Общесоциологическая парадигма социальной адаптации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 316.4 ББК 60. 5
ОБЩЕСОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ
А.Н. Овшинов
Понятие «социальная адаптация» является одним из системообразующих понятий в социологии. Социология отличается своим многовариантным статусом парадигм. Предлагаем понятие «социальная адаптация» рассматривать через призму всех общепризнанных в социологии социальных парадигм. Комплексы понятий парадигм составляют разные виды теоретического осмысления социальной адаптации в процессе их взаимодействия. Теоретическая ситуация в социологии, как результат теоретико-методологического анализа феномена «социальная адаптация», характеризуется теоретическим плюрализмом, многовариантностью подходов, разновидностью теоретических ориентаций.
GENERAL-SOCIOLOGICAL PARADIGM OF SOCIAL ADAPTATION
A.N. Ovshinov
The concept «social adaptation» is one of main concepts of sociology. Sociology has multiple statuses of paradigms. We suggest considering the concept «social adaptation» through a prism of all conventional social paradigms in sociology.
Complexes of concepts of paradigms make different types of theoretical judgment of social adaptation in the course of their interaction. A theoretical situation in sociology as a result of the teoretical and methodological analysis of the phenomenon «social adaptation», is characterized by theoretical pluralism, diversity of approaches and different theoretical orientations.
Ключевые слова: общесоциологическая парадигма, социальная адаптация, цивилизация, социальная активность, общество, социальная реальность, структура, социальные субъекты, потребности.
Keywords: general -sociologicalparadigm, social adaptation, civilization, social activity, society, social reality, structure, social subjects, requirements.
К началу третьего тысячелетия человек оказался в эпицентре множества социально-культурных цивилизаций, которые со временем становятся более схожими, идентичными. Этому способствует усложнение форм взаимодействия социальных обществ людей в современном мировом сообществе под влиянием изменения естественных границ культур, возросшего уровня коммуникативности, плюрализации культурных ценностей (языков, традиций).
В условиях развертывающихся во всем мире процессов цивилизационной идентичности социальная группа, нация, класс осознают себя неотъемлемой частью мирового социума.
Проблемы социальной адаптации стали одной из важнейших тем отечественной социологии.
Социальная адаптация как форма социальной активности способствует системе приспосабливаться к внешним для нее требованиям и условиям и тем самым
обеспечивать самосохранение и возможность успешного развития в дальнейшем. Чем сложнее цивилизационная система в ее содержательно-функциональном значении, чем развитее ее элементы и подсистемы, тем настойчивее заявляет о себе необходимость в эффективных средствах сглаживания тех противоречий и конфликтов, что неизбежно возникают при столкновениях интересов целого с интересами его отдельных частей.
Политические, социальные и экономические процессы, миграция и трудовая деятельность, социальные институты и организации являются объектами и субъектами, причинами и следствиями процесса социальной адаптации. Именно социальная активность как форма социальной адаптации позволяет исследовать и анализировать актуальные общественные процессы, включая прогнозирование и оценку успешности социально-экономического реформирования современного российского общества.
Актуальность изучения феномена социальной адаптации в условиях внутрицивилизационного общения можно определить следующими обстоятельствами: развитием процесса цивилизационной идентичности в мировом социуме и необходимостью преодоления коммуникативных барьеров, возникающих из-за усложнения форм межэкономического, политического, социального и культурного взаимодействия социальных общностей, людей-
обострением международных политических и межнациональных конфликтов вследствие усиления процессов глобализации и этноцентричного восприятия мира-
ростом миграционных потоков, вызванных как экономическими причинами и интернационализацией рынка труда, но и военными конфликтами-
необходимостью оптимизации отношений между представителями разных культур и субкультур и овладение навыками межкультурного общения.
Актуальность данной проблемы подчеркивается и недостаточной степенью разработанности в научной литературе. Проблема социальной адаптации, несмотря на обилие эмпирических исследований в современной западной и российской литературе, продолжает оставаться недостаточно изученной, хотя является одной из наиболее сложных и теоретически многозначных.
Как утверждает современное науковедение, любая наука, представляющая собой реальную, упорядоченную связь истинных суждений и предположений, и проблем, относящихся к действительности в целом и отдельным областям или сторонам ее, достигает зрелости, то есть становится достаточно самостоятельной, когда она переходит в парадигмальный статус.
Социологические знания, зародившиеся в недрах других наук (философии, антропологии, экономики, психологии и др.) прошли исторически познавательный путь развития от допарадигмального к многовариантному парадигмальному статусу.
Социология — это парадигмальная наука, поэтому мы считаем целесообразным рассмотрение социологической теории социальной адаптации, являющейся одной из актуальных и основных проблем социологии, также на парадигмальном уровне. Отличительной особенностью парадигмального уровня социологии является то, что ее объектом является социальная реальность и основные элементы.
Социологическая теория социальной адаптации представляет логически взаимосвязанную систему понятий и принципов, посредством которых объясняется природа (структура, генезис) тех или иных элементов социальной реальности и взаимодействие между ними. Понятие «парадигма» шире по объему, чем понятие «теория».
Мы разделяем точку зрения французского социолога Э. Дюркгейма, который
рассматривает общество как всеохватывающую социальную реальность, обладающую самоценностью и определяющую все остальные ценности. Эта категория имела для него основополагающее значение.
В отличие от Г. Спенсера и Ф. Тённиса Дюркгейм утверждал, что современное общество представляет не меньшее органическое единство, чем предшествующие формы общества. Оно остается реальностью sui generie [5, С. 323].
По Дюркгейму, социальная реальность включена в общий универсальный природный порядок, и она столь же основательна, а главное, «реальна», как и другие виды реальности (биологический, психологический, экономический), а потому, как и последние, развивается в соответствии с определенными законами. Общество, считает Дюркгейм, реальность особого рода, которая не сводится к другим ее видам. И здесь следует подчеркнуть одну основополагающую идею, которая пронизывает все научное творчество Дюркгейма. Речь в данном случае идет о безусловном признании автономии социальной реальности и прежде всего по отношению к индивидуальной, биопсихической реальности, которая воплощена в отдельных индивидах. Различия индивида и общества выступают у него в форме дихотомических пар, в которых так или иначе воплощается (выражается) разнородность этих реальностей. Например, «индивидуальные факты», «индивидуальные представления» — «коллективные представления», «индивидуальное сознание» — «коллективное сознание» и др.
Одной из плодотворных идей Дюркгейма является признание общества самостоятельной объективной реальностью по отношению к составляющим его индивидам- рассмотрение влияния социальной среды на индивидуальное сознание и поведение.
В обществе Дюркгейм видел высшую и в то же время «реальную сущность, которая обосновывает и санкционирует нравственность». Это означало, что он представлял общество как надындивидуальную духовную реальность, основанную на «коллективных представлениях», составляющих в совокупности коллективное или общее сознание. На наш взгляд, при рассмотрении феномена «социальная адаптация как парадигмы» необходимо подходить к анализу общества как к социальной реальности с учетом замечаний Э. Дюркгейма.
Понимание общества как социальной реальности (парадигмальный уровень) должно быть исходным, несмотря на существенные концептуальные различия трех основных социологических парадигм западно-европейского и американского теоретического мышления — функциональной, конфликтной и бихевиористской.
Функциональная концепция трактует общество как «группу человеческих существ, представляющих собой самообеспечивающую систему действия, которая обладает способностью к более длительному существованию во времени, чем отдельный индивид, группа, которая рекрутируется, по крайней мере, частично, путем естественного воспроизводства ее членов. Разновидностью структурно-функциональной теории является «функциональное обоснование общества» [12, С. 7677]. В теории конфликта общество понимается как совокупность конкурирующих и конфликтующих систем [4, С. 101] и бихевиористской — как индивид с большой буквы.
Основным связующим звеном социальной реальности как единого целого в первой концепции выступают безличностные социальные структуры, во второй — социальные группы и институты, в третьей — человек. Общей является не только исходная, но и заключительная идея этих концепций. Это идея достижения «социального порядка» (social ordor) представителя американской социально-
психологической школы интеракционистов Рольфа Герерта Теркера. Он опирается на идеи, разработанные американским философом, социологом Джорджем Гербертом Мидом. Вместе с другими интеракционистами он разделяет убеждение, что отношения, складывающиеся в обществе, являются продуктами коммуникации.
Французский социолог и философ Ж. Гурвич определяет социальную реальность как результат коллективного творчества и волевых усилий. Гурвич структурирует общество как социальную реальность по вертикали и горизонтали. Так, при «горизонтальном» разрезе социальная реальность делится на три группы типов:
1) микросоциальные типы (изучаемые микросоциологией) —
2) типы частных социальных групп-
3) типы социальных классов и глобальных обществ (изучаемые макросоциологией).
Внутри социальной макросистемы, где функционируют нормативно-регулятивные
механизмы, возникает следующее распределение ролей:
1) цивилизация требует от своих подсистем и элементов, чтобы они адаптировались к условиям, необходимым для ее самосохранения и развития-
2) индивиды, группы, общности выступают как адаптанты, вынужденные приспосабливать свое поведение к нуждам цивилизационной системы-
3) институты социализации, мораль и право берут на себя роль нормативных механизмов, осуществляющих взаимную адаптацию общественной системы и социальных субъектов друг к другу. Задача социальных норм состоит в том, чтобы уравновешивать и приводить в функциональное соответствие противоположные силовые векторы внутрицивилизационной системы. Они обеспечивают поиск взаимоприемлемых решений, контролируют состояние динамического равновесия и позволяют системе выступать как единое кооперированное целое, решающее общие для всех ее элементов задачи.
В своем «вертикальном» членении социальная реальность представляет собой подвижную иерархию «глубинныхуровней» (от эколого-демографической основы до «коллективныхумонастроений и психологических актов»).
Подобные подходы характерны и для англоязычной социологии (Чикагская школа, Парк, Томас, Знанецкий, Дж. Т. Мид, Кули), которая в основном анализирует природу и форму социального взаимодействия.
Американский социолог, один из основателей Чикагской школы Р. Парк высказал довольно интересную мысль о том, что общество есть «контроль» и «согласие», а социальное изменение связано с изменением моральных норм, индивидуальных установок, сознания, «человеческой природы» в целом. Эти изменения основываются на глубинных биотических изменениях и связаны с физической, пространственной (затем и социальной) мобильностью. Социальные перемещения, изменения социоэкономического статуса являются предметом «теории социальной дистанции» Парка, которая характеризует степень близости или отчужденности социальных групп и лиц. Эта теория тесно связана с изучением внешних и внутренних, вертикальных и горизонтальных взаимоотношений классов, групп, слоев, этносов. Следовательно, социальная дистанция (это необходимо учитывать при любых обстоятельствах) находит свое воплощение в различиях рангов, власти, престижа, авторитета.
Процессы, происходящие в обществе, по Парку, зависят от условий среды обитания и влияют на изменения в ней.
В социологической теории Уильямса Томаса, американского социолога и социального психолога, представлены ситуативные («ценностные») характеристики человеческого поведения. Это означает: мотивы поведения не устанавливаются
заранее (как «желания» и инстинкты), в соответствии с которыми затем описывается поведение, а обнаруживаются в ходе наблюдения и сравнения поведения в различных ситуациях. «Определение ситуации» на групповом уровне дает представление о нормах и законах, о степени комфортности индивида.
В работах польского философа и социолога, одного из представителей гуманистического направления в социологии Флориана Знанецкого утверждается, что социальная действительность состоит из социальных систем. При этом Знанецкий различал четыре основных рода социальных систем: социальные действия, социальные отношения, социальные личности, социальные группы. Особо следует отметить выдвинутый им методологический принцип так называемого «человеческого коэффициента». Суть этого важного принципа сводилась к требованию рассматривать социальные явления как результат сознательной деятельности людей.
Несколько иной подход к определению социальной реальности мы находим у американского философа, социолога и социального психолога Джорджа Герберта Мида. Будучи представителем прагматизма и натурализма как философского течения, он попытался экстраполировать их основные теоретические концепции на общесоциологические парадигмы социальной действительности.
Исходным пунктом общесоциологического мировоззрения Дж. Г. Мида является понятие акта, определяющего специфику восприятия объективной реальности действующим субъектом. Реальность, по Дж. Г. Миду, есть многообразие возможных перспектив, плюральность разного рода актам взаимодействий. Чтобы взаимодействовать, люди должны интерпретировать значения и намерения других. Это осуществляется с помощью процесса, который Мид определил как «принятие роли». Процесс принятия роли предполагает, что индивид путем воображения ставит себя на место человека, с которым осуществляется общение. Воспринимаемая реальность общества «социальна» по своей природе. Под «социальностью» он понимает факт одновременного участия субъекта в разных индивидуальных «перспективах», которые объективны по своему характеру.
Социолог и социальный психолог Чарльз Кули пытался учитывать ментальный характер социального организма, то есть глубинный уровень коллективного и индивидуального сознания, включающий и бессознательное. Повышенный интерес Кули к ментальности можно объяснить тем, что последняя формируется в зависимости от традиций, культуры, социальных структур и всей среды обитания человека, и сама в свою очередь их формирует, выступая как порождающее сознание, как труднопреодолимый исток культурно-исторической динамики. Отсюда следует и его вывод: «социальное» и «индивидуальное» — две стороны ментальной целостности, личность и общество едины как части общего целого. В этом единстве «социальное» лишь кумулятивный (непрерывный) аспект целостности, «индивидуальное» — ее дискретный (прерывистый) аспект.
Научный интерес представляет совместный труд американских социологов П. Бергера и Т. Лукмана. В нем изложена разработанная ими социологическая теория, связанная с анализом «социального конструирования реальности» (точно также называется и сама работа «Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания», 1966). Социальная реальность предстает в их концепции в качестве феномена «жизненного мира». При этом снимается качественное различие между социальной реальностью как объективной реальностью, существующей независимо от сознания людей, и социальной реальностью как общественным сознанием. Они дают оценку роли обыденного знания в социальном конструировании
повседневной жизни и учреждений, разрабатывая тему в русле феноменологического подхода австрийского философа Альфреда Шюца.
Т. Парсонс в статье «Система координат действий и общая теория систем действия: культура, личность и место социальных подсистем» изложил концептуальную схему, разработанную для анализа социальных систем с точки зрения специфической системы координат действия.
Главным отправным пунктом у Парсонса является понятие социальных систем координат. «Имеется в виду, — пишет Т. Парсонс, — что взаимодействие индивидов происходит таким образом, что этот процесс взаимодействия можно рассматривать как систему в научном смысле и подвергать ее теоретическому анализу, успешно примененному к различным типам систем в других науках» [13, С. 462].
Эта система координат действия описывает «ориентацию» одного или многих действующих лиц — в исходном случае биологических организмов — в адаптационной ситуации, включающей в себя другие действующие лица. Данная схема, описывая таким образом элементы действия и взаимодействия, является схемой отношений. При помощи ее анализируются структура и процессы систем, состоящих из отношений таких элементов к их ситуациям, включающим другие элементы. Эта схема касается внутренней структуры элементов в той мере, в какой структура затрагивает непосредственно системы отношений. Организация элементов действия, прежде всего является функцией отношения действующего (адаптирующего) лица к ситуации, а также истории этого отношения, в этом смысле «опыта».
В центре концепции Парсонса — феномен человеческого действия, под которым он понимал внутреннее мотивированное, ориентированное на внешнюю цель и подчиняющееся нормативным регуляторам социальное поведение. Каждое действие имеет свою внутреннюю структуру, состоит из ряда элементов и вместе с тем представляет социальную целостность по отношению к внешней социальной среде. Действие не только погружено в ситуацию, но и устремлено в перспективу. Оно подчиняется не только биофизическим потребностям человеческого организма, но и ценностным ориентациям человека как личности. Ценностная ориентированность человеческих действий определяется, по Парсонсу, необходимостью ориентироваться в проблемных пространствах и жизненных ситуациях в процессе адаптации.
В каждом конкретном виде действий человек вынужден выбирать между всеми существующими возможностями, что предполагает значительные морально-психологические нагрузки, испытания его ума, воли, характера, нравственных качеств. Элементарной формой, при помощи которой действия людей вписываются в социальную систему и способствуют успешной социальной адаптации в иносреде, являются социальные роли, каждая из которых предполагает соответствие действий определенным социальным ожиданиям, общепринятым нормативным и ценностным стереотипам.
Разработку концепции социального действия и общей теории действия Т. Парсонс продолжает в работах «Социальная система» (1951) и «К общей теории действия» (1951). Выделенная им общая модель действия, называемая Т. Парсонсом «единичным (unit) актом», подразумевает под собой аналитическую абстракцию, обобщенную модель любого действия человека, взятую в ее сущностных чертах. Эта модель включает в себя:
— во-первых, действующее лицо (actor) — человека, наделенного стремлением действовать, имеющего определенные цели и способного описать способы их достижения-
— во-вторых, ситуационное окружение — изменяемые и неизменямые факторы окружения, по отношению к которым направлено действие и от которых оно зависит.
Ситуационное окружение состоит из определенного числа социальных, культурных и физических факторов, делающих возможным существование действия и ограничивающих пространство выбора.
Первым фактором, выделяемым в ситуационном окружении системы действия, является биологический организм как совокупность биологических характеристик, конституирующих видовое отличие homo sapiens. Они выступают отвлеченной, абстрактной биологической моделью человека. Поэтому в качестве фактора, влияющего на обобщенную модель действия, — единичный акт — берутся характеристики вида как такового.
Вторым, не менее важным фактором, являются культурные системы, понимаемые Т. Парсонсом как символически организованные образцы, основанные на способности человека говорить и передавать опыт негенетическим путем. В пределах, ограничиваемых, с одной стороны, генетическим кодом, а с другой, — культурными образцами, лежит возможность индивидов и групп развивать свою собственную поведенческую систему, структурно независимую от органического строения и культурных систем.
По Парсонсу, в ситуационном окружении есть еще один фактор — относительно независимая социальная система.
Все эти факторы представляют собой системы действия, влияющие на «единичный акт»: биологическую, культурную, личностную и социальную. Они являются следствием развития «единичного акта», возникают в процессе его институционализации. Каждая система должна приспосабливаться к своему окружению (Адаптация).
Любую систему, считает Парсонс, можно представить как структуру, т. е. ряд единиц или компонентов со стабильными свойствами. Процессами, противоположными стабильным и равновесным, являются те, которые вызывают структурное изменение.
Если смоделировать современную общесоциологическую парадигму общества как социальной реальности, то она, на наш взгляд, выглядит следующим образом. Теория материалистического понимания истории впервые позволила понять развитие общества как закономерный естественно — исторический процесс смены общественно-экономических формаций, в основании которых лежит определенный способ производственной деятельности людей. Его специфику определяют независимые от сознания людей производственные отношения, соответствующие достигнутому уровню производительных сил. На базисе этих объективных, материальных отношений надстраиваются системы соответствующих социальных и политических институтов, идеологических отношений, форм сознания.
Благодаря такому пониманию каждая общественно-экономическая формация предстает как целостный конкретно-исторический социальный организм, характеризующийся своей экономической и социальной структурой, ценностно-нормативной системой социальной регуляции, особенностями духовной жизни.
Существующее многообразие сфер и областей жизнедеятельности общества самым тесным образом переплетено между собой и должно изучаться комплексно.
По мнению немецкого социолога Г. Зиммеля, «общество — это совокупность форм и систем взаимодействия- человек — «общественный атом», культура — совокупность объективированных форм человеческого сознания» [17]. Итак, «общество как таковое представляет собой взаимодействие индивидов». Само же взаимодействие всегда
складывается вследствие определенных вложений и ради определенных целей. «В результате взаимных воздействий на основе индивидуальных побудительных импульсов и целей, — пишет Зиммель, — образуется единство, которое он и называет «обществом».
Роберт Мертон, американский социолог, пишет, что социальная система является всего лишь одним из трех аспектов сложной структуры конкретной системы действия. Два других аспекта представляют собой системы личности отдельных действующих лиц и культурную систему, на основе которой строится их действие. Система координат действия является общей для всех трех, благодаря чему между ними оказываются возможными определенные трансформации.
Итак, общество — это «своеобразный вид действительности», заявляющий о себе самыми разнообразными способами в различных коллективах, совокупностях, группах, формирующихся на разных уровнях [16, С. 25].
Социальная адаптация, как форма социальной активности, обеспечивает приспособление человека к сложившейся социальной среде за счет умения анализировать текущие социальные ситуации, осознания своих возможностей в сложившейся социальной обстановке, умения удерживать свое поведение в соответствии с главными целями деятельности. Личность и различные социальные образования (группы, организации, институты) существуют и могут быть познаны только в контексте их непрерывного социального изменения. Множественность и сложность конкретных проявлений различных уровней социального образования реализуется единым механизмом — процессом социальной адаптации.
Существует довольно много дефиниций социальной адаптации, но, тем не менее, единое согласованное понятие все еще отсутствует.
Понятие социальной адаптации является объектом исследования различных отраслей знания в области естественных и гуманитарных наук. Наиболее широко представлена и изучена проблема адаптации в биологии. Начиная с Ж. Бюффона, обосновавшего зависимость организмов от их приспособления к окружающей среде (хотя сам Ж. Бюффон не пользовался термином «адаптация»), адаптация была предметом исследования практически всех ведущих биологов. Вся история развития учений об адаптации представляла собой борьбу между двумя основными концепциями, сформулированными Ж. Ламарком и Ч. Дарвином.
Жан Ламарк, французский естествоиспытатель, объяснял адаптацию прямым приспособлением организмов к условиям среды. Это связано с появлением полезных признаков у организма в ответ на изменение среды [10].
Французский философ и врач Жюльен Офре де Ламетри принадлежал к сторонникам радикального материализма и механицизма, вследствие чего человека рассматривал как самозаводящуюся машину («Человек-машина», 1925).
Ламетри принадлежит прогрессивная и интересная мысль о единстве всего сущего. Но вместе с тем это своеобразное, противоречивое, по сути, понимание. Единство всего живого обосновывается у Ламетри прежде всего данными сравнительной анатомии и физиологии различных животных и человека, данными, которые обнаруживают аналогичность строения органов и их функций, в том числе и функционирование психики у животных различных видов и людей. Он особо подчеркивает родство и единство животных и человека, мира животных и мира растений, утверждая, что существовали и, возможно, существуют переходные формы, например, «растения-животные», что при известных условиях человекообразная обезьяна может превратиться в человека.
Принципиально иное понимание адаптации, чем у Ж. Ламарка предложил Чарльз Дарвин. Он считал, что изменения организмов не детерминированы средой и определяются не только изменчивостью, но и наследственностью, естественным и искусственным отбором. Случайные изменения «оцениваются» средой: полезные закрепляются, вредные отметаются. Сама окружающая среда тоже изменчива во времени и пространстве, и адаптация также относительна и бесконечна. Взгляды Ч. Дарвина обосновывали роль адаптации, происхождения и развития всего многообразия организмов, эволюцию живой природы, что впоследствии получило название «адаптациогенез» [3, С. 62−94].
Основные идеи адаптации, заложенные и разработанные в биологии, оказали влияние на становление и развитие данного понятия в других научных дисциплинах, в том числе и в социологии. История биологических воззрений на адаптацию человека явилась практически зеркальным отображением этапов социологической мысли.
В числе первых обратился к проблеме адаптации английский философ и социолог Герберт Спенсер, представляя общество как «социальный организм» [14, С. 263−307]. Г. Спенсер распространял на общество и законы биологической адаптации. В предложенной им «теории равновесия» адаптация понималась как устойчивое уравновешивание организма (индивида) со средой (обществом), в результате чего происходит усложнение общественного устройства, повышение его «функциональности» [15].
Польский социолог Ф. Знанецкий раскрыл процесс социальной адаптации через усвоение личностью социального опыта, ее «социальные действия», обусловленное переживанием личностью социальной ценности [7]. Изучая адаптацию польских крестьян — эмигрантов в Америке, УТомас и Ф. Знанецкий показали, что процесс адаптации человека прежде всего социален.
Наиболее системно и последовательно собственно социологический подход к рассмотрению адаптации представлен в трудах западных социологов Э. Дюркгейма, М. Вебера, Т. Парсонса и Р. Мертона.
По Э. Дюркгейму, адаптация представляет собой приспособление внутренней организации человека к существующим в обществе нормам [6]. На индивидуальном уровне адаптация выражается в принятии человеком господствующей общественной морали, осознании своего «долга» перед обществом, что проявляется в его мыслях, целях, деяниях.
На уровне всего общества адаптация выражается прежде всего в наличии самих норм. Квинтэссенция адаптации заключается в существовании общественной морали, разделяемой всеми членами общества. Нормы первичны, позитивны, человек и его индивидуальное сознание — вторичны. Функционально адаптация человека представляет собой процесс усвоения, «интериоризации» существующих норм.
Немецкий социолог Макс Вебер не возражал против социально нормативной детерминации адаптации человека, но полагал, что это не единственный и не всегда самый лучший для человека способ. Критерием адаптации является рациональность, эффективность в достижении целей. М. Вебер продемонстрировал единство индивидуального и группового уровней адаптации, вскрыл их естественные противоречия. Вариативность норм, моделей поведения, способов достижения целей побуждают человека к активным творческим действиям. Человек в процессе собственной адаптации оценивает, видоизменяет, развивает социальные нормы.
Таким образом, по М. Веберу, адаптация является не просто способом существования человека, но и одним из механизмов социального прогресса. Взгляды М. Вебера положили начало прагматическому подходу в понимании адаптации.
Перечисляя возможные виды социального действия, М. Вебер указывает четыре: целерациональное, ценностно-рациональное, эффективное, традиционное. Вебер убежден, что рационализация социального действия — это тенденция самого исторического процесса.
Одним из существенных компонентов «рационализации» действия является замена внутренней приверженности привычным нравам и обычаям планомерным приспособлением к соображениям интереса. Кроме того, по Веберу, происходит вытеснение ценностно-рационального поведения в пользу целерационального, при котором уже верят не в ценности, а в успех. «Рационализация, таким образом, понимается как судьба западной цивилизации».
Американскийсоциолог, представительструктурно-функциональногонаправления в социологии Толкотт Парсонс предпринял попытку создать всеобъемлющую теорию социального действия, которая охватывала бы всю социальную реальность и все виды социальной деятельности людей. Опираясь на идеи Дюркгейма, Парето, теорию действия Вебера, социальную антропологию Малиновского и Радклифф-Брауна, Парсонс считал существенной особенностью социального действия его нормативную ориентированность.
Т. Парсонс считал, что индивидуальный рационализм, как главный критерий адаптации, ведет к нестабильности, провоцированию социальных конфликтов. А общественный прогресс, по Т. Парсонсу, — это взаимный компромисс, интеграция. Его концепция «равновесного общества» заключается в «балансе взаимных ожиданий индивида и социальной среды» [13].
По Парсонсу, адаптация — это равновесие и стабилизация, общественное спокойствие, в равной степени полезное как для индивида, так и для социума. Взгляды Т. Парсонса соответствовали наиболее распространенному как в социологии, так и в других науках гомеостатическому подходу в понимании адаптации.
Однако, как показал Р. Мертон [11], общество не является равновесным, так как это несовместимо с диалектикой развития. Социальная структура внутренне противоречива и динамична. Она подвергается постоянным трансформациям даже в периоды относительной социальной стабильности. Следовательно, и адаптация человека проистекает в условиях нестабильности, противоречий и конфликтов. Динамичность общества вновь переводит адаптацию на индивидуальный уровень. У каждого человека имеется свой собственный путь или способ адаптации, адекватный его нормативной организации. Р. Мертон даже разработал классификацию основных способов индивидуальной адаптации применительно как к постановке целей, так и их достижению [11]. Он показал, что адаптация человека индивидуально-типична.
Адаптация, по Мертону, это и следование нормам, и отказ от них, это и рациональное поведение, ведущее к достижению индивидуальных целей, и иррациональное поведение, заведомо лишающее человека такой возможности, это и сотрудничество с социумом и против него.
Таким образом, адаптация человека в представлениях выдающихся социологов — это «нормативность», «рациональность», «сбалансированность», «индивидуальность».
Основные признаки социального действия у Макса Вебера: мотивированность, сознательная ориентированность на социальное окружение.
Общим для исследователей социальной адаптации как феномена является признание положения, что социальная адаптация способствует или препятствует различным социальным процессам, формирует и отражает социальную структуру.
Личность и различные социальные образования (группы, организации, институты)
существуют и могут быть познаны только в контексте их непрерывного социального изменения. Развитие личности выступает главным критерием, целью социальной адаптации в различных сферах (социальной, экономической, политической и др.) общества. Только показатель удовлетворенности имеет также для личности самостоятельное значение. Непрерывное развитие личности является основным источником социальной адаптации личности.
Объектом социальной адаптации является любой целостный фрагмент действительности, содержащий факторы адаптации. Первичен субъект адаптации и его потребности, а объект адаптации и содержащиеся в нем факторы — вторичны.
Основными особенностями объектов социальной адаптации являются их целостность, специфичность, комплексность, альтернативность.
При разработке внешней и внутренней структуры социального процесса адаптации можно выделить следующие позиции: адаптивной ситуации и адаптивной потребности.
Существуют различные подходы к разработке внутренней и внешней структуры социальной адаптации (См.: И. А. Милославова, Л. Л. Шпак, С. А. Шапкин, Л. Г. Дикая, П. С. Кузнецов и др.). Мы предлагаем выделить следующие элементы структуры адаптации: субъект адаптации, аналогичные потребностям субъекта факторы адаптации и содержащие эти факторы объекты адаптации и виды адаптации.
В социологической литературе общепринято при многообразии видовых классификаций адаптации делить их на объектные и процессуальные.
Группа ученых (И.А. Милославова, Л. В. Корель, Е. С. Баланова и др.) предлагают следующие виды социальной адаптации: адаптация в форме приспособления, адаптация в форме приспосабливания. Критерием первой группы является характер взаимодействия субъекта адаптации и адаптивной среды.
Вторая группа — по видам адаптивной среды, к которой приспосабливается (или которую приспосабливает к себе) индивид: производственная- брачная- соседско-приятельская- политико-правовая- учебная.
Третья группа — по структурным компонентам адаптивной среды: предметно-деятельностная- личностная.
Четвертая группа — по психологическому содержанию: предадаптация- дезадаптация- реадаптация- дисадаптация.
В перечне видов социальной адаптации у Л. В. Корель «негативная адаптация» представлена родовым понятием, которая включает девиантную, иждивенческую, паразитическую адаптацию [8, С. 42−46].
Чрезвычайно большое количество разноплановых оснований для классификации адаптации (так, например, Л. В. Корель предложила 30 критериев дифференции адаптаций и выделила на их основании 92 вида адаптации) не способствуют конкретизации вопроса, а, наоборот, указывают на неоднозначность анализируемого процесса, неопределенность его природы и основ. При этом необходимо иметь в виду, что дифференциация феномена социальной адаптации по видам, формам, типам в известной мере носит условный характер. Это объясняется целостным характером процесса социальной адаптации, поэтому основным научным методом его изучения должен быть системный подход. В процессе исследования следует выделять только те виды совокупности адаптации, влияние которых на результирующий показатель адаптации будет наиболее существенным. Поэтому мы считаем, поддерживая позицию П. С. Кузнецова в том, что родовым понятием при классификации видов адаптации будет понятие «актуальность»: актуализация потребностей — актуализация
факторов — актуализация объектов. Все виды адаптации можно при этом разделить на актуализированные и неактуализированные на момент исследования, т. е. разделить комплекс значимых и незначимых видов адаптации [9].
Исследователь П. С. Кузнецов вводит в научный оборот понятие «комплексная адаптация», так как, по его мнению, любой адаптационный процесс является комплексным как по механизму возникновения, так и по механизму реализации. На наш взгляд, предлагаемое понятие является искусственным. Дело в том, что любой объект может быть исследован при помощи различных методов, то есть способов достижения определенной цели, в том числе комплексно, системно и т. д., любой адаптационный процесс является строго структурированным и сложным, но не комплексным, поэтому он требует всестороннего объективного комплексного изучения при помощи многообразных способов, методов.
Далее П. С. Кузнецов предлагает понимать комплексную адаптацию как проекцию (отображение) всего актуализированного комплекса потребностей и, по его мнению, комплексная адаптация составляет актуализированную часть общей адаптации. Из этих выводов П. С. Кузнецова особенно наглядно видна искусственность введенного понятия. Понятие «комплексная адаптация» не добавляет ничего существенного в понятие «адаптация», которое является непосредственным, если оно вызвано воздействием самих условий существования как таковых, и косвенным, если то, что не приспособлено к данным условиям, уничтожается путем отбора, и то, что приспособлено (адаптировано) «сохраняется». Адаптация может быть функциональной, если изменение жизнедеятельности организма, группы, сообщества (вследствие изменений условий существования) способствуют изменению форм существования: коррелятивным, или обоюдным, если два различных организма приспосабливаются друг к другу.
Существуют различные группировки факторов: ведущие и временные, объективные и субъективные, личные и производственные, глобальные (социально-экономическое и политическое устройство общества) и региональные (природно-климатические, степень развития социально-бытовой инфраструктуры, напряженность баланса трудовых ресурсов).
Имеет место разнообразие классификаций. Так, исследователь Т. Н. Вершинина [2, С. 254−393] представила факторы в виде многокомпонентной схемы, иллюстрирующей связи между ними по нескольким параметрам: личностные и производственные- факторы, лежащие за пределами производства- психофизиологические и социально-психологические.
В отличие от Вершининой у Е. С. Балабановой [1, С. 54] выделено всего четыре произвольно выбранных фактора: жизненный успех, социальный паразитизм, экономическая независимость и законопослушность.
В данном случае многофакторность, то есть большое количество приведенных факторов, помогает исследователю при анализе, так как представляет ему больше возможностей в выборе того или иного фактора, наиболее актуального фактора в данной социальной среде, в которой происходит адаптация субъекта, группы, социальной общности.
Несколько иная ситуация при выборе конкретных потребностей при их классификации. Трудность заключается в выделении всех потенциально значимых для субъекта адаптации потребностей, не ограничивая при этом возможностей и степеней индивидуальной дифференциации, и возникает вопрос о количестве выделенных потребностей.
Многие исследователи за основу в разработке собственной квалификационной
системы потребностей берут широко распространенную пятиступенчатую классификацию американского психолога ученого Абрахама Маслоу, который разработал теорию мотивации, основанную на иерархии потребностей («Мотивация и личность», 1954). Он предположил, что человеческие потребности можно разделить на ряд категорий: физиологические, стремление к безопасности, любви и сопричастности, уважению и самореализации, причем высшие не могут стать важными для личности до тех пор, пока низшие не удовлетворены.
Ученые по этой тематике в вышеприведенную классификацию добавили комплекс потребностей, названный «экономическим» и «материальным». В него были включены не только физиологические, но и прочие потребности, реализуемые посредством денег. При этом все возможные потребности были условно разделены на свойственные и несвойственные для данного комплекса, исходя из социально принятых форм их удовлетворения. Были выделены потребности, определенные как потребности в реализации денег и требуемые блага и услуги или получении этих благ и услуг без денег.
В современном виде утилитарная классификация потребностей содержит у российских ученых семь комплексных потребностей: материальный (экономический), самосохранения, регулятивный, воспроизводственный (сексуальный), коммуникативный, самореализации. Каждый из комплексов включает в себя набор частных потребностей, которым соответствуют факторы адаптации.
Факторы, составляющие тот или иной комплекс, выделяются в соответствии с целями и задачами исследования. Выделенные комплексные факторы — потребности характеризуют функционирование и развитие личности и относительно независимы друг от друга. Надо подчеркнуть, что комплексы факторов социальной адаптации соответствуют или аналогичны комплексам потребностей и являются вполне достаточными для реализации измерительной процедуры при исследовании социальной адаптации личности.
Объекты адаптации отличаются от факторов адаптации, от просто объектов только тем, что содержат факторы адаптации.
В заключении статьи сделаем некоторые обобщающие выводы.
Социальная адаптация — это форма социальной активности, способствует социальной системе приспосабливаться, адаптироваться к окружающей социальной среде и тем самым обеспечить себе самосохранение и дальнейшее развитие.
Понятие «социальная адаптация» является одним из системообразующих понятий в социологии. Социология является парадигмальной наукой. Социологическое знание в целом не является гомогенной (однородной), системной, потому что в нем присутствуют разнокачественные уровни (теоретический и эмпирический), а также в него органически включено метатеоретической (философское) знание. Философское знание составляет основу научной картины мира. Научная картина мира в социологии — это совокупность самых общих представлений, часто носящих философский характер о том, как устроена и каким законам подчиняется социальная реальность, в которой существует общество и образующие ее индивиды. Общество -это социальная реальность.
В научную картину мира включены основные понятия, которые описывают социальную реальность (общество, социальные группы, личности, мотивы, потребности, ценностные ориентации, социальная адаптация, типы цивилизаций). Социология изучает социальную реальность с ее составляющими элементами на парадигмальном уровне. Научные картины мира интегрированы в культуру некоторой эпохи и цивилизации.
Социология отличается своим многовариантным статусом парадигм.
Мы предлагаем понятие «социальная адаптация» рассматривать через призму всех общепризнанных в социологии социальных парадигм: «парадигма социальных фактов», «парадигма социальных дефиниций», «парадигма социального поведения» и парадигму социально-исторического детерминизма, в которых даны научные представления о социальной реальности.
Специфически и логически организованные комплексы понятий парадигм, объясняющие отношения между элементами социальной реальности, рассматриваемые выделенными выше парадигмами в качестве основных (исходных), составляют разные виды теоретического осмысления «социальной адаптации» в процессе их взаимодействия или различные виды социологических теорий. Поэтому теоретическая ситуация в социологии как результат теоретико-методологического анализа феномена «социальная адаптация», как и других проблем в социологии, характеризуется теоретическим плюрализмом, многовариантностью подходов, разнородностью теоретических ориентаций.
Макросоциологический уровень (верхний) теоретического знания изучает научную картину мира (социальную реальность).
В противоположность этому на микросоциологическом уровне происходит обобщение, осмысление и критическая переоценка располагающихся теоретических средств. Микросоциология ориентирована на изучение практически значимых социальных проблем и процессов функционирования общества. На микроуровне объектом изучения является общество как социальная система. Это система явлений и процессов, рассматриваемых на уровне общества в целом, включает взаимодействие основных структур общества: экономический, социальный, политический и идеологический.
На социальном уровне, в процессе социальной адаптации субъекты социальных отношений, действующие адаптирующие личности в процессе социального взаимодействия в разных адаптационных условиях формируют свои потребности, интересы, установки и ценностные ориентации, реализация (или нереализация) которых определяет их отношение к формам и способам функционирования как структурных элементов в целом, так и системы в целом.
Социальные системы являются структурным элементом социальной реальности. Это определенное целостное образование, основными элементами которого являются их виды и взаимодействия.
Что касается социальной адаптации, то как мы отметили выше, это форма социальной активности, позволяющая системе приспосабливаться к внешним для нее требованиям и тем самым обеспечивать самосохранение и возможность успешного развития в дальнейшем. В свою очередь, социальная активность является формой деятельности социального субъекта (личности, организации, группы, общества в целом), сознательно ориентированного на решение стоящих перед ним проблем, а также мера этой деятельности. Деятельность — это специфическая человеческая форма активного отношения к окружающему миру, содержание которой составляет его целесообразное изменение и преобразование окружающей среды с целью адаптации в ней. Поэтому всякая деятельность включает в себя цель, средства, результат и сам процесс деятельности. Неотъемлемой характеристикой деятельности социальной активности — социальной адаптации — является их осознанность.
Социальные субъекты (личности, организации, группы, общество в целом), формой деятельности которых является социальная активность, представляют собой социальные системы, т. е. структурные элементы социальной реальности. Они
представляют определенное целостное образование. Существенными чертами любой системы являются целостность и интеграция. Это объективная форма существования социальной системы.
При анализе процесса социальной адаптации через процесс социальной активности социальных индивидов, социальных групп, социальных организаций, каждая из которых представляет собой социальную систему, которая может рассматриваться в следующих аспектах: как взаимодействие личностей, каждая из которых является носителем индивидуальных качеств- как групповое взаимодействие, в основе которого лежат те или иные общие обстоятельства (город, село, трудовой коллектив и т. д.) — как социальное взаимодействие, имеющее своим следствием становление социальных отношений- как иерархия социальных позиций (статусов), которые занимают личности, включенные в деятельность данной социальной системы, и социальных функций (ролей), которые они выполняют на основе данных социальных позициях, совокупность норм и ценностей, определяющих характер и содержание деятельности (поведение) элементов данной системы.
Социальные объекты, расположенные на макро-, микро- и на объективно-субъективных континуумах, образуют сложную систему связей, управляющую потребностями, интересами и ценностями людей. Это матрица социальных связей, которые становятся объектом изучения поведения субъектов, организаций в адаптационной ситуации. Именно система социетальных связей выступает объектом исследования процесса социальной адаптации, потому что она представляет собой организованную совокупность различных форм социальных связей, которые сплачивают индивидов и социальные группы в единое функциональное целое, т. е. в социетальную систему.
Исходным моментом для возникновения социальной связи является взаимодействие индивидов или групп индивидов для удовлетворения тех или иных потребностей.
В процессе социальной адаптации обязательно возникает взаимодействие, имеется в виду то или иное поведение индивида или группы индивидов по приспособлению к окружающей среде, имеющих значение для других индивидов данного социума. Взаимодействие всегда носит социальный характер, так как оно опосредовано целями адаптации и идентификации, которые каждая из взаимодействующих сторон преследует.
В процессе взаимодействия между индивидами, группами индивидов происходит установление социальных отношений. Между индивидами устанавливаются относительно устойчивые связи, которые впоследствии институализируются в социальные группы.
Итак, непрерывное внутреннее стремление субъекта адаптации к развитию, являющееся социально детерминированным процессом, выступает в качестве постоянного источника адаптации человека, общества. Важнейшими свойствами социальной адаптации являются целостность, непрерывность, динамичность, относительная устойчивость.
Социальная адаптация имеет уровневую организацию. В каждом человеке она проявляется в виде потребностей.
Субъектом адаптации может выступать любое социальное образование -социальная группа, организация, институт, социальная общность, весь социум.
Механизм социальной адаптации определяется логически выстроенной потребностью: актуализация потребностей — удовлетворение потребностей — возвышение потребностей. В общем виде механизм социальной адаптации
представляет собой соответствие между актуализированными и удовлетворенными потребностями. Причем целью адаптации являются именно актуализированные потребности, полное удовлетворение которых только предстоит.
Структуру социальной адаптации составляют субъекты, факторы и объекты. Социальную адаптацию можно измерить. Процедура измерения социальной адаптации включает оценку и измерение потребностей, отбор актуализированных потребностей- измерение социальной установки.
Показатель социальной адаптации является необходимым измерительным инструментом при исследованиях личности, социальных групп, социальных институтов. Он отражает современную ситуацию социального развития, учитывает динамику и позволяет прогнозировать последствия адаптационных изменений в социуме.
Список литературы
1. Балабанова Е. С. Социально-экономическая зависимость и социальный паразитизм: стратегии «негативной» адаптации // Социологические исследования, 1999, № 4.
2. Вершинина Т. Н. Производственная адаптация рабочих кадров // Социально-экономические условия труда на промышленном предприятии / под ред. Е. Т. Антонинкова, Л. А. Шишкиной. — Новосибирск, 1979.
3. Дарвин Ч. Происхождение видов. — М., 1939.
4. Дарендорф. Класс и классовый конфликт в индустриальном обществе, 1959.
5. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии / Пер. с франц. А. Б. Гофмана — М.: Наука, 1990
6. www. vevivi. ra/best/Sotsiologiya-religii-kontseptsiya-YE-Dyurkgei-maref68172. html
7. Дюркгейм Э. Социология. — М., 1995.
8. Знанецкий Ф. Исходные данные социологии // Американская социологическая мысль. Тексты / под ред. В. И. Добренькова. — М.: Издание Международного Университета Бизнеса и Управления, 1996.
9. Корель Л. В. Социология адаптаций: этюды апологии. — Новосибирск, 1997.
10. Кузнецов П. С. Адаптация как функция развития личности. — Саратов. 1991.
11. Ламарк Ж. Избранные произведения. — М., 1959.
12. Мертон Р. Социальная теория и социальная структура // Социологические исследования, 1992, № 2−4.
13. Осипов Г. В. Социология и социализм. — М.: Наука, 1990.
14. Парсонс Т. Система координат действия и общая теория систем действия: культура, личность и место социальных систем // Американская социологическая мысль: Тексты / под ред. В. И. Добренькова. — М.: Издание Международного Университета Бизнеса и Управления, 1996.
15. Спенсер Г. Опыты научные, политические и философские. — Мн., 1998.
16. Спенсер Г. Недостаточность естественного подбора. — СПб., 1894.
17. Штомпка П. Социология: Анализ современного общества: Пер. с польск. С. М. Червонной. — М.: Логос, 2005.
18. http: //www. srinest. com/book851_chapter22_2. _Formalnaja_soiologija_G. Zimme lja. html

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой