История становления финансового капитала в Казанской губернии в конце XIX начале XX века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
УДК 330. 142. 23: 93 (470. 41) «18» «19» И. И. САЕТГАРАЕВ
Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет
ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ ФИНАНСОВОГО КАПИТАЛА В КАЗАНСКОЙ ГУБЕРНИИ В КОНЦЕ XIX — НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА__________________________________
В статье рассмотрена история становления финансового капитала в Казанской губернии в конце XIX — начале XX века. В ходе изучения централизации капиталов в губернии, рассмотрения направленности основных банковских операций и взаимоотношений торгово-промышленного и банковского капиталов показаны особенности формирования финансового капитала на базе местной экономики. Выявлены уровень и итоги его развития в экономике Казанской губернии. Отсутствие какой-либо обобщающей работы по данной проблеме определяет научную новизну данного исследования.
банковского, промышленного и торгового капиталов, через посредство выражения их в денежной форме.
Ведущую роль в образовании финансового капитала играл процесс концентрации производства. Именно с него началась централизация капиталов и создались предпосылки для учредительства, эмиссии и долгосрочных кредитов, используемых для расширения производства. Благодаря им между промышленными предприятиями и банками возникали разного рода связи. Заключительным звеном в цепи сращивания капиталов банков и предприятий являлась личная уния, устанавливаемая между ними.
Несмотря на активное прохождение процессов объединения капиталов в крае, особенно начиная с 90-х годов XIX века, такие высшие формы централизации, как паевые товарищества и акционерные общества, в его экономике так и не получили должного развития. Характерной чертой объединения капиталов в губернии стало превалирование полных товариществ и коммандитных обществ. Так, с 1884 по 1918
Конец XIX — начало XX века в экономике Российской империи характеризуются как время формирования финансового капитала. Предпосылками этого стали концентрация и централизация капитала, развитие кредитных отношений, появление иностранного капитала и складывание монополий.
Аналогичного характера процессы прошли во второй половине XIX века и в Казанской губернии. Однако ряд обстоятельств, в частности, таких как природно-географический и национальный факторы, предопределили своеобразие экономического развития края. Вследствие этого актуальным является вопрос о становлении финансового капитала, об особенностях и итогах развития этого явления в губернии.
Финансовый капитал — это такая форма денежного капитала, которая взаимно связывает капиталы корпораций различных сфер экономики. То есть он по своей сути является еще одним выражением денежного капитала, но находится на высшей ступени развития. Это обеспечивается за счет объединения в нем
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 6 (62), НОЯБРЬ-ДЕКАБРЬ 2007
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 6 (62), НОЯБРЬ-ДЕКАБРЬ 2007
год Казанской городской управой было зарегистрировано 82 действующих торговых дома. Из них на правах полного товарищества находились 42 фирмы, а на правах товарищества на вере — 35 [1]. Их организационная структура носила довольно-таки закрытый характер и не предполагала широкого хождения ценных бумаг, лежащих в основе учреждаемых предприятий [2].
Выбор этих форм обуславливался рядом обстоятельств. Так, предшествовавшая централизации концентрация, особенно в торговле, ставшей основным финансовым источником в формировании промышленных предприятий в крае, привела к накоплению некоторыми купеческими семействами крупных средств. Вследствие этого им для учреждения фирмы зачастую не требовалось прибегать к привлечению посторонних капиталов.
Следующим фактором стала патриархальность взглядов. Коммерсанты нередко позиционировали имевшееся у них предприятие как семейное дело. Поэтому они старались не распылять свои капиталы и не допускать в управление фирмой посторонних людей. На это указывает то, что большинство фирм, функционировавших в крае в начале XX века, имели в своем наименовании указание на наследный характер дела. Кроме того, среди членов этих фирм фигурируют сыновья, жены и иные родственники патриарха семейного бизнеса [3].
Существенную роль в превалировании этих низших форм централизации в крае сыграло господство легкой промышленности. Предприятия легкой промышленности стали той сферой производства, куда происходило вложение большей части капиталов в экономике, естественно после торговли, имевшей давние исторические корни. Так, на 1897 год в крае функционировало 79,4% предприятий, перерабатывающих «животную и древесную продукцию», а также «полевые растения», а в 1908 году их было 85,3% [4].
Обширные лесные массивы и плодородные почвы, причем не только в Казанской, но и в соседних губерниях, предопределили развитие в первую очередь предприятий, принадлежащих к мукомольным, лесоперерабатывающим, винно-водочным, пивоваренным, а также овчинно-войлочным отраслям промышленности. Тот факт, что такого рода предприятия не требовали значительных затрат в процессе своей организации и дальнейшего функционирования, позволил местным коммерсантам не прибегать к долгосрочному кредитованию и широкому привлечению вкладчиков. Необходимо указать и на то обстоятельство, что эти предприятия обладали возможностью собственного накопления, а следовательно, меньше нуждались в посторонних капиталовложениях.
Таким образом, большинству местных промышленных предприятий не требовалось привлекать значительные дополнительные средства для своей деятельности. Это закономерным образом снижало потребность в организации акционерно-паевых обществ, в получении предпринимателями долгосрочных кредитов в банках, а также в проведении эмиссионных операций.
Эти факторы, а также господство в предпринимательской среде торговой буржуазии предопределило, что при создании местных банков основной акцент коммерсантами был уделен наличию возможности быстрого получения кредита под оборотный капитал. В результате наибольшее развитие в перечне предлагаемых банками услуг получили учет векселей, выдача ссуд, а также открытие специальных текущих (контокоррентных) счетов.
Дисконт векселя не предполагал своим следствием широкого процесса сращивания промышленного и банковского капиталов. Дело в том что вексель использовался в промышленности в основном для платежей и для создания платежного кредита. Отношения между банками и промышленностью не шли при проведении данного вида операций дальше необходимости исследования надежности кредитуемого и дальше получения прибыли от дисконта.
Исходя из этого можно утверждать, что Казанский купеческий банк, являвшийся наиболее крупным представителем местного банковского капитала и имевший наибольший потенциал для установления контроля над торгово-промышленными предприятиями края, использовать свои капиталы для проведения их захвата не мог. Дело в том что он, будучи учрежденным на средства представителей в основном крупного торгового капитала, относился по характеру своей деятельности к банкам дисконтного типа. Так, только на проведение дисконта векселей он, вплоть до 1916 года, тратил более 50% своего актива [5].
Единственно сильным инструментом, имевшим реальные возможности для установления контроля над предприятиями со стороны банков в губернии, были специальные текущие счета. Однако эта операция в Казанской губернии для реализации данной цели не использовалась. Банковские правила четко указывали на то, чтобы сумма открываемого кредита была на десять и более процентов ниже номинальной цены принимаемых обеспечений.
Кроме того, практически на всех счетах открытых крупными фирмами по этой операции сохранялся остаток средств, а также наблюдалось активное использование средств. Последнее обстоятельство свидетельствовало о применении средств данного счета для кредитования оборотного капитала.
Также необходимо указать, что доля негарантированных фондов, используемых в качестве обеспечения по этой операции, была незначительной. Количество же местных ценных бумаг, лидером среди которых являлись акции Казанского купеческого банка, в них была представлена еще меньше. Таким образом, возможность получения банком права владения предприятием в процессе закрытия счета и конфискации акций и паев, находящихся в обеспечении, резко снижалась.
Не способствовало сращиванию капиталов в губернии и то обстоятельство, что со стороны отделений общероссийских банков интерес к операциям с ценными бумагами, особенно с негарантированными, проявился сравнительно поздно, лишь к началу Первой мировой войны.
Из местных банков наиболее серьезно проведением этого вида операций занимался Казанский купеческий банк. Начиная с 1910 года она стала занимать в его активах второе место по активности и объему средств идущих на работу с клиентами. Если на 1 января 1904 года по этому счету было потрачено около 500 тысяч рублей, что составляло 8,9% от всего актива, то уже на 1 января 1916 года эта сумма возросла до 1 миллиона 200 тысяч рублей, что равнялось уже 16% [6]. Своеобразной особенностью Казанского купеческого банка при проведении этой операции стало то, что начиная с 1911 года возросла доля векселей, как средства обеспечения. Одновременно с этим снизилась роль ценных бумаг, ранее удерживавших первенство по этому показателю. В 1912 году обороты по специальным текущим счетам, обеспеченным векселями, превысили обороты по счетам
обеспеченным ценными бумагами, в 3 раза [7].
Изучение местных архивов показывает, что начиная с 1910 года местные капиталисты стали активнее использовать возможности Русско-Азиатского и Азовско-Донского коммерческих банков для приобретения и продажи ценных бумаг, то есть для проведения биржевой игры [8].
Также негативную роль в формировании финансового капитала в губернии сыграли такие факторы, как отсутствие фондового отделения при бирже Казани, разборчивость столичных фондовых бирж при проведении котировок провинциальных бумаг, направленность местных банков на удовлетворение потребностей коммерсантов в оборотном капитале. Так, еще в момент учреждения, в уставе Казанского купеческого банка было четко оговорено, что он не берет на себя права проведения учредительских операций [9].
Итак, подводя итог, можно говорить о незначительности объемов централизации капиталов в форме акционерно-паевых обществ, ориентированности операций банков по большей части на проведение торгового кредитования, позднем развитии фондовых операций и так далее. В свою очередь это все, на наш взгляд, не свидетельствует о прохождении процессов формирования финансового капитала в губернии посредством эмиссии, учредительства или долгосрочных кредитов.
Несмотря на это, будет неправильным заявлять о полном отсутствии каких-либо связей между разными видами предпринимательства и средствами, находящимися в их основе. Несмотря на кажущуюся краткосрочность взаимоотношений банковского и торгово-промышленного капиталов в процессе дисконта векселей и кредитования оборотного капитала, безусловно, то, что между ними возникали более или менее устойчивые связи опосредованного характера.
То есть единичный случай кредитования, бесспорно, не приводил к установлению связи, но если это превращалось в регулярный процесс, пусть и в незначительных объемах, то она закономерно возникала.
Анализ архивных фондов показывает, что большая часть капиталистов регулярно пользовалась услугами банков на протяжении долгого времени. Причем нередкими были случаи кредитования коммерсантов одновременно несколькими банками и посредством различных операций.
Учет векселей, требующих со стороны кредитных учреждений информированности о состоянии платежеспособности предпринимателей, трансфертные операции, установление связей между коммерсантами благодаря разветвленной сети банковских отделений — эти, а также многие другие услуги, предоставляемые банками, укрепляли взаимоотношения между ними и торгово-промышленными кругами.
С обеих сторон кредитных отношений возникала заинтересованность в упрочении возникающих связей, в формировании интереса у делового партнера к совместной деятельности. Такого рода интерес со стороны предпринимателей приводил к тому, что они нередко занимали разные посты в кредитных учреждениях.
Одним из примеров этого являлась их работа в банках в качестве членов учетных комитетов. Служба в них не предполагала создание возможности установления контроля с той или иной стороны друг за другом. Фактически это было простое принятие банком на работу специалистов в лице коммерсантов.
Однако, как показывала банковская практика того периода, вследствие несменяемости этих лиц на постах, это способствовало возникновению крепких связей, зачастую основанных на взаимовыгодном сотрудничестве.
Бесспорно, что служба в этих органах не представляла собой один из элементов сращивания промышленного и банковских капиталов. Решения коммерсантов должны были носить совещательный характер и не могли влиять на мнение руководства кредитных учреждений. Деятельность в них, даже когда она принимала долговременный характер и способствовала установлению тесных дружественных отношений между банками и предпринимателями, оставалась для последних в первую очередь работой.
Более качественные и устойчивые связи возникали в процессе занятия предпринимателями иных, более высоких постов в банковских учреждениях в качестве членов их советов и правлений. К примеру, действительный статский советник Г. А. Крестовников, помимо работы в правлении «Фабрично-торгового товарищества братьев Крестовниковых» также был директором товарищества мануфактур «И. Га-релин», «Московского товарищества механических изделий», входил в Государственный совет, а также являлся председателем совета Московского купеческого банка [10].
Такое совмещение должностей можно было бы назвать одним из проявлений «личной унии», если бы не одно «но». Персональная уния в таких случаях (имеется в виду их возникновение в период до 90-х годов XIX века у банков со старыми предприятиями с большим собственным накоплением) возникала на почве обслуживания нужд последнего в краткосрочном кредите. Как указывает Л. Е. Грановский, такого рода связи сами по себе отнюдь не являлись признаком наличия финансового капитала [11].
Не только участие в руководстве и функционировании тех или иных банков способствовало формированию устойчивых связей между кредитными учреждениями и торгово-промышленными кругами. Значительную роль в этом играли факты регулярного кредитования, расширение ассортимента банковских услуг, формирование в банке замкнутой системы взаиморасчетов между предпринимателями и их контрагентами и так далее.
При рассмотрении отчетов некоторых местных кредитных учреждений видна определенная связь, устанавливаемая ими с некоторыми общероссийскими банками. Возникала она на базе открытия первыми специальных и простых текущих счетов, переучета векселей, установления корреспондентских отношений и так далее. Такого рода взаимоотношения зачастую превращались в продолжительные и имели в своей основе значительные капиталы.
В результате можно говорить о наличии устойчивой связи между Вторым Казанским обществом взаимного кредита и Казанским отделением Русско-Азиатского банка. В отношение Первого Казанского общества взаимного кредита можно сказать, что к примеру из пяти банков, используемых им для помещения своих свободных средств, большая сумма в течение 1913 года прошла по счетам Азовско-Донского банка — около полутора миллионов рублей [12]. Бусыгин Иван Олимпиевич — управляющий Казанским отделением Азовско-Донского коммерческого банка, даже являлся одним из членов этого общества [13].
Экономика Казанской губернии являлась неотъемлемой частью общероссийской. Это предоп-
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 6 (62), НОЯБРЬ-ДЕКАБРЬ 2007
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 6 (62), НОЯБРЬ-ДЕКАБРЬ 2007
ределило проникновение в ее среду общероссийского и иностранного финансового капиталов, находящихся на довольно высокой ступени развития.
Первые факты этого можно проследить еще в конце XIX века. Так, летом 1897 года Парижско-Нидерландский банк и банкирская фирма «Демаши и Сейер» совместно с промышленными компаниями Вандель и Шнейдер, попытались учредить в крае «Вол-жско-Вишерское горное и металлургическое общество». Также в начале XX века на территории губернии имели свои отделения концерн Стахеева — Батолина, «Александровские сахарные заводы», связанные с Русско-Азовским коммерческим банком, акционерные общества «Нобель» и «Общество соединенных цементных заводов», близкие и патронируемые Азовско-Донским коммерческим банком, и многие другие.
Слабое развитие акционерных обществ, позднее становление фондового рынка, превалирование торговли и легкой промышленности как основной сферы приложения капиталов являлись в условиях естественно-исторического развития капитализма первопричинами слабости финансового капитала в крае. Однако становление капитализма, вхождение с конца XIX века местной кредитной системы в общероссийскую и некоторые другие причины предопределили установление устойчивых связей между местными и общероссийскими предприятиями и банками.
Местные торгово-промышленные капиталы имели определенного рода связи с банковскими капиталами основанные на длительном сотрудничестве. В результате этого у них также складывались предпосылки для взаимного сращивания, но не на основании захвата контроля друг над другом, а на базе переплетения капиталов посредством денег как всеобщего эквивалента. Такого рода отношения, конечно же, были менее устойчивые, но не менее действенные в плане создания единой, взаимосвязанной экономической системы в крае.
Таким образом, подводя итог можно сказать, что в начале XX века финансовый капитал в экономике Казанской губернии существовал. Однако, на наш взгляд, в силу ряда причин местный элемент в нем только находился на стадии своего формирования и был слабым. Особенно ярко это прослеживается при сравнении его с общероссийскими масштабами. В то же время необходимо указать, что экономика Казанской губернии, являясь неотъемлемой частью общероссийской экономики, стала территорией функционирования значительного количества фирм, представляющих собой развитый общероссийский и иностранный капиталы.
Библиографический список
1. Нигамедзинов Ф. Ф. Очерки истории купеческого сословия России конца XIX — начала XX веков. — Казань: Изд-во Института истории АН РТ, 2004. — С. 40−41.
2. Горбачев И. А. Товарищества полные, на вере, кредитные, ссудо-сберегательные, трудовые и с переменным капиталом. Акционерные и паевые компании. Закон и практика с сенатскими разъяснениями /Сост. И. А. Горбачев. — М.: Типография П. П. Рябушинского, 1910. — 712 с.
3. См.: Золотые страницы купечества, промышленников и предпринимателей Татарстана / Р.У. Амирха-
нов, Р. Р. Салихов, Р.Р. Xайретдинов и др. В 2 томах. — Казань: Яналиф, 2001. — 2 т.
4. Обзор Казанской губернии за 1897 год. — Казань: Типография губернского правления, 1898 год. — С. 28- Обзор Казанской губернии за 1908 год. — Казань: Типография губернского правления, 1910 год. — С. 27.
5. Состояние счетов Казанского купеческого банка к 1. 01. 1884 г. // Вестник финансов, промышленности и торговли. Балансы частных кредитных учреждений. — Т.1. — 1884. — № 3. — С. 95- Состояние счетов Казанского купеческого банка к 1. 01. 1900 г. // Волжский вестник. — 1900. — № 3. — С. 4- Состояние счетов Казанского купеческого банка к 31. 12. 1907 г. // Вестник финансов, промышленности и торговли. Балансы государственных и частных кредитных учреждений. — СПб.: Типография Редакции периодических изданий Министерства финансов, 1908. — С. 92- Состояние счетов Казанского купеческого банка к 1. 01. 1917 г. // Вестник финансов, промышленности и торговли. Отчеты обязанных публичной отчетностью предприятий. — 1917. — № 32. — С. 881.
6. Вестник финансов, промышленности и торговли. Указатель правительственных распоряжений по Министерству финансов. 1904 год. Отчеты кредитных учреждений, торговых и промышленных предприятий. — СПб.: Типография Министерства финансов, 1904. — С. 703.- Вестник финансов, промышленности и торговли. Указатель правительственных распоряжений по Министерству финансов. 1916 год. Балансы государственных и частных кредитных учреждений. — Петроград: Типография редакции периодических изданий Министерства финансов. — 1916. — № 4. — С. 53.
7. НА РТ. — ф. 349. — оп. 1. — д. 21. Отчеты о действиях Казанского купеческого банка за 1912 год. — С.3.
8. Национальный Архив Республики Татарстан: Фонд 146 — Казанское отделение Азовско-Донского коммерческого банка- Фонд 147 — Казанское отделение Санкт-Петербургского международного коммерческого банка- Фонд 123 — Казанское отделение Государственного банка- Фонд 145 — Казанское отделение Русско-Азиатского коммерческого банка.
9. Устав Казанского купеческого банка. — Казань: Типолитография Т Д «В. Еремеев и А. Шашабрин», 1911 — С. 11.
10. Боханов А. Н. Крупная буржуазия России (конец XIX — 1914 г.) /А. Н. Боханов. — М.: Наука, 1992 — С. 182- Лавров В. В. Акционерно-паевые предприятия России //Под ред. В. В. Лаврова. — М., 1917. — С. 142.
11. Грановский Л. Е. Монополистический капитализм в России /Л.Е. Грановский. — Ленинград: Прибой, 1929. — С. 9, 21.
12. НА РТ. — ф.3. — оп. 1. — д. 7639. Дело по отчету Казанского Общества взаимного кредита за 1913 год. — С. 27, 28.
13. Отчет о действиях Казанского Общества взаимного кредита (основанного в 1871 году) за 1916 год и список членов Казанского Общества взаимного кредита к январю 1917 года. — Казань: Центральная типография, 1917. — С. 11 — 15.
САЕТГАРАЕВ Ильдар Искандарович, аспирант.
Дата поступления статьи в редакцию: 28. 06. 2007 г.
© Саетгараев И. И.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой