Образ жизни российского купечества во второй четверти xix века (по материалам «Высшей» полиции)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

¦
¦
У кадетов региона выходило две газеты: «Саратовский листок» и «Волжский день» в Самаре. Этого было мало, и высказывались предложения о придании «Волжскому дню» статуса областного издания. Помощь местным кадетам в борьбе за массы оказывали партийные верхи, представители которых неоднократно приезжали в Поволжье с чтением лекций. Так, П. Н. Милюков 5 и 6 апреля 1915 г. читал лекции в Саратове по теме «Война и малые народности», всячески подчеркивая незаконность или несоответствие моменту распоряжений правительства.
В мае 1915 г в Саратове обыскам подверглись два члена партии (присяжные поверенные Н. Н. Мясоедов и В.К. Бергман). У последнего нашли «компрометирующую» переписку. Губернатор отправил дело на рассмотрение Особого совещания при Министре внутренних дел. Оно распорядилось выслать на два года из пределов губернии кадетов присяжных поверенных Н.Н. Мя-соедова, В. К. Бергмана, Н. П. Романенко, помощника присяжного поверенного А. С. Чумаевского. Дело приобрело широкую огласку. За высылаемых вступился А. Ф. Керенский, который послал соответствующую телеграмму А. Д. Протопопову. В октябре 1916 г министр приостановил высылку до пересмотра дела [14]. В Самаре также неудачно власти пробовали выслать кн. В.А. Ку-гушева [4].
В 1915 — 1916 гг. кадеты Саратова стали полем объединения местных оппозиционных сил на платформе Прогрессивного блока. Большую роль в этом играл А. Ф. Керенский. Важное собрание прошло на квартире
кадета В. И. Алмазова в ноябре 1915 г, где А. Ф. Керенским были поставлены на повестку дня два вопроса: о надвигающейся революции и о мобилизации сил местных организаций для работы на пользу революции. Так кадеты региона были подготовлены к скорому падению самодержавия и к участию в деятельности новой власти.
1. Астраханский вестник. 1912. 3 апр.
2. Астраханская речь. 1907. 26 янв.
3. Голос Самары. 1907. 21 янв.
4. Голос Самары. 1907. 28 июля.
5. Государственный архив РФ.
6. Государственный архив Ульяновской области.
7. Саратовский вестник. 1909. 28 янв.
8. Саратовский вестник. 1916. 16 сент.
9. Саратовский вестник. 1916. 5 окт.
10. Седугин В. И. Кадеты Поволжья в начале XX века (1905 -1917 гг.). Новомосковск, 1993.
11. Симбирянин. 1907. 29 сент.
12. Спирин Л. И. Крушение помещичьих и буржуазных партий в России (начало XX в.). М., 1972.
13. Львов В. Н. Программные речи и статьи в Самарском отделе «Союза 17 Октября». М., б/д.
14. Правые и конституционные монархисты в России в 1907 — 1908 гг. // Вопросы истории. 1997. № 8.
15. Шелохаев В. В. Идеология и политическая организация российской либеральной буржуазии. 1907 — 1914 гг. М., 1991.
16. Шелохаев В. В. Партия октябристов в период первой русской революции. М., 1987.
УДК 39(47) н.В. Макарова
ОБРАЗ ЖИЗНИ РОССИЙСКОГО КУПЕЧЕСТВА во второй четверти XIX века (по материалам «высшей» полиции)
В статье дана характеристика деятельности купеческого сословия с использованием материалов дел III отделения Собственной его величества канцелярии, что дало автору возможность показать роль купечества в экономической и политической жизни страны в период начала промышленного переворота и перед отменой крепостного права.
Ключевые слова: Kyne4ecmeo, блaгomвopumeльнocmь, omKyn, o6ui, ecmeeHHbie дoлжнocmu, mopгoвыe 3aee-дeнuя.
N.V. Makarova
LIFESTYLE OF RUSSIAN MERCHANTS in the second quarter of the XIX century according to the «Highest» police archives
Having analyzed archives from the III department of His Majestys Office, the author characterizes lifestyle and activity of the merchant class. The economic and political role of merchants during the beginning of the Industrial Revolution and before the abolition of serfdom is shown in the article.
The key words: merchants, charity, public office, commercial institution.
Российское купечество в эпоху царствования Николая I представляло немногочисленное сословие, но оно стало играть заметную роль в экономической и политической жизни России.
Образ жизни купечества первой половины XIX в. не получил достаточного освещения в научной литературе, поэтому мы, используя материалы архивов III отде-
ления императорской канцелярии, восполним этот пробел и попробуем обозначить характерные занятия купечества в последние десятилетия перед отменой крепостного права в России.
Как формировался купеческий слой в это время? Какими видами деятельности занималось российское купечество? Ответы на эти вопросы помогут воссоздать
¦--------------------------------------------------
картину жизни российского купечества в эпоху становления промышленного предпринимательства, что является актуальным для выяснения особенностей становления рыночной экономики России.
В первой половине XIX в. правительство поощряло предпринимательство, но количество купцов росло медленно (к 1857 г. их насчитывалось всего 180 тыс. человек). В 1801 г. за купцами было закреплено право покупки земли. С 30-х гг. XIX в., в эпоху начала промышленного переворота, начинает формироваться крестьянская промышленность, возникает новый слой крес-тьян-предпринимателей — Морозовы, Гучковы, Горемыкины, Рябушинские и др. В первой половине XIX в. наблюдается массовый отход крестьян на промыслы. К середине века отходников насчитывалось около 1,3 млн человек [1, с. 27 — 28].
Какие категории населения были отнесены к купеческому сословию в первой половине XIX в. В науке есть две точки зрения на эту проблему. Одни исследователи, например А. Р Ивонин, считают, что купечество представляло лишь верхушку мещанства. Если купец не мог платить за себя денежный взнос, он переводился в мещанство. Другие высказывают мнение, что купечество можно считать отдельным сословием, так как оно обладало все же рядом привилегий по сравнению с другими городскими жителями, о чем мы тоже можем найти упоминания в источниках. Такого мнения придерживается Б. Н. Миронов, утверждающий, что неравенство между гильдейским купечеством и мещанством можно считать социальным, а различия внутри «регулярного гражданства» — или гильдейского купечества — имущественными [5, с. 164 — 165].
Что было характерным для купечества эпохи правления Николая I?
Одной из основных черт образа жизни купечества были пожертвования на различные цели. Мы находим сведения в III отделении о пожертвовании купеческого сына Золотарева. Московские купцы также славились своей благотворительностью. В 1839 г. они организовали обеденные столы для бедных, просящих милостыню. «Высшая» полиция констатирует, что купец Борис Васильевич Страхов устроил стол на 200 человек. Сообщается, что стол для бедных весьма хорош, им «подают щи в постные дни со снетками и рыбою, в мясоед же с говядиною и солониною … потом дается гречневая каша с маслом, .а для питья подается на каждых 4-х человек большая кружка хорошего кваса». Далее в деле отмечено, что купцы братья Чижовы тоже открыли обеденные столы на Немецком рынке. Майор Перфильев, который доносит об этом шефу жандармов, замечает, что столами пользуются не только те, кто просит милостыню, но замечены и отставные солдаты, а также чиновники из разных присутственных мест. Он также сообщает о том, что публика считает, что «учреждение столов служит не к уменьшению нищенства в столице, а скорее привлечению большого множества бродяг под видом нищих в Москву, чему также содействует помещение объявлений об этих столах в „Московских ведомостях“». В феврале 1840 г. тот же жандармский офицер доносит, что обеденных столов учреждено в Москве уже шесть. А в мае того же года сообщается в донесении, что столы продолжают существовать и «высшая» полиция продолжает наблюдать за их деятельностью, пока не вмешиваясь. У купца же Страхова обе-
дают уже до 500 человек «в три-четыре обеда» [2]. Таким образом, купеческая благотворительность в огромных размерах внушала опасения III отделению, и оно контролировало этот процесс.
По материалам дел царской канцелярии известно, что отдельные купцы для того, чтобы получить правительственный заказ и потом быть в выигрыше, шли на некоторые убытки. Так, в Воронежской губернии купец Гудков «принял на себя отправку провианта с значительным понижением его против Волохова», и таким образом удалось сэкономить важную сумму. Далее сообщено, что «столь похвальное бескорыстие купца Гудкова без всякого сомнения было первым поводом к облачению сокрытых злоупотреблений». Из материалов дела видно, что купец Гудков понес убытки на 26 тыс. руб. Но III отделение исходатайствовало ему награждение — орден Святого Станислава 4-й степени, на что было получено согласие государя, а также новый подряд для снабжения армии. Московские же фабриканты вызвались «вырабатывать серые сукна для армии», что давало им немалые выгоды [2. Ф. 109. 4-я эксп. Оп. 177. Д. 66. Л. 2 об. — 3, 11 — 16- Ф. 109. 1-я эксп. Оп. 6. Д. 687. Л. 3 — 4].
Одной из значительных статей доходов купечества являлись откупа и особенно винные. В одном из дел сохранился донос на борисоглебского откупщика Са-домцева, который «продавал пития не в урочные часы» [2. Ф. 109. 1-я эксп. Оп. 14. Д. 370. Л. 8 — 9].
Много просьб купцов о получении должностей и наград собраны были в личной канцелярии шефа жандармов. Из просьб и жалоб формировались большие дела. Например, санкт-петербургский купец Обломков просит получить должность браковщика сала и масла «в здешнем порте». Однако спустя некоторое время действительный статский советник Бибиков уведомляет шефа жандармов, что Обломков «браковщиком сала определен быть не может» [2. Ф. 1717. Оп. 1. Д. 119. Л. 3 об.- Оп. 1. Д. 118. Л. 5]. Еще одна запись того же дела сообщает об иркутском купце Щегарине, который просит наградить его званием купца 2-й гильдии «за долгое служение при духовной миссии в Китае». А одесский купец Титов просит дать ему откупа. Санкт-петербургский купец 2-й гильдии Зубчанинов обращается с просьбой к правительству назначить его товарищем гофмаклера и агента казенных дел. Поступило прошение и от пивоваренных заводчиков [2. Оп. 1. Д 118. Л. 8 об., 18, 21, 63 об.].
Отдельные представители купеческого сословия вынуждены были жаловаться на местную власть в III отделение, чтобы ускорить решение своего дела. Так, саратовский купец Алексей Привалов также имел просьбу к властям, которая была отправлена для исполнения к гражданскому губернатору князю А. Б. Голицыну. Привалов жаловался на незаконные действия тамошнего губернского правления, которое отстранило его от должности опекуна малолетних детей цехового мастера Котельникова. Так как просьба его, видимо, не рассматривалась, Привалов жалуется вторично на местную власть. Еще один саратовский купец Медведев просит «об исходатайствовании ему скорейшего удовлетворения от бежавших у него судорабочих». Некий купец Жданов отправляет жалобу на неправильное с него взыскание по решению местного суда. И московский 2-й гильдии купец Челноков считает, что его притесняет Комис-
¦
¦
сия строений в Москве. Архангельский купец Афанасий Плотников пишет прошение, чтобы власти рассмотрели дело о чинимых ему притеснениях местного начальства [2. Оп. 1. Д. 119. Л. 13- Оп. 1. Д. 118. Л. 8, 12 — 13, 45, 47, 50]. Из заявлений купцов можно судить о том, что правительство с некоторым вниманием относилось к нуждам торгового сословия.
Достаточно часты были жалобы купцов друг на друга, которые вынуждены были разбирать в высшем полицейском ведомстве. Например, любавский купец Струпа просит власти взыскать с купца Фридберха «должных ему 40 000 рублей», а вятский купец Тихон Булычев жалуется на племянника своего, который довел его до разорения [2. Оп. 1. Д. 118. Л. 15 об., 22- Ф. 109. 2-я эксп. Оп. 57. Д. 10. л. 2]. Жаловалось купечество и на обиды, нанесенные им представителями благородного сословия. В частности, 2-я экспедиция III отделения вынуждена была разбирать «обиды» купца рижского Добрынина, которые нанес ему плац-майор Вакульский [2. Ф. 109. 2-я эксп. Оп. 57. Д. 60. Л. 3].
В документах секретного архива III отделения есть сообщения о том, что купцы могли стать жертвами мо-шенников-чиновников. Так, одесский купец Монтодон, обедая в одной из гостиниц, рассказал о своих делах действительному статскому советнику Гурьеву, а тот посоветовал ему прибегнуть к помощи другого «могущественного» чиновника, который брал за услугу деньги. Но сделка сорвалась. Еще одна запись сообщает, что иностранец Карл Видер, занимающийся стеклянным заводом в Царскосельском уезде, просил записать его в царскосельское купечество, но Казенная палата не утверждает решение ратуши, а чиновник Васильев просит с Видера 300 руб. за скорое окончание его дела [2. Ф. 109 с/а. Оп. 3а. Д. 3177. Л. 63, 124]. Наблюдала «высшая» полиция и за собраниями купцов, учитывая подозрительные. В одном из дел сообщено о съездах, бывающих в Москве у купца Селивановского [2. Ф. 109.
1-я эксп. Оп. 11. Д. 280. Л. 2 — 3.].
Бывали отдельные случаи, когда купцы, занимавшие высокие общественные должности, вступали в открытый конфликт с местными чиновниками. Например, в 1834 г. было составлено дело «О буйных поступках изюмского главы 3-й гильдии купца Дехтерева», в котором сообщено, что изюмское градское общество «не уважило требований городничего о починке острога и других в городе неисправностей». Далее в деле указано, что голова оного города купец Дехтерев начал собирать сходки и делать с купеческим обществом приговоры. Городничий же, узнав об этом, приехал со стряпчим приставом и велел разойтись, но требованию его не подчинились, а Дехтерев на другой день поехал к стряпчему и избил его, о чем было донесено военному губернатору. Глава Дехтерев был вызван в Харьков, но рассчитывал сместить с должности городничего города Изюма. Чем закончилось дело неизвестно, так как оно не окончено, но в нем есть пометка, что о происшествии было доложено государю [2. Ф. 109. 1 -я эксп. Оп. 9. Д. 162. Л. 1 — 3 об]. Как показывают материалы других дел «высшей» полиции, император Николай I стремился к справедливому решению споров, и поэтому, вероятнее всего, городничий был смещен с должности.
В период правления Николая I существовал обычай организации выставок промышленных изделий во время посещения губерний и городов особами император-
ского дома. Купечество особенно старалось в организации таких выставок, чтобы заслужить поощрение монарха. Так, в 1831 г. во время пребывания государя в Москве, по сообщению полицейского ведомства, была организована «выставка произведений московской промышленности». Московское купечество просило царя представить ему то, «что есть у кого в готовности». И государь «позволил устроить выставку в большой зале Кремлевского Дворца» [2. Ф. 109. 4-я эксп. Оп. 171. Д. 144. Л. 8 об. — 9].
Торжественные события, которые происходили в императорской фамилии, купцы тоже не оставляли без внимания. Они присылали членам императорского дома подарки, устраивали балы в их честь. Например, в мае 1841 г. костромское купечество устроило бал по случаю бракосочетания наследника престола Александра Николаевича. О бале сообщалось, что чиновники «ходили рука об руку с хозяевами бала, купцами, одетыми большей частию в национальные свои костюмы». Во время путешествия в 1837 г. наследника престола Александра Николаевича вологодское купечество, желая ознакомить его с богатством края, «старалось об устроении выставки». В городе Валдай его высочество «изволил» завтракать в доме купцов братьев Корытко-вых [2. Ф. 109. 1-я эксп. Оп. 16. Д. 116. Л. 15- Оп. 12. Д. 82. Л. 5 — 6, 16 об.].
Но были случаи, что местное начальство заставляло купцов делать сборы для организации встречи императора. В одном из дел «высшей» полиции сообщено, что при проезде государя в Харьков в г Чугуеве с купцов делали денежный сбор. Было набрано 5 тыс. руб., но губернатор созвал Думу, бил купцов, после чего они собрали еще 4 тыс. Но государь не принял бала и куда «употребятся деньги, неизвестно» — сообщается в деле [2. Ф. 109. 1-я эксп. Оп. 17. Д. 210. Л. 13].
III отделение сохранило некоторое количество уголовных производств, где виновными лицами оказывались купцы. Так, полтавского купца Соломона обвинили в делании фальшивых ассигнаций, но он пытается обжаловать решение суда. Либавский купец Штоббе обвинялся в тайном провозе и фальшивом клеймении товаров, а астраханский купец Крашев — в делании фальшивых паспортов. Купец из города Кирсанова Яковлев обвинялся в убийстве унтер-офицера Кошеварова [2. Ф. 109. 2-я эксп. Оп. 56. Д. 86. Л. 3 — 4- Оп. 57. Д. 54. Л. 3- Оп. 58. Д. 30. Л. 2- Ф. 109- 4-я эксп. Оп. 176. Д. 155. Л. 1 — 2- Ф. 109- 1-я эксп. Оп. 5. Д. 448. Ч. 56. Л. 1.]. Указанные дела показывают, что в среде купечества было определенное количество лиц, доставлявших беспокойство местным властям своим поведением. Кроме уголовных, к купцам применялись и административные меры. Так, купеческий сын Мимиза за дурное поведение был выслан из Одессы.
Отдельные купцы предлагали правительству проекты усовершенствования в областях промышленности и торговли. С такими предложениями, например, обратились к государю санкт-петербургский купец Зубча-нинов и иркутский 2-й гильдии купец Щегорин [18 Ф. 109.
2-я эксп. Оп. 56. Д. 68. Л. 1- Д. 89. Л. 1].
Собранные нами дела показывают, что в эпоху, когда набирал обороты промышленный переворот, купечество еще считало себя политически и экономически слабым, часто обращалось к властям с просьбами о государственных или общественных должностях, которые приносили доход, а также в целях защиты своих
¦-------------------------------------------------
прав. Но в то же время «устроение» выставок промышленных и сельскохозяйственных изделий, значительные объемы благотворительности, некоторые проекты по усовершенствованию промышленности и торговли свидетельствуют также о некоторой самостоятельности и самоорганизации купеческого сословия.
1. Воронин В. П., Тонких В. А. История российского предпринимательства: учеб. -методич. пособие. Воронеж, 2000.
2. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 109. 4-я эксп. Оп. 171. Д. 89. Л. 1 — 2- Ф. 109- 1-я эксп. Оп. 14. Д. 368. Л. 2, 3, 4, 8, 8 об., 9 об., 11.
3. Ивонин А. Р. Западносибирский город последней четверти XVIII — 60-е гг. XIX в. (опыт историко-демографического исследования). Барнаул, 2000.
4. Корнилов А. А. Курс истории России XIX века. М., 1993.
5. Миронов Б. Н. Русский город в 1740 — 1860-е годы: демографическое, социальное и экономическое развитие. М.- Л., 1990.
6. Морякова О. В. Система местного управления России при Николае I. М., 1998.
7. Мустонен П. Собственная его императорского величества канцелярия в механизме властвования института самодержца. 1812 — 1858. Копенгаген, 1998.
8. Раев М. Понять дореволюционную Россию: государство и общество в Российской империи. Лондон, 1990.
9. Розенталь И. С. «И вот общественное мнение!» Клубы в истории российской общественности. Конец XVIII — начало XX вв. М., 2007.
10. Терещенко А. В. Быт русского народа. М., 2001.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой