История республики через призму человеческой судьбы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

КИТОБИЁТ РЕЦЕНЗИИ
Н. Рахимов
ИСТОРИЯ РЕСПУБЛИКИ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ СУДЬБЫ
Ш. М. Султонов. Абдурахим Ходжибоев и его время (историко-политический очерк). -Худжанд: Нури маърифат, 2010. -234стр.
Ключевые слова: историография Таджикистана, пантюркизм, национально-территориальное размежевание, Таджикская АССР, Абдурахим Ходжибаев, коллективизация и культурное строительство
В истории каждого народа есть свои герои, которые, став по воле случая или в силу необходимости во главе государства, армии, народного движения, политической партии, оказывали на ход и исход исторических событий разное влияние: положительное, отрицательное или, как это нередко бывает, и то и другое. Выдвижение личности обусловливается и потребностями общества, и личными качествами людей. В процессе исторической деятельности с особой остротой и выпуклостью выявляются и сильные, и слабые стороны личности. И то и другое приобретает порой огромный социальный смысл и оказывает влияние на судьбы нации, народа, страны. При любой форме государственного устройства на уровень главы государства выдвигается та или иная
—, 6°- НОМАИ донишгох 5
личность, которая призвана играть чрезвычайно ответственную роль в жизни и развитии данного общества.
К числу таких личностей относится и Абдурахим Ходжибаев (1900
— 1938) — выдающийся партийный и государственный деятель Таджикистана, сыгравший решающую роль в истории создания таджикского государства. Сын худжандсюго дехканина, один из самых образованных людей своего времени, Абдурахим Ходжибаев всю свою недолгую жизнь посвятил служению своему народу. К сожалению, в силу ряда обстоятельств имя этого человека было предано забвению. Лишь только в последнее десятилетие XX века появилась возможность говорить и писать о нём [7- 8]. Отрацно, что работа по изучению жизни и деятельности А. Ходжибаева продолжается, о чём свидетельствует недавно опубликованная книга профессора Шукура Султонова «Абдурахим Хаджибаев и его время (историко-политический очерк)» (Худжанд: Нури маърифат, 2010) [6].
Хотя в книге представлены биографические данные, её нельзя рассматривать как сугубо биографию одного, хотя и выдающегося, политического и государственного деятеля. Книга Ш. М. Султонова
— это научное исследование узловых моментов истории таджикской государственности и истории таджикского народа в 20-е — 30-е годы, рассмотренные через призму судьбы личности, сыгравшей в них решающую роль. Книга Ш. М. Султонова написана на основе архивных источников, документальной и исторической литературы. Автор использовал все доступные материалы Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории (бывш. Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС (ЦПА ИМ Л) и ввёл в оборот новые материалы.
Как показано в книге Ш. М. Султонова, основной период жизни и деятельности А. Ходжибаева приходится на время исторических событий 20-х и 30-х годов XX века, когда решалась судьба таджикского народа: быть или не быть государству таджиков на карте мира. В предисловии к «Политическому портрету А. Ходжибаева» автор делает весьма убедительный экскурс в историю возникновения и предпосылки вопроса, связанного с национальным размежеванием в Средней Азии.
Оценка этого события неоднозначна: некоторые рассматривают размежевание как исторически необходимое и правильное, другие — как грубое вмешательство в естественно исторический процесс, приведший к искусственному перекраиванию границ [5,7], и как следствие — периодически вспыхивающие этнические конфликты на территории Центральной Азии.
Но неоспоримым фактом остаётся то, что национально-территориальное размежевание проходило с явными перегибами, нарушившими границы исторически сложившихся территорий проживания среднеазиатских народов, особенно большая несправедливость была допущена в отношении таджиков. Такое размежевание, по меткому выражению Р. Масова, можно назвать & quot-топорным"-, т. к. & quot-топор размежевания& quot- рубил по живому целостному организму таджикского народа, отрубая от него такие & quot-куски"- как Бухара, Самарканд и др. [2].
Многочисленные научные источники — книги и статьи неопровержимо свидетельствуют, что тема территориально-национального размежевания в 1924 году и позже — вплоть до 1929 года -это наиболее уязвимое место в таджикской историографии. Хватит пальцев на одной руке, чтобы перечислить труды историков, освещающих эту проблему. Половина из них была создана в конце 80-х и в начале 90-х годов и поэтому в них не нашли отражение многие архивные документы, благодаря которым читатели могли бы получить более объективную картину процесса размежевания. На наш взгляд, книга профессора Ш. М. Султонова в большой мере устраняет этот пробел, хотя и не вызывает сомнения, что в архивах Душанбе, Ташкента, Москвы и Санкт-Петербурга будут еще обнаружены архивные материалы, проливающие свет на этот трагический период истории таджикского народа.
Автор пишет: «Это был очень сложный и противоречивый период истории таджикского народа, когда остро стоял вопрос: быть или не быть самостоятельному таджикскому государству. Противник, противостоящий этому процессу, был очень сильным. Это консолидированный фронт пантюркистских сил». Автор указывает, что главным положением их требований было отрицание существования таджиков как нации и создание великой
тюркской империи, которая бы охватывала территорию с побережья Черного моря, Кавказ, Среднюю Азию, Казахстан и большую часть юго-восточной Сибири.
Одной из главных опасностей для молодого Советского государства и всего советского строя была идея организации Тюркской республики, включающей все тюркские народности Советской Средней Азии. Решение партийного руководства СССР о проведении национально-территориального размежевания в Средней Азии было направлено в первую очередь на разрушение модели — идеи образования единой и могучей Тюркской республики, объединяющей Бухару, Туркестан и Хорезм.
Как известно, ещё в июне 1920 года Ленин поручил Совнаркому и ЦИКу Туркестанской АССР составить карту Туркестана с подразделением на Узбекию, Киргизию и Туркмению и детально выяснить условия слияния или разделения этих трёх частей. Для подготовки и проведения национально-территориального размежевания в Средней Азии была создана специальная комиссия, которая оказалась под сильным влиянием идей пантюркизма. Пантюркисты преднамеренно игнорировали факт существования в Средней Азии таджикского народа, а в период подготовки размежевания всячески препятствовали образованию суверенной Таджикской республики.
Развивая и дополняя многие положения, к которым впервые обратился академик Р. М. Масов [2- 3- 4], автор рецензируемого труда подробно осветил многие факты, связанные с деятельностью комиссии по размежеванию, которая начала функционировать ещё с января 1924 года. Автор подчёркивает, что во многих документах, связанных с размежеванием, таджики упоминались как представители национальных меньшинств, поэтому для них было решено организовать автономную область.
Основываясь на строгих документальных данных, профессор Ш. М. Султонов отмечает, что только накануне окончательного решения вопросов размежевания — 20 августа 1924 года в состав центральной территориальной комиссии были включены представители таджиков в качестве членов подкомиссии: Абдурахим Ходжибаев, Чинор Имомов, Мухтар Саиджанов, но
только с совещательным голосом. С большим трудом они добивалась справедливых решений. И автор с горечью отмечает: «Аргументированные доводы таджикской стороны отвергались вопреки исторической правде. Горстка патриотично настроенной таджикской, партийно-государственной интеллигенции, среди которой был А. Ходжибаев, оказалась бессильной перед искусственно надуманными доводами создания только автономной области на горной территории, которую можно было назвать Сангистон (страной гор)» (стр. 8−9).
Но все-таки на наш взгляд, хотя таджикская подкомиссия не имела полномочных прав, она упорно добивалась создания не автономной области, а республики. Одним из решающих аргументов в этом стали «Тезисы по вопросу о положении таджиков», составленные в июне 1924 года Абдурахимом Ходжибаевым — членом Президиума ЦИКа Туркестанской республики, которому было тогда 24 года и который занимал должность председателя облплана и заместителя Ферганского облисполкома, куда входила в те годы и Ходжентская волость.
Историки не указывают, кто был инициатором составления тезисов: поручили ли ему их составить или же он написал их по велению сердца, по долгу совести, как человек, гражданин, таджик, сердце которого кровоточило от вопиющей несправедливости.
Автор монографии показал, что это был аргументированный труд, основанный на точных данных. По оценке Ш. М. Султонова, тезисы «…составлены А. Ходжибаевым в полном соответствии с принципами историзма, с научно-методологических позиций раскрыта реакционная шовинистическая сущность пантюркизма, его логическая связь с панисламизмом и джадидизмом. Положение тезиса о том, что «джадидизм в Туркестане принял форму пантюркизма», абсолютно точно. Ш. М. Султонов считает, что А. Ходжибаев в своих тезисах обрисовал объективное положение таджиков накануне национального размежевания, оставаясь при этом «предельно объективным учёным-исследователем, настоящим цивилизованным гражданином и интеллигентом, которому совершенно чужды такие негативные проявления
—, 64~ НОМАИ донишгох 5
человеческой слабости, как национализм, чванство, высокомерие, неприязнь к традициям и обычаям иных народов» (стр. 99).
По мнению Ш. М. Султонова, автор тезисов показал себя человеком эрудированным, хорошо знающим историю родного края, умеющим видеть перспективы его развития. Партийные и государственные работники высших инстанций ознакомились с этими тезисами. Высокую оценку им дал и академик Р. М. Масов. На наш взгляд, эти тезисы и сейчас имеют не только историческое значение — наглядно рисуя картины многовековой истории таджиков, они убеждают в том, что как нация таджики духовно богаты, и внесли огромный вклад в сокровищницу мировой цивилизации.
Вопреки всему противостоянию, таджикская подкомиссия сумела одержать внушительную победу — было принято решение об образовании Таджикской автономной республики в составе Узбекской ССР (вместо ранее намеченной автономной области). И пусть эта республика была автономной, но она имела право самостоятельного управления. Это важное событие произошло 4 октября 1924 года, когда комиссия заслушала доклад А. Ходжибаева «Об образовании Таджикской республики» и приняла решение об образовании ТаджАССР. Вопреки мнению некоторых ученых, считающих действия подкомиссии робкими и трусливыми, все три члена комиссии были по натуре своей бойцами. У них не было опыта политической борьбы в дискуссиях, у них не было и нужных полномочий, но они были честными, преданными своему народу людьми. Они беззаветно любили свою родину, народ и отстаивали его права, хотя и излишне подчинялись партийной дисциплине, принимая на веру всё, что им говорили.
14 октября 1924 г. сессия ВЦИК утвердила постановление ЦИКа Туркестанской АССР о национально-государственном размежевании Средней Азии, которое было узаконено 27 октября 1924 г. сессией Верховного Совета СССР [1].
Создание Таджикской АССР стало важнейшим событием для таджиков, лишённых собственной государственности на протяжении почти тысячи лет. Однако, в результате несправедливого и торопливого национально-территориального
разграничения, таджики оказались, по словам Масова, & quot-загнанными в узкие ущелья горных массивов Средней Азии, лишились жизненно важных территорий и культурных исторических центров/'- В отношении таджиков под влиянием пантюркистов и панисламистов проводилась политика дискриминации, насаждались взгляды о существовании в Туркестане единой & quot-тюркской"-'- нации на основании которых предлагали создать единую & quot-Тюркскую Республику& quot-, существование таджиков игнорировалось, несмотря на то, что они на полторы тысячи лет раньше жили на территории Средней Азии, прежде чем здесь появились тюрки. А по численности к этому времени занимали второе место в регионе. Пантюркисты выступили против использования таджикского языка (они его называли языком прошлого, придворным и вымирающим), настаивали на отказе таджиков от своей национальности и выдавали паспорта, где их записывали узбеками, проводилась дискриминация и культуры таджиков. Основные древнейшие центры таджикской культуры (Бухара, Самарканд, Худжанд, Чует и др.) оказались на территории Узбекистана.
В последующие годы на долю партийных и государственных органов Таджикской республики, её руководителей — Н. Махсума, А. Ходжибаева и Ш. Шотемура легла вся ответственность по разрешению тех вопросов формирования национальной советской государственности таджикского народа, которые в период национального размежевания Средней Азии остались нерешёнными, чему посвящена отдельная глава книги Ш. М. Султонова. В монографии подробно освещается роль А. Ходжибаева в преобразовании Таджикской автономной республики в союзную республику. Ещё РМасов в свое время подчеркнул, что вся подготовительная работа, документы, расчёты, обоснования были подготовлены Абдурахимом Ходжибаевым и Абдукадыром Мухитдиновым. Именно они «взяли на себя тяжесть и ответственность по размежеванию Таджикистана с Узбекистаном и образования самостоятельной Таджикской республики. Все экономические, политические, культурные, демографические и другие обоснования были разработаны и внесены на обсуждение
— 166 — НОМАИ донишгох 5
вновь созданной комиссии Абдукадыром Мухитдиновым и Абдурахимом Ходжибаевым». Развивая это положение, Ш. М. Султанов приводит много фактов, расширяющих наше представление о деятельности его в этой области.
И здесь, в свете учета конкретной общественно-политической обстановки, становится ясно, что знаковым событием, определившим будущее таджикского народа, явилась непосредственная встреча и продолжительная беседа А. Ходжибаева со Сталиным, который поддержал предложение об образовании союзной республики. По нашему мнению, этому судьбоносному решению в книге должно быть уделено больше внимания.
В рецензируемой книге подчеркнуто, что А. Ходжибаев, преодолевая свои отдельные заблуждения, сомнения и излишнюю доверчивость с удвоенной энергией, решительно и настойчиво стал бороться за возвращение Ходжентского округа в Таджикскую АССР, за её преобразование в самостоятельную союзную республику. Эту задачу А. Ходжибаев рассматривал как последний шанс на выживание и возрождение таджикской нации в XX столетии.
Стремление компактно проживающего таджикского населения Ходжентского округа присоединиться к Таджикистану иллюстрирует интересный документ, обнаруженный автором в Центральном Партийном Архиве при ЦК КПСС. Это письмо жителей Исфаринского джамоата Канибадамского района, в котором местное население просит руководство страны включить их в состав Таджикистана. В книге Султонов Ш. М. приводит оригинал и перевод на русский язык этого письма (стр. 127−130). Султонов указывает, что подобные «документы можно обнаружить в государственных и партийных архивах Ташкента, Душанбе и Ленинабадской (ныне Согдийской) области» (стр. 132).
15−19 октября 1929 г. состоялся III Чрезвычайный всетаджикский Съезд Советов, принявший декларацию о преобразовании Таджикской АССР в Таджикскую ССР и непосредственном включении ее в СССР. Это решение было утверждено ЦИКом СССР 5 декабря 1929 г. Таджикская ССР стала седьмой республикой в составе СССР.
Вне всякого сомнения, одной из заслуг А. Ходжибаева следует признать написание книги «Таджикистан. Краткий политико-экономический очерк Таджикской ССР» (Москва, 1929). Этим и объясняется то, что Ш. Султонов посвятил отдельную главу своей работы рассмотрению книги А. Ходжибаева. Конечно же, о таджиках были изданы работы и раньше, но это были исследования об отдельных вопросах истории и культуры таджиков (статьи В. В. Бартольда, А. Шишова и др.). Но книга А. Ходжибаева имеет особое значение — как книга, представляющая новую республику СССР. Подробно анализируя книгу А. Ходжибаева, Ш. М. Султонов оценивает её как результат широких научных поисков А. Ходжибаева — в ней представлены очерки по истории таджикского народа, социально-экономическая характеристика таджикского советского государства, рассмотрены проблемы сельского хозяйства (ирригация, освоение новых земель, состояние хлопководства) и промышленности молодой республики. Султанов считает, что книгу А. Ходжибаева «можно назвать первым обобщающим научным исследованием по истории таджикского народа до 1929 года» (стр. 153).
Следует отметить и тот факт, что эта книга недавно переиздана. И хотя текст её точно соответствует оригиналу, изданному в 1929 году — решающем году, когда определялась судьба республики, не все удалось воспроизвести в ней точно. Так, например, многочисленные фотографии, данные в книге, по техническим обстоятельствам были опущены. Тем не менее, издание этой книги -замечательное явление в сегодняшней таджикской историографии.
В самом начале пути перед молодой Таджикской республикой стояла сложная задача: ликвидация последствий гражданской войны, восстановление народного хозяйства и создание базы для развития промышленности. В главе 7 рецензируемой книги освещается решение этих вопросов, также лёгших на плечи А. Ходжибаева — Председателя Совета народных комиссаров республики тех лет. На V съезде Советов СССР А. Ходжибаев представил план развития народного хозяйства Таджикской ССР на 1-ую пятилетку (1928−1932 годы). Автор книги, подробно
рассматривая деятельность А. Ходжибаева на посту Председателя Совнаркома республики, отмечает, что он постоянно контролировал строительство Шелкокомбината в Ходженте, принимал непосредственное участие в руководстве по созданию всей инфраструктуры Вахшстроя, активно участвовал в вовлечении крестьянства в коллективное хозяйство и т. д. Автор показывает, что в результате всей многогранной деятельности Совнаркома и его председателя А. Ходжибаева в 1929—1933 годы в Таджикской ССР был заложен прочный фундамент социально-экономического и духовного прогресса таджикского народа.
Раскрывая страницы истории становления молодой республики, автор не обошёл вниманием и его столицу (гл. 8). Выше было отмечено что, в результате национально-территориального размежевания все главные города, культурные центры таджиков
— Самарканд, Бухара, Ходжент, Чует и др. оказались за пределами Таджикистана и поэтому выбор главного центра для нового государственного образования Таджикской АССР был очень важен и одновременно сложен. Ш. М. Султанов указывает, что А. Ходжибаев предложил кишлак Душанбе, и этот разорённый к тому времени басмачами кишлак был объявлен правительством Таджикской АССР столицей республики. И время показало, что А. Ходжибаев не ошибся в выборе.
В заключение своей книги Ш. М. Султонов отмечает, что при активнейшем участии А. Ходжибаева удалось добиться появления на земле государственного образования — Таджикистана, возродить, воскресить его, дать жизнь, спасти от физического уничтожения таджикский народ, ученых, веривших в будущее республики (стр. 218). Автор монографии подчеркивает, что «заслуги Ходжибаева перед страной поистине огромны, и они достойны самой высокой оценки» (стр. 220). И хотя прошло более пятидесяти лет после его реабилитации, деятельность А. Ходжибаева не получила ещё объективной оценки в новейшей истории Таджикистана Огромные заслуги А. Ходжибаева перед таджикским народом достойны самой высокой оценки. Учитывая его вклад в создание таджикского государства, Ш. М. Султонов
предлагает, на наш взгляд, совершенно обоснованно, присвоить Абдурахиму Ходжибаеву высокое звание Героя Таджикистана.
Весьма важным и познавательным является раздел «Приложение», содержащий бесценный материал об исторических деятелях таджикской истории первой половины XX века. Особенно интересно таджикскому читателю узнать о русских учёных и государственных деятелях, которые так близко к сердцу принимали беды и чаяния таджикского народа: Г. В. Чичерине, А. А. Знаменском, И. А. Зелинском и других.
Следует подчеркнуть ещё одну особенность рецензируемой книги — в ней в хронологической последовательности рассмотрены все события истории таджиков второй половины 20-х — первой половины 30-х годов XX века и поэтому книга может быть рекомендована в качестве учебного пособия и дополнительной литературы для изучения истории республики указанного периода.
И мы глубоко благодарны профессору Ш. М. Султонову, открывшему нам, читателям, новые страницы истории таджикского народа и верного его сына Абдурахима Ходжибаева. К сожалению, тираж книги небольшой — всего 200 экземпляров. Это очень мало для нашей республики. Надеемся, что книга будет переиздана с тем, чтобы массовый читатель сумел ознакомиться с ней. Было бы желательно, чтобы при переиздании книга была по возможности дополнена некоторыми материалами.
Подводя итоги сказанному, следует подчеркнуть, что монография Ш. М. Султонова «Абдурахим Ходжибаев и его время» — плод двадцатилетней работы учёного, его упорных поисков и раздумий является одной из ярких страниц в современной таджикской историографии. Это глубокое научное и объективное исследование, написанное на доступном любому читателю языке, несомненно, станет настольной книгой всех тех, кто интересуется историей таджикского народа.
ЛИТЕРАТУРА
1. История таджикского народа. — T.V. — Душанбе, 2004.
2. Масов P.M. История топорного разделения. — Душанбе, 1989
3. Масов P.M. Таджики: история под грифом «совершенно секретно».
— |7°-(НО МАИ донишгох '-)
— Душанбе, 1995
4. Масов P.M. Таджики: вытеснение и ассимиляция. — Душанбе, 2003
5. Нуртазина Н. Народы Туркестана: Проблемы Ислама, модернизации и деколонизации (на рубеже XIX—XX вв.еков). — Алматы, 2008
6. Султонов Ш. М. Абдурахим Ходжибаев и его время (историю-политический портрет). — Худжанд: Нури маърифат, 2010
7. Султанов Ш. М., Масов P.M. Память сердца // Коммунист Таджикистана. — 1989, 14 янв.
8. Ходжибаева Б. А. Абдурахим Ходжибаев. Страницы короткой жизни. — Худжанд, 2000
История республики через призму человеческой судьбы Н. Рахимов
Ключевые слова: историография Таджикистана, пантюркизм, национально-территориальное размежевание, Таджикская АССР, Абдурахим Ходжибаев, коллективизация и культурное строительство
Работа представляет собой рецензию на книгу профессора Ш. М. Султонова «Абдурахим Ходжибаев и его время», в которой представлены жизнь и деятельность Абдурахима Ходжибаева (1900−1938) — выдающегося партийного и государственного деятеля Таджикистана, сыгравшего решающую роль в истории таджикского государства. Рецензент, высоко оценивая исследовательский труд Ш. М. Султонова, указывает на то, что политический портрет первого Председателя Таджикской ССР дан на фоне общественно-политической жизни республики. По мнению Н. ТРахимова, в рецензируемой монографии очень подробно рассмотрен вклад А. Ходжибаева в дело защиты интересов таджикского народа при национально-территориальном размежевании, в образовании таджикского советского государства, а также в годы индустриализации и коллективизации сельского хозяйства, в культурном строительстве
Н. Рахимов указывает на особенность рецензируемой книги — в ней в хронологической последовательности рассмотрены все события истории таджиков второй половины 20-х — первой половины 30-х годов XXвека и поэтому книга может быть рекомендована
в качестве учебного пособия и дополнительной литературы для изучения истории республики указанного периода.
The History of the Republic througha Prism of Human Fate N. Rahimov
Key words: historiography of Tajikistan, pan-Turkism, nationalterritorial division, Tajik Autonomous Republic, Abdurakhim Khodjibavev, collectivization and cultural building
The work is a critical review on professor Shukur Sultanov'-s book & quot-Abdurakhim Khodjibavev and his Time& quot- dwelling on the life and activities of Abdurakhim Khodjibavev (1900 -1938) — an outstanding Party and State votary of Tajikistan who played a decisive role in the history of the republic. The reviewer highly estimating the research work by Sh. Sultonov points that the portrait of the first Chairman of the Tajik SSR is presented against the background of social life of the republic. To N. Rahimov'-s mind, in the monography reviewed Khodjibayev'-s contribution into the cause of defence concerned with the interests of the Tajik people under national-territorial division is analyzed very thoroughly: formation of the Tajik Soviet state in the years of collectivization, industrialization and cultural building being depicted in all aspects as well.
N. Rahimov speaks on the peculiarities of the book reviewed — all the historic events of the second half of the 20-ies — the first half of the 30-ies are given in chronological succession: the book can be recommended as an auxiliary manual and additional literature for the study of the indicated period related to the history of Tajikistan.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой