И. В. Сталин и курды в Союзе ССР: от эмиграции до репатриации.
1940-1950-е годы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы


ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ
Н.Ф. Бугай
д-р ист. наук, профессор,
действительный государственный советник Российской Федерации III класса, главный научный сотрудник, Институт российской истории РАН
Настоящий проект подготовлен при поддержке Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Традиции и инновации в истории и культуре» (координатор: академик А. П. Деревянко). Направление 2. Советская модернизация и ее влияние на российское общество (координаторы — член-корр. РАН Е. И. Пивовар, д.и.н. Ю.А. Петров)
Аннотация. Уходя от преследования иранских вооруженных сил, в 1947 г. на территорию СССР прибыли курды-«барзанцы», так называли их в СССР по имени лидера — Мустафа Барзани. Доктор исторических наук, профессор Николай Федорович Бугай, автор книги «Курдский мир России» (СПб., 2012) изучил документы той поры. Выявлен интересный по своему содержанию полный отчет руководителя делегации Исполкома Союза организаций Красного Креста и Красного Полумесяца Николая Коняхина. Отчет и послужил основой предлагаемой статьи, как и другие архивные материалы о 12-летнем пребывании группы военных курдов в Азербайджане, Узбекистане и других регионах Союза ССР. Безусловно, для курдов эта информация — важная частица истории народа, повествующая и о тесных связях с Россией во все тяжелые времена. Не был легким тот период и в жизни курдского народа. Действия властных режимов накладывали отпечаток и на отношения между народами. Между тем побеждала мудрость. Эта эпопея, связанная с воинами-курдами, закончилась благополучно. Они репатриировались на свою историческую родину.
Ключевые слова: курды, Курдистан, Азербайджан, переселение, Узбекистан, Барзани, Сталин, Ирак, общественность, Союз сСр.
N.F. Bugay, Institute of Russian History, Russian Academy of Sciences
I.V. STALIN AND THE KURDS IN THE SOVIET UNION: FROM EMIGRATION TO
REPATRIATION. 1940−1950
Abstract. Departing from the pursuit of Iranian armed forces in 1947, the territory of the USSR arrived Kurds-& quot-barzantsy,"- so named by them in the name of the leader of the USSR — Mustafa Barzani. Doctor of Historical Sciences, Professor Nikolai Fedorovich Bugay, author of & quot-The Kurdish Russian world& quot- (St. Petersburg, 2012) studied the documents of the time. Revealed interesting in its content a full report of the Delegation of the Board of the Union of Red Cross and Red Crescent Societies Nicholas Konyahina. Report and was the basis of the proposed article, as well as other archival materials on the 12-year tenure of military Kurds in Azerbaijan, Uzbekistan and other regions of the USSR. Of course, this information is for the Kurds — an important bit of history of the people, and tells the story of the close ties with Russia in all the hard times. Was not an easy one period in the life of the Kurdish people. Actions of the ruling regime and left their mark on the relations between nations. Meanwhile won wisdom. This epic associated with warriors Kurds, ended safely. They were repatriated to their homeland.
Keywords: Kurds, Kurdistan, Azerbaijan, relocation, Uzbekistan, Barzani, Stalin, Iraq, the public, the Union of Soviet Socialist Republic.
В связи с демократическими преобразованиями в России, усиливавшимися по разным причинам миграционными потоками на ее территорию, реализацией мер по
И.В. СТАЛИН И КУРДЫ В СОЮЗЕ ССР: ОТ ЭМИГРАЦИИ ДО РЕПАТРИАЦИИ. 1940−1950-Е ГОДЫ
реабилитации репрессированных народов, включая и курдов, открытием архивохранилищ, появилась возможность обратиться к малоизученным и малоизвестным страницам истории многонационального советского государства и современной России. Совершенно новым направлением в историографии стало изучение истории этнических меньшинств России, их роли и места в судьбах государства. В прошлом веке, в условиях формирования многонационального советского государства, многие из этнических меньшинств избрали русский мир (курды, иранцы, корейцы и др.) и строили совместно свое будущее. По-разному складывалась их судьба. Мы должны знать больше друг о друге, о том, как строились первые взаимоотношения и устанавливались контакты. На не безынтересны знания о культуре этих народов, их традициях и обычаях. Несомненно, все это должно подчиняться единой цели достижению мира и гражданского согласия на территории современной России. В предлагаемой статье рассмотрена проблема пребывания группы курдского населения в Союзе ССР в 1940—1950-е годы, в непростое для страны время. Тот путь, который прокладывали курды в Россию, находит и признание и применение в нынешних условиях. Россия всегда притягивала курдов через единство целей, и помыслов. Не случайно сегодня на территории современной России проживают, по приблизительным данным, около 400 тыс. курдов. Они становятся органичной частью населения России, активно участвуя в преобразованиях, в умножении экономического потенциала России и духовного наследия ее народов.
Несомненно, большим подспорьем в раскрытии темы являются документы той поры, сохранившиеся в материалах Министерства внутренних дел СССР, благодаря которым появилась возможность восстановить малоизвестную страницу пребывания в Союзе ССР группы, так называемых, «курдов-барзанцев», пользовавшихся определенной популярностью в тот период, как и их лидер Мустафа Барзани.
10 февраля 1949 г. Министр внутренних дел Союза ССР С. Н. Круглов направляет тов. Сталину И. В. специальный доклад. В нем он констатирует о поведении и настроениях личного состава отряда курдов, перешедшего в 1947 г. на территорию Советского Союза.
ц
Рисунок 1 — Министр внутренних дел Союза ССР С.Н. Круглов
Отряд курдов численностью 499 человек под командованием Мустафа Барзани 17−18 мая 1947 г., отбиваясь от преследовавших его иранцев, пересек советско-иранскую границу с оружием, боеприпасами и конским составом. На территории СССР отряд был интернирован и разоружен. По сообщению М. Барзани, отряд был сформирован в Ираке. На протяжении 15 лет вел кочующий образ жизни, снабжая себя продовольствием и оружием за счет иранцев. Мустафа Барзани полагал получить в Союзе ССР время для передышки.
Рисунок 2 — Молла Мустафа Барзани
Имя Молла Мустафа Барзани — последовательного борца курдского народа за освобождение от гнета, истинного патриота Курдистана, ставшего символом курдского народа — с особым уважением чтут российские курды. Тому яркое свидетельство Вечер памяти Мустафы Барзани, проходившей в Центре солидарности и сотрудничества народов стран Азии и Африки в Москве 28 марта 2011 г. и собравший многих курдов Москвы, представителей ассоциации студенческой курдской молодежи, обучающейся в Москве (Данэр Мустафа), общественности Москвы.
Во встрече также участвовали представители курдов Сирии (Мустафа Силё), Ирака (Хасан Аль-Надауй), Турции (Фархад), специалисты различных ведомств бывшего Союза ССР, занятых в разные времена в Курдистане, сотрудники дипломатического корпуса (Гараев В.М.) и другие. Участники встречи высоко оценили работу Мустафа Барзани. Они отмечали при этом о его популярности среди простого народа Курдистана, курдов, проживающих в других странах. Была также представлена творческая работа — документальный фильм о Мустафе Барзани, переходе возглавляемой им группы курдов, из Курдистана в советский Азербайджан после падения Мехабадской Республики (1947 г.) (режиссер Хавала Хамад Джафар).
Общее руководство по приему группы курдов во главе с Мустафой Барзани осуществляли Министерство внутренних дел (С. Круглов), Министерство государственной безопасности (С. Игнатьев), секретарь Компартии Азербайджана Мир-Джафар Аббасович Багиров, затем присоединился к этой группе и секретарь К П Узбекистана Усман Юсупов, а также же лично И. В. Сталин.
Рисунок 3 — Игнатьев Семен Денисович, 3-й министр государственной безопасности СССР
Они-то и проводили тонкую политику в отношении курдов в Союзе ССР. Были в разных операциях задействованы и специалисты из государственных ведомств. Для переговоров с Мустафой Барзани по заданию центра в срочном порядке вылетел заместитель генерального директора ТАСС — Матвеев, он же шеф бюро по диверсионной работе МГБ СССР, известный разведчик генерал-лейтенант Павел Судоплатов.
Рисунок 4 — Багиров Мир-Джафар Аббасович, секретарь Компартии Азербайджана
Из мемуаров Судоплатова известно, что «разработанный по поручению министра госбезопасности Семена Игнатьева план заключался в том, чтобы сформировать из курдов специальную бригаду — полторы тысячи человек — для диверсионных операций на Ближнем Востоке». Мировая революция не давала покоя. Эти сведения подтверждал в беседе и сын министра госбезопасности СССР Геннадий Игнатьев, работавший долгие годы в Институте истории СССР АН СССР (ныне Институт российской истории РАН).
Предложение в Правительство СССР секретаря ЦК КП (б) Азербайджана Мир-Джафар Аббасовича Багирова было лаконичным по своему содержанию — разместить отряд в одном из лагерей на берегу Каспийского моря, организовать его питание, снабжение и обучение личного состава военному делу [1].
Рисунок 5 — Группа «барзанцев» в Союзе ССР, справа налево Мухамед Гиго Барзани, Мишель Барзани и Селим Иса Барзани и др. [1]
В соответствии с состоявшимся решением Правительства СССР в октябре 1947 г. было сформировано три стрелковых роты, артиллерийская батарея, минометная батарея, саперный взвод, взвод связи и танковый взвод. От Министерства Вооруженных сил СССР отряду было придано 25 офицеров Советской Армии для обучения личного состава отряда военному делу.
И вдруг ситуация резко изменилась. Вероятно, просочились сведения, согласно которым, якобы Мустафа Барзани, «являясь политически неграмотным человеком, имеет намерение организовать из курдских племен княжество, и возглавить его». Так это было или нет, вопрос не прояснился. Однако известно, что пребывание в Советском Союзе Барзани рассматривал как временное явление, ни к чему его не обязывающее.
Тем не менее, Мустафа Барзани предлагал также «создать и Курдский автономный округ на севере Нахичеванской АССР Азербайджана — Норашенском районе, т. е. на границе с Арменией и Турцией». В условиях продолжавшегося в тот период на-циестроительства в Советском Союзе, в основу которого был заложен главным образом этнический принцип, это предложение было адекватным действительности. Вероятно, Мустафа Барзани, памятуя о функционировании в 1920-е годы на территории Азербайджана Курдского национального района (округа) с центром в г. Лачин, и изложил руководству Азербайджанской ССР свое видение этого вопроса, усматривая в этом возможность консолидации курдов в Союзе ССР. Однако это предложение сразу же вызвало обеспокоенность местных органов власти.
В связи с таким настроением М. Барзани Багиров поставил перед Правительством СССР вопрос о том, чтобы перевести отряд курдов с территории Азербайджанской ССР подальше от границы с Ираном.
По постановлению Совета Министров СССР от 9 августа 1948 г. за № 2943-
1210 «совершенно секретно» МВД СССР отряд был переведен из района Баку на территорию Узбекской ССР в бывший лагерь МВД (станция Верхне-Комсомольская) Ташкентской железной дороги, где был хорошо устроен и продолжал военную подготовку. Получилось так, с глаз долой и проблема не существует… Одним словом, силы Мус-тафы Барзани были в 1948 г. передислоцированы в Узбекистан, где находилось большинство депортированных в конце 1930-х из Закавказья в Среднюю Азию курдов.
В этом же месяце Сталин назначил Юсупова отвечавшим за подготовку курдских военных отрядов в Узбекистане для последующих их действий в Турции и Иране.
М. Барзани в своей повседневной жизни всегда был требовательным прежде всего к себе и при этом руководствовался курдской пословицей — «Битва лучше безделья». В конце 1948 г. он по настоятельной просьбе был принят Секретарем Ц К КП (б) Узбекистана Усманом Юсуповым, в негодующей форме высказал ему недовольство положением отряда и здесь же просил устроить встречу с И. В. Сталиным для обеспечения своего положения и своих планов. Наверное, не очень приятным было это предложение для У. Юсупова, да и не могло радовать его очередное обращение к И. Сталину, так как только в 1946 г. жизнь партийного лидера Узбекистана висела на волоске. Только Н. Патоличев, будучи секретарем ЦК, защитил его перед Сталиным. «Дело Юсупова» было возбуждено на основании анонимного заявления о злоупотреблениях. Но Патоличев сумел убедить «вождя всех народов», что это навет недоброжелателей.
Мустафа Барзани просил также У. Юсупова «направить на учебу в Ташкентскую партийную школу 5 офицеров его отряда и, кроме того, организовать учебу своих солдат и офицеров для подготовки из них летчиков, танкистов, шоферов и саперов-подрывников». В конце проходившей беседы Мустафа Барзани в спокойной форме добавил, что «если ему не будет разрешена поездка в Москву, то он покончит жизнь самоубийством».
Рисунок 6 — Юсуп Усманов — делегат 18 съезда ВКП (б), секретарь ЦК КП Узбекистана
Вероятно, что положение курдов не совсем устраивало как Мустафу Барзани, так и самих курдов. Не случайно министр С. Круглов далее сообщал, что «за последнее время руководящая группа отряда во главе с Мустафой Барзани проявляет недовольство своим положением и в особенности действиями отряда». Расходы на содер-
жание личного состава отряда Мустафа Барзани на 1949 год составляли в общей сумме 6 662 467 рублей.
Вопрос тщательно прорабатывался в МВД СССР, других соответствующих структурах. «Учитывая, что дальнейшее содержание отряда курдов Мустафа Барзани в таких условиях может вызвать нежелательные с их стороны проявления, МВД СССР считает целесообразным отряд курдов расформировать и расселить мелкими группами в глубинных районах Узбекской ССР так, чтобы Мустафа Барзани и его приближенные были лишены возможности поддерживать связь с расселенными курдами, (имеются в виду курды, расселенные еще во второй половине 1930-х годов и в ноябре-декабре 1944 г. — прим. автора) и оказывать на них влияние», — читаем в итоговом документе.
Местные органы власти обязывались трудоустроить курдов в сельском хозяйстве и в промышленности республики. Административный надзор за курдами возлагался полностью на структуры МВД Узбекистана. Мероприятия были согласованы и ЦК К П Узбекистана (У. Юсупов). При этом было получено и согласие на подобные действия со стороны Председателя СНК СССР В. М. Молотова [2].
Пока рядовые бойцы жили в бараках, Барзани отселили на Арал, а потом перевели в Москву на Новослободскую улицу — в дом для элиты политэмигрантов. Так что они полагали, что М. Барзани «в какой-то степени оторвался от своей общины» [3].
Одним словом, 12 лет группа курдов коротала время в Узбекистане, выполняя различные виды военной и хозяйственной деятельности, проходя учебу. По указанию И. Сталина жизнь курдов устраивалась по тем же правилам, что и жизнь обычных спецпереселенцев.
После смерти И. Сталина, считавшего курдов «диверсионным резервом Ближнего Востока», как замечает исследователь А. Р. Какоев — внук Манафа Какоева (курд из Армении) — не забыли и о группе «барзанцев». Решалась одновременно их дальнейшая судьба.
Заметное изменение политической ситуации в странах Востока, победа революции в Ираке позволила курдам-мигрантам возвращаться на родину. Как пишет Ма-суд Барзани, «Мустафа Барзани вспоминал, что о революции в Ираке он узнал из телефонного звонка Волошина, ближайшего сподвижника Н.С. Хрущева». В то время Мустафа Барзани находился в Москве и сразу же сообщил новость своим товарищам, расселенным по всем различным городам Союза ССР".
Барзани выехал из Москвы 21 августа 1958 г. в Румынию в сопровождении Мир Хаджа Ахада и Асада Хошави. Из Бухареста он направил телеграмму Абдель Кериму Касену в Ирак с поздравлением победившей революции. Далее М. Барзани посетил Прагу, и в сентябре из Праги направился в Каир для встречи с президентом ОАР Га-малем Абдель Насером. По пути в Курдистан М. Барзани закрепил контакты с лидерами арабского мира. 6 октября 1958 г. Мустафа Барзани прибыл в Багдад.
Мустафа Барзани, заочно приговоренный в Ираке к смерти, прибыл в Ирак из Советского Союза, где провел далеко не из легких более десяти лет, работая, где приходилось, включившись в очередной раз в борьбу против монархии, за создание автономии курдского народа.
М. Барзани был встречен с величайшими почестями как герой борьбы против
королевского режима. О том, как развивались события возращения остальных курдов -«барзанцев» поведал отчет Союза организаций Красного Креста и Красного полумесяца СССР (СОКК КП СССР) о репатриации курдов на родину. Это важный исторический источник, раскрывающий обстоятельно сущность этих событий, связанных с революционной борьбой курдов. Союз обществ Красного Креста и Красного Полумесяца в Союзе ССР был образован в 1923 г., являясь добровольным обществом помощи военнопленным, больным и раненым воинам. В мирное время оказывают помощь пострадавшим от стихийных бедствий, занимаются проведением мероприятий по предупреждению заболеваний. Общества Красного Креста образуют Международный Красный Крест. В арабских странах, в том числе в Ираке именовались как общества Красного Полумесяца.
7 марта 1959 г. Советское правительство принимает решение о репатриации иракских политэмигрантов курдской национальности, проживавших в Советском Союзе. Проведение репатриации и всей организационной работы, связанной с ней, возлагается на исполком СОКК КП СССР. Репатриации подлежали 851 человек, из которых 456 человек было мужчин-курдов, 141 женщина — жены курдов из числа советских женщин, убывших со своими мужьями в Ирак, о которых в последующем неоднократно в своих заметках о женщинах писал советский журналист Павел Демченко. По его данным, в Ирак убыли 128 советских женщин. Убывали в Ирак и 254 ребенка — от совместных браков курдов и советских женщин.
По возрастному составу репатриируемая группа курдов представлена: до 30 лет — 19%, до 40 лет — 56%, до 50 лет 12%, и старше 50 лет — 13%. По образованию: 10% окончили или обучались в высших учебных заведениях, причем два из них получили ученую степень кандидатов наук, 50% окончило или обучалось в среднетехнических учебных заведениях, 27% - имели начальное или неполное среднее образование и 13% - неграмотных.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 марта 1959 г. был установлен порядок выхода из гражданства СССР лиц курдской и не курдской национальностей, выезжавших из СССР в Ирак на постоянное жительство. Согласно ему советские граждане курдской национальности, проживавшие в Советском Союзе с 1947 г. и выезжавшие из СССР в Ирак на постоянное жительство, считались выбывшими из советского гражданства с момента их выезда из СССР. А советские граждане не курдской национальности, состоявшие в браке с курдами, выезжавшими из СССР вместе с супругами, считались выбывшими из советского гражданства с момента их выезда из СССР при условии подачи заявления в индивидуальном порядке о выходе из советского гражданства.
Характерно, что почти все репатриируемые пришли в СССР в 1947 г. неграмотными людьми, и только в Советском Союзе они получили образование. Среди возвращавшихся на родину курдов были историк, экономисты, агрономы, строители, механики, механизаторы сельского хозяйства, текстильщики и другие специалисты.
Органы, ведавшие репатриацией, учли разбросанность курдов по всей территории СССР (по различным областям РСФСР) и Узбекской Республики. В связи с этим ими были определены (отправные) сборные (репатриационные) пункты — Москва и поселок Вревский Ташкентской области. На этом основании оформление всей выездной
документации репатриантов производилось на группу курдов, проживавших на территории РСФСР, и всех советских женщин — в Москве, и на проживавших на территории Узбекской ССР, в Ташкенте.
Потребовалась большая работа, включавшая подготовительную часть — беседы с курдами и их женами по местам их проживания о желании репатриироваться- о переезде и характере репатриационной документации. Проводилось оформление на местах и представление в Исполком Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца (СОКК КП) СССР, требуемых для выезда — анкет, заявлений о выезде, копий свидетельств о рождении, браке, справок с мест работы и с места жительства, характеристик, других документов.
Состоялись переговоры, переписка и заключение договоров с соответствующими организациями, которые могли иметь отношение к репатриации курдов. В частности с Министерством финансов СССР, Министерство Морского флота СССР, Министерство путей сообщения СССР, Гострудсберкассой, и другими заинтересованными организациями и ведомствами. Были подготовлены выписка репатриантам удостоверений, составление рабочих списков на репатриантов, аренда гостиниц, рассылка разъясняющих писем и телеграмм о выезде по местам проживания курдов- оформление выездной документации в соответствующие организации и получение выездных виз.
По готовности документации репатриантов следовало доставить в морской порт Союза СССР Одессу, откуда они должны были проследовать далее, до Иракского морского порта Басры.
Оформление выезда и отправка производились двумя группами из Ташкента и из Москвы. Из Ташкента отправка репатриантов была организована специальным поездом с медицинским и ресторанным обслуживанием, сопровождаемым руководящими работниками Совета Министров Узбекской ССР и Исполкома Союза Красного Креста и Красного Полумесяца. В Москве для репатриантов пришлось закупить 5 пассажирских вагонов рейсового состава, сопровождаемых также работниками Исполкома СОКК и КП СССР. Так как все репатрианты имели значительное количество багажа, то для Московской группы курдов был арендован один отдельный багажный вагон и для ташкентской группы — четыре багажных вагона.
В составе советской группы сопровождавших репатриированных курдов на теплоходе находился и руководитель делегации Исполкома СОКК и КП СССР Николай Коняхин. Он-то и оставил в наследие потомкам подробнейший отчет о 15 дневном путешествии репатриантов курдов на родину.
Накануне дальнейшего следования курдов из Одессы была решена проблема с фрахтованием теплохода «Грузия» на 840 посадочных мест, с полным обслуживанием пассажиров в пути. Теплоход был представлен Черноморским Госпароходством.
Оба поезда московский и ташкентский прибыли в Одессу 1 апреля 1959 г. Погрузка людей и багажа на теплоход началась сразу же по прибытии поездов в порт и закончилась к 24 часам. После начала посадки людей на теплоход был проведен митинг по случаю выезда курдов на родину. С приветственными речами на митинге выступили зам. председателя Исполкома СОКК и КП СССР А. А. Обыденов, председатель Одесского городского Совета депутатов трудящихся А. Ф. Ладвищенко, представители Иракской Республики по репатриации курдов Мирхач и другие официальные лица.
Погода не благоприятствовала началу пути. В 2 часа 25 мин. 2 апреля 1959 г. теплоход «Грузия» отошел от причала порта Одессы и взял курс на иракский порт Басру. Черное море встретило теплоход штормом в 6−7 баллов, что сразу же сказалось на самочувствии пассажиров. Однако в дальнейшем погода устоялась и только изнуряющая жара тропиков, длина пути, по которым составляет примерно 3500 км или 6 суток хода «Грузии», давала о себе знать, что проявлялось и на аппетите пассажиров, и на их отдыхе.
Питание репатриантов в пути было бесплатным, из расчета 20 рублей в сутки на человека. Для детей и желудочно-больных по назначению врачей готовилась отдельная или «диеточная пища», желающим или по их просьбе выдавались дополнительные блюда. В жаркие дни, а они стояли, начиная от выхода в Красное море и до прибытия в порт Басру, репатриантам бесплатно предоставлялась минеральная вода. Питание проводилось в трех ресторанных залах теплохода в две смены. Все репатрианты оставались довольными качеством и разнообразием питания, а также обслуживанием ресторанных работников, о чем ими сделаны соответствующие записи в книге предложений ресторана на теплоходе.
Руководство побеспокоилось и об организации медицинской помощи репатриантам в пути их длительного следования. Медицинское обслуживание пассажиров на теплоходе осуществлялось корабельной амбулаторией с составом врачей: терапевта, хирурга, педиатра и стоматолога, а также среднего медицинского персонала. При указанном штате медработников и при наличии в амбулатории почти всех необходимых медикаментов и медицинских препаратов, а также двух изоляторов на 20 гостиничных коек, амбулатория в состоянии была не только проводить амбулаторное лечение, но и делать сложные операции, производить инъекции, принимать роды и т. п. Нужно отметить, что доступ в получении любой медицинской помощи привели к значительному посещению пассажирами амбулатории, доходящих в отдельные дни до 60−70 человек.
Причем в ряде случаев пассажиры использовали представляющуюся возможность амбулаторного обслуживания для госпитализации и проверки своего здоровья. Кроме того, многим из пассажиров амбулаторией были выделены дефицитные медицинские препараты — пенициллин, стрептомицин, биомицин и другие — на руки, для взятия с собой в Иракскую Республику.
За время в пути у отдельных лиц имели место серьезные заболевания — корь, острый аппендицит, приступ желудочных и сердечных заболеваний, предродовые схватки и прочее. Больным оказывалась необходимая медицинская помощь.
В целом же рейс был закончен без каких-либо серьезных эпидемических и других заболеваний, что явилось результатом большой и исключительно добросовестной работы коллектива корабельных врачей, возглавляемого опытным врачом терапевтом А. И. Артюхом.
Не забыли и о культурно-массовых мероприятиях. Они осуществлялись по намеченному ранее плану. Почти ежедневно демонстрировались два сеанса кинокартин (всего было показано 11 фильмов), устраивались вечера танцев курдов, прослушивались радиоконцерты, в которых значительное место отводилось грамзаписи курдских народных песен и курдской музыке, организовывались игры в волейбол, шахматы, шашки и прочее. Постоянно работала библиотека. С женами курдов — советскими
женщинами проводились беседы по вопросам проживания за границей. На протяжении всего пути курды, особенно молодежь, с большой любовью и уважением отзывались о жизни в Советском Союзе — своей второй родине. Курды постоянно выражали чувство глубокого удовлетворения организацией репатриации.
Многие из курдов впервые находились столь длительное время в представленном морском круизе. Путь до Красного моря проходил без каких-либо происшествий, если не учитывать особо тщательных проверок репатриационных документов в Порт-Саиде (Египет). Представители египетских пограничных структур дважды посещали теплоход с целью проверок. В первом случае для проведения установленных формальностей перед прохождением Суэцкого канала — ознакомлением с составом пассажиров, проверки и взятия списков на них и прочее, и во втором случае — специально для проверки и изучения репатриационных удостоверений и тщательного повторного выяснения состава пассажиров.
В свою очередь, с целью избегания провокационных выпадов в Порт-Саиде со стороны хулиганствующих элементов, как со стороны берега порта, так и с подплывающих к теплоходу шлюпок, командованием теплохода были приняты определенные предупредительные меры — закрытие для пассажиров нижней палубы, ограничение выхода на другие палубы, строжайший контроль над подходом к корпусу теплохода шлюпок, разъяснение пассажирам об их поведении на стоянке в порту и при прохождении Суэцкого канала.
Суэцкий канал оставался позади… Теплоход уже проплыл значительное расстояние по Красному морю. И вдруг в районе на 15 градусов северной широты 9 апреля 1959 г. в открытых международных водах в 13 часов пополудни теплоход неожиданно встретил дрейфующий американский миноносец № 649. Подойдя к теплоходу на 250−300 метров, взяв параллельный курс по правому борту, миноносец настойчиво стал требовать ответить, «Кто мы, порт нашего назначения». Ему был дан ответ: «Счастливого плавания!».
Не получив прямого ответа, миноносец демонстративно взял курс на «Грузию» и на скорости пошел на таран. И лишь не дойдя до теплохода 75−100 метров, «отвалил» на корму, зашел на левый борт теплохода, взял опять параллельный с ним курс, стал предъявлять те же требования. В течение 50 минут продолжались эти, по меньшей мере, хулиганские действия американского миноносца в открытом море.
Однако и далее не обошлось без приключений. Ориентировочно, через час после ухода американского миноносца, в районе того же 15 градуса северной широты над теплоходом появился французский самолет. Сделав пике над теплоходом на бреющем полете, стал делать заходы вокруг теплохода, повторяя эти операции несколько раз. Спустя половину часа, самолет улетел в сторону французского Сомали. На следующий день, 10 апреля в 11 часов, в районе Аденского залива, южнее гор. Адена, над теплоходом вновь появился тот же французский самолет. В течение 15 минут повторял те же операции, что и накануне. Остальной путь вплоть до порта Басры протекал в спокойной обстановке.
Весь путь от Одессы до иракского порта Басры занял 15 суток. В порт Басру теплоход «Грузия» прибыл 16 апреля в 15 часов. На расстоянии более чем восьмидесяти километров от Басры теплоход встретили около 150 катеров, в которых разместились делега-
ции общественных организаций, рабочие порта. Вот как вспоминал об этих событиях один из участников этой эпопеи А. В. Киселев: «Потом мы приплыли в Басру — была парадная встреча, десятки, даже сотни сопровождающих судов, летящие над головой самолеты, потом толпы народа на причале — все это было очень трогательно… «
Рисунок 7 — Прибытие теплохода «Грузия» в порт Басру (Ирак) с «барзанцами на борту 29 апреля 1959 г. [3]
Встреча репатриируемых курдов при прохождении теплохода по территории Иракской Республики была исключительно теплой, выливалась в народную манифестацию. Еще задолго до прибытия в Басру, при входе в устье реки Шатт-эль-Араб, теплоход был встречен группой речных пароходов и моторных шлюпок, расцвеченных флагами и до отказа наполненных в них людьми. Все приветствовали своих соотечественников, возвращающихся на родину, и советских граждан, осуществляющих репатриацию.
Теплоход оказался в плотном кольце эскортировавшей его речной флотилии. «Грузия» до предела замедлила ход, чтобы почти идти с колонной сопровождающих ее пароходов и шлюпок. По всему иракскому берегу реки Шатт-эль-Араб стояло множество людей, рукоплескавших движущемуся теплоходу. Кругом неслись приветственные клики, лозунги о дружбе советского и иракского правительств, непрерывно подкрепляемыми арабским приветствием «яиш» (пусть здравствует!). Встреча теплохода «Грузия» с репатриантами поистине была незабываемой.
В 12 часов на теплоходе появилась первая группа представителей Иракского правительства, членов Ц К Компартии Иракской Республики, представители командования гарнизона Басры, сотрудников порта, работников Советского посольства, корреспондентов и прессы, в том числе корреспондентов газеты «Правда» и ТАСС, и другие.
В этой общей торжественной обстановке по просьбе сотрудников нашего посольства и командования теплохода был организован прием прибывшим гостям, на
котором участвовало около 50 человек.
В 14 часов, уже при подходе к порту Басры на теплоход поднялась вторая группа руководящих работников Иракского правительства, партии и прессы, в том числе Молла Мустафа Барзани, начальник полиции г. Багдада Абдель Баки — являвшийся уполномоченным Иракского правительства по встрече репатриантов, губернатор гор. Басры, представитель Красного Полумесяца Иракской Республики по приему репатриантов и другие лица.
В честь пребывания на теплоходе этой группы гостей, а также торжественного подписания акта о передаче репатриантов Советским Красным Крестом Красному Полумесяцу Иракской Республики был организован второй прием, на котором присутствовали около 80 человек. На обоих приемах и особенно на последнем прозвучало множество дружественных тостов и здравиц в честь руководителей Советского и Иракского правительств. После этого приема Молла Мустафа Барзани прямо с теплохода отправил благодарственную телеграмму на имя Н. С. Хрущева в связи с успешным завершением репатриации иракских курдов.
В узком кругу собравшихся представителей Советского Красного Креста и командования теплохода Барзани сообщал, что им подготовлены памятные подарки для членов сопровождающей делегации Красного Креста и экипажа теплохода. Здесь же было сообщено, что после выгрузки пассажиров в Басре состоится митинг по случаю возвращения курдов на родину.
Кроме того, Барзани и Абдул Баки официально пригласили делегацию Советского Красного Креста в Багдад для встречи репатриантов и ознакомлением с деятельностью Красного Креста и Красного Полумесяца Иракской Республики. Советские специалисты отправились в Багдад.
Митинг в Басре, на котором присутствовало около 15 тыс. человек, состоялся 16 апреля в 22 часа. После митинга делегация СССР и командование теплоходом «Грузия» были приглашены на приём к губернатору города Басры.
17 апреля в 8−00 делегация Советского Красного Креста вместе с иракской делегацией, прибывшей из Багдада в Басру, для встречи курдов, вылетели в Багдад. Прибывшую делегацию на аэродроме в Багдаде встречал министр здравоохранения доктор Шавваф, работники Советского посольства. Сразу же с аэродрома советская делегация направилась в исполком Красного Полумесяца, где была встречена работниками Исполкома. После краткого обмена приветствиями доктор Шавваф ознакомил гостей с работой общества Красного Полумесяца.
18 апреля состоялась встреча в резиденции Красного Полумесяца, на которой присутствовал и первый секретарь советского посольства Кобелев. После члены советской делегации уже на вокзале встречали прибывающих поездом репатриантов из гор. Басры. Вскоре тут же прибыли М. Барзани, члены правительственной делегации и другие официальные лица. На перроне у вокзала было много встречающих.
В 16 часов к вокзалу подошел первый пассажирский поезд с репатриантами, и в 17 часов — второй. Жители Багдада тепло встретили своих соплеменников, возвратившихся на родину. Молла Мустафа Барзани и представители Советского Красного Креста прошли по всем вагонам поездов и простились с каждым из репатриантов, пожелав им счастливой жизни на новом месте.
С вокзала по приглашению Молла Мустафы советская делегация была принята в бывшем королевском дворце, где в 8−20 был назначен премьер-министром Касемом прием в честь делегации сторонников мира, находившихся в это время в Багдаде. Ка-сем Абдель Керим в июле 1958 г. — феврале 1963 г. был премьер-министром, министром обороны и главнокомандующим Вооруженными силами Иракской Республики. С конца 1959 г. проводил политику подавления демократических сил. Расстрелян во время государственного переворота в феврале 1963 года.
Появление Абдель Керим Касема в зале было встречено бурными овациями и здравицами за его здоровье, неизменно подкрепляемые троекратным «яши», сразу же, как только премьер занял свое место, Молла Мустафа доложил ему о присутствии на приеме советской делегации, после чего ему были представлены все члены делегации.
18 апреля 1959 г. состоялась встреча делегации также в советском посольстве. Нечкин — атташе по культурным связям Посольства — и Кобелев проинформировали советских специалистов о связях между Советским Красным Крестом и Иракским Красным Полумесяцем.
В этот же день состоялась очередная встреча с членами Исполкома и министром здравоохранения Шавваф, с председателем Исполкома Саидом аль Шибиби. Председатель Исполкома господин Саидом Мохаман Шафер аль Шабиби в своем выступлении затрагивал вопрос об оказании помощи Красному Полумесяцу Иракской Республики Советским Красным Крестом.
Обсуждение вопросов продолжалось и в вечернее время на проходившем ужине. Была достигнута договоренность о том, что Советский Союз посетит специальная делегации Красного Полумесяца Иракской Республики.
Состоявшиеся беседы с представителями органов государственной власти республики и Мустафой Барзани носили дружественный характер и были посвящены воспоминаниям о жизни в СССР, борьбе отряда Барзани за демократические свободы курдов, касались также капиталистического строя в Ираке. Вот как писал о М. Барзани один из членов команды теплохода «Грузия»: «Ведь он был достаточно тертым, знающим, прошедшим отличную школу конспирации, человеком, и мне кажется, что он своим пронизывающим взглядом чувствовал собеседника до конца. Он мне тогда не сказал ни слова. Но он смотрел на меня неотрывно, и каким-то особенным изучающим взглядом. Потом его помощник вручил мне золотые часы «Омега». Таково было мое первое знакомство» [3].
Из бесед с Барзани на ужинах, а также, соприкасаясь с ним при встрече репатриантов на вокзале и на приеме у Касема, можно сделать следующий вывод:
1. Себя Барзани считал единственным вождем курдов. Причем его заявление, что «такого вождя, который так был бы связан с народом, как он у курдов — турецких, и ни у курдов иранских, нет».
2. Барзани пользовался авторитетом не только среди курдов, но и среди иракского населения. Его появление среди курдов, как правило, сопровождалось приветственными возгласами «яши» и толпой бегущих за ним людей. Следует иметь в виду, что все это мы наблюдаем в обстановке общего подъема, связанного с прибытием на родину курдов-репатриантов СССР.
3. Барзани выражал отдельное недовольство окружением Касена: парадность,
преклонение пред личностью, определенный круг лиц, принимаемых решения государственного значения, оставление на руководящих постах лиц из числа крупной буржуазии, наличие в государственном аппарате лиц, работавших ранее с аналогичными и других. В целом прием, организованный Барзани, прошел в дружественной, теплой обстановке.
20 апреля самолетом Багдад — Басра советская делегация вылетела в Басру. По прибытию на теплоход «Грузия» состоялась также встреча с руководством Красного Полумесяца в г. Басре.
Беседы с министром здравоохранения Шаввафом, членами Исполкома Красного Полумесяца, а также ознакомление с деятельностью общества в Багдаде и Басре позволили выяснить направление деятельности Иракского Красного Полумесяца, являвшегося добровольной, в основном благотворительной организацией, ставившей своей целью оказание медицинской и материальной помощи населению. Общество занималось пропагандой санитарной культуры и оказывало первую медицинскую помощь, занималось подготовкой медицинских сестер, сбором средств и материальных ценностей и распределением их среди нуждающихся или пострадавших. Так как общество практически не являлось массовой организацией и его возможности и средства очень ограничены, то и цели, стоящие перед ним, носили скорее символический характер. Всего в Обществе Красного Полумесяца Иракской Республики насчитывается около 400 человек.
Деятельностью организации руководил Исполнительный комитет, состоящий из 9 членов, председателя Саида Мохамена Джаффе эль Шабиби, заместителя председателя Сада — Абдулла Лютфи, главного инспектора — Саида Сулеймени Фаттаха, ответственного секретаря доктора Саби аль Вахби и пяти членов Исполкома.
Кроме того, в Исполком вместе входили женские организации, возглавляемые президентом госпожой Суфое -эль Радхи, ее заместителем, секретарем и специалистами. Периферийными организациями общества являются общества Красного Полумесяца в 8 крупных городах — Республики — Мосуле, Киркуке, Эрбиле, Сулеймании, Басре, Эн- Насири, и Куй -эль Амади. Количество членов первичных обществ также оставалось незначительным, например, басринское общество имело в своем составе 50 членов. По заданию министра здравоохранения работа общества контактировала с министром здравоохранения. Средства общества составлялись из членских взносов от продажи вещей, которые изготовлялись самими членами обществ.
Следует отметить, что революционные преобразования республики в полной мере не коснулись общества Красного Полумесяца.
Членами Общества, в частности, его руководящим составом являлись, как правило, выходцами из крупной буржуазии и высших медицинских кругов, причем большинство из них занимало те же посты и при режиме Нури Саида. Все они работали в обществе на добровольных началах в порядке личных пожеланий исполнения общественных обязанностей. Узость работы общества оставалась прежней.
В порядке дальнейшего решения уже заложенных репатриацией курдов, так и посещением советской делегацией Багдада связей между Советским Красным Крестом и Красным Полумесяцем Иракской Республики, желательным было официальное приглашение делегации Иракского Красного Полумесяца в Советский Союз.
Приглашение, несомненно, содействовало бы расширению связей между нашими обществами вместе с этим, видимо, наряду с другими мероприятиями, проводимыми Советским Правительством, сказалось бы на укреплении политических контактов между Советским Союзом и Иракской Республикой. И эта задача была выполнена.
В связи с возвращением участников восстания Мустафа Барзани на страницах газеты «Аз-Захави» опубликовал специальное заявление. Текст его газета «Правда» 6 мая 1959 г. представила русскому читателю. В заявлении констатировалось то, что племя «барзан», доведенное до отчаяния притеснениями, гнетом и бесправным положением, в котором оно находилось в годы реакционного режима, поднялось на освободительную борьбу. После упорных боев восставшие, окруженные со всех сторон иракскими, турецкими и иранскими карателями, курды были вынуждены отступить в Северный Иран, а затем получили политическое убежище в Советском Союзе.
Таким образом закончилось пребывание на территории СССР в 1940-х — 1950-х годах группы курдов-воинов, возглавлявшихся известным борцом за права курдов Мустафа Барзани. Его действия закладывали основы для прочной дружбы между Союзом ССР и курдами на последующий период. В основе их лежало взаимопонимание, готовность поддержки, мир и согласие. Эти прогрессивные начинания, заложенные в 19 401 950-е годы, необходимо подкреплять, приумножать и развивать. Это одна из главных задач и тех, новых поколений курдов, кто проживает в современных условиях на территории многих субъектов, включая и Приволжский регион Российской Федерации (по приблизительным данным около 400 тыс. человек), вкладывая свои труд и духовный потенциал в создание на территории российского государства удобных условий для проживания всех народов.
Список литературы:
1. Какоев А. Р. Первые годы пребывания в СССР. — URL: http: //kurdistan. eterion. net/index. php? PID=51 008 (дата обращения 21. 12. 2012)
2. Государственный архив Российской Федерации. — Р. Ф. 9401, оп. 2, д. 234, л. 180−182.
3. Возвращение барзанцев в Курдистан. — URL: http: //kurdistan. com. ua/glava-12-barzan-people-comed-back (дата обращения 04. 05. 2013)
4. Анкоси Караме (Карим). Документы о курдах Южного Кавказа, хранящиеся в Национальном архиве Грузии. Описи и выписки из архивных документов о курдах. 1920−1940 гг. Тбилиси, 2010.
List of references:
1. Kakoev A.R. The early years of the Soviet Union. — URL: http: //kurdistan. eterion. net/index. php? PID=51 008 (date accessed 21/12/2012)
2. State Archive of the Russian Federation. — RF 9401, op. 2, File 234, l. 180−182.
3. Returning barzantsev in Kurdistan. — URL: http: //kurdistan. com. ua/glava-12-barzan-people-comed-back (date accessed 04. 05. 2013)
4. Ankosi Karame (Karim). Documents about the Kurds of the South Caucasus, stored in the National Archives of Georgia. Inventory and extracts from archives of the Kurds. The 1920−1940. Tbilisi, 2010.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой