Образы лотоса и лилии в мифологических системах востока и запада

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 80−82−394
Макарова И. С.
Образы лотоса и лилии в мифологических системах
Востока и Запада
В статье дается обзор основных символических значений мифопоэтических образов лотоса и лилии, получивших широкое распространение в различных мифологиях мира. В статье определяются ключевые символические дефиниции указанных образов в соответствии с их репрезентацией в мифологических системах Востока и Запада.
The given article is devoted to the review of key symbolic meanings of mythopoetic images of lotus and lily widely spread in various world mythologies. In the article major symbolic definitions of these symbols are given in accordance with their representation in mythological systems of east and west.
Ключевые слова: мифопоэтический образ, лотос, лилия, роза, символ, мифология.
Key words: mythopoetic image, lotus, lily, rose, symbol, mythology.
Многовековое исследование всемирного культурного наследия, богатейший опыт изучения произведений искусства, созданных на протяжении всей истории существования человечества, свидетельствуют о наличии трех универсальных мифопоэтических образов, к числу которых можно отнести дерево, розу и корабль. Ключевые для мировой культуры в целом и западноевропейской в частности, эти образы лежат в основе подавляющего большинства произведений искусства. Оставаясь актуальными и востребованными в каждую эпоху, они порождают все новые трансформации, находящие отражение в лучших образцах литературы, живописи, скульптуры, архитектуры, музыки и кинематографа.
Мифопоэтический образ дерева (Древо Мировое, или Arbor mundi), воплощающего универсальную концепцию мира и зафиксированного практически повсеместно в различных видах и формах искусства, представляется доминантным в предложенной триаде. Среди наиболее известных его вариантов, широко представленных в различных мифологических системах мира, «древо жизни», «небесное древо», «древо плодородия» и «древо познания». В контексте мировой культуры особое значение приобрели два его художественных воплощения: ветхозаветное древо познания добра и зла и германо-скандинавское мировое древо — ясень Иггдрасиль.
Образ розы обладает не меньшим культурологическим значением. В качестве обязательного компонента религиозно-мифологической системы, этот символ выполняет разнообразные функции. Его значения варьируются от «единства», «божественной любви», «милосердия» и «райского блаженства» до «удовольствия», «мудрости», «тайны» и даже «гордости».
© Макарова И. С., 2013
Наиболее устойчивыми значениями данного мифопоэтического образа, прочно закрепившимися в мировой культуре, являются «любовь» и «тайна». Важное символическое значение приобрели и такие связанные с этим концептом образы, как «розовое дерево», «розовый сад», «венок из роз», «роза на кресте» и др.
Третий компонент — корабль, являет собой полноценный интердискурс, содержание которого определяют дискурсы Ноева Ковчега, Летучего Г олландца и Корабля Дураков.
Такова общая характеристика упомянутой триады универсальных мифопоэтических образов. Изучению первого из указанных компонентов триады — Arbor Mundi — посвящено немало серьезных научных исследований, целью которых, главным образом, является рассмотрение образа Мирового Древа в качестве модели космоса: «Наиболее распространенной…, конкурирующей с антропоморфной. или с ним отождествленной, является „растительная“ модель в виде гигантского космического древа. & lt-… >-. Космическое древо структурирует мир, созданный из антропоморфного первосущества» [2, с. 213]. Мифопоэтический образ корабля, в полной мере заявивший о себе уже в лоне шумеро-аккадской (миф о Зиусудре) и вавилонской (миф о Г альгамеше) мифологиях, получил дальнейшее распространение в иудаистических (Ноев ковчег), античных (ладья Харо-на, Арго, корабль Одиссея) и германо-скандинавских мифах (корабль из ногтей мертвецов Нагльфар и «лучший струг» Скидбладнир), в итоге прочно закрепившись в культуре стран Западной Европы — начиная с эпохи позднего Средневековья и до сегодняшнего дня интердискурс корабля представлен в различных произведениях искусства от живописи до кинематографа. В этом контексте мифопоэтический образ розы и родственных ему символов в контексте серьезных научных исследований отходит на второй план, при этом, согласно верному замечанию Умберто Эко, роза «. как символическая фигура до того насыщена смыслами, что смысла у нее почти нет» [4, с. 7]. Обзор историко-культурного бытования этого мифопоэтического образа, при ближайшем рассмотрении предстающего в роли поистине всеобъемлющего символа, представляется весьма любопытным и заслуживает пристального внимания, так как с течением времени rosa mundi оформилась в полновесный художественный дискурс западноевропейской культуры — один из самых востребованных и актуальных на протяжении многих столетий. Особый интерес в этом контексте вызывают два других компонента так называемого цветочного кода, тесно связанные с мифопоэтическим образом розы, а именно лотос и лилия, особенности бытования которых в мифологических системах востока и запада и составляют предмет настоящей статьи.
«Царственные» лотос и лилия, наряду с розой, являют собой доминантную триаду цветочного кода, получившую широкое распространение в различных мифологических системах мира. Среди множества значений, которыми насыщены эти образы, ключевыми и общими для всех трех яв-
ляются: источник жизни, созидательная сила, королевская власть и божественная непорочность. Лотос, испокон веков почитаемый на востоке, и лилия — классический атрибут западного искусства, на протяжении веков вели соперничество с розой за звание священного цветка. В лоне восточной культуры первенство лотоса обозначилось довольно скоро, в то время как борьба лилии и розы в культуре стран запада завершилась окончательной победой последней лишь в искусстве эпохи Возрождения.
Как уже было сказано выше, лотос выступает в роли бесспорного фаворита в культуре востока: наибольшее распространение этот мифопоэтический образ получил в мифологии Египта, Индии и Китая, выступая в качестве алломорфа мирового яйца, рождающего вселенную — «. боги, особенно в Египте и Индии, выходят из цветка лотоса» [2, с. 202]. Согласно сохранившимся вариантам египетского космогонического мифа, солнечное светило родилось из распустившегося лотоса, выросшего на холме, что возник из хаоса- из лотоса рождается бог Ра. Цветок, связанный с культом Нила, по берегам которого он рос, означал плодородие, источник жизни и воскресения, служил символом богини плодородия Изиды, а также украшал голову бога солнца Осириса. Лотос выступал в качестве эмблемы царской власти (скипетр представлял собой цветок лотоса на длинном стебле), изображался на монетах, широко использовался в качестве основного элемента праздничного убранства. Во время пиршеств ни один гость не оставался без цветка лотоса — если он начинал вянуть, его тут же заменяли свежим. Особое предпочтение в Египте отдавалось голубому лотосу, иначе называемому небесной водяной лилией, из-за его необычной окраски и тонкого аромата. Лотос присутствует и в египетской архитектуре (форма колонн, капителей и т. д.). Отварные корневища лотоса использовались египтянами в пищу наподобие картофеля, из его семян делали муку для выпекания хлеба.
В Индии лотос олицетворяет богиню-мать, источник божественной силы. Значение этого образа как «. универсального принципа, управляющего миром и развивающейся в нем жизнью» [2, с. 71] реализуется в мотиве рождения из тела Вишну гигантского лотоса, на котором восседает Брахма: по мере того, как распускаются лепестки цветка, разрастается и вселенная- а также образе лотоса как отражения всей земли, что плавает по поверхности океана подобно водяному цветку. Индийские буддисты почитают цветок лотоса как символ благовещения о рождении Будды. Согласно древнему преданию, в день его появления на свет красные, синие и белые лотосы царского сада раскрылись и замерли в ожидании. Когда в сад вошла Майя деревья склонились перед ней. В момент рождения Будды земля содрогнулась и начался дождь из лотосов. Как только маленький Будда сделал свои первые шаги по саду, все увидели, как на месте его следов стали тут же вырастать огромные лотосы. Эти цветы сопутствуют Будде на всех этапах его жизненного пути вплоть до самого последнего часа, и когда на седьмой день после смерти его тело должно быть предано огню, с
неба сыплются лотосы всевозможных расцветок. В живописной традиции на стопе божества непременно присутствует знак лотоса, а сам он изображается с цветком в руке или покоящимся на нем.
Согласно другой индийской легенде, творец мира, преследуемый своим непримиримым врагом водой, повсюду ища укрытие, обрел его лишь в цветке лотоса. Когда опасность миновала, Брама покинул свое убежище и отправился в мир, обретя еще большее величие. Брахманисты видят в лотосе и в родственном ему цветке нелюмбиуме символ плодотворных сил природы. Согласно мифологическим представлениям брахманизма дыхание Вишну — благоухание лотоса, а сам он покоится на девяти золотых лотосах, что были преподнесены ему богами.
Прежде чем Вишну признал величие розы как самого прекрасного цветка на земле, этот почетный титул носил лотос. Н. Ф. Золотницкий приводит текст индуистского предания о споре Брамы и Вишну, согласно которому Брама, сошедший к Вишну с лотоса, потребовал признать первенство за его цветком, однако Вишну отказался, заявив, что самый прекрасный цветок — роза, находится в его саду. Брама согласился признать первенство Вишну среди богов, если тому удастся доказать свою правоту в отношении розы. Войдя в свой сад, Вишну указал на нее, воскликнув: «Вот красивейший из цветов всех райских садов» [1, с. 171], — и тут же навстречу ему из лепестков распустившейся розы вышла Лакшми, объявив, что станет его женой в награду за верность и прямодушие. Став свидетелем подобного чуда, Брама признал превосходство Вишну и его цветка, а «. слышавшая все это синяя птица,. поспешила сообщить лотосу, и цветок Брамы принял тотчас же зеленоватый оттенок зависти, которым с тех пор отливают его блиставшие прежде дивной белизной лепестки» [1, с. 172].
В китайской мифологии образ лотоса связан с чистотой и целомудренностью, является одной из восьми эмблем удачного предсказания, а также символизирует производительную силу. Буддистами Тибета и Монголии особо почитается красный лотос. В горах до сих пор встречаются высеченные на камне или прикрепленные к скалам таблички с надписями-обращениями к Будде: «Да будет благословен Он с лотосом и драгоценным камнем» и «Перл создания в лотосе». Согласно буддистской мифологии процесс творения мира представляет собой бесконечную череду лотосов, раскрывающихся один за другим. С Х века в Китае существовал культ так называемой «лотосовой ножки» — крошечной женской стопы, миниатюрный размер которой считался верхом изящества и идеалом красоты вплоть до 1912 года, когда традиция бинтовать ножки 4 — 5-летних девочек официально прекратила свое существование.
Как уже было отмечено, соперницей лотоса за титул царственного цветка в мифологии востока являлась роза. Статус розы был настолько высок, что по установленному обычаю любой, принесший розу царю, мог просить его выполнить свою просьбу. Роза также служила украшением
храмов, ею усыпали дорогу, по которой следовали правители или статуи богов, розами платили дань царю. В домах индийской знати каналы, вырытые вдоль парковых дорожек, были наполнены лепестками роз, чтобы ее аромат всегда оставался в воздухе. Древний миф гласит, что Лакшми, богиня красоты, появилась из розы, которая с той поры стала почитаться как священный цветок, символ тайны и красоты.
Вечная соперница розы лилия, как и лотос, символизирует плодородие и процветание- одновременно этот мифопоэтический образ выступает в качестве символа первоисточника жизни: в культуре майя лилия является атрибутом крокодила, несущего на своей спине весь мир. Цветок лилии, как символ непорочной красоты, был почитаем у персов, столица которых носила название Суза, то есть город лилий, а на гербе было изображено несколько белых цветков. Согласно еврейской традиции лилия возникла из слез Евы, изгнанной из Рая. Иудеи полагали, что лилия была единственным цветком, который остался неоскверненным в райском саду в то время, когда Дьявол искушал Еву. Почитая лилию как символ чистоты и невинности, евреи украшали ею священные алтари. Изображениями лилии тирский архитектор декорировал стены и потолок храма Соломона- форму лилии автор придал капителям величественных колонн своего грандиозного сооружения — священный цветок был призван поддерживать в молящихся должную сосредоточенность и подобающий духовный настрой.
Однако именно в лоне западной культуры этот мифопоэтический образ приобрел особенное значение. В соответствии с греко-римской мифологией лилия произошла из капель молока Юноны. Согласно легенде, царица Фив Алкмена, опасаясь мести Юноны, спрятала рожденного от Юпитера Геркулеса под густым кустарником. Однако вскоре Минерва нарочно отвела Юнону к этому месту, указав на покинутого всеми младенца. Малыш настолько понравился богине, что она напоила проголодавшегося ребенка своим молоком. Однако он так сильно укусил ее, что она была вынуждена оттолкнуть его от себя — тогда «. молоко брызнуло и, разлившись по небу, образовало Млечный путь, а несколько капель его, упав на землю, превратилось в лилии» [1, с. 75]. Другой вариант легенды гласит, будто бы Юпитер приказал Морфею приготовить для Юноны снотворное зелье и отправил Меркурия подложить под грудь богини новорожденного Геркулеса, чтобы он стал бессмертным. Малыш так жадно сосал молоко, что пролил несколько капель на землю, из которых затем и выросли лилии, получившие имя розы Юноны. У римлян лилия была связана с апрельским праздником в честь богини весны Флоры, когда женщины соревновались в борьбе и беге, а также считалась символом достатка и даже роскоши, в связи с чем патриции и патрицианки старались украшать себя, свои колесницы и ложа как можно большим количеством лилий. Этот цветок считался символом надежды на грядущее изобилие и чеканился на римских монетах в сопровождении следующей надписи «Spes populi, spes augusta, spes populi romani» (Надежда народа, надежда царя, надежда римлян). Ли-
лия присутствовала и в праздничном убранстве римских молодоженов: переплетенные с пшеничными колосьями эти цветы возлагались на головы жениха и невесты в знак пожелания благоденствия супружеской паре.
В германо-скандинавской мифологии с молнией в правой руке и скипетром, увенчанным лилией, в левой изображался грозный Тор. В средневековом западноевропейском фольклоре король фей и эльфов, Оберон, своим атрибутом имел жезл, увенчанный лилией, которая одновременно ассоциировалась с крошечными волшебными созданиями — эльфами, согласно легендам, рождавшимися и умиравшими каждый вместе со своим цветком. Венчики цветов служили им колокольчиками, при помощи которых они созывали своих собратьев на молитву, а также крошечными молельнями, в которых они преклоняли колени, после чего вновь возвращались в чашечки цветочных колыбелек.
В качестве символа божественной непорочности лилия выступает непременным атрибутом христианских святых. В католических странах с лилией в руке изображались Св. Иосиф, Св. Иоанн, Св. Франциск, Св. Гертруда и Св. Цецилия. Существует легенда, согласно которой в день Благовещения архангел Гавриил явился к Марии с лилией в руке — так в живописной традиции его принято изображать и в наши дни. Лилия связана с образом Моисея, колыбель которого, как гласило предание, остановилась под этим цветком. По завету пророка форма лилии должна быть придана семисвечнику и купели первосвященника. В первые годы христианства девушки принимали святое Крещение, будучи облаченными в венки из белых лилий. До настоящего времени сохранилось предание, объясняющее причину возникновения красных лилий: в ночь, которую томимый ощущением близкой смерти провел в Гефсиманском саду Иисус, все цветы склонили головки в знак сострадания, и только гордая лилия, блистающая своей несравненной белизной, непокорно вглядывалась в Спасителя, не желая склониться перед его печалью. Христос, пораженный ее особым блеском в лунном свете, взглянул на цветок, и в этот момент лилия, ощутив его страдания и будучи не в силах вынести его взгляд, залилась румянцем, который окрасил ее лепестки в алый цвет — «вот почему красные лилии никогда не стоят с поднятыми кверху головками и к ночи смыкают. свои лепестки» [1, с. 80].
Иная трактовка образа лилии связана с загробным царством: душа мертвого возвращается на землю в виде белоснежного цветка. Известно также предание, согласно которому лилия вырастает на могиле невинно осужденного человека. В египетской традиции лилиями украшали тела умерших девушек. Схожее значение придается белоснежному цветку и в немецкой народной культуре: согласно народным преданиям надгробная лилия, как и роза, является одновременно свидетельством преданности живых умершим и символом посмертной мести покойного. Этот цветок никогда не сажают на могилу, однако он вырастает сам под влиянием мистических сил, при этом чаще всего распускаясь на могилах самоубийц или
104
людей, погибших в результате насильственной и жестокой смерти- в случае если лилия «…вырастает на могиле убитого, то служит знаком грозящей мести, а если на могиле грешника — то прощения и искупления им грехов» [1, с. 86]. В фольклоре стран Западной и Восточной Европы образ лилии зачастую связан со смертью, разлукой, печалью — хрупкий белоснежный цветок выступает в качестве главного героя целого ряда народных легенд и преданий, повествующих о трагической любви юноши к прекрасной незнакомке, ускользающей от него в образе белой лилии.
Подобно розе Тюдоров, лилия стала царским символом — стилизованное изображение цветка (три золотые геральдические лилии — Fleur-des Lis) является эмблемой французских королей с 1147 года. Согласно сохранившейся легенде, во время ожесточенной битвы с алеманами французский языческий правитель Хлодвиг обратился к христианскому богу, которому поклонялась его супруга Клотильда, с мольбой о помощи. «И тогда внезапно явился ему ангел Божий с ветвью лилий и сказал, чтобы отныне он сделал этот цветок своим оружием и завещал его своим потомкам» [1, с. 79]. Обретя мужество, воины французской армии одержали победу, и в 496 году король франков вместе со своими подданными отправился в Реймс, чтобы принять святое крещение. С того времени цветок лилии выступает в качестве атрибута французской монархии, символизируя защиту королевской власти на земле святой церковью. Две лилии, изображенные на синем поле, присутствуют и на гербе Жанны д’Арк, пожалованном ей Карлом VII. Образ лилии прочно закрепился во французском языке, будучи представленным в таких фразеологизмах, как «Les Lys ne filent pas» — «Лилии не прядут» (т.е. женщины не могут восседать на престоле) и «etre assis sur des Lys» — «Восседать на лилиях» (т.е. занимать высокую должность).
Как следует из приведенного выше обзора значений мифопоэтического образа лилии, во многом она обнаруживает очевидное сходство с розой: наравне с розой лилия высоко почиталась римлянами и так же, как и роза, служила непременным атрибутом праздника в честь Флоры, символизируя роскошь и изысканный вкус- в христианстве символом Девы Марии являлись оба цветка, а в позднесредневековой традиции лилия, как и роза, порой перенимала черты древа жизни — распространение получил образ Иисуса Христа, распятого на цветке. С течением времени, однако, именно розе было суждено занять место верховного божества цветочного Олимпа и стать царицей из цариц.
В контексте целостного восприятия мировой культуры важнейшее значение приобретает изучение каждого элемента, лежащего в ее основе, исследование его взаимосвязи с другими составными частями, а также анализ их взаимовлияния. Очевидно, что для систематического подхода к указанной проблеме необходим целый ряд предварительных исследований,
а потому предпринятая попытка наглядно представить ключевые значения связанных с мифопоэтическим образом розы, лотоса и лилии представляет собой лишь первый шаг на пути всестороннего понимания одного из наиболее значимых для культуры стран Западной Европы дискурса.
Список литературы
1. Золотницкий Н. Ф. Цветы в легендахъ и преданияхъ. — СПб.: Издание А. Ф. Девриена, 1913.
2. Мелетинский Е. М. Поэтика мифа. — М.: Восточная литература, 2006.
3. Рошаль В. М. Полная энциклопедия символов. — М.: АСТ, 2006.
4. Эко У. Заметки на полях «Имени Розы». — СПб.: Симпозиум, 2007.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой