Пресуппозиционный анализ семантически неполных высказываний в англоязычном дискурсе

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Е. А. Попова
ПРЕСУППОЗИЦИОННЫЙ АНАЛИЗ СЕМАНТИЧЕСКИ НЕПОЛНЫХ ВЫСКАЗЫВАНИЙ В АНГЛОЯЗЫЧНОМ ДИСКУРСЕ
В данной статье рассматриваются семантически неполные высказывания, непонятные адресату и приводящие к коммуникативным неудачам. Причины аномальной интерпретации таких высказываний анализируются в свете теории пресуппозиций. Высказывание считается семантически неполным, если его базовые смысловые компоненты либо полностью не вербализованы, либо вербализованы с помощью дейктических и анафорических средств. Проведенный анализ показывает, что в большинстве случаев непонимание связано с утратой или модификацией экзистенциальных и прагматических пресуппозиций, заложенных адресантом. Исследование проведено на материале образцов диалогической речи в произведениях современных британских и американских авторов.
Ключевые слова: семантическая неполнота- эллипсис- дейксис- анафора- пресуппозиция- инференция- импликация.
Понятие семантической неполноты
Поскольку высказывание служит для отображения какой-либо ситуации, понимание высказывания адресатом подразумевает адекватное восприятие и представление этой ситуации в его сознании. Иногда говорящий описывает ситуацию одним словом, а иногда упоминает огромное количество деталей. Понятно, что обе крайности мешают правильному пониманию: в первом случае слушающему слишком много приходится додумывать, а во втором — лишние детали отвлекают адресата от восприятия более важной информации. Поэтому встает вопрос о выделении базовых смысловых компонентов, без которых высказывание не будет понятным.
Под формальной неполнотой предложения, или эллипсисом, традиционно понимается опущение одного или обоих главных членов предложения — подлежащего и / или сказуемого [6, с. 119]. Данный критерий эллиптичности применим и для определения семантической неполноты, но одного этого признака явно недостаточно.
Рассмотрим фрагмент диалога из рассказа Р. Тримейн. Непонятное для адресата высказывание выделено жирным шрифтом.
Пример 1
Then she took a sip of beaujolais and began:
'I've tried. '
'What?'
'To love other people. Other men, I mean' [26, p. 168].
Хотя в первом высказывании данного диалога вербализованы и подлежащее, и сказуемое, оно не понято собеседником и требует дополнительных разъяснений. Это связано с тем, что глагольный предикат try подразумевает указание на действие, которое пытается совершить агенс и которое в норме должно выражаться инфинитивным оборотом.
Исходя из вышесказанного, мы полагаем, что наличие обоих главных членов предложения (т. е. формальная полнота) не всегда свидетельствует о том, что это высказывание семантически полное.
Следующий фрагмент диалога взят из романа А. Паркс. Интересующее нас высказывание также выделено жирным шрифтом.
Пример 2
'She's going to be OK, Ben. I’m going to give her what she wants. '
'Which is?'
'Marriage, babies, a home. A crack at being extraordinary. I can give her more than she could ever have imagined, even in her wildest dreams. And
I don’t just mean clothes and shoes and stuff. I mean the people she’ll meet, the places we’ll travel to. It will blow her mind. & lt-… >-' [32, р. 380−381].
Предикат give подразумевает следующих участников ситуации: лицо, дающее кому-либо что-либо (агенс) — лицо, получающее что-либо от кого-либо (бенефициант) — и объект, который передают от одного лица к другому (пациенс). Сложность восприятия данного высказывания связана с отсутствием конкретизации пациенса. Под описание, заложенное в придаточном предложении what she wants, может подойти слишком много вариантов. Это придаточное не обязательно должно обозначать предмет: при метафорическом осмыслении глагола give его объект может приобрести и пропозитивное значение. Поэтому даже такое предложение, структурно полное и достаточно распространенное, вызывает вопросы у слушающего и требует дополнительных разъяснений со стороны говорящего.
В данной работе автор исходит из вербоцентрической концепции высказывания, согласно которой высказывание формируется вокруг
предиката. От типа предиката зависит набор необходимых семантических ролей (участников ситуации, актантов).
В зависимости от количества семантических валентностей предикаты подразделяются на нульместные, одноместные, двухместные и трехместные [10, с. 88]. Нульместные предикаты самые немногочисленные и в английском языке, как правило, сочетаются с безличным подлежащим it. В эту группу входят такие глаголы, как rain и snow [23, с. 120−121].
Одноместные предикаты обычно обозначают различные свойства (качества), например to be beautiful. Для таких предикатов необходимо указание на носителя свойства (качества) [23, с. 123].
К двухместным предикатам относятся предикаты, обозначающие волитивные целенаправленные действия (break, open), процессы восприятия (see, hear), отношение (love, hate). Для таких предикатов необходимо упоминание семантического субъекта (агенса, экспери-енцера) и объекта воздействия (пациенса), объекта восприятия или отношения [18, с. 72−73- 23, с. 167−169].
Локативные предикаты обозначают местонахождение (stay, lie) или движение (go, come) лица (предмета) [23, с. 183−185]. Вопрос выделения облигаторных актантов для локативных предикатов носит дискуссионный характер и может решаться по-разному. Так, Г. Г. По-чепцов считает локатив (указание места) факультативным актантом [19, с. 247], а У. Чейф и В. В. Богданов, наоборот, считают локатив обязательным компонентом и отмечают, что без локатива предикатное выражение становится в известной мере эллиптичным и должно опираться на знакомую ситуацию или контекст [4, с. 96- 23, с. 186−188]. В данной работе принимается вторая точка зрения и, соответственно, локативные предикаты рассматриваются как двухместные.
К трехместным предикатам относятся глаголы со значением передачи какого-либо объекта от одного лица другому, например give [10, с. 87−88- 23, с. 174−175].
Следует отметить, что некоторые предикаты сочетаются с такими актантами, которые сами имеют предикатно-аргументную структуру и обозначают не лицо или предмет, а целое событие. В отечественной литературе актанты с пропозитивным значением получили название предикатных актантов. К предикатам, требующим наличия предикатного актанта, относятся каузативные глаголы (make) — глаголы, обозначающие желание или намерение (want, intend) — многие
глаголы, обозначающие мыслительную деятельность (think, believe) и речь (say) [21, с. 7−35].
У некоторых предикатов оба актанта имеют пропозитивное значение (the war caused famine). Такие предикаты иногда называются межсобытийными [11, с. 26].
Таким образом, высказывание рассматривается автором как семантически неполное, если облигаторные валентности его предиката (предикатов) остаются нереализованными или частично реализованными. Валентность считается нереализованной, если данный актант никак не вербализуется на поверхностном уровне, и частично реализованной, если актант вербализуется с помощью шифтерных слов (дейктических или анафорических выражений).
В статье используется понятие коммуникативных пределов, заимствованное у Г. А. Вейхмана, который выделяет два коммуникативных предела. Высказывания, находящиеся между первым и вторым коммуникативным пределами, являются семантически неполными, однако понятны благодаря опоре на ситуацию или контекст. Высказывания, находящиеся за вторым коммуникативным пределом, также характеризуются смысловой неполнотой, однако они непонятны из-за отсутствия или недостаточности контекста [6, с. 128−129].
Интересующие нас высказывания, в соответствии с терминологией Г. А. Вейхмана, находятся за вторым коммуникативным пределом. В данной работе они называются высказываниями второй степени семантической неполноты. Важность анализа именно этого типа семантически неполных высказываний объясняется тем, что действие процессов восприятия и понимания становится более наглядным при коммуникативных сбоях.
Проблема понимания в лингвистической литературе
Проблемой понимания в основном занимаются исследователи, работающие в областях психолингвистики, когнитивной лингвистики и теории коммуникации. В частности, особенности процесса понимания рассматриваются в трудах Г. П. Грайса, Ван Дейка и У. Кинтша, М. Бирвиша и других ученых.
Большое внимание уделяется условиям правильного понимания, т. е. набору характеристик, которыми должен обладать текст или отдельное высказывание, чтобы быть понятным адресату.
Так, А. Дж. Сэнфорд и С. С. Гэррод подчеркивают важность референции для адекватного восприятия и понимания [32, р. 153].
Г. П. Грайс в своей статье в качестве примера приводит предложение He is in the grip of a vice. По его мнению, для полного понимания этого предложения необходимо:
а) уметь идентифицировать х (в данном случае — he) —
б) знать время произнесения высказывания-
в) знать то, в каком именно значении было употреблено выражение in the grip of a vice в данном высказывании [8, с. 221−223].
В большинстве исследований подчеркивается, что понимание носит интегральный характер и одновременно происходит на различных уровнях обработки речи.
Так, М. Бирвиш и У. Д. Марслен-Уилсон описывают понимание как многоуровневый параллельный процесс. Каждая языковая единица, услышанная реципиентом, подвергается одновременной обработке на всех уровнях с учетом той информации, которая доступна реципиенту на данный момент [3, с. 95−98, 104- 30, р. 226−227].
М. Бирвиш считает возможным говорить и о различных уровнях непонимания. Для каждого типа непонимания может быть обнаружен тот уровень, на котором он возникает (фонетический, синтаксический, семантический, уровень контекста) [3, с. 95−97].
Особое внимание лингвисты уделяют тому, как интегрируются и используются различные типы знаний в процессе интерпретации сообщений [28, р. 301−303]. При этом исследователи часто прибегают к понятию пресуппозиции.
Пресуппозиции
Общение — это такой процесс, который требует, чтобы говорящий приспосабливался к слушающему и, сообщая всю нужную информацию, не говорил того, что слушающий и без него хорошо знает. В таком случае он должен исходить из предположения, что слушающий знает, о чем ведет речь говорящий, и что ему известны какие-то релевантные факты по обсуждаемому вопросу. Другими словами, удовлетворение пресуппозиций адресата — одно из важных условий эффективности речевого акта [2, с. 358]. Пресуппозиция часто описывается как «совокупность предварительных знаний собеседников
о предмете речи» [5, с. 357].
Существует много различных классификаций пресуппозиций (см., например, [12- 15- 27]). В данной работе мы используем подход Л. В. Лисоченко, которая выделяет следующие основные типы пресуппозиций: экзистенциальную, лингвистическую и логическую (операциональную) [15, с. 53−101].
Лингвистическая пресуппозиция — это собственно языковые знания — знания особенностей языковых единиц, их «вовлеченности» в парадигматические и синтагматические отношения, знание их стилистической принадлежности и т. д.
Экзистенциальная пресуппозиция — это экстралингвистические знания: знания о существовании в объективном мире предметов, их признаков и действий во взаимной зависимости [15, с. 57]. Экзистенциальная пресуппозиция подразделяется на собственно экзистенциальную, прагматическую и коммуникативную.
Собственно экзистенциальная пресуппозиция — знание экстра-лингвистических фактов, относящихся к той или иной области действительности. Прагматической пресуппозицией называется знание экстралингвистических фактов, относящихся к ситуации общения, а именно: ситуативные условия, гарантирующие эффективность речевого акта- знание говорящим и слушающим той ситуации действительности или текста, тех социально-культурных отношений, в которых смысл предложения будет понят правильно [15, с. 100−101]. Коммуникативной пресуппозицией называется знание о личностях коммуникантов [15, с. 53−58].
Логическая (операциональная) пресуппозиция — это установление умозаключения для восприятия смысла текста [15, с. 101].
В данной работе при анализе высказываний пресуппозиции, заложенные адресантом, подразделяются на три основные группы: экзистенциальные (ЭП), лингвистические (ЛП) и прагматические (ПП). Это соответствует традиционному для когнитивной лингвистики разделению знаний на знания о мире, языке и ситуации общения. Что касается логической (операциональной) пресуппозиции, ее существование нами признается, но в анализе не учитывается, так как это процедурные знания правил логического вывода, которые не связаны с контекстом или ситуацией общения.
С привлечением понятия пресуппозиции открываются широкие возможности для исследования языковых фактов. В связи текста с подтекстом наблюдается регулярный характер отношений между
пресуппозицией и языковой формой высказывания [15, с. 15−16]. Поэтому многие ученые подчеркивают важную роль пресуппозиции в интерпретации имплицитного содержания высказывания.
Так, Л. В. Лисоченко отмечает, что связь информативного содержания предложения не только с его формально-грамматическим устройством, но и с привлекаемыми из прошлого опыта знаниями, предопределена особенностями мышления. Считается, что опознавание элемента может зависеть от прошлого опыта и от «направления» восприятия. Прошлый опыт является основным фактором, определяющим, какое направление восприятия будет сформировано. Восприятие информативности высказывания, в том числе имплицитной, с учетом прошлого опыта обусловлено таким свойством мышления, как репродуктивность [15, с. 12].
Л. М. Ковалева и другие авторы при интерпретации высказываний с имплицитным пропозитивным содержанием в первую очередь опираются на пресуппозицию существования предмета, упомянутого в высказывании. Они также отмечают, что существует целая группа существительных, в семантике которых заложена сема «действие, производимое людьми с этими предметами». Это значит, что существует пресуппозиция, что предмет, о котором идет речь и который известен собеседникам, предназначен для выполнения каких-то функций. На основании этих пресуппозиций иногда можно довольно точно предсказать имплицируемый предикат [21, с. 74−79].
Л. М. Ковалева и другие авторы объясняют возможность такой семантической интерпретации валентностными особенностями глагола. Семантическая валентность глагола оказывает организующее и классифицирующее влияние на имена, обозначающие предметы. Это значит, что имена могут иметь нечто вроде обратной валентности на предикат и таким образом подсказывают слушателю соответствующую пресуппозицию.
Однако такое объяснение подходит только для ограниченного числа случаев, потому что из того, что глагол предопределяет семантические классы употребляющихся с ним имен, не вытекает, что имена также обязательно предетерминируют употребляемые с ними глаголы. Так, при пропозитивной интерпретации предметных имен предикат имплицируемой пропозиции восстанавливается в большинстве случаев до семантического класса, а дальнейшая конкретизация предиката затруднительна [21, с. 80].
Поскольку конкретные имена полипресуппозиционны, одно и то же высказывание можно интерпретировать по-разному. Как отмечает В. А. Звегинцев, «участники речевого акта просто тонули бы в море такого рода бесконечных пресуппозиций, если бы говорящий не руководствовался коммуникативным заданием, а слушающему не было бы ясно это коммуникативное задание. Как раз коммуникативное задание выделяет те пресуппозиции, которые следует принимать в расчет при данном высказывании» [9, с. 243].
Значит, та или иная интерпретация может быть подтверждена или отвергнута только при анализе высказывания в конкретном речевом акте, где будут проявлены пресуппозиции конкретного говорящего лица.
Соотношение между пресуппозициями, инференцией и импликациями
В литературе существуют разные мнения относительно того, включены ли пресуппозиции в семантическую структуру высказывания [17, с. 54] или это «пропозиции, неявно подразумеваемые еще до начала передачи речевой информации» [22, с. 428].
Некоторыми авторами высказывается мнение о том, что пресуппозиции и импликации служат смысловому обрамлению высказывания. Пресуппозиция «задается» адресантом, отражает предшествующее высказыванию положение вещей и поэтому осознается как бы существующей до высказывания. Импликации есть результат интерпретации адресатом пресуппозиций, заложенных адресантом. Поэтому импликация способна следовать за высказыванием.
Пресуппозиция отражает те отношения между лингвистическими и внелингвистическими явлениями, которые закладываются адресантом в соответствии с его коммуникативным намерением, представлениями о фонде знаний, общем для адресанта и адресата, и общими принципами речевой коммуникации. Импликации отражают те отношения между лингвистическими и внелингвистическими явлениями, которые воспринимаются адресатом и интерпретируются им в соответствии со своими знаниями о языке, ситуации, мире и об общих принципах речевой коммуникации [14, с. 147−152- 20, с. 5−8].
Опираясь на эксплицированные элементы дискурса и экстралинг-вистическую информацию, адресат извлекает из сообщения имплицированную информацию путем определенного рода умозаключений
и рассуждений. Этот процесс семантического вывода называется инференцией и занимает промежуточное положение между пресуппозициями и импликациями.
Таким образом, носителем пресуппозиции является адресант, а ин-ференция и импликации относятся к сфере адресата. Процесс восприятия и понимания сообщения условно можно разделить на три этапа:
1) извлечение пресуппозиций, заложенных адресантом-
2) вывод инференций адресатом — промежуточный этап-
3) вывод импликаций — окончательного результата интерпретации сообщения адресатом.
Анализ высказываний второй степени семантической неполноты
Пресуппозиционному анализу были подвергнуты 113 случаев второй степени смысловой неполноты. Наличие непонимания определялось по следующим признакам:
— вербальная (пример 3) или невербальная (пример 4) реакция адресата, свидетельствующая о непонимании, например1:
Пример 3
A. «Talk it out to me. «2
B. «What do you mean?» & lt-… >- «I don’t know whatyou mean» [29, р. 212].
Пример 4
A. 'Football,'3 he mouths at her. She screws up her face to indicate that
she hasn’t understood [24, р. 52].
1 Высказывание второй степени семантической неполноты выделено жирным шрифтом. Высказывания, в которых отражается интересующая нас реакция собеседника, выделены курсивом.
2 В примере 3 вторая степень смысловой неполноты связана с частичной импликацией объекта речи, выраженного посредством анафорического местоимения it.
3 В примере 4 имплицирована вся главная пропозиция и частично имплицирована включенная пропозиция, являющаяся предикатным сирконстантом причины. Возможная интерпретация высказывания: The man is sitting on our roof because he likes football. (С крыши дома, в котором живут собеседники, хорошо виден стадион).
— неправильное понимание высказывания адресатом, влекущее за собой дополнительные разъяснения со стороны адресанта, например:
Пример 5
A. 'Why are you marrying Fern?'
B. & lt-.. >- 'She's lovely,' I say plainly.
A. 'True, but you met a lot of lovely women. Why her? I only ask because she’s my friend and as you said yourself, she’s lovely. I don’t want to see her -'*
B. 'Hurt. '
A. 'I was going to say crucified. I’m expecting a fatal wounding' [31, р. 379].
— осознание самим адресантом того, что высказывание не совсем понятно, и добавление им соответствующих разъяснений, например:
Пример 6
A. 'He's in an apartment in Florida. He plays golf. He always eats that special spread that reduces his cholesterol level, because Betty Marie won’t have anything else in the house. '
B. 'How do you know?2 About the cholesterol spread, I mean' [24, р. 21].
— полное прекращение коммуникации, вызванное тем, что адресат не знает, как реагировать на услышанное, например:
Пример 7
Then I went actually to the very top of the queue and I said to Aggie Batt, 'Look who’s there. He’s reading about First Folios,' and — it’s one of the very few times in all these years I’ve heard her speak — she said, 'Very fragmented. '3
What can you say to that? Did she mean that the FF (it was Ant. and Cle.) was very fragmented? Did she mean that this critic was very fragmented? Or what I said was not cogent? [25, р. 90−91].
Как нам представляется, непонимание или недопонимание высказывания происходит тогда, когда пресуппозиции, заложенные адресантом, либо утрачиваются, либо модифицируются при обработке сообщения адресатом. Поэтому особое внимание в исследовании
1 В примере 5 частично имплицирован предикатный актант (не вербализован включенный предикат).
2 В примере 6 не вербализован предикатный актант.
3 В примере 7 не вербализован субъект (носитель свойства, качества).
обращается на тот тип, к которому принадлежат утраченные или модифицированные пресуппозиции.
Рассмотрим случаи непонимания, связанные с утратой (модификацией) разных видов пресуппозиций.
В примере 8 частный детектив разговаривает с пятнадцатилетней дочерью своей клиентки. Девочка рассказывает своему новому знакомому, что ей не хочется идти домой, где в это время ее родители принимают гостей. Непонятное высказывание носит незаконченный характер.
Пример 8
& lt-.. >- «Please don’t call them. I’m afraid of them. That Knudson man — «' & lt-. >- «What about him?»
«Mother always wants me to make up to him. I don’t know if she wants me to marry him, or what. I can’t tell father, or father would kill him. I don’t know what to do» [29, р. 47−48].
В данном диалоге, по-видимому, девочка сомневается, стоит ли делиться с посторонним человеком информацией личного характера, поэтому она не заканчивает начатое предложение. По предшествующему контексту и ситуации, в которой протекает общение, адресат может догадаться, что девочка хотела сообщить о мистере Надсоне что-то нелицеприятное. Однако дальнейшей конкретизации не происходит. В результате прагматические пресуппозиции (ПП) адресанта утрачиваются.
Конечно, адресат располагает фоновыми знаниями относительно того, что может вызывать у человека страх или антипатию. Но из-за возрастных и гендерных различий между собеседниками, а также разного жизненного опыта, фоновые знания адресанта и адресата должны заметно отличаться. Отсюда можно предположить, что экзистенциальные пресуппозиции (ЭП), заложенные говорящим, утрачиваются. При этом лингвистические пресуппозиции (ЛП — знание значений слов, входящих в речь девочки) сохраняются. Процесс обработки пресуппозиций адресанта адресатом схематично представлен в таблице 1.
1 В примере 8 вербализован только субъект, остальная часть высказывания имплицирована.
Таблица 11
Пресуппозиции адресанта Обработка пресуппозиций адресатом Импликации адресата
ЭП — ?
ПП —
ЛП +
В примере 9 разговор происходит между известным певцом (Скотт) и девушкой, бывший друг которой (Адам) готовит оборудование для концерта.
Пример 9
Before I can wallow in the good feeling the production manager throws a bucket of cold ice.
He turns to me and says, 'Adam said hi.' He leaves the dressing-room before I can stammer a response.
& lt-.. >- I itch with a terrible sensation of panic and unease. I really haven’t given Adam any thought since I entered Scott’s dressing-room. I’m shocked at myself that I have forgotten him so completely, so quickly & lt-… >-.
I stare at Scott and silently will him to reassure me. He reads my mind.
'You OK?' he asks.
'I think so,' I mutter.
'I could sack him,'2 Scott offers, casually.
'Adam?' I’m horrified.
'No, the production guy' [31, р. 134].
Адресат неправильно интерпретирует местоимение him и относит его не к тому человеку, которого имеет в виду адресант. По-видимому, основная причина непонимания — модификация прагматической пресуппозиции говорящего. Говорящий опирается на экстралингвисти-ческую ситуацию и употребляет местоимение, скорее, в дейктиче-ской функции (по отношению к человеку, который только что вышел).
1 Принятые условные обозначения: «-» означает утрату пресуппозиции, «+» означает сохранение пресуппозиции, «^» — модификацию пресуппозиции. «?» — полное непонимание, «*И» — аномальная импликация, «И» — правильная импликация.
2 В примере 9 вторая степень смысловой неполноты вызвана тем, что объект воздействия частично имплицирован посредством прономинализации.
Слушающий же опирается на вербальный контекст высказывания. Кроме того, играет роль и смена фокуса внимания. Адресант (Скотт) думает о бестактном замечании своего работника. Адресат думает о своем бывшем бойфренде Адаме и удивляется, как она могла так быстро его забыть. Еще один важный аспект — это знания о личности коммуниканта. Собеседники знают друг друга совсем недолго, поэтому девушке сложно судить о том, как Скотт ведет себя по отношению к подчиненным.
В данном случае можно говорить и о модификации экзистенциальных пресуппозиций, включающих знания о том, как и почему обычно увольняют людей. Адресант и адресат выделяют в качестве подходящих поводов для увольнения разные ситуации: бестактное поведение сотрудника и соперничество из-за девушки.
Таким образом, модифицированные прагматические и экзистенциальные пресуппозиции дают аномальную импликацию (см. табл. 2). Лингвистические пресуппозиции в данном примере сохраняются.
Таблица 2
Пресуппозиции Обработка пресуппозиций Импликации
адресанта адресатом адресата
ЭП --
ПП -- *И
ЛП +
В примере 10 маленький мальчик и его старшая сестра Джилл обсуждают, что им подарят на Рождество.
Пример 10
'How do you know he’s going to bring you what you want?'1 I asked.
'What do you mean, & quot-he"-?' said Gill. She paused, then started giggling in
a discomfiting, private way.
'What are you laughing at?'
'You,' she said. 'You're so funny' [24, р. 11].
В данном случае процесс интерпретации высказывания адресатом можно разделить на два этапа. Вначале адресат не понимает, о ком
1 Вторая степень смысловой неполноты вызвана частичной импликацией (прономинализацией) субъекта включенной пропозиции.
идет речь. Это происходит потому, что только мальчик верит в Сан-та-Клауса. Джилл старше и давно знает, что на самом деле подарки покупают родители. Кроме этого, обычно местоимение Ив используется в анафорической функции, а Санта-Клаус еще не упоминался в разговоре.
Почему мальчик употребляет анафорическое местоимение без антецедента? Скорее всего, процесс получения подарков представляется адресанту тесно связанным с образом Санта-Клауса. Адресант ошибочно полагает, что его собственные пресуппозиции относительно происхождения рождественских подарков совпадают с пресуппозициями адресата, и что адресат сможет восполнить информативную недостаточность высказывания из ситуации общения.
Почему позже Джилл все же удается правильно интерпретировать высказывание? Скорее всего, основную роль в этом играют фоновые знания девочки. Поиск недостающей информации активизирует в сознании Джилл фреймы, отражающие знания о праздновании Рождества, в том числе знания о поверьях, связанных с этим праздником. Важны и знания девочки о личности собеседника: в данном случае это ее младший брат, доверчивый и наивный ребенок, который еще верит в сказки. Привлекая все эти дополнительные сведения, Джил приходит к правильному пониманию высказывания, несмотря на отсутствие достаточной опоры на контекст.
В терминах пресуппозиций процесс понимания выглядит следующим образом (см. табл. 3). На первом этапе экзистенциальные пресуппозиции адресанта (о том, что рождественские подарки приносит Санта-Клаус) утрачиваются. Прагматические пресуппозиции (о том, что адресат также верит в Санта-Клауса и в данный момент думает о нем) утрачиваются. Адресат не может вывести нужную импликацию и не понимает адресанта.
На втором этапе адресат дополнительно задействует свои собственные экзистенциальные пресуппозиции (о том, что многие дети верят, что Санта-Клаус приносит подарки на Рождество) и прагматические пресуппозиции, в данном случае — знания о личности собеседника (о том, что адресант — маленький ребенок и верит в Санта-Клауса). На основании дополнительно задействованных экзистенциальных и прагматических пресуппозиций адресат выводит правильную импликацию, а именно: «Употребляя Ив, адресант имеет в виду Санта-Клауса».
Таблица 3
Пресуппозиции адресанта Первый этап Второй этап
Обработка пресуппозиций адресатом Импликации адресата Обработка пресуппозиций адресатом Импликации адресата
ЭП —? -- И
ПП — --
ЛП + +
Иногда непонимание высказывания происходит из-за утраты лингвистических пресуппозиций, когда слушающий не знает значения каких-либо языковых единиц. Рассмотрим пример 11.
Пример 11
He asked for a bottle of cider and then he said: 'You'll put it on the slate?'1
'I beg your pardon?' Hamid raised his eyes from his newspaper.
'I'll pay tomorrow. '
'I'm sorry,' Hamid said. 'It is not shop policy' [25, р. 130].
В данном случае адресат не знает фразеологизма put something on the slate и поэтому не понимает, что от него хотят. Соответственно, лингвистическая пресуппозиция, заложенная адресантом, утрачивается. Хамид — выходец из Пакистана, а его клиент — коренной житель Великобритании. Поэтому возможно, что не совпадают и фоновые знания адресанта и адресата (экзистенциальные пресуппозиции
о том, как можно оплачивать покупки в магазине). Модель обработки высказывания (11) представлена в таблице 4.
Таблица 4
Пресуппозиции адресанта Обработка пресуппозиций адресатом Импликации адресата
ЭП — ?
ПП +
ЛП —
1 В данном случае предикат полностью вербализован и не подвергается прономинализации, но выражен посредством фразеологизма, незнакомого адресату, что и приводит к непониманию.
Частотность различных моделей обработки пресуппозиций для высказываний второй степени смысловой неполноты в исследованном материале представлена в таблице 5.
Таблица 5
Причина смысловой неполноты второй степени
Модель обработки пресуппозиций Дейктические или анафорические элементы Незакончен- ность Эллипсис Развернутое описание (посредством придаточных)1 Общее количество случаев
ЭП -ПП -ЛП +? 36 42 10 4 92
ЭП ^ ПП ^ ЛП + *И 6 8 2 2 18
ЭП -ПП + ЛП —? 2 2
ЭП -ПП -ЛП +? -- -- + И 1 1
В рассмотренном материале семантическая неполнота второй степени чаще всего вызвана следующими особенностями поверхностной структуры высказывания:
а) незаконченность, обрывочный характер предложения-
б) наличие местоимений в анафорической и / или дейктической функции-
в) формальная неполнота предложения, или эллипсис.
Как показал пресуппозиционный анализ, в большинстве случаев непонимание было связано с утратой прагматических и экзистенциальных пресуппозиций. При этом ведущую роль играли прагматические пресуппозиции. Неправильная интерпретация, как правило,
1 См. пример 2.
происходила вследствие модификации экзистенциальных и прагматических пресуппозиций адресанта.
Интересно, что в отдельных случаях интерпретация высказывания может происходить следующим образом. Вначале экзистенциальные и прагматические пресуппозиции адресанта утрачиваются, затем восстанавливаются в модифицированном виде. Такого рода модификация происходит за счет обращения к собственным экзистенциальным и прагматическим пресуппозициям адресата, которые компенсируют нехватку контекстуально обусловленной информации. При этом адресат в итоге может прийти к правильному пониманию высказывания, несмотря на модифицированный характер пресуппозиций.
Проведенное исследование показало важность роли пресуппозиций в процессе обработки речи и свидетельствует о необходимости их дальнейшего изучения.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Арутюнова Н. Д. Фактор адресата // Известия Академии наук СССР. Серия литературы и языка. — Т. 40. — № 4. — М.: Наука, 1981. — С. 356−367.
2. Бирвиш М. Насколько упорядоченной является языковая обработка? // Новое в зарубежной лингвистике. — Вып. 23. Когнитивные аспекты языка. — М.: Прогресс, 1988. — С. 93−152.
3. Богданов В. В. Семантико-синтаксическая организация предложения. Издательство Ленинградского университета. — Л., 1977. — 204 с.
4. Вейхман Г А. Грамматика текста: учеб. пособие по англ. яз. — М.: Высшая школа, 2005. — 640 с.
5. Гак В. Г. Высказывание и ситуация // Проблемы структурной лингвистики, 1972. — М.: Наука, 1973. — С. 349−372.
6. Грайс Г П. Логика и речевое общение // Новое в зарубежной лингвистике. — Вып. 16. Лингвистическая прагматика / общ. ред. Е. В. Падуче-вой. — М.: Прогресс, 1975. — С. 217−237.
7. Звегинцев В. А. Предложение и его отношение к языку и речи. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1976. — 306 с.
8. Кацнельсон С. Д. Типология языка и речевое мышление. — Л.: Наука, 1972. — 216 с.
9. Ковалева Л. М. Английская грамматика: предложение и слово: Монография. — Иркутск, 2008. — 397 с.
10. Колшанский Г. В. Контекстная семантика. — М.: Наука, 1980. — 149 с.
11. Ларина О. В. Функционирование имплицитных средств темпоральной локализации действия в англоязычном дискурсе: дис. … канд. филол. наук. — М., 2009. — 232 с.
12. Лисоченко Л. В. Высказывания с имплицитной семантикой (логический, языковой и прагматический аспекты): монография. — Ростов-н/Д: Изд-во Ростовск. ун-та, 1992. — 160 с.
13. ЛиХ. Убить пересмешника: книга для чтения на англ. яз. — СПб.: Антология, 2006. — 320 с.
14. Падучева Е. В. Высказывание и его соотнесенность с действительностью. — М.: Наука, 1985. — 272 с.
15. Падучева Е. В. Глаголы действия: толкование и сочетаемость // Логический анализ языка. Модели действия / Ин-т языкознания РАН. — М.: Наука, 1992. — С. 69−77.
16. Почепцов Г. Г. Предложение // Иванова И. П., Бурлакова В. В., Почепцов Г. Г. Теоретическая грамматика современного английского языка: учебник. — М.: Высшая школа, 1981. — 285 с.
17. Прохоров А. В. Обусловленность процессов инференции импликату-рами рекламного текста: автореф. дис. … канд. филол. наук. — Тамбов, 2006. — 20 с.
18. Синтаксическая семантика конструкций с предикатными актантами / отв. ред. Л. М. Ковалева. — Иркутск: Изд-во ИГЭА, 1998. — 287 с.
19. СтолнейкерР. С. Прагматика // Новое в зарубежной лингвистике. — Вып. 16. Лингвистическая прагматика. — М.: Прогресс, 1985. — С. 420−429.
20. Чейф У. Значение и структура языка: пер. с англ. — М.: Прогресс, 1975. -431 с.
21. A New Book of Contemporary British Stories / introduction by Karen Hewitt. -Perspective Publications 2005. — 148 р.
22. Contemporary British Stories. — Perspective Publications Ltd., 2000. -230 p.
23. Keenan E. L. Two kinds of presupposition in natural language / ed. by C. J. Fillmore, T. Langendoen // Studies in linguistic semantics. — N.Y.: Holt, Rinehart and Winston, 1971. — P. 45−52.
24. Kintsch W. Aspects of Text Comprehension / ed. by J. -F. Le Ny, W. Kintsch // Language and Comprehension. — Amsterdam-London: North-Holland Publishing Company, 1982. — P. 301−312.
25. MacdonaldR. The Drowning Pool / сост. В. И. Наумова. — М., 1992. — 216 с.
26. Marslen-Wilson W. D. Sentence Perception as an Interactive Parallel Process // Science. — Vol. 189. — 1975. — P. 226−228.
27. Parks A. Love Lies. — London: Penguin Books, 2009. — 504 p.
28. Sanford A. J. and Garod S. C. Towards a Psychological Model of Written Discourse Comprehension / ed. by J. -F. Le Ny, W. Kintsch // Language and Comprehension. — Amsterdam-London: North-Holland Publishing Company, 1982. — P. 147−155.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой