Общественная опасность новых религиозных движений и приоритеты политики ее преодоления

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Евгений ПЛУЖНИКОВ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОПАСНОСТЬ НОВЫХ РЕЛИГИОЗНЫХ ДВИЖЕНИЙ И ПРИОРИТЕТЫ ПОЛИТИКИ ЕЕ ПРЕОДОЛЕНИЯ
В данной статье автор показывает влияние на социальную стабильность в российском обществе новых религиозных движений, которые используют в своей деятельности прозелитизм, противоправные методы достижения религиозного превосходства и преступления на религиозной почве. Определяются возможные пути преодоления религиозной напряженности в обществе.
In the article the author shows influence of new religious movements on social stability in the Russian society. These movements use in their activity the process of proselytizing, illegal methods for achieving the religious greatness and crimes based on religion ground. The possible ways to overcome religious tension in society are defined.
Ключевые слова:
государственно-конфессиональные отношения, религиозная экспансия, новые религиозные движения, преступления на религиозной почве- state-confessional relations, religious expansion, new religious movements, crime on religious ground.
ПЛУЖНИКОВ
Евгений Николаевич — соискатель центра ИС РАН «Религия у современном обществе» shador@bm. ru
За последние десятилетия религиозная экспансия на территорию России со стороны других государств привела к значительному росту новых религиозных движений. Интенсивный рост религиозных новообразований нарушает сложивший в стране этноконфессиональный баланс, вызывает возрастание межконфес-сионального противоборства и недовольства основной части населения. В данных условиях органы государственной власти не всегда правильно выстраивают свои отношения с религиозными организациями, а нередко и уходят от новых проблем, не обеспечивая соблюдение законности, не налаживают взаимодействие в решении общих задач.
Определяя место и роль религиозных организаций в противодействии экстремистским проявлениям, необходимо учитывать, что взаимодействие государственных институтов власти с религиозными объединениями может осуществляться только с позиции принципа светского государства и при отсутствии деструктивности в самих религиозных объединениях.
Следует отметить, что на практике государство, как правило, устанавливает договорные отношения с религией, которая исторически является доминирующей в данной стране. Необходимость установления таких отношений исходит из исторически конкретной ситуации.
Крайней формой проявления экстремизма являются преступления, совершаемые на религиозной почве, которые всегда имеют высокий общественный резонанс. Религия, являясь одним из мощных рычагов управления общественным сознанием и поведением, в силу своего воздействия на умонастроения и чувства людей обладает мощным не только антикриминогенным, но и криминогенным, деструктивным потенциалом. Ее криминогенный потенциал заключается в том, что под влиянием религиозной мотивации люди совершают уголовно наказуемые деяния в силу своей веры и убежденности, нередко фанатичных.
Следует отметить, что в настоящее время при помощи СМИ в обществе формируется мнение, что наибольшая опасность для нашей страны — это исламский радикализм и совершаемые на его базе преступления. Но следует указать, что проявления религиозного экстремизма под знаменами исламского фундаментализма, подпа-
дающие под действие Уголовного кодекса России, фиксируются правоохранительными органами в основном в местах компактного проживания лиц, исповедующих ислам. Преступления же, совершаемые сторонниками сатанистских культов, выявляются практически во всех крупных областных центрах и в больших масштабах. Однако поскольку они не столь «наглядны», их опасность недооценивается, и они не получают должного освещения в средствах массовой информации и объективной политической и государственной оценки.
Рассмотрев статистику преступлений1, совершенных на религиозной почве за 12 месяцев, начиная с 9 декабря 2008 г., можно сделать вывод, что наибольшую опасность для современного российского общества представляют не исламские радикалы, а адепты, причисляющие себя к так называемым сатанистам.
Естественно, составы преступлений, совершаемых на религиозной почве в чистом виде, где мотивом противоправного деяния выступает религиозное превосходство или вражда, встречаются крайне редко, как правило, они кроме религиозных отношений затрагивают и другие сферы человеческих и уголовно-правовых отношений. Однако наибольшее количество особо опасных преступлений, направленных против жизни и здоровья граждан, было совершенно представителями так называемого сатанистского культа. Причем подобные преступления имеют широкую географию. За истекший период они фиксировались во всех федеральных округах. Значительная часть преступлений, подпадающих под действие ст. 214 ч. 2 УК РФ («Вандализм»)2 и ст. 244 ч. 2 п. «б» УК РФ («Надругательство над телами умерших и местами захоронения»)3, также была совершена лицами, относящими себя к са-танистам. В настоящее время сатанисты пытаются создавать объединенные орга-
1 См.: Форма 1-Г «Единый отчет о выявленных, зарегистрированных и расследованных преступлениях и выявленных лицах статистики МВД» за 2008−2009 гг. // ГИАЦ МВД России.
2 Вандализм, т. е. осквернение зданий или иных сооружений, порча имущества … совершенное… по мотивам политической, расовой, идеологической, национальной или религиозной ненависти или вражды. См.: Комментарий к Уголовному кодексу РФ / под ред. С. В. Дьякова. — М., 2008, с. 528−529.
3 См.: там же, с. 597.
низации, вовлекают в свои ряды старшеклассников и студентов, в частности юридических факультетов. Очевидно стремление их лидеров привлечь и использовать юридически подготовленных людей, в т. ч. даже сотрудников правоохранительных органов. Таким образом, можно говорить о распространении нового вида преступлений, совершаемых на мистической почве4. 29 января 2010 г. в Саранске начался судебный процесс над группой сатанистов «Благородный орден дьяволов». Несмотря на совершение участниками данной группы уголовных преступлений, направленных против жизни и здоровья людей, их половой неприкосновенности, деятельность российских правоохранительных органов подверглась критике со стороны Государственного департамента США, который в ежегодном отчете за 2009 г. в отношении ситуации в области свободы совести указал, что в России органы государственной власти ограничивают права ряда религиозных меньшинств. В качестве примера «нарушения религиозной свободы» приводится задержание российскими спецслужбами лидера сатанистской группы в Мордовии, студента медицинского факультета Александра Казакова5.
Данная точка зрения на степень общественной опасности деструктивных религиозных организаций находит свое подтверждение в результатах социологических исследований, проведенных ИС РАН в 2006—2008 гг.
На наш взгляд, наибольшую социальную опасность представляют новые религиозные течения, в практической деятельности которых одновременно проявляются физическое и психическое насилие, финансовые махинации и коррупционные связи. Примечательно в связи с этим отнесение к числу наиболее опасных такого течения, как «Белое братство».
Несколько меньший показатель социальной и политической опасности имеют религиозные движения, в чьей деятельности на первый план выходит психическое насилие, связанное с агрессивным
4 См.: Володина Н. В. Некоторые проблемы правоприменительной практики в сфере свободы совести на уровне субъекта Федерации (Владимирская область) // Государство, религия, церковь в России и за рубежом. Информационноаналитический бюллетень. — М.: РАГС, 2001, № 2 (26), с. 108.
5 http: //www/vsaг. гu/2010/02/sud-nad-satanis-1аш/
миссионерством, десоциализацией личности и разрушением традиционных духовно-нравственных ценностей, — оккультизм, неоязычество, ряд течений христианства («Свидетели Иеговы» и др.). Причем опасность данных течений оценивается выше, чем тех, для кого псевдорелигиозный характер служит исключительно коммерческим целям (коммерческие культы).
Немалую общественную опасность в перечне новых религиозных движений представляет церковь сайентологии, которая выступает как орудие антирос-сийских сил, направленное на подрыв духовной безопасности страны. Хотя ее деятельность носит достаточно скрытый характер, она числится среди наиболее деструктивных религиозных движений1. Однако в массовом сознании россиян церковь сайентологии не воспринимается как сильная угроза именно вследствие неизученности ее деятельности. Недооценка опасности подобного рода течений может иметь весьма негативные последствия для общественной и государственности безопасности.
Наконец, за последние годы повсеместно, и не только в традиционных для них районах, произошел большой рост численности религиозных объединений, представляющих различные языческие верования. Так, только у Древнерусской инглистической церкви православных староверов-инглингов, доктрина которой заключает в себе идею расового превосходства членов общины инглингов2, количество сторонников за последние годы выросло в два раза.
Следует особо обратить внимание на религиозные движения, деятельность которых идет вразрез с действующим законодательством («Аум Синрике», «Свидетели Иеговы», «Белое братство», мормоны, сайентологи, сатанисты, в исламе — ваххабиты), чьи доктрины представляют общественную и политическую опасность3. Культовая практика направлена не на поддержание внутренней духовной связи со сверхъестественным, а на демонстрацию
1 http: //bogdanclub. гu/showthгead. php? p= 137 153
2 См. :Григорьева Л. И. Новые религиозные движения и государство в современной России// Законодательство о свободе совести и правоприменительная практика в сфере его действия. Материалы семинаров. — М.: Институт религии и права, с. 93.
3 См.: Залужный А. Г. Право. Религия. Закон. — М., 2008, с. 313, 320.
своего резко отрицательного отношения к миру. Многочисленные запреты, соблюдения которых требует от своих приверженцев деструктивная религиозная организация, призваны играть роль своеобразного сита, проходя через которое достойные отделяются от недостойных. Такая поведенческая жесткость вырабатывает чувство принадлежности к элитарному ограниченному меньшинству, подчиненному своему лидеру. Указанные сообщества претендуют на исключительность своей роли, доктрины, идейных принципов, имеют обожествленного лидера, практикуют скрытое психологическое насилие над личностью путем применения методов гипноза и скрытого воздействия на сознание своих членов, тотального контроля за их поведением и жизнью. Обманным путем вовлекают новых участников с целью их использования для незаконного обогащения и незаконной власти, что связано с нарушением уголовного и иного законодательства. Случаи вынесения обвинительных приговоров адептам церкви сайентологии в 2009 г. в нашей стране не единичны.
Наибольшую общественную опасность, как отмечалось выше, представляет деятельность так называемых сата-нистов. На территории РФ действуют от 80 до 100 сатанинских сект — в Москве, Санкт-Петербурге, Брянске, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Красноярске, Новосибирске, Ростове-на-Дону, Владивостоке и других городах. Самые крупные и известные в настоящее время из сатанинских организаций — «Черный ангел», «Черный дракон», «Церковь сатаны», «Мадра», «Южный крест», «Черное братство», «Черный лотос», «Юнивер», «Нави». Сатанисты опасны своей непредсказуемостью в выборе средств достижения своих целей, связью с организованной преступностью, в частности с организованными преступными группировками, специализирующимися на незаконном обороте наркотических средств и огнестрельного оружия.
Таким образом, наибольший потенциал религиозного экстремизма несут в себе деструктивные религиозные организации, и в особенности относящиеся к сатанист-ским культам. Политика противодействия их деятельности должна концентрироваться в точке пересечения совместных усилий государства, гражданского обще-
ства и традиционных религий в зависимости от ситуации.
В настоящее время религия не утратила своих возможностей по защите общества от псевдорелигиозных течений, которые являются питательной средой для лиц, совершающих преступления на религиозной почве. Широкий диалог между государством и традиционным конфессиями позволяет установить заградительный барьер на пути тоталитарных деструктивных религиозных организаций, пытающихся проникнуть в наше общество. Поэтому в государственной политике по профилактике преступлений, совершаемых на религиозной почве, необходимо учитывать и использовать в своей работе потенциал традиционных российских религий.
В ряду конкретных мер, которые следовало бы предпринять государству и его институтам для повышения эффективности противодействия экстремизму, на первый план выдвигается принятие и реализация взвешенной концепции государственноконфессиональных отношений, утверждение принципов верховенства закона, равенства перед законом и равно уважительного отношения к представителям различных национально-культурных и религиозных традиций. Одновременно востребованным представляется институт квалифицированных и лояльных религиозных лидеров, посредством которого возможна борьба с проявлениями экстремизма.
Общественные и религиозные институты должны тесно взаимодействовать, особенно в области просвещения и социальной работы. Особую важность представляет приобщение к высшим духовным ценностям мировых религий, поскольку истинно верующим людям чужды экстремизм и насилие. Важно также правильное
восприятие семейных ценностей и воспитание детей, которым следует показывать пример уважения к людям иных культур, религий и мировоззрений.
Отсутствие общественного консенсуса по вопросу об оптимальной модели конфессионально-государственных отношений, способной обеспечить эффективность взаимодействия государственных и религиозных институтов в ходе борьбы с религиозным экстремизмом, ставит вопрос о необходимости подготовки Концепции государственно-конфессиональных отношений. Такой документ отразил бы все те изменения, которые произошли в религиозном мире за последние годы, наметил пути совершенствования закона РФ «О свободе совести и о религиозных объединениях», констатировал и закрепил права не только верующих, но мировоззренчески нейтральных верующих, составляющих значительную массу населения России.
В борьбе с проявлениями экстремизма основной опорой является потенциал традиционных религий. Поэтому для РФ важно наличие четкой ориентации сотрудничества государственной власти со всеми конфессиями, в особенности с РПЦ и исламскими организациями.
Динамика экстремистских проявлений зависит как от общественно-политической стабильности в государстве, так и от внешних факторов. Поэтому именно взвешенная, разумная государственная политика, основанная на четком законодательстве и подкрепленная многовековой историей мирного сосуществования народов и религий Российской Федерации, является основным инструментом преодоления экстремизма как угрозы национальной безопасности.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой