность за противоправное обращение с оружием, боеприпасами и взрывчатыми веществами была предусмотрена специальными нормами, содержащимися в отделении девятом «О противозаконном выделывании и хранении оружия или пороха и нарушении других, для ограждения личной безопасности постановленных, правил осторожности» главы третьей «О нарушениях общественного спокойствия, порядка и ограждающих оные постановлений» раздела VII.
Так, в ст. 986−987 Уложения устанавливалась ответственность за нарушение правил обращения с оружием, порохом, взрывчатыми веществами, снарядами7.
В ст. 1241 была предусмотрена ответственность за изготовление предметов вооружения, запрещенного законом оружия- оружия, производство которого осуществляется лишь государством- артиллерийских боеприпасов и пороха без соответствующего разрешения. При этом наказание дифференцировалось в зависимости от количества незаконно изготовленного: «буде приготовленное ни количество орудия, бомб и т. п. не весьма значительно, заключению в тюрьме на время от трех до шести месяцев- а в
противном случае, заключение в крепости на время от года до двух лет"8.
За хранение запрещенного законом оружия, а также пороха, в количестве свыше разрешенного, виновный в соответствии со ст. 1242 подвергался наказанию в виде ареста на срок от трех недель до трех месяцев или же денежному штрафу от десяти до ста рублей, при этом запрещенное оружие и порох изымались9.
Если виновный изготавливал или хранил запрещенное законом или в большем количестве оружие, порох, боеприпасы к артиллерийским орудиям, преследуя при этом цель, угрожавшую государственной безопасности или спокойствию, то он подвергается наказанию как за бунт против Верховной власти или участие в подготовке к нему, или содействия внешним врагам (ст. 1243).
Была установлена уголовная ответственность в отношении мастеровых, не заявивших в полицию о людях, которые принесли для ремонта запрещенное законом оружие (ст. 1244)10. За данное деяние предусматривалось наказание в виде ареста на срок от трех до семи дней.
Статьей 1 249 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. предусматривалось наказание в виде штрафа от пятидесяти копеек до десяти рублей за ношение оружия в запрещенных местах и без особой надобности11.
Незаконный оборот оружия в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. также являлся признаком объективной стороны и иных преступлений, в частности, против государства.
Статья 271 говорила о том, что за бунт против Верховной Власти, то есть участие в восстании или заговоре, заключающемся в совершении ряда действий, в том числе «в сборе, хранении или раздаче оружия», все участники, «как главные в том виновные, так и сообщники, подговорщики, подстрекатели, пособники, попустители и укрыватели» подвергались лишению всех прав состояния и смертной казни.
Статья 275, давая перечень деяний, которые признаются государственной изменой, в пункте третьем относила к ним и незаконный оборот оружия: «Когда он во время войны «или будет доставлять непри-
ятелю лот готовить или хранить для них оружие, деньги, съестные и другие припасы или иные какие пособия… «12.
Статья 1152 устанавливала ответственность за совершения действий, способствующих совершению преступлений: «Изобличенные в доставлении заведомо злонамеренным шайкам или сообществам оружия или же иных орудий, или других каких-либо средств для содеянного предположенных ими преступлений. «. Учитывая повышенную общественную опасность преступных групп, к пособникам применялись наказания, аналогичные установленным «за вступлении в сии шайки или сообщества, с
о 13
знанием о их свойствах и назначении"13.
Первоначально Уложение о наказаниях уголовных и исправительных в редакции 1866 и 1885 гг. содержало 2 224 статьи, после принятия устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, из него был исключен ряд статей о малозначительных преступлениях, в конечном счете, в Уложении осталось 1 711 статей.
В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных редакции 1866 и 1885 гг. ст. 1457 главы «О смертоубийстве» предусматривала ответственность за приготовленные для совершения убийства меры: «приобретение или приготовление нужных для того оружия, или иных орудий и сна-рядов"14.
Статья 987 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных определила достаточно жестокое наказание за изготовление, приобретение, хранение, ношение или сбыт без надлежащего разрешения взрывчатых веществ или снарядов (боеприпасов взрывного действия). В том числе, если виновный не смог доказать отсутствие преступной цели, он подвергался лишению всех прав и преимуществ и отдаче в исправительные арестантские отделения на время от четырех до пяти лет.
Лица виновные в прошении милостыни, если у них было обнаружено оружие, в соответствии со ст. 984 Уложения подвергались лишению всех прав и преимуществ и заключению в тюрьму15.
Уложение о наказаниях уголовных и исправительных не содержало специальных норм о хищении предметов вооружения.
Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, утвержденный императором 20 ноября 1864 г., не отменяя Уложение о
наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., предусматривал ответственность за деяния небольшой тяжести (проступки), которые могли рассматриваться единолично мировыми судьями.
В главе X устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями «О проступках против личной безопасности» содержались две статьи (117, 118), предусматривавшие ответственность за неправомерное обращение с оружием.
В ст. 117 Устава была предусмотрена ответственность за хранение или ношение запрещенного оружия, за стрельбу из огнестрельного и другого опасного оружия в местах, где это запрещено16. В Уставе о предупреждении и пресечении преступлений 1876 г. были определены признаки запрещенного оружия: запрещалось носить трости со вделанными в них потаенными кинжалами, клинками и другими орудиями.
Анализ законодательства позволяет сделать вывод о том, что к запрещенному оружию также относилось и боевое оружие, состоявшее на вооружении армии, за исключением тех случаев, кода оружие положено по службе или входило в состав обмундирования. В рассматриваемый период придавалось большое значение обеспечению безопасности при проведении публичных мероприятий, все чаще сопровождавшихся революционными выступлениями.
Принятое 22 ноября 1903 г. Уголовное уложение Николаем II существенно отличалось от предыдущих законодательных актов не только по технико-юридическому изложению, но и по содержательной стороне. В нем предусматривались отдельные нормы, регламентирующие ответственность за незаконный оборот оружия.
Основная часть норм, предусматривавших ответственность за незаконный оборот оружия и боеприпасов, содержалась в главе десятой Уголовного уложения «О нарушении постановлений, ограждающих общественную и личную безопасность».
Так, заключением в исправительный дом подлежало наказывать виновного в изготовлении, приобретении, хранении или сбыте взрывчатого вещества или снаряда, если они были предназначены для совершения тяжкого преступления (ст. 222)17.
Отдельная норма Уголовного уложения предусматривала ответственность за незаконное изготовление оружия и боеприпа-
сов, как самодельным способом, так и в заводских условиях. Этой же нормой устанавливалась ответственность за открытие без надлежащего разрешения завода или иного заведения для изготовления взрывчатых веществ, огнестрельных или взрывчатых боеприпасов или их частей18.
В Уголовном уложении 1903 г., также как в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных, отдельно была установлена ответственность торговцев взрывчатыми веществами и боеприпасами, содержателей складов с данными предметами.
Статья 320 Уголовного уложения устанавливала ответственность: за хранение
или ношение запрещенного оружия (п. 1), хранение или ношение оружия в местах, где это запрещено законодательством (п. 2), стрельбу из огнестрельного или иного опасного оружия в запрещенных местах (п. 3).
Ответственности за незаконный оборот оружия был посвящен и ряд других статей Уголовного уложения.
Так, квалифицирующим признаком проживания «без установленного вида на жительство» или отсутствия постоянного места жительства и рода занятий, то есть «праздношатания», являлось наличие у такого лица оружия, что наказывалось заключением в исправительный дом (ст. 274)19. Кроме того, наличие оружия было обстоятельством, отягчающим ответственность виновного в прошении милостыни.
Уголовное уложение 1903 г. не знало специальной нормы о хищении оружия: ответственность за совершение данных преступлений наступала по статьям об иных преступлениях.
Статья 582 гл. XXII «О воровстве, разбое и вымогательстве» содержит п. 3 о квалифицированном виде кражи — «воровстве казенного воинского оружия, патронов, пороха или других предметов, принадлежащих к средствам нападения или защиты, по промыслу или хотя и не по промыслу, но из складов или войсковых хранилищ или помещений"20. Как простое воровство расценивалось хищение оружия у частных лиц.
В Своде законов Российской империи право на приобретение оружия не ограничивалось вообще. За его ношение Сводом законов Российской Империи устанавлива-
лась ответственность, но тот же Свод минимизировал случаи ее применения. До 1906 г. можно было свободно и по доступной цене приобрести «Наган» или «Браунинг». После революции 1905 г. началось изъятие огнестрельного оружия, коснувшееся, однако, только мощных пистолетов и военных образцов. Поголовная вооруженность русских времен конца Первой мировой и Гражданской войны способствовала не только кровопролитию, но и самообороне жителей России от многочисленных банд, а также, например, изгнанию интервентов21. В 1906 г. началась практика разрешительной системы. Указом «О временных правилах о собраниях» от 4 марта 1906 г. устанавливалась ответственность для лиц, явившихся в публичное собрание вооруженными, если им оружие не присвоено законом22. Данная норма в дальнейшем была введена в Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. ^
Продолжение в следующем номере
ПРИМЕЧАНИЯ
1 Российское законодательство Х-ХХ веков. Том 2. Законодательство периода образования и укрепления русского централизованного государства. М.: Юрид. лит., 1985. С. 54−62.
2 Георгиевкий Э. В. История уголовного права России / Э. В. Георгиевский. Иркутск, 2004. С. 104
3 Памятники русского права. Выпуск 8. Законодательные акты Петра I. Первая четверть XVIII века / под ред. К. А. Софроненко. М.: Юрид. лит., 1961. С. 467−563.
4 Российское законодательство X—XX вв.еков. Т. 6: Законодательство первой половины XIX века. С. 310
5 Там же. Т. 8: Судебная реформа. С. 409
6 Там же. Т. 9: Законодательство эпохи буржуазно-демократических революций. С. 240
7 Там же. Т. 6: Законодательство первой половины XIX века. С. 310
8 Цит. по ст. Невский С. А. Ответственность за незаконный оборот оружия по уголовному законодательству второй половины XIX — начала XX века /С. А. Невский //Уголовное право. 2003.№ 2. С. 52
9 Там же.
10 Там же.
11 Там же.
12 Там же. С. 52.
13 Там же. С. 53.
14 Там же. С. 52.
15 Там же. С. 53.
16 Российское законодательство К-КК веков. Т. 8: Судебная реформа. С. 409.
17 Цит. по ст. Невский С. А. Указ. Соч. С. 53.
18 Там же. С. 53.
19 Там же. С. 53.
20 Цит. по ст. Невский С. А. Указ. соч. С. 54.
21 Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период / под ред. Ю. П. Титова, О. И. Чистякова. М.: Юрид. лит., 1990. С. 297−299.
22 Российское законодательство X—XX вв.еков. Т. 9: Законодательство эпохи буржуазно-демократических революций. С. 222.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой