Общественное мнение США и дипломатическое признание Китайской республики в 1913 г

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 327. 8
Лихарева О. А. Likhareva O.А.
Общественное мнение США и дипломатическое признание Китайской республики в 1913 г.
Public opinion of the United States and diplomatic recognition of the Republic of China in 1913
В статье содержится анализ причин, повлиявших на решение официального Вашингтона признать Республику Китай в 1913 г. Автор утверждает, что имели место две тенденции в отношении американцев к революционным переменам в Китае. Профессиональные дипломаты из госдепартамента и президентская администрация не спешили с дипломатическим признанием республиканского правительства в Пекине. Однако американское общественное мнение, идеализировавшее китайских революционеров, фактически вынудило президента Вильсона пойти на дипломатическое признание правительства Юань Шикая.
Ключевые слова: США, Республика Китай, дипломатическое признание, общественное мнение
¦
The article contains an analysis of reasons which influenced the decision of official Washington to recognize the Republic of China in 1913. The author insists that there were two tendencies in the American attitude toward the revolutionary changes in China. Professional diplomats from the State Department and the Presidential Administration were not inclined to hasten diplomatic recognition of the republican government in Peking. But the American public opinion, which idealized Chinese revolutionaries, made President Wilson to recognize the regime of Yuan Shih-kai.
Key words: the United States, Republic of China, diplomatic recognition, public opinion
2 мая 1913 г. Соединённые Штаты стали первой из «великих держав», официально признавшей Республику Китай. Однако вопрос о мотивах признания, которыми руководствовался президент Вудро Вильсон, до сих пор остаётся дискуссионным. Точка зрения отечественных историков на эту проблему сформировалась в 1950−60-х гг. в работах Е. А. Белова, Р. М. Бродского и С. С. Григорцевича [2, 3, 4]. Если перевести свойственную тем временам антиимпериалистическую риторику на язык академической непредвзятости, то можно констатировать, что советские специалисты усматривали за этим решением исключительно прагматические мотивации. Американские лидеры использовали дипломатическое признание для того, чтобы иметь гарантии защиты граждан США, их собственности, торговли, приобрести новые концессии в Китае. Выход США из консорциума 6 держав и одновременное признание Китайской Республики рассматривались как способ добиться ещё больших экономических и политических выгод в Китае, чем если бы Америка
ЛИХАРЕВА Оксана Анатольевна, к.и.н., доцент кафедры исторического образования Дальневосточного федерального университета (г. Владивосток).
действовала в сотрудничестве с другими державами. С тех пор данная точка зрения не подвергалась сколь-нибудь существенной ревизии. Тем более что в 1990 — 2000-х гг. интерес к истории Синьхайской революции и взаимоотношениям её лидеров с окружающим миром в нашей стране заметно снизился [1, с. 300, 309].
Для американской историографии характерна прямо противоположная оценка этого события. Такая авторитетная и влиятельная фигура в американской исторической науке 60 — 80-х гг. прошлого века, как Акира Ираи, к примеру, отмечал, что «американо-китайская дружба, как отчётливо различимый феномен, берёт своё начало от событий Республиканской революции 1911 г.» [11, p. 125]. Большинство американских историков причиной признания Китайской Республики считают желание США оказать поддержку революционным принципам демократических институтов. Такой подход остаётся в силе и в современных исследованиях [20, p. 189, 204].
Предлагаемая статья представляет собой попытку проанализировать реакцию США на Синьхайскую революцию 1911 — 1913 гг. (как официальных кругов, так и различных сегментов общественного мнения) и выявить причины, побудившие Америку пренебречь политикой «сотрудничества» с другими державами и первой признать новую власть в Китае.
Первая реакция американских дипломатов на революционные события в Поднебесной и на проблему отношений с новым режимом была осторожной. Консул Роджер Грин, имевший прекрасную возможность наблюдать генезис революции непосредственно на своём посту в Ханькоу, продемонстрировал такой подход в переговорах с Ван Чжэнтином, вице-председателем революционного совета по международным отношениям. В ответ на мольбы Вана о дипломатическом признании революционной власти, Грин в своей ноте от 18 ноября 1911 г. указал, что Соединённые Штаты могут действовать только сообразно с реальными фактами: хотя революционное движение продемонстрировало единство целей, оно начисто лишено единой организации, по всей стране революционные лидеры действуют независимо и несогласованно. Если вкупе с этими факторами учесть, что маньчжуры контролируют значительную часть китайской территории, то такой шаг Вашингтона будет абсурдным с политической точки зрения. Более того, утверждал Грин, неуместное вмешательство во внутренние дела Китая, в особенности, дипломатическое признание одной из воюющих сторон, скорее всего, вызовет взрыв анти-иностранных выступлений [9, p. 111].
Рациональный подход Грина в точности отражал официальную позицию США. В Вашингтоне решили не поощрять революционное правительство и сочли, что в условиях гражданского конфликта лучше придерживаться строгого нейтралитета. Соответственно, госсекретарь Ф. Ч. Нокс приказал американским дипломатам в Китае воздерживаться от официальных дипломатических контактов со всеми, кроме представителей императорской власти. Несмотря на сильнейшее давление со стороны революционеров, требовавших признания, Нокс не отступал от своей позиции до тех пор, пока Маньчжурская династия сохраняла хотя бы видимость власти [9, p. 111].
В связи с революционными событиями в Китае глава дальневосточного отдела госдепартамента Р. Миллер и первый заместитель госсекретаря Х. Вильсон разработали для Ф. Ч. Нокса меморандум. Этот документ, датированный 14 октября 1911 г., содержал следующие рекомендации: «1) … Опора на Азиатский флот в защите жизни и собственности американцев в долине реки Янцзы- 2) эвакуация американцев из отдалённых районов под защиту иностранных сеттельментов- 3) стро-
жайший нейтралитет по отношению к обеим противоборствующим сторонам в Китае- 4) противодействие совместной иностранной интервенции- 5) приверженность общей политике, проводимой объединением держав» [19, р. 115].
Особое беспокойство у американских лидеров вызывал возможный распад Китая, который мог бы повлечь за собой разрушение коммерческого и финансового потенциала этого огромного рынка. Соединённые Штаты не спешили официально признавать ни правительство Сунь Ят-сена, ни правительство Юань Шикая, и препятствовали предоставлению займов обеим враждующим сторонам.
В ежегодном послании конгрессу 7 декабря 1911 г. Президент У. Тафт с осторожностью заявил: «В настоящее время, когда древняя Китайская Империя испытывает потрясения гражданской войны и пробуждается под влиянием модернизации, особенно важна политика сотрудничества и взаимопонимания, … обусловленная международными проектами, а также общим чувством доброжелательности со стороны держав, имеющих интересы на Дальнем Востоке. Защищая интересы наших граждан, нынешнее правительство одновременно прилагает все усилия, чтобы продолжать традиционную политику симпатии, дружбы в отношении Китайской империи и её народа, с уверенностью в её экономическом и политическом развитии и с твёрдым намерением внести вклад в их благосостояние» [16, р. XVII].
Одной из основных причин, вызвавших революцию в Китае, были антиимпериалистические настроения. При первых признаках революционного насилия и, особенно, после свержения Маньчжурской династии, США в сотрудничестве с другими державами предприняли конкретные шаги по защите жизни и собственности своих граждан. В дополнение к обычному иностранному военному присутствию были направлены новые боевые корабли. Американский флот в устье Янцзы превосходил задействованные там морские силы остальных держав [15, 22. 10. 1911]. Ссылаясь на «Боксёрский протокол», в ноябре — декабре 1911 г. США в рамках общей политики, проводимой в согласии с другими державами, отправили из Манилы значительные военные силы для охраны железнодорожного коридора Пекин — Тяньцзинь [17, р. 166- 7, с. 289−295].
Сколько бы революция ни питалась антиимпериалистическими чувствами, как бы большинство китайских патриотов ни желали избавиться от иностранного господства, время для этого было неподходящим. Проклиная империалистов на словах, китайские революционеры тщательно избегали насилия в отношении иностранцев. Памятуя о судьбе ихэтуаней, они предприняли все меры предосторожности, даже когда их революционная воинственность требовала другого подхода. 5 января 1912 г. было опубликовано «Воззвание временного президента республики ко всем дружественным нациям». Республиканские власти принимали на себя все прежние обязательства Маньчжуров, гарантировали права, привилегии и сохранность имущества иностранцев. В тоже время они отказывались признавать договоры, заключённые с Маньчжурами после опубликования этого документа [7, с. 142−143]. Ещё раньше, в октябре — ноябре 1911 г. подобные воззвания издавались военными правительствами провинций Хубэй, Шэнси, Сычуань и Хунань [7, с. 72−74, 89, 103, 111−112, 118].
Таким образом, строить американскую политику в Китае на принципах обмена ударами стало бессмысленно. В декабре 1911 г. фокус американской политики сместился из сферы военной в дипломатическую, как только стало ясно, что китайские революционеры скорее всего победят. Отвергнув совет посла Кэлхуна о предоставлении державами Юань Шикаю достаточной суммы денег для сокрушения повстанцев, а также
предложение Японии содействовать установлению конституционной монархии в Китае, Соединённые Штаты продолжали проводить политику сотрудничества с другими державами. Госдепартамент подтвердил свою приверженность строгому нейтралитету в циркулярной ноте от 12 декабря, высказал неодобрение всем иностранным займам и 18 декабря присоединился к другим державам, выступившим с призывом к воюющим сторонам сесть за стол переговоров.
Фактические отношения США с Китайской Республикой установились незамедлительно после ниспровержения Маньчжурской династии, но формальное дипломатическое признание откладывалось до тех пор, пока внутриполитическая ситуация не стабилизируется и будут оговорены конкретные детали займа реорганизации. Привязав свою политику к политике других держав, госдепартамент решил придерживаться этого курса. Американская финансовая группа, имевшая свою долю в иностранных займах Китаю, также следовала в этом русле.
Нельзя утверждать, что сдержанность официальной политики США объяснялась только желанием сохранить единый фронт с другими державами. На протяжении 1912 г. донесения, поступавшие из Пекина в Вашингтон, были исполнены пессимизма в отношении будущего Китая. Профессиональные дипломаты, следившие за событиями, доносили об усугубляющейся пропасти между Севером и Югом, усилении власти провинциальных автократов, ухудшающихся отношениях между Юань Шикаем и республиканскими идеалистами, антизападных настроениях, непрактичности Сунь Ятсена, вероломстве Юань Шикая, продажности практически всех. В коридорах власти Вашингтона возобладало мнение, что Китай не подготовлен для демократических преобразований. Анализ и оценки Революции 1911 г., проделанные американскими официальными экспертами, были исключительно сдержанными и исполненными опасений в связи с ростом китайского национализма.
Однако отказ правительства США незамедлительно признать но-вопровозглашённую республику в Китае вызвал непонимание и даже возмущение в рядах широкой общественности. Представители прессы, члены конгресса и заинтересованные миссионеры начали активную пропагандистскую кампанию с целью побудить администрацию Тафта отказаться от слишком осторожного и слишком расчётливого курса в отношении республиканского Китая. Если официальный Вашингтон исповедовал общий пессимизм в отношении революционной власти, то общественное мнение рассматривало Республиканскую революцию в самом благоприятном свете. Хотя большинство рядовых американцев остались равнодушными к этому событию, как, впрочем, почти ко всем событиям, происходившим за морями, в США у Синьхайской революции появилось немало активных сторонников, готовых превратить её во внутриполитическую проблему. В результате, «ни одно из событий того времени не обсуждалось так активно и не вызвало столь бурной критики, как китайская политика, проводимая госдепартаментом» [19, p. 121].
Общественное мнение США сочло, что китайская революция является воспроизведением американской революции и что повстанцы намерены взрастить на китайской почве американские демократические идеалы институты, а значит, она отвечает американским интересам в Китае.
Газеты уделили самое пристальное внимание Революции 1911 г. «Литерари Дайджест» оставил нам удобное резюме о спектре мнений. Номер от 28 октября^сообщает, что большинство газет, включая «Бостон Транскрипт», «Нью-Йорк Трибюн», «Вашингтон Таймс», «Индианаполис Ньюс» и «Сент-Луис Глоуб Демократ» считают, что «Китай действительно созрел для республиканского правления» [12, 28. 10. 1911]. «Литерари
Дайджест» от 11 ноября писал, что «наше редколлегия совершенно отчётливо представляет себе независимый Китай, управляемый настоящим парламентом» [12, 11. 11. 1911]. Дайджест от 13 января 1912 г. содержит заметку, озаглавленную «Величайшая республика современности», в которой говорится, что «теперь Китай, а не Япония, является Страной восходящего солнца». Далее автор продолжал: «Япония более не будет самой вестернизированной страной Востока, поскольку Китай успешно строит федеративную республику по образцу Соединённых Штатов во главе с лидерами, проникшимися западными идеями, получившими образование в Европе и Америке. Пресса с восхищением следит за развитием событий» [12, 13. 01. 1912].
Влиятельный «Индепендент» выразил сожаление по поводу бездействия Америки в вопросе о принятии родственной республики в содружество наций и расценил осторожность, проявленную Соединёнными Штатами на протяжении гражданской войны в Китае, как предательство республиканизма в пользу монархических принципов. Журналисты доказывали, что китайские республиканцы имеют полное право ожидать позитивной реакции от Соединённых Штатов, поскольку «Америка несёт ответственность за эту революцию». «Её вожди — молодые люди, получившие образование в Соединённых Штатах или в школах американских миссий. Они переняли от нас дух свободы. Они вдохновлялись нашим примером, претворяя в жизнь свои идеалы. Они имеют право ожидать от нас сочувствия и поощрения, если не более осязаемой помощи, которую мы часто оказывали инсургентам, имевшим гораздо меньше оснований для бунта» [10, 25. 01. 1912].
Газетчики развернули целую кампанию за признание Китайской Республики. «Могут ли быть какие-то сомнения относительно стабильности нового китайского правительства? Даже самые скептически настроенные личности едва ли могут поверить, что в Китае существует опасность резкой перемены сложившейся ситуации.. Зачем Соединённым Штатам нужно ждать, пока другие нации признают Китай? Пусть первая республика мира — Соединённые Штаты — протянут руку братства, и дело свободы восторжествует!» — восклицала «Вашингтон Пост» [21, 1. 04. 1913].
Оптимистические оценки Революции 1911 г., столь отличные от расчётливого пессимизма профессиональных дипломатов, бизнесменов или знатоков Китая, стали общепринятыми не только среди журналистов, но и большей части элиты в целом. По причине поверхностного знакомства с положением дел в Восточной Азии, помноженном на неумеренный оптимизм, эти люди демонстрировали совершенно не критическое отношение к Китайской Республике. Некоторые даже рассматривали демократию в Китае как уже свершившийся факт.
Конгрессмен от Орегона А. У. Лфферти, юрист, практически ничего не знавший о положении дел в Китае, лично передал госсекретарю школьное сочинение пятнадцатилетней Милдред Хадсон, озаглавленное «Почему Соединённые Штаты должны стать первой страной, признавшей Новую Республику в Китае». Лафферти сообщил при этом, что сочинение мисс Хадсон выражает чувства не только жителей Орегона, но и некоторых членов конгресса в том числе [9, р. 113]. Этот случай стал хрестоматийным и упоминается во многих американских исследованиях.
Неизменную поддержку революции в Китае демонстрировала позиция миссионеров. Они приложили огромные усилия, чтобы распространить «хорошие вести»

Статистика по статье
  • 38
    читатели
  • 13
    скачивания
  • 0
    в избранном
  • 0
    соц. сети

Ключевые слова
  • США,
  • РЕСПУБЛИКА КИТАЙ,
  • ДИПЛОМАТИЧЕСКОЕ ПРИЗНАНИЕ,
  • ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ

Аннотация
научной статьи
по истории и историческим наукам, автор научной работы & mdash- ЛИХАРЕВА ОКСАНА АНАТОЛЬЕВНА

В статье содержится анализ причин, повлиявших на решение официального Вашингтона признать Республику Китай в 1913 г. Автор утверждает, что имели место две тенденции в отношении американцев к революционным переменам в Китае. Профессиональные дипломаты из госдепартамента и президентская администрация не спешили с дипломатическим признанием республиканского правительства в Пекине. Однако американское общественное мнение, идеализировавшее китайских революционеров, фактически вынудило президента Вильсона пойти на дипломатическое признание правительства Юань Шикая.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой