Дифференцирование договора коммерческой концессии от смежных договоров

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

2.3. ДИФФЕРЕНЦИРОВАНИЕ ДОГОВОРА КОММЕРЧЕСКОЙ КОНЦЕССИИ ОТ СМЕЖНЫХ ДОГОВОРОВ
Демичева Елена Александровна, аспирант кафедры международного частного права Университет имени
О. Е. Кутафина (МГЮА)
Аннотация: С принятием и вступлением в силу части 2 ГК РФ выяснилось, что глава 54 ГК РФ оставляет открытыми ряд вопросов, из которых одним из наиболее важных представляется вопрос о соотношении договора коммерческой концессии (франчайзинга) с близкими по юридической природе лицензионным договором, договором простого товарищества, договором комиссии и агентским договором, дистрибьютерским договором,
инвестиционным договором. На страницах научных изданий продолжается активная полемика, которая касается также определения понятия, правовой природы и особенностей договора коммерческой концессии как института гражданского права. Отсутствие четкости в указанных критериях приводит к значительным сложностям в практическом применении действующего законодательства, что, в свою очередь, требует его совершенствования путем внесения изменений и дополнений. В представленной статье усматривается выбор автора в качестве конечной цели решения вопроса о соответствии существующего в настоящее время законодательного понятия коммерческой концессии действующей бизнес-модели договора франчайзинга. Для решения указанной цели автором используются методы статистического анализа, абстрагирования и сравнительного правоведения.
В статье в результате исследования существующих теоретических подходов путём применения упомянутых методов анализа гражданско-правовых норм, регулирующих отношения сторон по договору коммерческой концессии и смежных с ним договоров, определены правовая природа и особенности договора коммерческой концессии как института гражданского права. Исследованы проблемы практики правоприменения. Как вывод, автором высказано мнение о том, что наличие признаков, свидетельствующих
о самостоятельности договора коммерческой концессии, еще не доказывает того, что его необходимо рассматривать в качестве самостоятельного вида договора, выдвинут тезис об актуализации решения вопросов адекватного договорного оформления исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и перехода к инновационному этапу развития экономики. Как результат, определены основные требования к совершенствованию правового регулирования отношений возникающих из договора коммерческой концессии.
Новизна исследований автора, представленных в данной статье, видится в выдвижении оригинального конкретного предложения о принятии во внимание ряда принципов при формировании нового законодательства о франчайзинге, в виде специального закона, а именно: учета неразрывности условий договора коммерческой концессии, которым предусмотрено использование комплекса исключительных прав и организационных условий (продуктовые и организационные ноу-хау) — достижения баланса частных и публичных интересов (интересов бизнеса, общества и государства) — учета «лучших практик» регулирования франчайзинга за рубежом, как в развитых, так и развивающихся странах, для целей адаптации данного опыта в российской практике.
Среди возможных социальных результатов учета законодателем при разработке и принятии нормативных правовых актов предложений, представленных автором
настоящей статьи, видится значительное развитие отношений, оформляемым договором франчайзинга, распространение которых в РФ весьма востребовано, однако в настоящее время происходит слишком медленно. Сам анализ, полученные автором выводы и предложенные им подходы могут послужить почвой для дальнейшей научной дискуссии, а также стать частью российской правовой доктрины.
Ключевые слова: франчайзинг, договор коммерческой концессии, лицензионный договор, договор простого товарищества, договор комиссии, агентский договор, дистрибьюторский договор, инвестиционный договор, цель, предмет, объект.
DIFFERENTIATION OF FRANCHISING AGREEMENT FROM ADJACENT CONTRACTS
Demicheva Elena Alexandrovna, post-graduate student of chair of the international private law
Place of employment: Moscow State University of Law by the name O.E. Kurafin (MSLA)
Annotation: With the adoption and entry into force of the Civil Code 2 revealed that Chapter 54 of Civil Code leaves open a number of issues, of which one of the most important is the question of the relationship of a commercial concession (franchise) with close to the legal nature of the license agreement, partnership agreement, contract and commission agency agreement, Distribution agreement, investment contract. On the pages of scientific publications continues active controversy, which also concerns the definition, the legal nature and characteristics of the commercial concession agreement as an institution of civil law. Lack of clarity in these criteria leads to considerable difficulties in the practical application of the current legislation, which, in turn, requires its improvement through changes and additions. In the article the author'-s choice is seen as the ultimate goal to address the issue of compliance with the existing legislation currently existing concept of franchise business model franchise agreement. To achieve the goal of the author used methods of statistical analysis, abstraction and Comparative Law.
The article from the study of existing theoretical approaches by applying these methods of analysis of civil law governing the relationship of the parties under the contract of commercial concession and allied contracts, defined the legal nature and characteristics of the commercial concession agreement as an institution of civil law. The problems of enforcement practices. As a conclusion, the author suggested that there is an indication of the independence of the commercial concession agreement does not prove that it should be considered as a separate type of contract, have argued that an update addressing adequate contractual design exclusive rights to results of intellectual activity and transition to the innovative stage of economic development. As a result, the basic requirements for the improvement of the legal regulation of relations arising from the contract of commercial concession.
The novelty of the author'-s research, presented in this article, is seen in the extension of the original concrete proposal for taking into account a number of principles in the formation of the new legislation on franchising, in the form of a special law, namely excluding the continuity conditions of the contract of commercial concession, which provides for the use of the system of exclusive rights and organizational conditions (food and organizational know-how) to achieve a balance private and public interests (interests of business, society and the state) — accounting & quot-best practices& quot- regulation of franchising abroad, in both developed and developing countries for adaptation of this experiment Russian practice.
Among the possible social impact accounting legislator in the development and adoption of normative legal acts of the proposals submitted by the author, seen significant development
of relations to be signed by the franchise contract, the distribution of which is highly in demand in Russia, but now is too slow. Analysis itself, obtained by the author and the conclusions he proposed approaches can serve as a basis for further scientific discussion, and become part of the Russian legal doctrine.
Keywords: franchising, commercial concession agreement (franchising agreement), license agreement, commission agreement, agency agreement, distribution agreement, investment agreement, purpose, subject, object
Поступательное развитие страны в рамках инновационной парадигмы обусловлено
формированием условий для улучшения качества жизни населения, социальной справедливости,
уважения и защиты культурных, социальных и экономических прав человека и гражданина. Инновационная трансформация российской экономики ставит задачу повышения эффективности
регулирования научной и инновационной деятельности на всех уровнях управления.
Поставленные Стратегией «Инновационная Россия-2020″ [26] цели могут быть достигнуты только при условии адекватного нормативно-правового обеспечения деятельности субъектов малого и среднего инновационного предпринимательства. Это, в том числе предполагает создание правовых механизмов, обеспечивающих полноценную правовую охрану и использование объектов авторского и патентного права. В частности разработка такого механизма актуализирует решение вопросов надлежащего договорного оформления
исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, неразрывно связанных с личностью правообладателя.
В условиях новой экономики стали активно развиваться такие способы ведения предпринимательской деятельности как франчайзинг или коммерческая концессия [1]. Данный вид деловой активности распространен, как в зарубежных странах, так и в России, но его „легальные аспекты все еще создают много потенциальных трудностей для тех, кто собирается обязать себя правоотношениями по соглашению о франчайзинге“ [29, с. 103].
В настоящей статье автором будет исследован вопрос о гражданско-правовой природе договора коммерческой концессии и о соотношении данного договора с иными близкими по юридической природе и целевой направленности гражданско-правовыми институтами, а именно: лицензионным договором, договором простого товарищества, договором комиссии и агентским договором,
дистрибьютерским договором, инвестиционным договором.
Лицензионный договор. По мнению некоторых исследователей [16], признаки договора коммерческой концессии, которые установлены в главе 54 ГК РФ, соответствуют понятию лицензионного договора (п. 1 ст. 1235 ГК РФ). К главному отличию лицензионного договора от других договоров, целью которых является распоряжение исключительными правами, является их направленность на передачу права на соответствующий [24] объект интеллектуальной собственности не в полном объеме, а в согласованных сторонами пределах.
Смешение данных гражданско-правовых институтов, представляется, обусловлено тем, что изначально распоряжение исключительными правами на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации в рамках обязательственных отношений возможно посредством отчуждения (передачи) и предоставления права на использование [4]. Это позволяет утверждать о существовании связи между договором коммерческой концессии и лицензионным договором. Последний послужил „методологической“ базой для развития и легального закрепления договора коммерческой концессии в российском гражданском законодательстве.
В этой связи к договору коммерческой концессии субсидиарно применяются нормы о лицензионном договоре, поскольку это не противоречит положениям главы 54 ГК РФ и существу договора коммерческой концессии (п. 4 ст. 1027 ГК РФ).
Однако данная возможность не оправдывает смешение рассматриваемых договоров, которые имеют существенные различия. Так, договор коммерческой концессии предоставляет возможность использования целого комплекса объектов исключительных прав [5]. Данный критерий — основа многих судебных решений по „делам о разграничении данных договоров“. Возможно также различать данные договоры по предмету, объекту, субъектам (см. таблицу 1).
Договор простого товарищества. По договору простого товарищества двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели (ст. 1041 ГК РФ).
По мнению ряда исследователей, юридическая природа договора коммерческой концессии представляет собой договор простого товарищества, так как существенные условия договора простого товарищества находят свое проявление в договоре коммерческой концессии:
а) объединение вкладов или передача (по договору коммерческой концессии) нематериальных благ, в т. ч. исключительных прав-
б) особый порядок расчетов-
в) общие совместные действия сторон, направленные на достижение одной общей цели [6] в течении продолжительного периода.
С этим мнением трудно не согласиться, ведь цели сторон по договору коммерческой концессии одинаковы по направленности. Конечная цель правообладателя и пользователя — получить экономический эффект (вознаграждение и прибыль соответственно) от использования в предпринимательской деятельности пользователя комплекса принадлежащих правообладателю исключительных прав.
Таблица 1
Сравнительный анализ договора коммерческой концессии и _____________ лицензионного договора [16]________________
Признак Лицензионный договор Договор коммерческой концессии
Предмет предоставление права использования отдельных объектов интеллектуальной собственности передача комплекса исключительных прав в разном объеме и сочетании
Объект права на использование объектов промышленной собственности, на которые получены охранные документы, в том числе, незарегистрированные объекты промышленной собственности права на использование объектов промышленной собственности, на которые получены охранные документы, подтверждающие право правообладателя на данные объекты
Субъект физическое и юридическое лицо коммерческая организация или индивидуальный предприниматель
Цель ориентир — распределение между контрагентами прав и обязанностей по использованию конкретного объекта интеллектуальных прав преследует цель замещения п ра вообл адателя пользователем в отношениях с третьими лицами
Ограничение использования права в результате выдачи нескольких лицензий возможность использования патента самим лицензиаром может быть исчерпана возможность использования комплекса исключительных прав самим правообладателем не ограничивается
Возмездность может быть возмездным и безвозмездным возмездный договор
Так, В. С. Ем и Н. В. Козлова отмечают, что подрядчик по договору простого товарищества желает получить прибыль от выполнения работ/оказания услуг [7]. Пользователь стремится получить доход, составляющий разницу между затратами на покупку лицензии и прибылью, которая может быть получена в результате использования товарного знака, знака обслуживания и т. п. в предпринимательской деятельности. При этом, взаимоотношения сторон в рамках рассматриваемых договоров в большей (договор простого товарищества) или в меньшей степени (договор коммерческой концессии) строятся на лично-доверительных (фидуциарных) началах и характеризуются установлением партнерских отношений.
Тем не менее, вышеперечисленные общие черты двух анализируемых договоров не дают все же оснований к их смешению. К числу признаков договора простого товарищества, которые не свойственны договору коммерческой концессии, относятся следующие:
1) договор простого товарищества многосторонний, а волеизъявления контрагентов по договору сонаправлены-
2) результатом совместной деятельности участников договора простого товарищества становится долевая собственность товарищей (п. 1 ст. 1043 ГК РФ) —
3) стабильность, состава участников (п. 1 ст. 1050 ГК РФ) —
4) субъектами договора простого товарищества могут быть любые лица-
5) ведение общих дел в рамках договора осуществляется товарищами сообща (п. 1 ст. 1044 ГК РФ).
Договор комиссии и агентский договор. Некоторые авторы (А.П. Белов, А. Ляско) указывают на имеющеюся схожесть между деятельностью пользователя и торговых посредников, к которым относятся агенты, дилеры, дистрибьюторы, комиссионеры, маклеры и другие лиц, действующие на основе договоров комиссии или агентирования.
Однако договор коммерческой концессии и посреднические договоры отличаются их предметом. По договору коммерческой концессии передается комплекс исключительных прав, по договору агентирования совершается ряд юридических и иных (фактических) действий, предметом договора поручения являются определенные юридические действия, а комиссии — одна иди несколько сделок [16]. Следует согласиться с мнением Е. А. Суханова, что к числу донорских элементов договора коммерческой концессии не являются договоры представительства, комиссии или агентские договоры, так как пользователь всегда действует не только от своего имени и за свой счет, но и в своих интересах, осуществляя самостоятельную предпринимательскую деятельность [12].
Анализ существующих различий между договором коммерческой концессии и дистрибъюторским договором, не урегулированным нормами российского права, показал, что данные „формы сбыта“ в определенной степени схожи [22]. Но нам представляется более целесообразным обобщить критерии разграничения анализируемых договоров [20]:
1) сфера деятельности применения договора -дистрибьюторский договор в основном используется в торговле [25]- договор коммерческой концессии применим для расширения рынков в производственной сфере и сфере услуг-
2) степень участия в производственной деятельности -дистрибьютор не производит товары, но перепродает их- пользователь по договору коммерческой концессии „замещает“ собой производителя [22]-
3) уровень взаимодействия контрагентов — по договору коммерческой концессии он гораздо выше. Правообладатель может оказывать пользователю образовательные услуги, услуги по консультированию на производстве, осуществляет контроль качества продукции-
4) особенности входа на рынок — дистрибьютор представляет собственное название и бренд изготовителя- предприятие пользователя выступает как филиал правообладателя-
5) особенности получения экономического эффекта -дистрибьютор не платит вознаграждение производителю. Последний почти всегда получает экономический эффект в виде торговой наценки-
6) предмет классического франчайзинга — возмездное использование бизнес-модели франчайзера. Это возможно только при комплексной передаче организационных, управленческих и продуктовых новаций (ноу-хау). При дистрибьюторстве отсутствует передача организационных и управленческих новаций. Иные разграничения данных договоров отсутствуют [30].
Инвестиционный договор. Задуматься о разграничении франчайзинга, договоров о совместной деятельности и договоров комиссии вынуждает также ведущаяся за рубежом уже не одно десятилетие дискуссия относительно правовой природы договора франшизы как инвестиционного договора.
Существуют две противоположных точки зрения относительно того, носит ли франчайзинг инвестиционный характер. Немецкими авторами нередко отстаивается позиция, согласно которой франчайзинг представляет собой инвестиционный договор, в рамках которого обе стороны инвестируют свой капитал в совместный проект (франчайзер — по большей части в виде исключительных прав, а франчайзи — в форме финансовых и иных материальных ресурсов) [28]. Целью такого проекта является извлечение максимальной прибыли от совместно вложенных в общее дело средств.
Специальное законодательство о франчайзинге зарубежных государств направлено, в основном, на защиту прав и законных интересов потенциальных франчайзи, признаваемых инвесторами, а в ряде случаев — и на охрану публичных интересов [1].
Согласно Федеральному закону от 25 февраля 1999 г. № 39-Ф3 (ред. от 12. 12. 2011) „Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений“ [11] под инвестиционной деятельностью понимается вложение инвестиций, и осуществление практических действий в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта (ст. 1), инвестициями — денежные средства, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, иные права, имеющие денежную оценку, вкладываемые в объекты предпринимательской и (или) иной деятельности в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта [13].
Здесь следует отметить, что существуют различия и в толковании терминов „инвестиции“ в экономической доктрине. Под „инвестициями“ чаще всего понимаются вложения капитала, в том числе и в форме имущественных и неимущественных прав, имеющих денежную оценку, в объекты предпринимательской или иной деятельности для достижения стратегических целей инвестора [8].
Мы склонны предполагать, что понятие „франчайзинг“ является по своей сути собирательным, обозначающим конкретную группу договоров, характеризующихся преобразованием вкладываемых инвестиций, как денежной формы, так и неденежной в материальную ценность.
В этой связи интересно отметить следующее. Анализ судебной практики показал, что большинство судебных споров в рамках инвестиционных соглашений возникает по поводу строительства недвижимости с участием публичного органа власти, который передает в аренду другой стороне договора земельный участок. После передачи в аренду земельного участка разрабатывается проектная документация, получается разрешение на строительство, за свой счет, своими и/или привлеченными силами другая сторона по договору строит объект. В результате исполнения инвестиционного соглашения каждая сторона получает право собственности на долю в инвестиционном контракте. Однако принятие постановления Пленума Верховного Арбитражного Суда Российской Федерации № 54 [10] дало толчок практике правоприменения и подобные инвестиционные соглашения суды начали классифицировать как договоры простого товарищества даже в том случае, если споры не были связаны со строительством недвижимого имущества. Так, рассматривая спор, возникший из инвестиционного соглашения, по которому одна сторона (предприятие) осуществляло инвестиций в виде денежных средств (в форме капитальных вложений) в проводимые партнером работы по получению технического сертификата [14], суд классифицировал его как договор простого товарищества. Однако данный договор нельзя признать договором простого товарищества, так как он не отвечает его признакам, выделенным нами ранее. Правоотношения сторон по договору носят
смешанный характер (сочетают в себе элементы инвестиционного контракта и лицензионного договора).
Представляется, что договор коммерческой концессии (в том виде в котором он „легализован“ в главе 54 ГК РФ) все же не является инвестиционным1, несмотря на то, что данный договор можно признать „донорским“ договором для договора коммерческой концессии по ряду признаков:
1) инвестиции обязательно предполагают получение прибыли, а обе стороны по договору коммерческой концессии получают экономический эффект в виде прибыли и вознаграждения-
2) инвестиционная деятельность предполагает помимо финансовых вложений еще и осуществление практических действий со стороны инвестора по реализации соответствующих инвестиций- как мы определили правообладатель по договору коммерческой концессии может участвовать в деятельности пользователя (контроль качества, повышение квалификации персонала пользователя и т. п. и в определенной степени имеет возможности осуществлять какой-либо контроль за целевым и своевременным использованием исключительных прав-
3) состав участников этих двух договоров и их обязанности весьма схожи.
По мнению ряда исследователей (С.А. Бобков, Ж. Н. Бородина [2], С. А. Гелашвили [3], О. А. Орлова, Д. В. Шульга [27]), по своей юридической природе договор коммерческой концессии следует рассматривать в качестве самостоятельного правового института. В своей работе С. А. Бобков справедливо указывает, что понятие „коммерческая концессия“ (использованное в российском законодательстве) и понятие „франчайзинг“ (известное в зарубежной практике предпринимательской деятельности) не являются синонимами, а соотносятся соответственно как видовое и родовое понятия [1]. В рамках данных отношений пользователю предоставляется разработанная правообладателем технология ведения предпринимательской деятельности по реализации товаров (работ, услуг), включая права на использование принадлежащих правообладателю средств индивидуализации участников гражданского оборота и других объектов исключительных прав, в обмен на долю в доходах, получаемых пользователем от использования такой технологии.
На наш взгляд, несмотря на то, что наличие определенного сходства договора коммерческой концессии с другими видами гражданско-правовых договоров не означает „размытости“ его юридической природы», утверждения о том, что предмет и существенные условия договора коммерческой концессии вытекают из его сущности и являются уникальными, представляются автору спорным.
«Франчайзинг», «договор коммерческой концессии» имеет скорее экономическое, нежели юридическое значение, поскольку указывает на экономическую цель возникающих в его рамках правоотношений и не дает информации о виде договора.
В частности привлечение средств под обязательство предоставления права на использование комплекса принадлежащих правообладателю исключительных прав на определенный срок и за вознаграждение может оформляться, в том числе и различными договорами, которые будут определяться исходя из
1 Существенными условиями инвестиционного договора являются предмет договора и его срок.
мотивов сторон. В результате под именем договора коммерческой концессии каждый раз возникает единое обязательство, но всегда разное, что говорит о том, что перед нами смешанный синаллагматический договор, сочетающий в себе элементы разных договоров. Такими донорскими элементами, согласно проведенному исследованию, в т. ч. являются
инвестиционные договоры, договоры комиссии
(агентирования), дистрибьюторские договоры.
По мнению автора, наличие признаков, свидетельствующих о самостоятельности договора коммерческой концессии, еще не доказывает того, что его необходимо рассматривать в качестве
самостоятельного вида договора.
Закрепление договора на уровне федерального закона в юридической науке почти никогда не считалось решающим доводом в пользу признания самостоятельности не только отдельно взятого юридического института, но и целой отрасли [23]. Так, по справедливому мнению С. В. Сарбаша, то, что в нормах ГК РФ сформулированы существенные признаки договора, еще не дает повода говорить о нем как о самостоятельной договорной разновидности [9].
Договоры коммерческой концессии, заключаемые на практике, часто имеют недостатки, обусловленные различным пониманием субъектами правоприменения правовой природы данного договора, желанием применять к нему нормы, которые регулируют смежные договоры. В итоге единой судебной практики разрешения споров, вытекающих из договоров коммерческой концессии не сложилось [15, 17, 18, 19, 21].
Анализ показал, что в условиях формирования инновационной экономики более востребован именно франчайзинг, как форма предпринимательской деятельности и бизнес-модель. Отдельные нормы российского гражданского законодательства, регулирующие отношения по передаче исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности в рамках договора коммерческой концессии, требуют приведения в соответствие с современной практической деятельностью хозяйствующих субъектов.
На наш взгляд, эффективное правовое регулирование коммерческой концессии как гражданско-правового института должно основываться на следующих принципах:
— учет неразрывности условий договора коммерческой концессии, которым предусмотрено использование комплекса исключительных прав и организационных условий (продуктовые и организационные ноу-хау) —
— достижение баланса частных и публичных интересов (интересов бизнеса, общества и государства) —
— учет «лучших практик» регулирования франчайзинга за рубежом, как в развитых, так и развивающихся странах, для целей адаптации данного опыта в российской практике.
Автор приходит к выводу, что правовое регулирование франчайзинга должно
совершенствоваться в направлении принятия специального закона о франчайзинге, гармонизации национально-правовых норм с международными нормами, несмотря на то, что такое совершенствование крайне затруднительно осуществить в ближайшем будущем. Представляется целесообразным внести изменения в отечественном
правовом регулировании договора коммерческой концессии, направленные на усиление роли международного регулирования в отношениях, связанных с трансграничным франчайзингом, с одновременным отказом от использования в них специальных норм главы 54 ГК РФ, т. е. отношение к договору трансграничного франчайзинга как к непоименованному договору. Такое весьма оригинальное предложение, при принятии его законодателем, по мнению автора, может обеспечить положительное развитие отношений франчайзинга, осложненных иностранным элементом, по крайней мере, до тех пор, пока не будет принят специализированный закон и не проведена адаптация соответствующих норм отечественного права с международными стандартами.
Список литературы:
1. Бобков С. А. Правовое регулирование коммерческой концессии в Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. -М., 2004. — 207 с.
2. Бородина Ж. Н. Коммерческая концессия как институт гражданского права // Вестник ТИСБИ. — 2004. — № 1. URL: www. law. edu. ru. (дата обращения 10. 10. 2013)
3. Гелашвили Е. В. Договор коммерческой концессии: дис. … канд. юрид. наук. — Ставрополь, 2007. — 171 с.
4. Гражданское и торговое право капиталистических государств. — М.: Междунар. отнош., 1992. С. 394.
5. Гражданское право: В 2 т. Том 2. Полутом I: Учебник. — М.: Издательство БЕК, 2000. — С. 627.
6. Договоры в предпринимательской деятельности / Павлодский Е. А., Левшина Т. Л., Беляева О. А., Витрянский В. В., Гасников К. Д. — М.: Изд.: Статут, 2008. — 509 с.
7. Ем В. С., Козлова Н. В. Договор простого товарищества // Законодательство. — 2000. — № 1. — С. 8.
8. Марголин А. М. Инвестиции. — М.: Изд-во РАГС, 2006. — С. 20.
9. Материалы семинара, организованного Школой бизнеса «Статут», Москва. URL: www. statut. ru. (дата обращения
12. 11. 2013)
10. О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем: постановление Пленума ВАС РФ от 11. 07. 2011 г. № 54.
11. Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений": федеральный закон от 25. 02. 1999 г. № 39-ФЗ (ред. от 12. 12. 2011) // СЗ РФ. — 1999. — № 9, ст. 1096.
12. Обязательственное право. Т.4. — М.: Волтерс Клувер, 2008.
13. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. URL: http: //ozhegov-online. rU/letter/10/3/ (дата обращения
03. 12. 2013).
14. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской
Федерации от 03. 12. 2012 г. № ВАС-13 096/12. //
URL: www. ras. arbitr. ru/ (дата обращения: 03. 12. 2013).
15. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27. 09. 2013 г. № ВАС-10 862/13.
16. Орлова О. А. Место и роль договора коммерческой концессии в системе гражданско-правовых договоров // Законодательство и экономика. — 2003. — № 6.
17. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 12. 11. 2013 г. № 09АП-35 161/2013-ГК.
18. Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 26. 11. 2013 г. № А51 -11 068/2012. URL www. ras. arbitr. ru/. (дата обращения 2. 12. 2013)
19. Постановление Суда по интеллектуальным правам от
04. 12. 2013 г. по делу № А40−160 777/2012.
URL: www. ras. arbitr. ru/. (дата обращения 05. 12. 2013).
20. Райников А. С. Договор коммерческой концессии. — М.: Статут, 2009. — 199 с.
21. Решение Арбитражного суда Челябинской области от
15. 11. 2013 г. по делу № А76−2739/2013. www. ras. arbitr. ru/ (дата обращения 07. 12. 2013).
22. Рыкова И. Особенности национального франчайзинга // Бизнес-адвокат. — 2002. — № 11. — С. 12.
23. Систематизация хозяйственного законодательства. — М. Юрид. лит., 1971. — 206 с.
24. Соколов С. А. Стратегия и практика ведения переговоров при торговле лицензиями и ноу-хау. Т.1. — М.: ИНИЦ Роспатента, 1998. С. 30−32.
25. Сосна С. А., Васильева Е. Н. Франчайзинг. Коммерческая концессия. — М.: ИКЦ & quot-Академкнига"-, 2005. — 375 с.
26. Стратегия инновационного развития Российской
Федерации на период до 2020 года: распоряжение
Правительства Российской Федерации от 08. 12. 2011 г. № 2227-р // СЗ РФ. — 2012. — № 1, С. 216.
27. Шульга Д. В. Регулирование договора коммерческой концессии (франчайзинга) в гражданском праве России: дис. … канд. юрид. наук. -Волгоград, 2005. — 169 с.
28. Ющенко Н. А. Правовое регулирование коммерческой концессии и франчайзинга в России и за рубежом: дис. канд. юрид. наук. — Казань, 2009. — 228 с.
29. Milenkovic Т. The Main Directions in Comparative Franchising Regulation — Unidroit Initiative and its Influence // European Research Studies. -2010. — Vol. XIII, Issue (1). — рр. 103−118.
30. UNIDROIT Guide to International Master Franchise Arrangements. 2-nd ed. Rome: The International Institute for the Unification of Private Law (UNIDROIT) Via Panisperna, 2007. pp: 28 — 184.
Reference list:
1. Bobkov S.A. Legal regulation of franchise in the Russian Federation: dis. … cand. jurid. Sciences. — Moscow, 2004. — 207.
2. Borodin J.N. Commercial concession as an institution of civil rights // Herald TISBI. — 2004. — № 1. URL: www. law. edu. ru. (date of access 10. 10. 2013)
3. Burns S.I., Shvedova N.Y. Dictionary of Russian language. URL: http: //ozhegov-online. ru/letter/10/3/ (date accessed 03. 12. 2013).
4. Civil and commercial law of the capitalist states. — M.: International Relations, 1992. P. 394.
5. Civil law: In 2 volumes Volume 2. Semivolume I: Textbook. — M.: Publishing BECK, 2000. — P. 627.
6. Contracts in Business / Pavlodsky EA Levshina TL Belyaeva OA Vitryansky VV, KD Gasnikov — M.: Publishing.: Statute 2008. — 509 p.
7. Contractual right. T.4. — Moscow: Wolters Kluwer, 2008.
8. Determination of the Supreme Arbitration Court of the Russian
Federation of 03. 12. 2012, # VAS-13 096/12. // URL:
www. ras. arbitr. ru/ (date of access: 03. 12. 2013).
9. Determination of the Supreme Arbitration Court of the Russian Federation of 27. 09. 2013, # VAS-10 862/13.
10. Em V.S., Kozlov N.V. Simple partnership agreement // Legislation. — 2000. — № 1. — C. 8.
11. Gelashvili E.V. Franchising agreement: Dis… Cand. jurid.
Sciences. — Stavropol, 2007. — 171.
12. Margolin A.M. Investment. — Moscow: Publishing House of RAGS 2006. — P. 20.
13. Milenkovic T. The Main Directions in Comparative Franchising Regulation — Unidroit Initiative and its Influence // European Research Studies. -2010. — Vol. XIII, Issue (1). — pp: 103−118.
14. On investment activity in the Russian Federation in the form of capital investment& quot-: Federal Law of 25. 02. 1999, № 39-FZ (as amended on 12. 12. 2011) // NW. — 1999. — № 9, Art. 1096.
15. On some issues the resolution of disputes arising from contracts concerning real estate, which will be created or acquired in the future: the resolution of the Plenum of the Supreme Arbitration Court of 11. 07. 2011, № 54.
16. Orlova O.A. The place and role of a commercial concession in the system of civil contracts // Law and Economics. — 2003. — № 6.
17. Pine S.A., Vasilyeva E.N. Franchising. Commercial concession.
— M.: ICC & quot-Akademkniga"-, 2005. — 375 p.
18. Proceedings of the seminar organized by the School of Business, & quot-The Statute& quot-, Moscow. URL: www. statut. ru. (date accessed 12/11/2013)
19. Rajnikov A. Franchising agreement. — M.: Statute of 2009. -199 p.
20. Resolution of the Fifth Appellate Court on 11. 26. 2013, # A51−11 068/2012. URL: www. ras. arbitr. ru/. (date accessed 02/12/2013)
21. Resolution of the Ninth Arbitration Court of Appeal of 12/11/2013, # 09AP-35 161/2013-GK.
22. Ruling by the intellectual property rights of 12. 04. 2013 on case # A40−160 777/2012. URL: www. ras. arbitr. ru/. (date of access
05. 12. 2013).
23. Rykov I. Characteristics of the national franchise // Business Advocate. — 2002. — № 11. — S. 12.
24. Shulga D.V. Regulation of a commercial concession (franchise) in the Russian civil law: dis… Cand. jurid. Sciences. Volgograd, 2005. 169 p.
25. Sokolov S.A. Strategy and practice of negotiating with trade licenses and know-how. V.1. — M.: INIC Rospatent, 1998. P. 30 -32.
26. Systematization of economic legislation. — M.: Legal. lit., 1971. -206 p.
27. The decision of the Arbitration Court of Chelyabinsk Region of
15. 11. 2013 on case #A76−2739/2013. URL: www. ras. arbitr. ru/ (date accessed 07. 12. 2013).
28. The strategy of innovative development of the Russian Federation for the period up to 2020: the disposal of the Government of the Russian Federation dated 08. 12. 2011 № 2227p // NW. — 2012. — № 1, pp. 216.
29. UNIDROIT Guide to International Master Franchise Arrangements. Rome: The International Institute for the Unification of Private Law (UNIDROIT) Via Panisperna, 2007. pp: 28 — 184.
30. Yushchenko N.A. Legal regulation of franchise and franchising
in Russia and abroad: dis. Cand. jurid. Sciences. — Kazan, 2009.
— 228 p.
РЕЦЕНЗИЯ
к статье Демичевой Елены Александровны «Дифференцирование договора коммерческой концессии от смежных договоров»
В представленной статье автор рассматривает действительно имеющую место в теории гражданского права проблему соотношения договора коммерческой концессии (франчайзинга) со схожими в юридическом смысле лицензионным, инвестиционным, агентским,
дистрибьютерским договором, договорами простого товарищества и комиссии. В статье высказывается ряд разумных выводов, например о сомнительной уникальности договора коммерческой концессии и отсутствии практической необходимости рассматривать этот договор в качестве самостоятельного вида договора. Мнение автора о том, что действующее правовое регулирование коммерческой концессии должно совершенствоваться в направлении
принятия специального закона о франчайзинге,
соответствует мнению большинства исследователей, однако при этом сам автор полагает, что такое совершенствование неосуществимо в ближайшем будущем. Автором предложены конкретные изменения в отечественном правовом регулировании договора коммерческой концессии, которые предполагают учет ряда принципов, используемых в законодательстве стран, где франчайзинг чрезвычайно распространён. Представляется, что предложенные
изменения могут способствовать повышению эффективности бизнес-модели франчайзинга в российских условиях.
Статья в полной мере соответствует требованиям, предъявляемым к научным работам, и может быть рекомендована к публикации в научных журналах, в том числе в журналах из перечня ВАК.
Рецензент
Заместитель директора по научной работе Института права ГОУВПО «Тамбовский государственный университет имени Г. Р. Державина» кандидат юридических наук, доцент
P. B. Пузиков

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой