Дифференцированные подходы к диагностике непереносимости молока в гериатрии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СИБИРСКИЙ МЕДИЦИНСКИЙ ЖУРНАЛ № 32 008 (выпуск 1)
В ПОМОЩЬ
ПРАКТИЧЕСКОМУ
ВРАЧУ
УДК 612. 392. 84: 616−056. 3−053.9 Л. В. Мамаева, С.В. Смирнова
Е-mail: rsimpn@scn. ru
ДИФФЕРЕНЦИРОВАННЫЕ ПОДХОДЫ К ДИАГНОСТИКЕ НЕПЕРЕНОСИМОСТИ МОЛОКА В ГЕРИАТРИИ
ГУ НИИ медицинских проблем Севера С О РАМН, г Красноярск
ВВЕДЕНИЕ
Одной из важнейших демографических особенностей XXI века является старение жителей многих стран мира — увеличение доли пожилых лиц в общей численности населения. Поэтому гериатрия превращается в одну из доминирующих областей медицинской практики. По заключению экспертов ВОЗ, старение
— это физиологический процесс, развивающийся в результате повреждающего действия экзогенных и эндогенных факторов, ведущих к ограничению адаптационных возможностей организма и увеличению вероятности смерти [1, 2]. Это явление стало одной из важнейших проблем, которая во многом изменяет экономические, производственные и общественные отношения современного общества [3, 4, 5]. В связи с этим в России возрастает актуальность изучения медико-демографических проблем, связанных со здоровьем людей пожилого и старческого возраста. По классификации возрастных периодов ВОЗ, женщины в возрасте 55−74 лет и мужчины 60−74 лет считаются пожилыми, 75−89 лет — старческого возраста, 90 и более лет — долгожителями [1, 2]. С увеличением возраста человека структура заболеваемости значительно меняется в результате уменьшения числа острых заболеваний и увеличения болезней, связанных с прогрессированием хронических патологических процессов [6, 7]. Состояние здоровья лиц пожилого и старческого возраста характеризуется высоким уровнем накоплений патологии на фоне выраженных возрастных изменений в различных органах и системах [8, 9, 10]. В клинике внутренних болезней довольно часто встречается непереноси-
58
мость молока [11, 12]. Так, среди взрослого населения Европы непереносимость молока зарегистрирована у 1−7% [1- 6], в России — у 6,2% [13], которая при патологии желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) достигает 30% [14]. В гериатрии непереносимость молока может быть связана как с патологией органов пищеварения (ЖКТ, печени, желчного пузыря и поджелудочной железы), так и с физиологическими возрастными изменениями ЖКТ (атрофией слизистой), сопровождающимися ферментопатией, в частности лактазной недостаточностью. Не исключаются истинные аллергические и псевдоаллерги-ческие механизмы непереносимости молока [15, 16,
17, 18, 19]. Клиническая картина непереносимости молока весьма разнообразна — от моновалентных до системных проявлений. Так, по данным Е. А. Беюл с соавт. [20], при употреблении молока отмечаются: диарея (в 62% случаев), метеоризм и тошнота (в 80%), урчание и боли в животе (в 96%), общая слабость (в 90%), лихорадка (в 21%), тахикардия (в 39%), боли в области сердца (в 18%). В доступной литературе нет четких данных о механизмах непереносимости молока в гериатрии. Полиморфизм клинических признаков затрудняет дифференциальную диагностику истинной аллергической непереносимости молока с другими патологическими состояниями, сопровождающимися непереносимостью пищи. Изучение особенностей клиники и патогенеза непереносимости молока в гериатрии позволит установить дополнительные диагностические критерии различных клинико-патогенетических вариантов и проводить целенаправленную патогенетически обоснованную коррекцию.
МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ
Методом случайной выборки обследовано 120 человек: пожилые (п=61) женщины (п=30) в возрасте от 55 до 74 лет и мужчины (п=31) от 60 до 74 лет, лица старческого возраста (п=59) — женщины (п=45) и мужчины (п=14) от 75 до 89 лет. Клинико-патогенетические варианты непереносимости пищи определены с учетом классификации аллергии по патогенезу (Пыцкий В.И. и Смирнова С. В., 1997). Выделены четыре группы обследованных: I — контроль (без признаков непереносимости пищи и тяжелых заболеваний, п=13), II — псевдоаллергия (неиммунологическая непереносимость пищи, п=39), III — лактазная недостаточность (непереносимость молока, п=27), IV — истинная пищевая аллергия (иммунологическая непереносимость пищи, п=41, в том числе иммунологическая непереносимость молока, п=4). Общеклинические методы обследования: анамнез заболевания и жизни, включая аллергологический анамнез, объективный осмотр, показатели лабораторных исследований периферической крови, мочи, фекалий (бактериологическое исследование) и инструментальных исследований органов пищеварения — ультразвуковое исследование (УЗИ) органов
брюшной полости, фиброэзофагогастродуоденоско-пия (ФЭГДС) с прицельной биопсией антрального отдела желудка, цитологическое определение Н. pylori. Методы специфической аллергологической диагностики: определение концентрации общего и специфического IgE к молоку в сыворотке крови, методом твердофазного иммуноферментного анализа.
Для проведения лактозотолерантного теста (ЛТТ) в качестве нагрузки использовали лактозу в дозе 50 г. Повышение глюкозы в крови через 20 и 40 минут, менее чем на 1,1 ммоль/л, свидетельствует о гиполак-тазии (Scheiler R.E., Corona E., Rosalos F. et al., 1990). Определение галактозы в моче после приема 50 мл лактозы проводилось с помощью стандартных тест-полосок «Lac Test» (Estonia). Наличие галактозы в моче определялось с помощью полуколичественного метода, результаты оценивались по изменению цвета индикаторной тест-полоски в реакционной зоне. Не-изменившийся или бледно-зеленый цвет указывает на отрицательную реакцию (гиполактазия), а синий или сине-зеленый цвет — на положительную реакцию (нормалактазия). Достоверность визуальной оценки была дополнительно проверена с помощью денситометрии в отраженном свете на денситометре «Chromoscan-200″ (Германия).
Описание выборки производили с помощью подсчета медианы (Ме) и интерквартального размаха в виде 25 и 75 процентилей (С25 и С75). Статистическую значимость различий между показателями независимых выборок оценивали по непараметрическому критерию Манна-Уитни. Статистический анализ осуществляли в пакете прикладных программ 81а11з1к: а 6.0 [21, 22].
РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ
Непереносимость пищи у женщин в пожилом возрасте встречается в 90%, в старческом возрасте — в 93,4%, у мужчин — в 83,9% и 85,8% соответственно. В пожилом и старческом возрасте чаще всего отмечается непереносимость молока, реже — цитрусовых, яиц, мяса, сдобы, рыбы, шоколада, томатов, алкоголя, меда, малины, орехов. У мужчин с увеличением возраста нарастает частота встречаемости бивалентной непереносимости пищи. Поливалентная непереносимость пищи у мужчин в старческом возрасте встречается реже, чем у женщин. У женщин с увеличением возраста выявлено увеличение частоты непереносимости рыбы и уменьшение частоты непереносимости алкоголя (табл. 1).
Непереносимость молока у мужчин и женщин
Таблица 1
Структура пищевых продуктов при непереносимости пищи у женщин и мужчин пожилого
и старческого возраста
Пищевые продукты Непереносимость пищевых продуктов (%) р
Женщины пожилого возраста, n=30 1 Женщины старческого возраста, n=45 2 Мужчины пожилого возраста, n=31 3 Мужчины старческого возраста, n=14 4
Молоко 53,4 55,6 46,4 42,9
Цитрусовые 33,4 22,3 19,4 7,2
Яйца 26,7 26,7 16,2 14,3
Мясо 13,4 31,2 19,4 14,3 0,05& lt-р1 2& lt-0,1
Сдоба 10 24,5 25,9 7,2
Рыба 6,7 31,2 13,1 21,5 р1 2& lt-0,05
Шоколад 20 24,5 6,5 14,3
Томаты 16,7 17,8 9,7 0 0,05& lt-р24<-0,1
Алкоголь 16,7 2,3 9,7 14,3 р1 2& lt-0,05- 0,05& lt- р24& lt-0,1
Мед 13,4 13,4 3,3 21,5 р3,4& lt-0,05
Малина 16,7 20 6,5 7,2 0,05& lt-р34<-0,1
Орехи 6,7 2,3 6,7 7,2
Моновалентная непереносимость 33,3 15,5 16,2 42,8 0,05& lt-р1 2& lt-0,1- 0,05& lt-р34<-0,1
Бивалентная непереносимость 20 17,7 15,8 0 р3,4& lt-0,05- 0,05& lt-р24<-0,1
Поливалентная непереносимость 33,3 53,3 29 21,4 р2,4& lt-0,05- 0,05& lt-р1 2& lt-0,1
процессы (40−60%), реже встречаются эрозивно-язвенные (20,5−35%), воспалительные (2,8−20%) и гипер-пластические процессы (0−14,8%). Чаще выявляется сочетанная структурная патология желчного пузыря, протоковые и диффузные изменения печени и поджелудочной железы, так, в старческом возрасте у мужчин признаки структурных изменений отмечаются чаще, чем у женщин (84,6% против 53,1%, р& lt-0,05). Реже в пожилом и старческом возрасте отмечается сочетание структурной патологии желчного пузыря и поджелудочной железы (6,6−28,1%), сочетание признаков калькулезного холецистита, протоковых и диффузных изменений печени и поджелудочной железы (6,6−24%), признаки изолированной патологии желчного пузыря (0 и 6,6%).
Определены характерные признаки выделенных клинико-патогенетических вариантов непереносимости молока. Поливалентная непереносимость пищи отмечается при псевдоаллергии (56,4%) и лактаз-ной недостаточности (51,8%), бивалентная непереносимость пищи — при истинной пищевой аллергии (31,7%). Непереносимость молока в пожилом и старческом возрасте чаще всего обусловлена лактазной недостаточностью (66,7%) и псевдоаллергией (64,2%), реже пищевой аллергией (39,1%). Полученные результаты свидетельствуют о многообразии причин и механизмов непереносимости молока, включая: лактаз-ную недостаточность, связанную с физиологическим старением организма и атрофическими процессами в слизистой кишечника- нарушение метаболизма гистамина и переваривание жиров молока, обусловленных патологией печени, желчного пузыря и поджелудочной железы- истинную аллергическую реакцию
Таблица 2
Показатели лактозотолерантного теста в пожилом и старческом возрасте (Ме- 025& quot-0у5)
Показатели после нагрузки лактозой Группы обследованных р
Женщины пожилого возраста, п=22 1 Женщины старческого возраста, п=41 2 Мужчины пожилого возраста, п=23 3 Мужчины старческого возраста, п=8 4
Прирост гликемии 1,0- 0,5- 0,2- 1,0- р13& lt-0,05
(ммоль/л) 0,3−1,1 0,1−1,5 0,1−0,3 0,3−2,0 р3,4& lt-0,05
Галактоза в моче по резуль- 5,0- 5,5- 5,5- 5,7-
татам денситометрии (мм2) 4,0−6,0 4,0−6,5 4,0−6,0 5,0−7,0
Таблица 3
Концентрация общего !^Е в сыворотке крови мужчин и женщин пожилого и старческого
возраста (Ме- 025−075)
Группы обследованных
Показатель Женщины пожилого Женщины старчес- Мужчины пожи- Мужчины старчес- р
возраста, п=30 кого возраста, п=45 лого возраста, п=31 кого возраста, п=14
1 2 3 4
ОбщийЕ 1,0- 0,5- 0,2- 1,0- р13& lt-0,05
(МЕ/мл) 0,3−1,1 0,1−1,5 0,1−0,3 0,3−2,0 р34& lt-0,05
Рис. 1. Прирост гликемии в лактозотолерантном тесте у мужчин и женщин пожилого и старческого возраста
пожилого и старческого возраста проявляется метеоризмом (21,8−37,9%), реже метеоризмом и диареей (4,1−15,6%), изжогой (0−6,6%), болью в животе и запором (0−6,2%), отрыжкой (0−2,8%). Непереносимость лактозы чаще проявляется диареей и метеоризмом (15−35,8%), реже болью в животе (0−15%), метеоризмом (0−11,1%), запором (0−4,3%). Результаты ЛТТ по приросту гликемии (рис. 1) и галактозы мочи (табл. 2) показали, что гиполактазия чаще определялась у мужчин пожилого возраста и женщин старческого возраста, реже у мужчин старческого возраста и женщин пожилого возраста.
Отмечено повышение концентрации общего и наличие специфического 1§ Е к молоку в сыворотке крови у мужчин пожилого возраста (табл. 3). СпецифическийЕ к молоку в сыворотке крови обнаружен у женщин старческого возраста. У женщин пожилого возраста и мужчин старческого возраста специфический 1§ Е к молоку не обнаружен.
В слизистой оболочке желудка и двенадцатиперстной кишки женщин и мужчин пожилого и старческого возраста преобладают атрофические
(в 23,4%) и истинной пищевой аллергии (в 31,1%). Основным симптомом непереносимости лактозы является диарея. После нагрузки лактозой у обследованных отмечена диарея чаще при лактазной недостаточности (56,5%), реже при истинной пищевой аллергии (24,1%) и псевдоаллергии (13,3%). При непереносимости лактозы в пожилом и старческом возрасте отмечаются: боль в животе (3,3−13%), метеоризм (0−6,6%) и запор (0−4,3%). По лабораторным показателям ЛТТ, приросту глюкозы в крови (рис. 2) и галактозы в моче выявлена нормолактазия в группе контроля и при псевдоаллергии. По результатам ЛТТ при лактазной недостаточности обнаружено отсутствие прироста глюкозы в крови и галактозы в моче, что свидетельствует о гиполактазии. При истинной пищевой аллергии результаты ЛТТ не однозначны: прирост глюкозы в крови менее 1,11 ммоль/л, что свидетельствует о гиполактазии, показатель галактозы свидетельствует о нормолактазии (табл. 4). В группе с истинной пищевой аллергией при визуальной оценке тест-полосок в 32,2% обнаружено отсутствие изменения цвета в реакционной зоне (гиполактазия).
По результатам серологического обследования только в группе с истинной пищевой аллергией выявлена повышенная концентрация общегоЕ (табл. 5). У лиц пожилого и старческого возраста в
Таблица 4
Показатели ЛТТ в зависимости от клинико-патогенетического варианта непереносимости молока в пожилом и старческом возрасте (Ме- 025−075)
Показатели после нагрузки лактозой Группы обследованных
Контроль, п=9 1 Псевдоаллергия, п=30 2 Лактазная недостаточность, п=25 3 Пищевая аллергия, п=30 4 р
Прирост глюкозы (ммоль/л) 1,6- 0,9−1,7 1,4- 0,9−1,8 0- 0−0 0,4- 0,1−2,5 р1 2& lt-0,05 р13& lt-0,05 р23& lt-0,001 р3,4& lt-0,001
Показатель галактозы 5,0- 5,7- 4,5- 6,0- р1 3& lt-0,05 р23& lt-0,01 р3,4& lt-0,05
в моче по результатам денситометрии (мм2) 4,0−5,9 5,0−6,5 3,5−5,5 4,0−7,0
Таблица 5
Концентрация общего !^Е в сыворотке крови мужчин и женщин пожилого и старческого возраста в зависимости от клинико-патогенетического варианта непереносимости молока (Ме- 025−075)
Группы обследованных
Показатель Контроль, п=13 1 Псевдоаллергия п=39 2 Лактазная недостаточность п=27 3 Пищевая аллергия п=41 4 р
ОбщийЕ 14- 25- 18- 155- р, 4& lt-0,001
(МЕ/мл) 7−22 9−50 4−39 102−225 4 4 & quot-. А, А 00 11
Прирост щ ЇО МИИутя Прирост нл 40 мину»
& quot-•* «і гтруПпа яжтропьмая
N Группа С №вщДой/іґ"рсмьи і)п*30] іруїПй С Пдкі. Инйи ііиДоЄГйТамнос?мо & lt-п-251-чв-IV грулпас пищєвзйалперпией & lt-п*30]
Рис. 2. Прирост гликемии в лактозотолерантном тесте в зависимости от клинико-патогенетических вариантов непереносимости молока
на белки молока. Для всех клинико-патогенетических вариантов непереносимости молока характерным клиническим симптомом является метеоризм, при лактазной недостаточности — в 40,7%, псевдоаллергии — в 35,8%, пищевой аллергии — в 24,3%. При непереносимости молока, обусловленной псевдоаллергией, в 10,2% случаев характерны боли в животе и запор. Другие проявления непереносимости молока: сочетание метеоризма и диареи (12,8−18,5%), изжога (0−7,4%), отрыжка (0−2,5%).
По результатам ЛТТ выявлены клинические проявления непереносимости лактозы в пожилом и старческом возрасте, в основном при лактазной недостаточности (в 74%), а реже при псевдоаллергии
Таблица 6
Показатели микробной флоры кишечника мужчин и женщин в зависимости от клиникопатогенетического варианта непереносимости молока (Ме- 02575)
Группы обследованных
Показатели Контроль, n=5 1 Псевдоаллергия, n=19 2 Лактазная недостаточность, n=7 3 Пищевая аллергия, n=8 4 р
Условно-патогенная флора (КОЕ/мл) 107- 0−107 0- 0−4,0×106 108- 0−108 0- 0−5,0×105 р1 4& lt-0,05 р23& lt-0,05 р3,4& lt-0,05
Типичная кишечная палочка (КОЕ/мл) 4,5×108- 2,5×108−4,5×108 4,0×107- 107−2,0×108 4,0×108- 107−5,0×108 4,6×107- 106−3,1×108 р1 2& lt-0,01 р23& lt-0,05
Энтерококки (КОЕ/мл) 107- 107−107 106- 106−107 108- 106−108 9,5×106- 104−107 р1 3& lt-0,05 р14& lt-0,05 р23& lt-0,01
Бифидобактерии (КОЕ/мл) 108- 106−108 108- 107−109 109- 107−109 5,5×108- 108−109 р2 3& lt-0,05
Лактобактерии (КОЕ/мл) 108- 106−108 106- 105−107 108- 107−108 5,1×107- 105−108 р1 2& lt-0,01 р23& lt-0,001 р2,4& lt-0,05
во облигатной флоры при лактазной недостаточности (14,2%) в отличие от групп обследованных с псевдоаллергией (66,6%) и истинной пищевой аллергией (62,5%). При лактазной недостаточности в микробиоценозе кишечника обследованных обнаружено повышенное количество: типичной кишечной палочки, энтерококков, бифидо- и лактобактерий, а также синегнойной палочки (28,5%) и цитробактер (28,5%). При псевдоаллергии в микробиоценозе кишечника у лиц пожилого и старческого возраста выявлено пониженное количество: типичной кишечной палочки, энтерококков, бифидо- и лактобактерий. При истинной пищевой аллергии в микробиоценозе кишечника обнаружено пониженное количество энтерококков и повышенное — лактобактерий (табл. 6).
Таким образом, проведенное исследование позволило выявить дифференциально-диагностические критерии, характеризующие изученные нами клинико-патогенетические варианты непереносимости молока в пожилом и старческом возрасте. Непереносимость молока, обусловленная лактазной недостаточностью, характеризуется: чаще поливалентной непереносимостью пищи- повышенным содержанием в кишечнике облигатной, условно-патогенной и патогенной флоры- 100%-ной гиполактазией, в 74% случаев — с клинической непереносимостью лактозы- нормальным уровнем общего 1§ Е и отсутствием специфического 1§ Е к молоку. Непереносимость молока, обусловленная псевдоаллергической реакцией, характеризуется: поливалентной непереносимостью пищи, нередко проявляющейся крапивницей- при непереносимости молока — болью в животе и запором- обсемененностью Н. руЬп слизистой желудка- пониженным содержанием облигатной флоры в кишечнике- 100% - нормолактазией, в 23,4% случаев — с кли-
9,7% случаев выявлена истинная аллергия к молоку: в 7,3% в сыворотке крови обнаружен низкий титр IgE к молоку, в 2,4% - умеренный титр IgE к молоку. Истинная пищевая аллергия к молоку в пожилом и старческом возрасте проявляются метеоризмом (4,8%) и диареей (4,8%). В 7,3% случаев с учетом результатов ЛТТ выявлено сочетание механизмов непереносимости молока, обусловленных лактазной недостаточностью и истинной аллергической реакцией реагино-вого типа.
По данным ФЭГДС, статистически значимых отличий выявленных изменений в группах обследованных не установлено, так, чаще всего определялись атрофические изменения слизистой оболочки (3762,5%), реже эрозивно-язвенные процессы (23,537%) и признаки воспаления слизистой (8−12,5%). В группах с непереносимостью пищи выявлены гипер-пластические процессы слизистой оболочки желудка (8,8−14,8%). Обсемененность H. pylori антрального отдела желудка чаще выявлялась при псевдоаллергии (64,7%) и ферментопатии (60%), реже при пищевой аллергии (28,5%).
По результатам УЗИ органов пищеварения, статистически значимых отличий в группах обследованных не выявлено, так, чаще всего выявлены сочетанные признаки хронического холецистита, протоковые и диффузные изменения печени и поджелудочной железы (66,6−71,4%), реже — признаки хронического холецистита и диффузные изменения поджелудочной железы (12,1−18,5%). В группах с непереносимостью пищи диагностированы признаки хронического калькулезного холецистита, изменения печени и поджелудочной железы (14,8−21,2%).
В микробиоценозе кишечника у лиц пожилого и старческого возраста выявлено пониженное количест-
нической непереносимостью лактозы- нормальным уровнем общего IgE и отсутствием специфического IgE к молоку. Непереносимость молока, обусловленная истинной аллергической реакцией, характеризуется: моно- и бивалентной непереносимостью пищи- атрофическими и эрозивно-язвенными изменениями слизистой желудка и двенадцатиперстной кишки- количественными изменениями облигатной флоры в кишечнике- в 32,2% - гиполактазией, в 31,1% случаев — с клинической непереносимостью лактозы- повышенным уровнем общего IgE и наличием специфического IgE к молоку в низком и умеренном титрах.
ВЫВОДЫ
1. Установлена высокая частота встречаемости непереносимости пищевых продуктов у женщин и мужчин пожилого (90% и 83,9% соответственно) и старческого возраста (93,4% и 85,8% соответственно). В структуре пищевых продуктов при непереносимости пищи основным является молоко как у женщин, так и у мужчин пожилого (53,4% и 46,4% соответственно) и старческого возраста (55,6% и 42,9% соответственно).
2. Определены особенности клинических проявлений непереносимости молока в пожилом и старческом возрасте в зависимости от клинико-патогенетического варианта непереносимости пищи. Так, основным клиническим признаком непереносимости молока является метеоризм: при лактазной недостаточности — в 40,7%, при псевдоаллергии — в 35,8%, при истинной пищевой аллергии — в 24,3%. Только при псевдоаллергии непереносимость молока проявляется болью в животе и запором (10,2%). При лактазной недостаточности в пожилом и старческом возрасте клинические проявления непереносимости молока и лактозы выявлены реже (в 66,7% и 74% соответственно). При псевдоаллергии выявлена нормолактазия с клинической непереносимостью молока и лактозы (в 64,2% и 23,4% соответственно). При истинной пищевой аллергии в 32,2% выявлена гиполактазия с клинической непереносимостью молока и лактозы (в 39,1% и 31,1% соответственно).
3. При истинной аллергической непереносимости пищи в пожилом и старческом возрасте концентрация общего IgE в сыворотке крови повышена (Ме=155- Q25=102, Q75=225 МЕ/мл). Истинная пищевая аллергия реагинового типа к молоку встречается в редких случаях: титр специфических IgE к молоку был низкий (в 7,3%) и умеренный (в 2,4%).
4. Статистически значимых различий патологических изменений в слизистой оболочке желудка и двенадцатиперстной кишки в группах обследованных не обнаружено, так, чаще выявляются атрофические изменения слизистой оболочки желудка (37−62,5%), реже эрозивно-язвенные процессы (23,5−37%) и признаки воспаления (8−12,5%). Только в группах с непереносимостью молока выявлялись гиперпластичес-кие процессы слизистой оболочки желудка (8,8−14,8%).
5. Микробиологический состав кишечника зависит от клинико-патогенетического варианта непереносимости молока в пожилом и старческом возрасте. При псевдоаллергии в кишечнике выявляется снижение количества: типичной кишечной палочки, бифидобактерий, лактобактерий, энтерококков. При лактазной недостаточности в кишечнике обследованных выявляется повышение количества: типичной кишечной палочки, бифидобактерий, лактобактерий, энтерококков, условно-патогенной флоры (цитробактер — в 28,5%), патогенной флоры (синегнойной палочки — в 28,5%). При истинной пищевой аллергии в микрофлоре кишечника отмечается пониженное содержание энтерококков и повышенное — лактобактерий.
ЛИТЕРАТУРА
1. Валенкевич Л. Н. Пищеварительная система человека при старении / Л. Н. Валенкевич. — Л.: Наука, 1984. -224 с.
2. Гончарова Г. Н. Пути оптимизации реабилитационной помощи пожилому населению / Г. Н. Гончарова, Н. В. Тихонова. — Красноярск, 2004. — 103 с.
3. Модель оптимизации лечебно-профилактической помощи лицам пожилого и старческого возраста / А. А. Модестов, О. М. Новиков, О. В. Подкорытов, В. В. Шевченко // Сиб. мед. обозрение. — 2002. — № 1. — С. 55−57.
4. Глухова В. Л. Опыт работы по пропаганде медицинских знаний по лечебному и рациональному питанию пожилых и старых людей / В. Л. Глухова, О. А. Каган, В.И. Хау-стов // Клинич. геронтология. — 2004. — № 9. — С. 94−95.
5. Шабалин А. В. Основы геронтологии / А. В. Шабалин. -Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2005. — 76 с.
6. Валенкевич Л. Н. Гастроэнтерология в гериатрии / Л. Н. Валенкевич. — Л.: Медицина, 1991. — 220 с.
7. Using Health Utility Index (HUI) for measuring the impact on health-related quality of Life (HRQL) among individuals with chronic diseases / ЕМо, B.C. Choi, F.C. Li, J. Merrick // Scientific World Journal. — 2004. — V/27, № 4.
— P. 746−757.
8. Оценка качества жизни с использованием международной классификации функционирования, ограничения жизнедеятельности и здоровья (МКФ) / П. А. Воробьев, М. В. Авксентьева, Н. Н. Яхно и др. // Клинич. геронтология. — 2004. — № 9. — С. 71.
9. Анисимов В. Н. Молекулярные и физиологические механизмы старения / В. Н. Анисимов. — СПб.: Наука, 2003. — 468 с.
10. Медведев Н. В. Прогнозирование показателей качества жизни пациентов пожилого и старческого возраста с полиморбидностью / Н. В. Медведев, Н. К. Горшунова // Клинич. геронтология. — 2005. — Т. 11, № 9. — С. 99.
11. Бахна С. Л. Аллергия к молоку / С. Л. Бахна, Д. К. Хейнер.
— М.: Медицина, 1985. — 208 с.
12. Subjective health complaints and modern health worries in patients with subjective food hypersensitivity / R. Lind, G. Arslan, H.R. Eriksen et al. // Dig. Dis. Sci. — 2005. — V. 50, № 7. — Р 1245−1251.
13. Шарина Е. Г. Аллергия к коровьему молоку / Е.Г. Ша-рина, И. Н. Лошкомоева // Гигиена и санитария. — 1973.
— № 9. — С. 100.
14. Ногаллер А. М. Аллергия и хронические заболевания органов пищеварения / А. М. Ногаллер. — М., 1975. — 112 с.
15. Рапопорт Ж. Ж. Аллергия к пищевым продуктам / Ж. Ж. Рапопорт, А. М. Ногаллер. — Красноярск: Изд-во Краснояр. Ун-та, 1990. — 256 с.
16. ^ггс^^ of lactose maldigestion, lactose intolerance, and milk intolerance / A.O. Johnson, J.G. Semenya, M.S. Buchowski et al. // Am. J. Clin. Nunr. — 1993. — № 57.
— Р. 399−401.
17. Смирнова С. В. Аллергия и псевдоаллергия / С. В. Смирнова. — Красноярск: Гротеск, 1997. — 219 с.
18. Elbon, S.M. Milk consumption in older Americans /
S.M. Elbon, M.A. Johnson, J.G. Fischer // Am. J. Public. Health. — 1998. — V. 88, № 8. — Р. 1221−1224.
19. Goldstein, R. Саrbohydrate malabsorption and the effect of dietary restriction on symptoms of irritable bowel syndrome and functional bowel complaints / R. Goldstein, D. Braverman, H. Stankiewiecz // Isr. Med. Assoc. J. — 2000.
— V. 2, № 8. — Р. 583−587.
20. Беюл Е. А. К клинической оценке непереносимости молока / Е. А. Беюл, О. Н. Григорьян, В. М. Михайлова // Клинич. медицина. — 1980. — Т. 58, № 9. — С. 84−90.
21. Гланц С. Медико-биологическая статистика / С. Гланц.
— М.: Практика, 1999. — 459 с.
22. Реброва О. Ю. Сравнение групп по количественным признакам / О. Ю. Реброва // Рос. аллерголог. журн. — 2005.
— № 3. — С. 73−78.
DIFFERENTIATED APPROACHES TO THE DIAGNOSIS OF MILK INTOLERANCE IN GERIATRICS
L.V. Mamayeva, S.V. Smirnova
SUMMARY
Clinical pathogenetic variants of milk intolerance in elderly and senile ages and their differential diagnosis criteria are presented in the article. We examined 120 subjects of elderly and senile ages. Status of digestive tract organs, lactose tolerant test, specific allergic diagnosis were determined. Milk is the main product in the structure of food intolerance products in females and males of elderly ages (53,4% and 46,4%) and senile ages (55,6% and 42,9%). Mechanisms of milk intolerance in elderly and senile ages are concluded to be heterogeneous, which allows to define clinical-pathogenic variants of milk intolerance and to determine main differential diagnosis criteria.
Key words: intolerance to milk, lactose insufficiency, malabsorbtion, allergy to milk, old and senile age.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой