Общественная наука о «Дикой природе». Тематический обзор часть 2

Тип работы:
Реферат
Предмет:
География


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

АСТРАХАНСКИЙ ВЕСТНИК ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ
№ 4 (34) 2015. с. 23−43.
ОБЩЕСТВЕННАЯ НАУКА О «ДИКОЙ ПРИРОДЕ». ТЕМАТИЧЕСКИЙ ОБЗОР
Часть 2.
Владимир Николаевич Бочарников Тихоокеанский институт географии ДВО РАН, г. Владивосток
vbocharnikov@mail. ru
дикая природа, антропогенная нарушенность, ООПТ, США, Европа, биоразнообразие
Зарубежная концепция «дикой природы» не получила должного внимания в Советском Союзе, впрочем и в Российской Федерации, она остается практически неизвестной. В данной обзорной статье рассматриваются основные элементы обозначенной выше концепции, проведен ретроспективный анализ основных результатов зарубежных научных исследований по проблеме, обсуждаются научные способы из североамериканской и европейской практики, используемые для организации ООПТ и рекреационного природопользования, отмечаются перспективные идеи, необходимые для обеспечения охраны естественных ненарушенных и малонарушенных ландшафтов в России. В примечаниях к статье приводятся многочисленные ссылки на англоязычные работы, адекватно обобщающие разносторонний опыт изучения, выделения и сохранения участков дикой природы. Особое значение в работе отводится сравнительным аспектам, процедурам выборов параметров, индикаторов и критериев с целью организации международных сетей охраняемых природных территорий. Раскрывается своеобразие методических приемов оценки состояния дикой природы, исследуется опыт использования участков дикой природы, ранжированных по степени их удаленности от населенных районов, в задачах сохранения биоразнообразия и в рекреационной деятельности. В конспективной форме, на основе собственных размышлений, и как результат реферирования многих опубликованных англоязычных работ, в статье излагаются теоретические положения перспективного нового междисциплинарного направления — «география дикой природы».
THE & quot-WILDNESS"- PUBLIC SCIENCE. THEMATIC REVIEW
Part 2.
Vladimir Bocharnikov
Pacific Institute of Geography Far Eastern Branch of the Russian Academy of Sciences,
Vladivostok, Russia
wilderness, anthropogenic disturbance, protected areas, USA, Europe, biodiversity
Foreign concept of & quot-wilderness"- has not received adequate attention in the Soviet Union, and now such itself still remains still fairly unknown in the Russian Federation. In offer here review article addresses the elements outlined above concept, a retrospective analysis of the main results of scientific studies of this problem are discussed extensively used in North American and European practices of environmental management methods of preserving undisturbed natural landscapes, allocated depending on the preservation of natural features and ranked by their degree of remoteness from populated areas. Special importance is given to comparative aspects, the choice of parameters and criteria for the establishment of international networks of protected natural areas wilderness areas. In the form of a concise summarization of many works published in English are formulated theoretical principles of this promising philosophical and scientific trends in the footnotes includes an extensive list of cited sources, are recommended for more detailed study. On the basis of their own thought, and as a result consideration of many works published in English, the article outlines the theoretical principles of the promising new interdisciplinary directions — & quot-the wilderness geography & quot-.
ДИКАЯ ПРИРОДА И ООПТ — ГРАНИ СОПРИКОСНОВЕНИЯ
В какой степени научные представления о дикой природе могут быть использованы в «поле» практической деятельности? Если подходить концептуально, то из зарубежного опыта можно «почерпнуть» что, позиция идентификации участков «дикой природы» держится на двух принципиальных убеждениях": 1) сама природа может, способна и должна «обходиться» без вмешательства людей, и противоположное этому, 2) дикая природа — как феномен — сама по себе не существует!
Но сам факт признания «дикости» какого-либо природного места является выдумкой, образом, метафорой, человеческим конструктом или умозрительной идее, что достаточно
хорошо выражено уже в самих определениях дикой природы1. Из специальных работ хорошо известно, что территории, которые необходимы для сохранения природной среды, в реальной жизни уточняются и формализуются с тем, чтобы получить понятный и полезный для человека продукт или услугу. Необходимо уточнение, и поэтому в Соединенных Штатах в самом начале 20-го века дикая природа стала равнозначно обозначать — «выделенный район (участок, место) или область (регион)», где: (а) естественные силы функционируют с минимальным вмешательством человека, и (б) там, где потенциально существовали и организуются какие-либо возможности для проведения простых, максимально не зарегулированных, минимально организованных (примитивных) форм отдыха (Нэш, 1982).
Заметим, что американцы — люди прагматичные, способны «взять на вооружение» любую, часто кажущуюся бессмысленной концепцию, и в этой связи выше обсужденные и диаметрально различающихся смыслом идеи — стали успешными рабочими природоохранными направлениями в США, прекрасно «работают» как на сохранение их природного наследия, так и меркантильных целях, составляя одну из важнейших статей дохода в некоторых штатах.
Размышляя об этом, можно отметить, что достаточно очевидно, что для человека важнее всего бывают его собственные потребности, а не служение абстрактной идее (хотя в истории человечества немало есть и исключений — пассионариев). Тогда в практике, даже в том случае, если резервируется территория обоснованная с помощью аргументов изложенных в биоцентрическом ключе, и исполняется научно обоснованная природоохранная мера, предпринятая с целью поддержания экологического благополучия в каком то участке территории или акватории планеты, всегда будет реализован и чей -то конкретный и вполне материальный интерес.
Но надо отметить, что здесь сформировано обширное поле для научных психологических исследований, хотя и в социальной экологии, и особенно в экономике успешно развивают теорию и методологию выявления, извлечения и потребления полезностей природы, разрабатываются способы и обсуждаются возможности прямого и косвенного получения выгод от природы. Такая направленность обозначает объекты и исследовательские предметы ряда специальных дисциплин, таких как — экономика природопользования, пространственная экономика, гуманитарная география и т. п. 2
Впрочем, следует хотя бы фрагментарно отметить, что зачастую «жесткий» выбор одного из приоритетов отношения к природе, и например, если избирается один из аспектов
1 Бочарников В. Н. Новый взгляд на проблему сохранения дикой природы // Астраханский вестник экологического образования, № 1, 2013. С. 72−87- Бочарников В. Н. О международной терминологии, зарубежных представлениях и географическом смысле концепции «дикой природы» // Географические исследования восточных районов России: этапы освоения и перспективы развития. Владивосток: Тихоокеанский институт географии ДВО РАН, 2014. С. 11−15- Bocharnikov V. Philosophical and Ethnocultural Aspects of Definition for Coastal Maritime Nature Use // Proceedings of the 3rd International Meeting of Amur-Okhotsk Consortium 2013 in collaboration with the Conference on & quot-Sustainable Nature Management in Coastal Areas& quot-. 107−111 pp.
2 Чистобаев А. И., Шарыгин М. Д. Экономическая и социальная география: новый этап. — Наука. Ленингр. отд-ние, 1990- Хачатуров Т. С., Капустин Е. И. Экономика природопользования. — Наука, 1987- Голуб А. А., Струкова Е. Б. Экономика природопользования: Учеб. пособие для вузов. — 1995- Медведева О. Е. Методы экономической оценки биоразнообразия. Теория и практика оценочных работ. — М.: Диалог-МГУ, 1998- Гирусов Э. В., Бобылев С. Н., Новоселов А. Л. Экология и экономика природопользования. — М.: Юнити, 2002- Краснопольский Б. Х. Опыт пространственной организации управления природопользованием в США // Пространственная экономика. — 2005. — №. 1. — С. 163−168- Бобылев С. Н., Хаджиев А. Ш. Экономика природопользования // Экономика природопользования. — 2007. — №. 6. — С. 111−113- Павлов Д. С., Букварева Е. Н. Биоразнообразие, экосистемные функции и жизнеобеспечение человечества // Вестник РАН. — 2007. — Т. 77. — №. 11. — С. 974−986- Замятин Д. Н. Пространство как образ и трансакция: к становлению геономики //Общественные науки и современность. — 2008. — №. 2. — С. 129−142- Бобылев С. Н., Захаров В. М. Экосистемные услуги и экономика. М.: ООО «Типография ЛЕВКО», Институт устойчивого развития/Центр экологической политики России. — 2009- Гладкий Ю. Н. Методы и познавательные средства в гуманитарной географии //Региональные исследования. № 2. — 2009. — С. 3−13- Татаркин А. И., Анимица Е. Г. Формирование парадигмальной теории региональной экономики // Экономика региона. — 2012. — №. 3- Ермолаева В. Экономическая география и регионалистика: учебное пособие. — Litres, 2015.
функциональной значимости природы — сохранение биоразнообразия, достаточно определенно можно заметить что такой подход не обязательно будет столь же оптимальным в применении других принципов, что нередко приводит к конфликтам в приоритетах выбора решений лицами, принимающими решения, накапливаются и крупные системные просчеты в охране природы. Рассмотрим это на конкретных примерах: есть несколько принципиальных примеров определения, инвентаризации и оценки дикой природы, осуществленных за рубежом.
Университетскими исследователями и частной консалтинговой компанией в США были получены интересные результаты осуществления проекта национального уровня по комплексной оценке состояния природной среды.
Район этих работ представлял обширную территорию в пределах одиннадцати крупных западных штатов, на территориях, находящихся в государственной собственности Bureau of Land Management (BLM lands). Сама идентификация участков дикой природы исследователями была проведена на основе составления и расчетов простой пространственной модели с
3
использованием уже хорошо известных критериев выделения участков дикой природы.
Интересной особенностью этой работы стало то, что таким образом устанавливалось месторасположение районов, соответствующих официальным природоохранным критериям (conservation priority areas, или СРА). Авторами по результатам пространственного и геоинформационного анализа был сделан вывод, что выделение участков дикой природы, не имеющих официального природоохранного статуса, дает возможность создать национальный природоохранный резерв в очень существенной степени позволяющий предотвращать потери биоразнообразия и экосистемных услуг в условиях глобальной трансформации природных ландшафтов и изменений, происходящих под воздействием изменения климата.
Если обращаться к «глобальному смыслу», то обозначенное нами специфичное выделение огромных антропогенно-нарушенных территорий — антромов легко подтверждает четко обозначившийся вектор продолжения экспансии человеческой деятельности на ранее неосвоенные территории, и одновременно, замену самих представлений о дикой природе на те, которые не совпадают с мнением профессиональных географов, биологов или экологов.
Таким доказательным моментом, тем что подчеркивает, реальную и исключительную ценность природных областей, оставшихся в естественном состоянии, может быть приведен «Глобальный список редких и угрожаемых таксонов мира» (Красная Книга МСОП-IUCN). Именно этот процесс подчеркивает остроту и актуальность проблемы сохранения аборигенных видов как в пределах сильно измененных экосистем антромов, так и на незатронутых человеческим воздействием территориях.
Но если мы будем рассматривать применительно к конкретным локальностям, мы обнаружим любопытные несовпадения. К примеру, в международном журнале Дикой природы (The International Journal of Wilderness) за 2007 г., в редакторской колонке была размещена критическая статья Ken Cordell о природоохранной системе США. В ней приводятся очень интересные сведения о начальном периоде официальной организации участков дикой природы, и о текущей ситуации.
В сообщении отмечается, что изначально при создании федеральной системы ООПТ большинство территорий, которые утверждались как участки дикой природы, находилось достаточно далеко от человеческих поселений. Вокруг поселков же большинство частных земель использовалось в сельскохозяйственных целях, для ведения лесной и горнодобывающей промышленности, позже в рекреационных целях. Ситуация изменилась сейчас, когда экспансия людей во всех штатах не позволяет найти достаточное число районов, где могут быть утверждены новые участки дикой природы. Причины те же, что были и 200 лет назад -политические амбиции, военные соображения, экономические интересы.
3 Dickson B.G., Zachmann L.J., Albano C.M. Systematic identification of potential conservation priority areas on roadless Bureau of Land Management lands in the western United States // Biological Conservation 178, 2014. P. 117−127.
4 Erle C Ellis Sustaining biodiversity and people in the world'-s anthropogenic biomes Current Opinion in Environmental Sustainability 2013, 5: 368−372
Впрочем, со всей определенностью следует сказать, что экономические условия в мире нередко кардинально меняются, как вследствие политических перемен, так и из-за плохо прогнозируемых и поэтому всегда внезапных экономических перемен. И именно в таких условиях особенно важны и нужны надежные механизмы раннего выявления, надежной идентификации возникающих угроз антропогенного характера, непоправимым образом меняющих состояние дикой природы5.
Канада — одна из немногих стран мира, где сохранились крупные целостные территории дикой природы, что обеспечивает исключительную важность этой страны для дальнейшего их сохранения. В этой стране существует развитая система природоохранных территорий, на самом высоком уровне уделяется внимание природоохранным задачам и сохранению биоразнообразия (достаточно, мне кажется, здесь упомянуть, что штаб-квартира Конвенции о биологическом разнообразии бессменно располагается в Монреале).
Канада — таежная страна, и истинные масштабы ненарушенных бореальных лесов известны приблизительно, хотя предполагается, что большая часть территории страны относится к малонарушенным территориям, и в то же время было установлено, что многие сохранившиеся крупные участки дикой природы де-факто защищены лишь следствием отсутствия дорог, или с экономических позиций рассматривая, своей труднодоступностью, неэффективной логистикой существующей транспортной системы, что определяет наличие высоких экономических издержек для рассчитываемых возможностей освоения частными или государственными компаниями.
Отмечено, что в целом, между 50% оценкой, выполненной на основе определения ландшафтной структуры, и 80% оценкой на основе выявленной степени присутствия антропогенной инфраструктуры леса Канады бореальной зоны существуют в форме больших, естественных природных блоков. Следовательно, можно утверждать, что общая степень сохранности дикой природы стран с высоким уровнем внутренней «политической сознательности» лишь отчасти гарантирует защиту дикой природы.
В статье было также отмечено, что практической работе в этой области препятствует недостаточность пространственно-территориальной информации о дикой природе. Неполными являются доступные публичные источники данных о масштабах и характере антропогенных воздействий, объемах добычи природных ресурсов и реальных проблемах в «оказании» экосистемных услуг. В этом контексте было выполнено определение ландшафтной структуры ООПТ. Было сделано сопоставление территорий, фактически имеющий статус охраняемых территорий, и крупных сохранившихся участков бореальных лесов, но не имеющих такого статуса.
Было отмечено, что мониторинг не бывает достаточным для успешного сохранения природы, следовательно, для поддержания природной естественности таких территорий необходимы комплексы специальных мероприятий, тех, что способны гарантировано помочь и обеспечить гарантированный результат того, что природные экосистемы смогут продолжать функционировать в неопределенном будущем естественным образом, и в свете этой «нетронутости» будут способны и далее обеспечивать человеку контакт с неизвестным, обеспечивать такими полезностями, для которых нынче может быть названий, и даже понимания, осознования того, чего мы реально пользуемся.
Вообще, применительно к другим научным аспектам экологии следует отметить, что пока невозможно достаточно точно оценивать степень антропогенной нарушенности даже в условиях имеющейся сети охраняемых районов в районах Крайнего Севера, где ведутся регулярные научные исследования и мониторинг. Итак, зафиксируем принципиальный вывод о том, что пока имеющиеся оценки дикой природы оказываются недостаточными для
См. информацию о малонарушенных лесных территориях //
http: //www. greenpeace. org/russia/ru/campaigns/forests/valuable-natural-obiects/intact-forest-landscapes/world/-
http
//www. forestforum. ru/info/world ifl map. pdf- http: //www. wood. ru/ru/lonewsid- 12 136. html-
http
//conference2011. scanex. ru/index. php/ru/news/219-lesnyetropiki. html- http: //www. lesonline. ru/n/3b5c4.
понимания, а тем более для эффективного менеджмента дикой природы на большей части
б
североамериканской территории, где существуют крупные участки дикой природы.
Для того, чтобы лучше понять смысл вопроса — я поясню: по моему мнению, фактическое сохранение крупных участков природы, находящихся в государственной собственности, и при этом по сути остающихся «ничьими» — является альтернативой более известной и поддерживаемой как межправительственными (проправительственными) международными организациями и общественными фондами — политики сохранения территорий как официально существующих, с четко обозначенной собственностью — ООПТ любого официального ранга (от международных, типа Мирового Наследия до локальных резерватов и памятников природы).
Зададимся вопросом, а возможно ли, что деятельность по сохранению участков дикой природы может вестись в рамках повседневной деятельности? Такое попробовали организовать в интеграции давно существующих государственных природоохранных служб Северной Америки. И здесь, первым и основным шагом деятельности, связанной с дикой природой является обновление знания о том, что происходит на территории или, то что отечественной традиции обозначается как — организация лесо- (охот) устройства.
Государственная функция лесоустройства и пространственного анализа лесоводческой деятельности введена в США в ранг общенациональной программы мониторинга для всех государственных и частных лесных массивов страны, хотя эта программа в настоящее время в полной мере еще не реализована в бореальной и лесотундровой природных областях США. В 2005 году американская Лесная служба сообщала, что в 1990 -е годы, развитие частных лесов происходило в темпе около 1 млн. акров (404,858 га) ежегодно. Они предсказывали, что к 2030 году предполагается, что станет уже 44 миллиона акров (17,8 млн. га). Отмечалось, что ожидается, что около 12 млн. акров (4. 85 млн. га) частных земель будет расположено в радиусе 10 миль (16,1 км) национальных лесных земель (5%), вероятно, увидим увеличение темпов развития к 2030 году7.
В работах, отражающих профессиональную рефлексию лесной службы установлено, что пока современное состояние и очевидные тенденции в системах сбора информации, в т. ч. предоставляемых и системой лесного мониторинга, могут быть достаточно полезны не только в лесном хозяйстве, но также в реализации и природоохранных задач. Это обстоятельство особенно актуально именно для ведения лесного хозяйства в США, и в специальной статье обсуждается опыт использования биологических данных для планирования мероприятий по сохранению редких сосудистых растений.
И кроме этого, для выявления степени пространственной «засоренности» инвазивными видами- для оценки объема биомассы и расчетов содержания углерода в растительности- с целью получения данных для комплексной оценки распределения видов растительности, а также, в работах по определению степени антропогенной нарушенности, для получения качественных характеристик частоты, типа и последствий влияния факторов влияния, в т. ч. и по местообитаниям диких животных8.
Авторами в вышеупомянутом обзоре выявлены сильные и слабые стороны программы слежения за природной средой, было выявлено и показано, что система мониторинга потенциального воздействия изменения климата видов, сообществ и экосистем на Аляске нуждается в доработке. На Аляске широкомасштабные наблюдения мониторингового плана стали вызывать все больший интерес научного сообщества, прежде всего, для того, чтобы снизить с помощью фактических данных высокий уровень неопределенности показателей, полученных при создании моделей возможного воздействия изменения климата в высокоширотных экосистемах.
6 Margaret E. Andrew, Michael A. Wulder, Nicholas C. Coops. Identification of de facto protected areas in boreal Canada Biological Conservation 146 (2012) 97−107.
7 См. http: //www. fs. fed. us/proj ects/
8 Tara M. Barrett a, Andrew N. Gray Potential of a national monitoring program for forests to assess change in high-latitude ecosystems Biological Conservation 144 (2011) 1285−1294.
27
Отмечено, что основным преимуществом предложенной мониторинговой схемы оказалась ее пользовательская часть, разработанная дизайнерами, и позволяющая хорошо использовать популярные статистические методы. Установлено, что процедуры расчетов, на основе которых производится оценка общепринятых наборов лесных показателей, должны быть скоординированы с механизмом описания пространственных атрибутов лесного покрова с наглядными процедурами расчета известной ошибки выборки и осуществления количественной оценки погрешности измерений при лесной таксации.
Иная ситуация с ведением международных мониторинговых схем. Обычно международные природоохранные организации предпочитают действовать точечно, выявляя места концентрации разнообразия и сохранения ценной биоты или «горячие точки» биоразнообразия. Это относится к проектам финансируемым организациями ООН, специализирующимися на вопросах, связанных с взаимодействием человека и окружающей среды: ГЭФ, ЮНЕП, Мировым Банком, ФАО, ЮНЕСКО9. Ими в течении последних трех-четырех десятилетий многократно предлагались интересные варианты концентрации усилий на наиболее важных природоохранных направлениях.
Из наиболее важных следует обязательно упомянуть о двух декадах исполнения экорегионального подхода, предложенного WWF-International. Ими в начале 1990-х годов была предложена оригинальная процедура достаточно быстрой оценки территорий во всех регионах мира с позиции разработки и принятия мер по сохранению биоразнообразия10. К настоящему времени, выделено 825 экорегионов, и отмечено, что уже на их площади более трети экосистем подвержены негативным тенденциям урбанизирации.
В специальной работе, таковыми были признаны 35 биогеографических регионов, имеющих исключительный характер эндемизма, высокий уровень сохранности и существующие угрозы целостности их растительности. Этот проект четко показывает, что крупные участки дикой, сохранившиеся в умеренной зоне большей части Евразии и Северной Америки, природы, наряду с крупными очагами дикой природы в Северной Африке, и на Северо-западе Южной Америки позволяют успешно дополнять, причем без специальных природоохранных усилий, реализуемые проекты сохранения биоразнообразия на разных уровнях.
Было также подсчитано, что на другой трети (29 мировых экорегиона) сохраняются местообитания и популяции 213 эндемичных наземных позвоночных видов, нигде в мире больше не встречающихся. Авторский анализ показал, что 8% наземных видов позвоночных животных из Красной книги МСОП подвержены негативному воздействию, прежде всего, вследствие интенсивного расширения городских территорий.
Стремление защитить сохранившиеся участки дикой природы является настоящей причиной для того, чтобы исследовать современное состояние природной среды, спасать отдельные виды, искать любые возможности для более эффективного восстановления
9 cm. http: //www. un. org/unop/Docs/biodiv_a-54−664add3. pdf- https: //www. cbd. int/cepa/cepafair/2012/cepa-fair-2012-gbpihed-fao. pdf-
http: //www. undp. org/content/dam/india/docs/EnE/UNDP Convention%20on%20Biological%20Diversity. pdf- http: //unesdoc. unesco. org/images/0015/1 514/151402e. pdf- http: //www. fao. org/GT0S/doc/2009-GT0S-
SC/docs/11 B-GTOS Strategy 2010−2015. pdf-
http: //www. who. int/heli/risks/water/coastalmanagement/en/index8. html- http: //www. unepmap. org/index. php? catid=1 015&-module=content2.
10 Olson D. M., Dinerstein E. The Global 200: a representation approach to conserving the Earth'-s most biologically valuable ecoregions //Conservation Biology. — 1998. — T. 12. — №. 3. C. 502−515- http: //www. biodiversidad. gob. mx/v ingles/re gion/whatis. html-
http: //www. dmg. gov/documents/BR Rapid Ecoregional Assessment BLM 102 809. pdf-
http: //mediterranean. panda. org/about/areas at risk/- Olson D. M. et al. Terrestrial Ecoregions of the World: A New Map of Life on Earth A new global map of terrestrial ecoregions provides an innovative tool for conserving biodiversity //BioScience. — 2001. — T. 51. — №. 11. — C. 933−938- Wikramanayake E. et al. Ecoregions in ascendance: Reply to Jepson and Whittaker //Conservation Biology. — 2002. T. 16. — №. 1. — C. 238−243- Olson D. M., Dinerstein E. The Global 200: Priority ecoregions for global conservation //Annals of the Missouri Botanical garden. — 2002. C. 199−224.
нарушенных местообитаний, продвижения сберегающих технологий, таких как выборочные вырубки леса и попытки восстановления естественности природных экосистем п.
Хорошо известно о политике сохранения биоразнообразия на самых различных уровнях, при том, что в современных представлениях, рекомендуемых Конвенцией о биологическом разнообразии, сохранение биоразнообразия несет не только функцию биологической охраны, но и несет социальные, экономические и экологические ценности12. К примеру, для тропиков отмечается, что традиционные подходы по сохранению биоразнообразия должны быть направлены на защиту девственных лесов13.
Но регулярные встречи Сторон Конвенции показывают, что все труднее становится обеспечивать сохранение больших массивов ненарушенных лесов, особенно на территории развивающихся стран, где остро стоят проблемы голода, нищеты и болезней. Причина в том, что ожидается, что к 2030 году еще 15 экорегионов мира суммарно потеряют более 5% от немногой оставшейся неосвоенной территории, и эти территории содержат еще 118 позвоночных животных, больше нигде не встречающихся в мире.
Возможно положительным примером совмещения задач по сохранению дикой природы и биоразнообразия может быть названа Австралия, где были объединены два подхода к идентификации участков на официальной основе, и таки образом, были выделены территории, важные для сохранения биоразнообразия в условиях дикой природы и поддержания высокого биоразнообразия. Первый подход был направлен на достижение целей по сохранению биоразнообразия в районах с нетронутой естественной растительностью. Отмечалось, что результаты этого подхода будет крайне дорого реализовать, так как для поддержания природной функциональности природных экосистем требуются большие участки сохранившихся земель, выведенных из экономического оборота.
Второй подход, условно называемый — поддержание биоразнообразия, был направлен на достижение «хорошего» представительства видового богатства в любой точке рассматриваемого ландшафта и при размещении таковых, акцент устанавливался на выявлении пространственно-компактных интактных областей. Здесь — приоритет отдан наиболее ценным в функциональном отношении критериям дикой природы, что позволяет концентрировать средства и природоохранные усилия на конкретных действиях. Стоит отметить, что именно в пределах всего этого континента предполагается, что, по меньшей мере, здесь еще сохранилось 70 и более процентов естественной растительности14
Результаты такого подхода показывают, что возможно достижение компромисса между экономическими издержками на сохранение природы и организацией приемлемых природоохранных сетей, с достаточными размерами охранных зон, содержащих интактные зоны местной растительности. Делаются выводы, что инвестиции в оба направления, будь это репрезентативность представления элементов биоразнообразия (например, виды, места обитания) в ООПТ и охраны дикой природы являются не только дополнительным фактором, но и самим по себе важны для длительного поддержания биоразнообразия.
Вспомним, что вышеупомянутый глобальный пространственный анализ сохранившихся крупных участков дикой природы показывал, что горячие точки биоразнообразия в мире относительно надежно сохраняются лишь на 14,9% их общей
См. http: //www. oecd. org/tad/sustainable-
agriculture/Matthew%20Bateson%20Rio%20Tinto%20OECD%20Biodiversity%20Offset%20Presentation. pdf- http: //www. sospecies. org/sos news/success stories/?11 522/Answering-the-SOS-call-from-the-wild-dolphins-rhinos-tigers-and-others-to-benefit-from-more-funding- http: //www. environment. gov. au/biodiversity/conservation-
http: //marinebio. org/oceans/conservation/biodiversity/index. aspx.
12 Жить в гармонии с природой // https: //www. cbd. int/undb/media/factsheets/undb-factsheets-ru-web. pdf
13 Xingli Giam, Gopalasamy Reuben Clements, Sheema Abdul Azize, Kwek Yan Chong, Jukka Miettinen Rethinking the '-back to wilderness'- concept for Sundaland'-s forests Biological Conservation. 2011. вып. 144 31 493 152.
14 Carissa J. Klein a, Kerrie A. Wilson, Matthew Watts, Janet Stein, Josie Carwardine, Brendan Mackey, Hugh P. Possingham. Spatial conservation prioritization inclusive of wilderness quality: A case study of Australia'-s biodiversity // Biological Conservation 2009. вып. 142 1282−1290.
площади (примерно составляет 3546 975 км2). Среди мировых природных поясов — горы, арктические территории и пустыни.
Большинство горячих точек биоразнообразия гораздо меньше по своим размерам, чем изначально предполагалось (половина таких территорий, имеющих менее 10% от всей территории определенного биографического района, в котором они расположены, выделены с неким минимальным порогом, который резко падает ниже 1000 га), то именно эти горячие точки биоразнообразия должны быть первостепенными для принятия срочных мер, поскольку многие из них уже капитально пострадали в результате мощного антропогенного воздействия, и как следствие, очевидного исчезновения дикой природы и ухудшения экосистемных функций.
Отсутствие достаточных средств у государств и людей также очень существенно ограничивает их институциональную способность адаптироваться к воздействию усиливающихся антропогенных факторов на ООПТ, поэтому следует отыскивать территории, где естественным образом сохраняется дикая природа. Наибольшей важностью является вывод о том, что наиболее охраняемые районы мира могут быть очень существенно затронуты в случае продолжающегося столь же интенсивно городского роста. Здесь существует несколько самых различных проблем, но социальные и экономические потребности среди них являются наиболее приоритетными, поскольку 88% ООПТ мира находятся в странах с низким и средним уровнем доходов. Впрочем, авторы отмечают предварительность этих результатов, потому что индексы не включали некоторые важные антропогенные воздействия, затрагивающие горные экосистемы в глобальном масштабе, например, такие как климат.
В одной из статей по глобальной оценке антропогенной нарушенности были выбраны горные территории мира для того, чтобы оценить степень антропогенного воздействия в горных экосистемах. Оценка делалась на основе специального индекса человеческого влияния, позволяющего определять степень угрозы биоразнообразию горных районов. Выяснялось также, насколько хорошо защищены от человека территории с высокой степенью природной сохранности. Результаты этой работы показали, что по-прежнему большая часть горных районов мира сохраняет низкое или умеренное влияние человека. Констатируется, что только 34,7% сохранившихся горных территорий с низким уровнем антропогенной нарушенности в настоящее время входят в национальные системы охраняемых территорий15.
Michelle Kalamandeen и Lindsey Gillson на основе гипотезы о том, что охраняемые районы (ООПТ) являются основой для многих более общих природоохранных подходов, причем, с помощью специального литературного понятия «девственно-чистый» (pristineness) именно участки дикой природы считают центральным фокусом для сохранения и организации соответствующего управления. Впрочем, в данной работе научные концепции были основным предметом специального рассмотрения в их исторической ретроспективе, учитывающий этимологию и сущность понятий, связанных с сохранением природы.
Они рассмотрели процессы использования четырех различающихся существенным образом между собой подходов к сохранению природы: (1) модель охраны дикой природы в формате национального парка (Йеллоустоунская модель) — (2) модель рационального использования биологических ресурсов и функционирования природоохранной территории как охотничий заповедник- (3) модели совмещающей возможности охраны дикой природы и сохранения биоразнообразия- и (4) модель управления экосистемами (экосистемный подход) 16. На основе таких обобщений была описана общая модель создания ООПТ, сформулированы ее основные элементы, с тем, чтобы официально рекомендовать ее к
15 David Rodriguez-Rodriguez and Bastian Bomhard. Mapping Direct Human Influence on the World'-s Mountain Areas // Mountain Research and Development, 32(2): 197−202.
16 Michelle Kalamandeen R Lindsey Gillson Demything & quot-wilderness"-: implications for protected area designation and management Biodivers Conserv (2007) 16: 165−182
широкому применению в национальной законодательной практике, и сохраняя ее значимость в соответствии с различными международными конвенциями.
Авторы отмечают, что до 1980-х годов ООПТ по всему миру организовывались с общей высокой степенью сходства обоснования и похожего выбора путей и способов, с помощью которых они официально утверждались, а также управляются менеджерами, несмотря на различия в ведомственной принадлежности. В целом можно согласится, что критерии организации ООПТ, как правило, основываются и должны рассматриваться посредством выявления и показа в пределах участка дикой природы его ландшафтного своеобразия, геологических особенностей, иногда '-харизматической мегафауны'-, и обязательно с перечислением видов, находящихся под угрозой исчезновения, принимается во внимание также высокое видовое богатство, уникальность или иные доказательные характеристики своеобразия территории. Качество природного окружения, которое позволяет признать территорию как участок дикой природы, определяется ее естественностью (naturalness) — сохранностью функционирования природных процессов в пределах крупных территорий и отсутствием явных следов трансформации природных экосистем под влиянием человека. Соответственно, европейская дефиниция дикой природы включает четыре признака: а) естественность- б) нетронутость (undisturbedness) — в) неразвитость (undevelopedness) — г) масштабность.
Также следует кратко коснуться того, как реализуются на практике те принципиальные моменты, что были обозначены выше. На примере итальянского Dolomites UNESCO World Heritage Site можно увидеть то, что важнейшее значение имеет метод. Очевидно, что картографирование дикой природы позволяет обеспечить ценной информацией менеджеров ООПТ о реалистичных возможностях организации охраны и отдыха. В основу составления карт такого рода было положен концепт «дикости» как незатронутости человеком, следовательно, важно было определиться с той степенью контроля, который человек имеет над тем или иным участком природы.
Это было достаточно интересным решением, поскольку в отличие от концепта «биоразнообразие», в идее которого заложен смысл определенной системной функциональности, понятие «дикая природа» является архитипически -древним. R.A. Mittermeier с соавторами в своем обзоре сходства и различия между этими двумя понятиями, со ссылкой на Наша17 отмечает, что происхождение «дикости» связывает с библейскими и древнескандинавскими представлениями о «неподконтрольности» и «неизмененности» применительно к дикой природе. Здесь следует принципиально остановится на выявлении и оценке визуально определяемых показателей.
В этой области, особое место занимает влияние дорог, и исследования данной темы многочисленны18. Так, существующие дороги в США оказывают далеко идущие последствия в контексте сохранения биоразнообразия, следовательно, государственные, муниципальные или частные инициативы по расширению дорожной сети являются очень важными элементами в планировании природоохранных мероприятий. Можно отметить, что «дорожные проекты» очень часто основываются на анализах, в которых тенденции развития
17 Nash, R. F. (1967) Wilderness and the American Mind (Y ale Univ. Press, New Haven, CT.
18 Fahrig, L., Pedlar, J.H., Pope, S.E., Taylor, P.D., Wegner, J.F., 1995. Effect of road traffic on amphibian density. Biol. Conserv. 73, 177−182- Findlay, C.S., Bourdages, J., 2000. Response time of wetland biodiversity to road construction on adjacent lands. Conserv. Biol. 14, 86−94. Forman, R.T.T., 2000. Estimate of area affected ecologically by the road system in the United States. Conserv. Biol. 14, 31−35. Forman, R.T.T., Sperling, D., Bissonette, J.A., Clevenger, A.P., Cutshall, C.D., Dale, V.H., Fahrig, L., France, R., Goldman, C.R., Heanue, K., Jones, J.A., Swanson, F.J., Turrentine, T., Winter, T.C., 2003. Road Ecology: Science and Solutions. Island Press, Washington, DC. Reed, R.A., Johnson-Barnard, J., Baker, W.L., 1996. Contribution of roads to forest fragmentation in the Rocky Mountains. Conserv. Biol. 10, 1098−1106. Saunders, S.C., Mislivets, M.R., Chen, J., Cleland, D.T., 2002. Effects of roads on landscape structure within nested ecological units of the Northern Great Lakes Region, USA. Biol. Conserv. 103, 209 225. Trombulak, S.C., Frissell, C.A., 2000. Review of ecological effects of roads on terrestrial and aquatic communities. Conserv. Biol. 14, 18−30. Gibbs, J.P., Shriver, W.G., 2002. Estimating the effects of road mortality on turtle populations. Conserv. Biol. 16, 1647−1652.
оказываются часто слишком грубыми, они предполагают однородные пейзажи, в то время как пространственный анализ вероятности изменчивости состояния биоты должны иметь глубокую экологическую основу, что представляет, к примеру, концепция экорегионов.
Прогнозируемый на модельной основе расчет предполагает организацию 0,5 млн. км новых общественных дорог в северных Аппалачах в течение следующих двух десятилетий, предполагая, что кумулятивные эффекты расширения дорожной сети — серьезные угрозы биоразнообразию. Было отмечено, что почти 2000 км новых дорог было построено на заселенных территориях в штате Мэн в 1986 -2003, суммарно оказывающих влияние на 37 000 га соседних местообитаний. Большинство (93. 5%) новых дорог выполняют локальные функции, были короткими (& lt-1/3 км в длину), характеризуются как внутрижилые дороги в зоне типичного расселения.
В данной работе19 были показаны результаты исследований роста обычных дорогах общего пользования в штате Мэн в течение 17 -летнего исторического периода, и были разработаны модели логистической регрессии для проверки, проект пространственной вероятности будущих дорог в особом экорегионе — Northern Appalachian/Acadian ecoregion.
Официальные охраняемые участки ДП в США очень популярны для использования в рекреационных целях. Расчет активистов сохранения дикой природы (см. The Multiple Values of Wilderness, Cordell et al., 2005, Venture Publishing) показал, что почти 41% населения страны живет в пределах 50 миль (80,6 км) и еще 17% живет в пределах 25 миль (40,3 км) от участков дикой природы.
Отмечено также, что более 40% федеральных участков дикой природы в западных Штатах находятся в пределах 3 миль (4,8 км) от дороги. В 54 первых участках ДП (wilderness area), утвержденных в США согласно ранее упомянутому Акту от 1964 г., посещение этих территорий с целью отдыха за 20 лет увеличилась на 86%. И в 1995 г. суммарно Cordell & amp- Teasley было подсчитано 40,4 млн. визитов на участки ДП (Cordell at al. 1999).
Сохранение природы и рациональное ведение аграрной политики может быть предложено в концептуальных рамках, основанных на поиске гармонии и оптимизации взаимозависимости человека и природы, что признает несколько форм расчетов природного капитала, и важность включения и многофункциональных расчетов их роли в устойчивом управлении качеством окружающей среды и наращивании потенциала социально-экономического развития20.
В США на национальном уровне рассчитывались наборы данных по дорогам, информация, получаемая со спутниковых снимков, в том числе отражающих состояние антропогенной среды и плотность лесного покрова, для выделения ключевых обитаний северо-восточной и срединно-атлантических территорий страны.
Но есть регионы мира, где все более становится популярной обратная тенденция, там и появилась соответствующая инициатива -предложение «вновь одичать» ('-rewilding'-).
Данный термин в подстрочной кальке перевода звучит с вполне однозначным смысловым значением '-сделаться снова дикой'-. Ревайлдинг & quot- как специфический научный термин имеет свои истоки в качестве ссылки на проект «диких земель» (Wildlands), который был начат в 1991 году в США, направлен на создание североамериканской сети дикой природы (North American core wilderness areas), прежде всего в районах без следов человеческой деятельности, объединивших все типы охраняемых районов, которые были бы соединены «экологическими коридорами».
В специальной работе, на основе использования спутниковых снимков нормального и высокого разрешения, где также использовались для анализа карты дорог, размещения населенных пунктов, и последствия пожаров, были оценены заново с расчетом индекса
19 Robert F. Baldwin, Stephen C. Trombulak, Mark G. Anderson, Gillian Woolmer Projecting transition probabilities for regular public roads at the ecoregion scale: A Northern Appalachian/Acadian case study Landscape and Urban Planning 80 (2007) 404−411.
20 Robert J.S. Beeton, A. Jasmyn J. Lynch Most of nature: A framework to resolve the twin dilemmas of the decline of nature and rural communities environmental science& amp-policy 23 (2012) 45−56.
сохранившейся растительности для «горячих точек» биоразнообразия 21. В США также рассматривали тезис, что в региональной политике недоучет или игнорирование многообразия мнений заинтересованных сторон искажает перспективы и стратегические цели и задачи природоохранного уровня, но сложность сохранения дикой природы не дооценена. И вообще в северном полушарии, наиболее низкие значения индекса сохранности растительности были наиболее выражены в биомах, где доминируют лесостепи и степи умеренного пояса, редколесья и луга, отражающие историческое влияние на них сельского хозяйства.
*Чтобы избежать еще худших последствий для сохранения природы рекомендуется, что должны быть улучшены оценки природных составляющих, и необходимы расчеты человеческого капитала для должного решения все более серьезной проблемы сохранения естественности природных функций, что является характерным признаком дикой природы. В этой публикации было показано, что охраняемые территории являются центрами сохранившихся местообитаний, но среда обитания животных, как правило, состояло из изолированных участков, хотя иногда подкрепленных смежными землями многоцелевого использования (например, государственные или национальные леса).
Критический анализ предположений, ценностей и приоритетов защитники природы, а также изучение исторических связей между экологической и социальных систем, будет играть центральную роль в разработке стратегий сохранения, которые примирить социальные, культурные и экономические потребности с целями сохранения биоразнообразия и внутренние пределы экологических систем. История сохранения подходов, описанная здесь показывает, как ООПТ обозначение и управление стало более отзывчивым к достижениям в области экологического понимание и к изменениям в понимании отношения между человеком и природой и ре-интеграции экологических и социальных систем.
С этих позиций, активно обсуждается принципиальная невозможность возврата к дикой природы в некоторых регионах мира, и более широком контексте обсуждается то что, в принципе любая природоохранная парадигма, основанная на территориальном принципе, может иметь весьма ограниченное значение в густо населенных местах типа Юго-Восточной Азии. Причины этого состоят в том, что: (1) в странах данного региона первичные леса составляют только незначительное меньшинство из всех вообще оставшихся лесов, и большая их часть уже защищена законом- (2) обширные районы сохранившихся участков, которые можно отнести к дикой природе находятся в опасности, на таких территориях ведутся выборочные рубки леса, следовательно, по-прежнему сохранившиеся леса неизбежно подвержены антропогенным преобразованиям в плантации и для других сельскохозяйственных целей- и (3), с экономических позиций, выборочные вырубки леса иногда не мешают оставаться лесам важной средой обитания для некоторых в мире из наиболее угрожаемых видов.
Обратим внимание на то, что здесь самый сложный элемент — какова роль человека? В Австралии были определены одиннадцать потенциальных процедур расчетов POS -пространственной меры для организации комплексного теста населения по оценке здоровья и благополучия условий проживания, связанных с территориями компактного проживания коренных народов22. Следовало найти способы, одновременно поддерживающие здоровье и благосостояние общественной жизни и сохраняющих качество природной среды, а также с тем, чтобы была найдена возможность протестировать различные политики, стандарты и метрики чтобы понять, какие из них наиболее эффективные. Следовательно, не только к эксплуатируемым лесным территориям, но и к охраняемым территориям имеет отношение
21 Sean Sloan a, Clinton N. Jenkins, Lucas N. Joppa, David L.A. Gaveau, William F. Laurance. Remaining natural vegetation in the global biodiversity hotspots Biological Conservation 177 (2014) 12−24.
22 Karen Villanueva, Hannah Badland, Paula Hooper, Mohammad Javad Koohsari,
Suzanne Mavoa, Melanie Davern, Rebecca Roberts, Sharon Goldfeld Billie Giles-Corti Developing indicators of public open space to promote health and wellbeing in communities Applied Geography 57 (2015) 112−119.
33
какие процедуры природопользования ведутся, или если понимать в более принятом за рубежом смысле, чаще обозначаемой вопросом — каков менеджмент на рассматриваемой территории?
Здесь следует вспомнить, что два обычных и часто основных признака «узнавания» дикой природы — это незатронутость человеком и естественная функциональность природных процессов (способность саморазвития) имеют прямое отношение к такому показателю как естественность или натуральность участков дикой природы. Ситуация достаточно остра, особенно в контексте, включения в эти аспекты «карты», обижаемых правительствами и экологами — аборигенных народов, что находит свое отражение в растущей изощренности рекомендаций ООН в области организации новых ООПТ. Именно такие меры позволяют привлекать институциональные механизмы для безопасного использования природных экосистем в практических целях.
Большое значение имеет, Конвенция о биологическом разнообразии. В ее преамбуле четко признается роль традиционного образа жизни в содействии сохранению биологического разнообразия и устойчивого природопользования. И в последние десятилетия, особая политическая направленность, связанная с сохранением природной среды, т.н. '-поток природы'- & quot-Flux of Nature'-'- стало новой парадигмой, с основной идеей развития экосистемного подхода к управлению сохранением живой природы с учетом максимально существующих взаимосвязей.
Дискуссии об обязательности поддержания традиционного образа жизни, и соответствующих территорий весьма ожесточены даже в научной среде, но среди экологической общественности они почти экстремальны и «выливаются» в протестные движения '-Парки против людей'-, «Право коренной собственности на природу» и др. Не оставались «в стороне» и многочисленные организации под эгидой ООН, где идея дикой природы и ее «права свободы от человека» можно найти во вставке 3 Конвенции об охране Всемирного культурного и природного наследия (1972). Рассмотрим подробнее ее положения.
Природные свойства наследия человечества (даю здесь в своем переводе), определяются в Конвенции как:
• уникальные природные характеристики, состоящие из физических и биологических образований или групп таких образований, которые имеют выдающуюся универсальную ценность с эстетической или научной точки зрения- или
• локализованные геолого- или физико-географические образования, которые составляют местообитания исчезающих видов животных и растений, имеющие выдающуюся универсальную ценность с точки зрения науки или сохранения- или обеспечивающие стабильность экологического функционирования
• природные объекты или точно определяемые природные территории, имеющие выдающуюся ценность с точки зрения науки, показывающие типовую природную среду, в целостном виде, или являющиеся замечательным примером сохранения функций природной красоты или природной защиты от антропогенного воздействия.
В отношении взаимоучета природных и культурных аспектов отмечу, что самые последние МСОП категории ООПТ (V и VI, были добавлены в 1992 году), указывают на растущее признание ценностей культурных ландшафтов. Этот критерий берет свое начало в первой масштабной программе Конвенции о наследия и ЮНЕСКО & quot-Человек и биосфера& quot-, целью которой декларировалась защита конкретно тщательно подобранных территорий, отлучающихся высокой ценностью не только природных, но и культурно-значимых ландшафтов, разного ранга артефактов, позволяющих понимать и сохранять разнообразие взаимосвязей человека и природных систем.
Культурные свойства наследия определяются в Конвенции как:
• памятники: архитектурные работы, работы монументальной скульптуры и живописи, элементы или структур археологического характера, надписи, пещерные жилища и
комбинации функций, которые имеют выдающуюся универсальную ценность с точки зрения истории, искусства или науки- или
• группы зданий: группы отдельных или связанных зданий, которые, благодаря их архитектуре, их однородность или их место в ландшафте представляют выдающуюся универсальную ценность с точки зрения истории, искусства или науки- или
• достопримечательные места: произведения человека или совместные творения человека и природы, а также зоны, включая археологические памятники, которые имеют выдающуюся универсальную ценность с исторической, эстетической, этнологической или антропологической точек зрения.
Отметим, что любые международные организации действуют в связи с интересами определенных национальных и межнациональных группировок, что вполне естественно оказывает определяющее влияние, как политика, кем и зачем проводится. Авторитет США позволил ввести понятие дикой природы в международный природоохранный оборот, и после четвертой Всемирной конференции дикой природы (1987) Международный союз охраны природы (МСОП) включил в перечень ООПТ особую категорию «дикой природы».
«Дикая природа» как категория международного уровня определена как & quot- естественная природная территория, законодательно защищенная и достаточного размера, с тем, чтобы защитить нетронутые природные элементы, которые могут служить человеку для духовного и физического благополучия. Это такая территория, где отсутствуют или слабо выражены признаки вмешательства в естественные природные процессы человеком, или таковые разрешены, так что не препятствуют развитию естественных процессов'-.
Есть правда любопытный вопрос — а как можно найти участки планеты, которые не были никогда «не знакомы» с человеком. По мировой оценке такие участки дикой природы охватывают 44% всех земель, но проживают в их пределах только 3% людей 23. Американский геоморфолог с многозначащей фамилией «Воля» в статье обозначенной как «дикая природа умерла…» приводит многочисленные доказательства того, что та истинная дикая природа, в которой человек никогда «не отмечался» уже не существует, прежде всего, из-за того, что потоки вещества информации и энергии непоправимым образом уже
24
изменены человеком.
Вообще является достаточно верным такое признание очевидной взаимосвязи между глобальной потерей дикой природы и повсеместным исчезновением практик традиционного природопользования сельских и коренных общин во многих районах мира хорошо доказывается в целом ряде научных работ. Так в одной из североамериканских работ с высоким индексом цитирования, на примере северо-восточных штатов в Америке, указывается, что урбанизационный процесс, особенно в сельских районах с уменьшением природных территорий и заменой их жилой застройкой, приводит к уменьшению наиболее ценных «бездорожных» областей и снижает число удаленных местообитаний, в целом, по всей стране, с серьезными последствиями для состоянии биоразнообразия и сохранности целостности экосистем на территориях существующих национальных парков и других типов охраняемых районов.
Авторами доказывается необходимость объединения через существующие системы охраняемые районы центры важнейших местообитаний, или относительно ненарушенных территорий-ядер, в существенно больше степени, чем это когда-либо предлагалось, поскольку как мы рассматривали это выше, общемировые темпы урбанизации усиливаются25. Их расчеты показали, что более трети основных мест обитания не имеют
23 R. A. Mittermeier*f, C. G. Mittermeier*, T. M. Brooks}, J. D. Pilgrim}, W. R. Konstant*, G. A. B. da Fonseca, and C. Kormos. Wilderness and biodiversity conservation // PNAS, September 2, 2003, vol. 100, No. 18. P. 10 309−10 313.
24 Wohl E. Wilderness is dead: Whither critical zone studies and geomorphology in the Anthropocene? // Anthropocene 2, 2013. P. 4−15.
25 Scott J. Goetz a, Patrick Jantz, Claire A. Jantz Connectivity of core habitat in the Northeastern United States: Parks and protected areas in a landscape context Remote Sensing of Environment 113 (2009) 1421−1429.
никакой специальной защиты от антропогенного воздействия, а еще 42% - это участки природы, используемые для «моторизованного» рекреационного использования или с целью заготовки древесины.
Оценка, проведенная в ООПТ Канады в контексте их функциональности с учетом отдаленных последствий изменения климата и соответствующих изменений характера землепользования основывалась на предположении, что для многих видов произойдут серьезные изменения в распространении, и важно выяснить останется «в», или «вне» границ, достаточных для сохранения целостных участков охраняемых территорий. Работа проводилась путем оценки изменений в смоделированных распределений видов бабочек (п = 139) в пределах рассматриваемой территории Канады.
Установлено, что изменение видового богатства и состава в пределах охраняемых районов были, по большей части, такими же, как и изменения, наблюдаемые среди случайных местах за пределами границ охраняемой территории. Эти результаты показывают, что существующих сетей охраняемых территорий в Канаде не являются достаточным буфером против последствий изменения климата на видовое богатство бабочек. Тестирование производилось применительно к давно организованным ООПТ, полагая что таковые более защищены к таким воздействиям изменения климата, чем виды обитающие в районах без формального природоохранного статуса.
Сравнивалась оценка видового богатства бабочек и видового состава (видового разнообразия) в сравнении охраняемых и неохраняемых районов. Хотя охраняемые районы являются, по мнению авторов, бесспорно полезным в сохранении биологического разнообразия, их способность сохранять местообитания на наш взгляд, недостаточно для предотвращения более широких масштабах климатических изменений от панорамных видов за пределы их границ26. Возможно, поэтому практика землепользования, должна быть изменена на окружающих участках давние охраняемых территорий, поскольку еще не был достаточно существенным, чтобы поднять уровень защиты среды обитания, обеспечиваемые этими охраняемыми территориями по сравнению с другими областями.
В технологическом и методологическом отношении проведения работ по данной тематике следует констатировать, что более, чем за три десятилетия активного использования ГИС-технологий для самых различных целей, имеются и примеры организация геоинформационных систем для оценки дикой природы27 Например, в Италии, с помощью ГИС-технологий необходимые карты были автоматически сгенерированы на базе использования семи показателей удаленности, восприятия и степени естественности дикой природы.
Цифровая модель позволила соотнести каждый пиксел с одним из трех классов степени
28
сохранности природных участков — «дикие», «полудикие» и «недикие» 28. В глобальных расчетах было отмечено, что в мировом масштабе крупных участков дикой природы всего 24. Они рассматриваются как территории, каждая из которых & gt-1 млн. гектаров, где составляют & gt-70% интактных (нетронутых) земель и плотность населения человека, менее чем или равную пяти человек на км2.
26 Heather M. Kharouba, Jeremy T. Kerr Just passing through: Global change and the conservation of biodiversity in protected areas Biological Conservation 143 (2010) 1094−1101.
27 Aplet, G., Thomson, J., & amp- Wilbert, M. (2000). Indicators of wildness: Using attributes of the land to assess the context of wilderness. In S. F. McCool, D. N. Cole, W.T. Borrie, & amp- J. O'-Loughlin (Eds.), Proceedings of the wilderness science in a timeof change conference Ogden, USA, May 23−27. Missoula, Montana: USDA Forest Service Proceedings RMRS-P-15-VOL-2- 2003. 10. 029Carver, S., Comber, A., McMorran, R., & amp- Nutter, S. (2012). A GIS model for mapping spatial patterns and distribution of wild land in Scotland. Landscape and Urban Planning, 104 (¾), 395−409- McCloskey, J. M., & amp- Spalding, H. (1989). A reconnaissance-level of the amount ofwilderness remaining in the world. Ambio, 18(4), 221−227- Sanderson, E. W., Jaiteh, M., Levy, M. A., Redford, K. H., Wannebo, A. V., & amp- Woolmer, G. (2002). The human footprint and the last of the wild. BioScience, 52(10), 891−904.
28 Orsi F., Geneletti D., Borsdorf A. Mapping wildness for protected area management: A methodological approach and application to the Dolomites UNESCO World Heritage Site (Italy) // Landscape and Urban Planning 120, 2013. P. 1−15.
В этой работе отмечается, что в мировом опыте в контексте работ по оценке реального значения сохранения биоразнообразия, еще предстоит много сделать, так в частности, один из крупных вопросов о «незаменимости» в плане видового эндемизма, тех экосистем нашей планеты, которые остаются нетронутыми. Но в Европе вряд ли возможно найти такие места, где можно со всей определённостью отметить, что не остается дикой природы совсем.
Отметим еще, что те особые характеристики дикой природы, — такие как удаленность и дающие возможность «погрузиться в одиночество" — или отсутствие мобильной связи и других средств и коммуникационных технологий делают пребывание в дикой природе -естественной лабораторией для индивидуального и социального изучения социальных и психологических явлений. Что же в этом отношении предпринимается активной экологической общественностью?
ДИКАЯ ПРИРОДА И ОБЩЕСТВЕННОСТЬ
Тематика защиты дикой природы, и здесь следует отметить со всей очевидностью, является весьма популярной в общественной среде. Именно общественные компании о защите дикой природы были первыми, и таковые несколькими десятилетиями ранее стали мощной „общественной волной“, и более заметной, чем например, очень популярная в ХХ в. инициатива по организации биосферных заповедников ЮНЕСКО.
Фонд дикой природы (Wild Foundation) в России практически неизвестен, хотя таковой представляет собой сейчас общемировую общественную неправительственную организацией с штаб-квартирой в Колорадо, и отделениями в Африке, Европе и Азии. В 2014 г. организация отметила сорокалетнюю историю своей деятельности, и среди основных ее достижений, безусловно стоит отнести, их регулярную организацию и успешное проведение десяти к настоящему моменту международных конгрессов по дикой природе (The World Wilderness Congress).
Первый из таких был организован в Южной Африке, в 1977 г. как финальный результат осуществленного международного проекта, направленного на разработку принципов существования гармоничных взаимоотношений между человеком и природой. Безусловно, главным результатом первого конгресса стало внедрение идеи значимости дикой природы как общемировой проблемы, понимание, что охрана природы требует значительных финансов и являются частью глобальной экономики, наглядно проявилась разница между культурой и традициями сохранения природы в разных регионах мира.
В 1980 г. в Австралии был проведен второй конгресс, его основным результатом стало, что внимание общественности было привлечено к огромным малонаселенным территориям пустынь, гор, тропических лесов, была поднята проблема аборигенного природопользования и традиционных занятий коренных народов и общин. Конгресс 1983 г., имевший место в Шотландии знаменателен тем, что был утвержден курс на более активное участие защитников дикой природы в работе Конвенции ООН об охране Всемирного культурного и природного наследия29, кроме того, все активнее стали проявлять себя очень разнообразные партнерства и ассоциации, созданные для осуществления практических мер в области дикой природы, продолжилась также активная работа по созданию соответствующего законодательства на североамериканском континенте.
Конгресс 1987 г. состоялся на базе штаб -квартиры фонда в Колорадо (США), и этот конгресс примечателен тем, что была „озвучена“ инициативное предложение о том, чтобы создать Всемирный банк, который бы финансировал природоохранные проблемы по всему миру. Известно, что такой был создан в 1990 г. и деятельность его в глобальной природоохранной сфере ныне широко известна. Тогда же, по сути, были подготовлены первые проекты для Глобального экологического фонда, а понятие „дикая природа“ была утверждена как отдельная категория ООПТ в списке МСОП (IUCN).
29 http: //whc. unesco. org/archive/convention-ru. pdf
Конгресс в Норвегии, в 1993 г. был сориентирован на арктические территории, тогда же после всемирного известного первого саммита по устойчивому развитию в Рио-де-Жанейро (1992 г.) закономерно популяризовалась новая тематика достижения устойчивого развития. Здесь наряду с дальнейшим расширением общественных инициатив по сохранению дикой природы, следует отметить очень выросший научный интерес к данной тематике, значительную долю научных статей составляли доклады о совмещении практики массовой рекреации и сохранения дикой природы.
Такие ситуации объясняют тот интерес, который был проявлен фондом для организации своих конгрессов и с целью обсуждения наиболее серьезных проблем. Конгрессы 1998 и 2001 гг. привлекли внимание к проблеме дикой природы в Азии и Африке, и конечно, в странах проведения этого мероприятия (Индия и ЮАР, соответственно). Участниками все более активно рассматривалась морская и речная тематика дикой природы, докладывались результаты осуществления крупных частных проектов по сохранению диких животных и их местообитаний в Северной Америке, и в странах, где обитают такие виды как лев, тигр, носороги, слон.
Напомним здесь, что согласно оценки состояния редких видов в модели было показано, что 779 редких видов, и одна глобальная популяция эндемичных растений, 24, как ожидается, будут затронуты в результате роста городов. Кроме того, рассчитывается, что расстояние между охраняемыми районами и городами по прогнозам резко сократится в некоторых регионах мира: например, медиана расстояния от охраняемого района до некого города в Восточной Азии прогнозируется должна сократиться с 43 км до 23 км к 2030 году. Именно здесь, поскольку неуклонно фиксируются высокие темпы роста как численности людей, так их „приближение“ к участкам дикой природы, то легко можно предсказать возникновение многих проблемных последствий, в частности — увеличивающийся расход грунтовых и поверхностных вод, продолжение трансформации местообитаний диких животных, расширение сети дорог, нелегальная добыча и т. п. 30.
Но и в развитых странах, высокий уровень интереса к сохранению дикой природы, отметим лишь здесь, что в Европе в последнюю треть ХХ в. большое внимание стало уделяться объединению усилий по территориальной охране природы, и оно происходило, прежде всего, в рамках масштабной программы создания природоохранной сети „Природа 2000“ (Natura 2000 Network). В 2007 г. по предложению широкой коалиции общественных экологических организаций Европарламенту была предложена инициатива по сохранению дикой природы. В 2009 г. в Чехии была организована первая конференция по дикой природе и крупным природным местообитаниям для обсуждения Европейской инициативы по дикой природе (Wild Europe initiative). По результатам проведения данного, последнего по времени конгресса по дикой природе его председателем Vance G. Martin было заявлено: „мы знаем проблематику, и наш фокус сейчас на том как таковые могут быть решены“.
В обязательной для такого рода официального международного мероприятия -декларации указывается о координации усилий по сохранению дикой природы с таковыми, которые предпринимаются мировым сообществом в отношении биоразнообразия, экосистемных услуг и процессам адаптации вследствие глобальных изменений климата». Юбилейный десятый и последний к настоящему времени конгресс по дикой природе состоялся именно в Европе, Испании (Solomanca) в 2013 г.
Здесь, пожалуй, будет справедливым отметить позитивную роль многолетних усилий, оказанных характеризуемым выше Фондом дикой природы. В своей работе его лидеры ориентированы на три формата представления конкретных результатов, соответственно, выбраны и сферы для их использования: политика, профессионалы природоохранной сферы и общественность. Если для первого нанимаются юристы и политологи, из возможно именно это направления является основным, поскольку ее ориентиром служит лоббирование
30 Chad D., Dawson P., Hendee J.C. Social Benefits from Wilderness Experience. Recreation, Education, Personal Growth and Healing // Wilderness Review — Wild Planet projects. 2001.
интересов защитников дикой природы в законодательной и политической «атмосфере» США.
Для широкой публике, и для «дружественных» природоохранных организаций готовится и «доводится» для пользования и совместных акций нужная информация о ценности и проблемах сохранения дикой природы, фокусно-ориентированной как сегодняшний день, так и устремленный в будущее. Здесь очевиден, неслучаен выбор девиза Фонда, выраженной фразой: & quot- Wilderness has never been as important as it today. But it is not as important today as it will be tomorrow& quot-. Совсем неслучайно в своей миссии фонд руководствуется задачей интеграции сохранения дикой природы в контексте обеспечения все более растущих потребностей людей. Здесь будет уместным отметить, что особенно велико предполагаемое воздействие на неохраняемые территории будет из-за общих процессов расширения урбанизированных территорий.
Так данным Robert I. Mcdonald с соавторами, вследствие прироста мирового населения и миграционных тенденций к 2030 году, в городах будет около 2 миллиарда новых городских жителей, при том, что последствия нынешних и будущих урабанизационных процессов на биоразнообразие и в целом сохранение природы ныне еще плохо изучены. В этой работе также показано, что рост городов приведут к серьезным последствиям на все экорегионы мира, окажут очень сильное воздействие на изменения ареалов растений и животных, в результате чего еще более увеличится общее количество редких видов, само функционирование существующих ООПТ в существенной степени будет нарушено.
Как и ранее в Штатах, где пришли к выводу о необходимости объединения различных по ведомственной принадлежности охраняемых районов, в Европе приняли концепцию плавного перехода или континуума дикой природы, суть которой заключается в том, что участками дикой природы может признаваться широкий спектр различных территорий, реально сохраняющихся в различных регионах Европы, и разный по степени своей сохранности природных элементов. Также была и остается очень популярна тема глобальных изменений климата в контексте получения необходимых прогнозов по будущему состоянию дикой природы в мире.
Обсуждение вопросов урбанизации и антропонизации состоялось на конгрессах, организованных фондом дикой природы на Аляске в 2005 г., и в Мексике в 2009 г. В Мексике в 2009 г. на Конгрессе была выдвинута идея о том, что половина земного шара должно остаться в неприкосновенности от человеческой деятельности, это тот минимум сохранения дикой природы, который человечество может достигнуть без того, чтобы не вызвать глобальную катастрофу на планете. Это стремление было подтверждено и в Европе, для текущих и будущих исследований обозначено широкое поле включение в тематику вопросов загрязнения, менеджмента, нормирования природопользования и др. хорошо уже разработанных наукой тем.
Основные предложения по сохранению дикой природы были с энтузиазмом приняты, и учитывая, что Европа является одной из наиболее плотно заселенных территорий мира с долгой историей освоения, весьма интересным представляется опыт интеграции концепта дикой природы в контекст этой крупной и успешной программы, и в этой связи, в рамках соответствующих природоохранных агентств ЕС было разработано специальное руководство31. В подтверждении своих намерений обсуждалось было подписано первое в мире континентальное соглашение по защите дикой природы.
В европейском варианте планируемых действий по защите дикой природы, была выявлена проблема иммиграции и мигрантов. Таковая стоит серьезно, и здесь очевидно, растущее культурное разнообразие во многих европейских странах, далеко не всегда является благом. На основе определенных социологических и психологических методик, используя в качестве исходной научной гипотезы, определённые концепции,
31 Guidelines on Wilderness in Natura 2000. Management of terrestrial wilderness and wild areas within the Natura 2000 Network. EC Technical Report-2013−069. 2013. 97 pp.
демонстрируемые через схематизированные образы природы, было выяснено, что культурные различия в том значении, что придается — может быть очень велико, констатируется отдых на природе следует рассматривать как & quot-белый"- вид деятельности. Другой риск заложен в известной во всем мире тенденции заселения новых территорий иммигрантами. Развитие дикой природы оценивается менее позитивно в лесопарковой зоне, чем в более открытых, сельской местности32.
Интересны европейские проведенные с целью выявления роли все более растущего воздействия эмигрантов в Европе, где изучались визуальные предпочтения на характер развития ландшафтов среди 500 жителей из шести планировки территории в Нидерландах. Всего 618 анкет было получено от опрошенных иммигрантов из исламских стран. Характерные образы природы и типовые пейзажи родной голландской земли были предложены иммигрантам и местным с целью выявления разницы предпочтений. Следует отметить, что очень существенные различия в относительных предпочтениях были найдены между различными ландшафтными типами среди ответов респондентных групп.
В Голландии, с помощью соответствующих исследований было доказано, что иммигранты с малой долей вероятности ориентированы когда-нибудь «посещать природу» за пределами городских зеленых зон. Риск завышенной оценки доступности и производственного потенциала таких территорий является серьезным, поскольку это может отвлечь внимание от усилий по сокращению продовольствия и отходов сельскохозяйственного производства или спроса на землю трудоемких товаров. В работе функциональные изображения фокусировались на антропоцентрических ценностей и деталях позволяющих определить в какой степени такие образы были созданы человеком. В опросе предлагались три изображения природы: дикая природа, функциональные изображения, связанные с человеческой деятельностью, и общего плана изображения.
Почему был избран такой метод? В образе дикой природы человек фокусируется на экоцентрическом варианте своего отношения, рассматривая значимость природы в независимом от обычного, интеллектуального объяснений характера взаимоотношений человека и природы. Для уроженцев и давних жителей Нидерландов отмечается, что все они были явными и активными сторонниками дикой природы, в то время как иммигранты в целом поддерживают функциональные изображения, и ориентированы на задачи социального выживания. В целом, иммигранты показали низкое предпочтение участкам за пределами городских ландшафтов, особенно низкий приоритет в интересе был на такие типичные природные голландские пейзажи как болота и дюны33.
В США тоже такого рода исследования: подобная работа34 показала, что также мало что известно о предпочтениях к природе даже в многочисленных группах иммигрантов в США. Было найдено, что присутствие дикой природы является важной причиной, почему 53% людей переехали или живут в этом районе- 81% чувствуют, что участки дикой природы являются важными для их регионов- и 65% были против промышленного или энергетического развития дикой природы в своих областях. 43% респондентов хотели большего доступа к дикой природе, и 39% высказались в пользу создания дополнительных официальных участков со статусом дикой природы, и лишь — 26% не определились.
Зато было доказано, что американцы очень активно «болеют» за природу в своих регионах. В США были опубликованы также более общие результаты национального опроса 2670 жителей округов, где сохраняется дикой природы. В опросе не было выявлено больших различий между разными округами и регионами США, несмотря на статистические различия в экономических и социальных характеристиках и исторических условиях, в которых они
32 Agnes E. Van den Berg, Sander L. Koole New wilderness in the Netherlands: An investigation of visual preferences for nature development landscapes / Landscape and Urban Planning 78 (2006) 362−372.
33 Arjen E. Buijs, Birgit H.M. Elands, Fransje Langers No wilderness for immigrants: Cultural differences in images of nature and landscape preferences Landscape and Urban Planning 91 (2009) 113−123.
34 Johnson C. Y. et al. Wilderness values in America: does immigrant status or ethnicity matter? //Society and Natural Resources. — 2004. — T. 17. — №. 7. — C. 611−628.
развиваются35. Любопытно, что расовые и этнические меньшинства дикую природу также «не ценят», тем не менее, взгляды этих групп имеют важное значение для сохранения дикой природы. Именно из-за того что растет как их общая численность, так и общий уровень этнического разнообразия сформировавших в принципе особые культурные и расовые линии в Соединенных Штатах.
В этой связи очень популярны и широко распространены процедуры оценки воздействия и нормирование рекреации, минимизации воздействия на почву, растительность, животный мир, качество ландшафтов и т. д. 36 Применительно к Европе был составлен собственный документ & quot- A Vision for Wilder Europe& quot- ставший крупным итогом продолжительных дискуссий и использования многих научных результатов. Основная причина стремления осуществления такой концепции, заключается в том, что в Европе ныне сохранилось очень мало районов, соответствующих в полной мере критериям дикой природы на крупных целостных участках. Скорее напротив, можно найти лишь небольшие очаги таковых, вписанных в более фрагментированные области малонарушенных территорий, что ограничивает роль этого региона мира в поддержании значимого для всего
37
мира.
Требуется рассмотреть в какой степени объекты и предметы исследований различных наук, связанных с изучением природы, а также взаимодействия природы и человека, могут быть скорректированы для того, чтобы можно было вычленить особую специфику и своеобразие научного направления по исследованию дикой природы. В существующем американском дискурсе о дикой природе невозможно найти глубокий сопоставлений концепта дикой природы с натурфилософскими, метафизическими, и даже мистическими (эзотерическими) представлениями, что чрезвычайно необходимо для ретроспекции и эволюционного восприятия этой особой области «знания о незнании». Allan Watson (Leuopold Wilderness Research Institute) подчеркнул, только в случае если сохраняется дикая природа есть возможность «прикоснуться» и воспринять то изначальное, что существовало до появления человека, и будет существовать и после нашего исчезновения.
Научный смысл концепции дикой природы может быть в нашей стране означен другой природоохранной составляющей (Соболев, 1999- Забелин, 2000- Штильмарк, 2001- Борейко, 2008). Более того, наши задачи в области функционирования ООПТ. По воле правительства природоохранные интересы во все большей степени перемещаются в экономику, и таким образом являются лишь некой специфичной формой экономической деятельности с свойственными любой модели экономики ограничениями и недостатками.
Философы рассматривают эту тему традиционно через призму натурфилософии, но и существует и крайне инвайройнменталистская трактовка темы сохранения дикой природы. Заслуживает особого внимания теоретическая научная разработка положений для нового направления, их парадигмальная увязка в науке, но и требуется не менее сложное сопоставление «западных» и «восточных» мировоззренческих представлений о дикой
35 G. Rudzitis and H. E. Johansen How Important States Survey Environmental Management Vol 15, No. 2, pp. 227−233
36 Brunson, M.W. 1995. The changing role of wilderness in ecosystem management. International Journal of Wilderness 1(1): 12−16- Cole, D.N. 1996. Ecological manipulation in wilderness: an emerging management dilemma. International Journal of Wilderness 2(1): 15−19- Mehta, H., Baez, A., & amp- O'-Loughlin, P. (2002). International ecolodge guidelines. Washington, DC: TIES- Christ, C., Hillel, O., Matus, S., & amp- Sweeting, J. (2003). Tourism and biodiversity: Mapping tourism'-s global footprint. Washington, DC: Conservation International- Buckely, R., 2012. Sustainabletourism: researchandreality. Ann. TourismRes. 39 (2), 528−546- Imran, S., Alam, K., Beaumont, N., 2014. Environmental orientations and environmental behaviour: perceptions of protected area tourism stakeholders. Tourism Manage. 40,290−299. Weaver, D.B., 2013. Protectedareavisitorwillingnesstoparticipateinsite enhancement activities. J. Travel Res. 52(3), 377−391.
37 Robert I. Mcdonalda, Peter Kareiva, Richard T.T. Forman The implications of current and future urbanization for global protected areas and biodiversity conservation BIOLOGICAL CONSERVATION 141 (2008) -1695−1703.
природе38. В первом приближении намечается объединение всей тематики, касающейся дикой природы в контекст нового междисциплинарного направления — «география дикой природы».
Необходима планомерная и тщательная разработка процедур применения понятия «дикая природа» во многих областях человеческой деятельности, в частности, каким образом, можно будет специфицировать более узкие, но понятные профессионалам многие термины такого рода как: дикие животные, местообитания, природопользование, трансцендентальные практики и т. п. В рамках совмещения подходов дисциплин естествознания и гуманитарных наук существует необходимость «раскрытия» семантического, когнитивного и лингвистического смыслов, проецируемых широким использование термина «дикая природа».
Совершенно очевидно, что размытость и обширность алармистских тенденций, характерных для широкого использования многих терминов экологии в общественных и политических движениях, выстроенных в свободных форматах инвайронментализма ныне требуют, уточнить и определить общие границы применения и интерпретации понятия дикая природа. Как понимать разницу между дикой природой и производными этого словосочетания, в русском языке такие могут быть обозначены как «дикость», «дикий зверь», «дикие повадки», «дикарь», «дикая пустыня» и т. п. Особого и отдельного внимания заслуживает локальный, национальный, региональный, континентальный, международный, глобальный… формат или масштаб применения. Вполне понятна относительная «слабость» официального использования понятия wilderness если сравнивать с такими широко применяемыми в документах ООН понятиями как sustainable development и biodiversity.
Вопросы сохранения биоразнообразия приобрели свою популярность и современную значимость еще позже, но следует отметить, что в мире существуют организации, которые приобрели мировую популярность именно своими попытками сохранения дикой природы. Всемирный фонд защиты дикой природы (WWF International), безусловно, в этом поле, является «звездой первой величины», и можно легко найти очень подробную информация об их деятельности на сайте, в т. ч. и на русском языке. В какой степени нормативное использование данного понятия дополняется (и так ли это вообще) в процессах свободных дискурсивных практик — пользование понятием в художественной и научно-популярной литературе, СМИ, художниками, и в целом, в культурных репрезентациях, включая восприятие культурного ландшафта.
38 Большаков В. Н. Сохранение биоразнообразия Земли как важнейшая проблема XXI века //Космическое мировоззрение-новое мышление XXI века. — 2004. — Т. 1. — №. 1- Букварева Е. Н. Ключевая экономическая ценность средообразующие функции живой природы и новая стратегия природопользования //Методы решения экологических проблем. Сумы: Изд-во СумГу. — 2010. — С. 100−124- Доронин Д. Ю. Дикая природа как Иное в воззрениях алтайцев //Гуманитарный экологический журнал. — 2005. — Т. 7. — №. 2. — С. 17- Попов К. П. Священные объекты дикой природы республики Северная Осетия-Алания, их классификация, состояние и перспективы сохранения //Заповедное дело в общественном сознании: этические и культовые аспекты. Материалы Международной школы-семинара «Трибуна-8», Киев. — 2002. — С. 27−30- Соболев Н. А. Предложения к концепции охраны и использования природных территорий //Охрана дикой природы. — 1999. -Т. 3. — №. 14. — С. 20−24- Штильмарк Ф. Р. Абсолютная заповедность-последний оплот реальной охраны дикой природы //Гуманитарный экологический журнал. — 2001. — Т. 3. — С. 111−113- Шукуров Э. Смысл Дикой Жизни //Гуманитарный экологический журнал. — 2000. — Т. 2. — №. 1. — С. 98- Фишер Д., Саймон Н., Винсент Д. Красная книга //Дикая природа в опасности. М.: Прогресс. — 1976. — С. 1−479- Cordell, H.K., C.J. Betz, J.M. Bowker, D.B.K. English, S.H. Mou, J.C. Bergstrom, R.J. Teasley, M.A. Tarrant, and J. Loomis. Outdoor Recreation in American Life: A National Assessment of Demand and Supply Trends. Champaign, IL.: Sagamore Publishing, 1999- McCool, Stephen F.- Cole, David N.- Borrie, William T.- O'-Loughlin, Jennifer, comps. 2000. Wilderness science in a time of change conference-Volume 2: Wilderness within the context of larger systems- 1999 May 23−27- Missoula, MT. Proceedings RMRS-P-15-VOL-2. Ogden, UT: U.S. Department of Agriculture, Forest Service, Rocky Mountain Research Station. Keeping the Wild: Against the Domestication of Earth. George Wuerthner, Eileen Crist, Tom Butler (Eds.). Island Press (2014). 248 pp.
Очевидно, что широко известное в отечественной географии понятие — «игры масштабами» может быть успешно применимо для отображения применимости понятия дикой природы к практическим мероприятиям. Большая работа предстоит для введения во фразеологический, научный и культурный оборот понятия дикая природа в России. Вполне понятно, что такие понятия и особенно гигантский опыт разработки таких понятий как ландшафт, природная среда, антропогенное воздействие, должно быть «преломлено» через призму зарубежного опыта разработки и обогащено отечественным гением, возможно в стиле выраженного Юрием Гладким крылатого выражения «перекрестного опыления».
Несмотря на современную сложность международной обстановки, именно введение концепции дикой природы как одного из структурирующих элементов многих мировоззренческих парадигм, может способствовать поиску новых граней для компромиссов и сотрудничества, остужая ярость политических интересов, снижая накал экономической наживы, и смягчая пыл публицистических дебатов и движения националистических идей. Очевидно, что со странами (Канада, Австралия, Бразилия, Гренландия и т. п.) сохранившими сопоставимые с Россией целостные крупные участки дикой природы возможны переговоры, где доминантой выступать сможет общая забота о нашей планете. Думается могут быть очень востребованными и предстать в «новом свете» этнографические и антропологические теоретические разработки- раскрываться тематика традиционных знаний, практик, инноваций, опыта сохранения и сосуществования с дикой природой.
Дикая природа — это концепт широкого взаимодействия и познания самого человека. Самые очевидные вещи сейчас подтверждены как этническое и культурное многообразие многих практик взаимодействия с природой. И только так происходит тот «прирост» нового, добавление капельки в океан уже известного, или напротив, тот миг уменьшения этого неизвестного, и фиксация на таком чарующем моменте. Ныне эта суперпроблема и глобальный вызов человечеству лишь в малой степени раскрывается философией в ее онтологических и гносеологических постановках. И то, скорее следует ориентироваться на некое «деление» того очень плохо уловимого и в большинстве своем неизвестного мига, когда человек прикасается к неизвестному.
В различных психотехниках происходит мгновенный останов текущего, трансцендентный по сути выход, но почти никогда за этим не следует должная рефлексия. Само новое знание не приходит как новое, мы его накапливаем и добавляем крупицами, опираясь на уже известное и попробованное. Может в когнитивных науках более обнадеживающим звучит дискурс раскрытия секретов природы, но пока лишь в психологии (гештальт), эзотерике, всех телесных психотехниках человек подкрепляет тот извечный свой порыв к неизвестному. И особое место следует отдать фундаментальной для человечества тематики — вообще, — получения, поиска и использования огромного уже знания, а не его осколков.
Наука о дикой природе пока не создана, поле для осмысления ограничено лишь горизонтами нашего воображения, хочется надеяться, что мы сможем пересмотреть и усмотреть через концепт дикой природы новые рубежи взаимодействия человека и природы через холистический, а не через проблемно-ориентированный настрой как это имеет место сейчас. Одно очевидно, что сохранение дикой природы на нашей планете является единственной гарантией того, что мы возможно не совсем потеряем свою естественность, следовательно, наша задача сохранить то окружение, которое не было создано человеком!
Исследование выполнено с частичным финансированием по гранту № 15−1-6−009 о & quot-Геоэкологический анализ территории юга Дальнего Востока для совершенствования экологической стратегии его социально-экономического развития& quot-.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой