Прецедентные феномены, восходящие к немецкой и французской культуре, в современной российской прессе

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 409 ББК Ш107 Б95
ПРЕЦЕДЕНТНЫЕ ФЕНОМЕНЫ, ВОСХОДЯЩИЕ К НЕМЕЦКОЙ И ФРАНЦУЗСКОЙ КУЛЬТУРЕ, В СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ПРЕССЕ
Л. В. Быкова, С.В. Елисеева
PRECEDENT PHENOMENA TRACED BACK TO THE GERMAN AND FRENCH CULTURES IN THE CONTEMPORARY RUSSIAN PRESS
L.V. Bykova, S.V. Eliseeva
На основе сопоставительного исследования обнаружено, что для современной российской прессы наиболее характерны немецкие по пронсхояедению прецедентные феномены, относящиеся к XX веку, и французские, относящиеся к XIX веку. Доля немецких прецедентных феноменов, относящихся к периоду до XVIII и французских, возникших до XVII века, значительно ниже, чем доля прецедентных феноменов, относящихся к каждому из последующих веков.
Ключевые слова: прецедентные феномены, современная российская пресса, сравнительный анализ.
On the basis of the comparative analysis it was determined that for the contemporary Russian press it is characteristic to use the precedent phenomena originating in the German culture and referring to XX century, and the precedent phenomena originating in the French culture and referring to the XIX century. The number of the German precedent phenomena referring to the period before XVIII century and that of the French arising from the time before XVII century is substantially lower than the number of the precedent phenomena referring to each of the following periods.
Keywords: precedent phenomena, contemporary Russian press, comparative analysis.
Проблема прецедентности была сформулирована относительно недавно Ю. Н. Карауловым в его монографии «Русский язык и языковая личность», вышедшей в 1987 году1. Эта тема остается актуальной не только по причине своей новизны, но и в силу своей многоаспектности и многозначности2. Различные аспекты прецедентности рассматривались также в работах В. Г. Костомарова, Ю. А. Сорокина, Ю. Е. Прохорова, В. В. Красных, Д. Б. Гудкова и др. В нашей работе вслед за М. К. Поповым и В. Т. Титовым мы рассматриваем прецедентные феномены (ПФ) как вербально представленные в культуре определенного типа в виде цельных текстов, имен людей, артефактов, ситуаций, элементов культуры, которые являются результатом духовного, материального, интеракционального освоения действительности при выполнении человеком раз-
ных видов деятельности в самых разнообразных ситуациях3. Исследователи (в том числе Ю.Н. Караулов) разделяют ПФ также на вербальные и невербальные. В данной статье рассматриваются только первые.
Одним из основных свойств прецедентности является обеспечение культурной преемственности внутри национально-лингво-культурного сообщества. Передаваясь из поколения в поколение, ПФ являются маркером культурной идентичности. В этой связи они рассматриваются как своеобразные «культурные скрепы"4. ПФ есть «результат общности исторических судеб не только личностей, но и поколений людей, живущих в условиях одной культуры, выражая с той или иной степенью очевидности так называемый «национальный характер» и будучи «обществом внутри нас», суще-
Быкова Людмила Владимировна, аспирант СурГУ, научный руководитель доктор филологических наук, проф. А. П. Чудинов. E-mail: milal22@yandex. ru
Елисеева Светлана Викторовна, аспирант СурГУ, научный руководитель доктор филологических наук, проф. А. П. Чудинов. E-mail: lana-eliseev@rambler. ru
Ludmila V. Bykova, post-graduate student of SurSU, scientific adviser PhD, professor of linguistics
A.P. Chudinov. E-mail: milal22@yandex. ru
Svetlana V. Eliseeva, post-graduate student of SurSU, scientific adviser PhD, professor of linguistics
A.P. Chudinov. E-mail: lana-eliseev@rambler. ru
Зеленые страницы
ствующим «в виде однотипных для людей одной культуры реакций на привычные ситуации в форме чувств и состояний5.
Характеризуя прецедентные феномены (ПФ) по локализации их функционирования в социуме, В. В. Красных выделяет: 1) социумно-прецедент-ные (феномены, известные любому среднему представителю того или иного социума (генерационного, социального, конфессионального, профессионального и т. д.) — 2) национально-прецедентные (феномены, известные любому среднему представителю того или иного национально-лингвокультурного сообщества и входящие в национальную когнитивную базу) — 3) универсальнопрецедентные (феномены, известные любому среднему современному homo sapiens и входящие к «универсальное» когнитивное пространство)6. Д. Б. Гудков также считает возможным выделить автопрецедентные феномены (феномены, значимые для отдельного индивида)7. В качестве иллюстраций к своим классификациям исследователи ПФ приводят примеры, источником которых является как собственная культура (российская) так и другие национальные культуры.
Е. Г. Ростова предлагает классификацию прецедентных текстов по тексту-источнику (тексты, возникшие на русской культурной почве- инокуль-турные и иноязычные знаменитые тексты, переведенные на русский язык, а также тексты на иностранном языке- русские тексты, возникшие на основе иностранных- фольклорные и авторские тексты, возникшие на основе международных «бродячих» сюжетов- тексты, возникшие на основе общечеловеческих прецедентных текстов)8. Подобная классификация позволяет характеризовать автора текста как языковую личность, произвести анализ дискурса с точки зрения межкультурного контакта и рассмотреть результаты такого взаимодействия.
ПФ, источником которых является другая культура, представляют собой особо интересный материал для исследования, так как в дискурсе такие ПФ являются своеобразной «точкой пересечения» двух культур — той, что послужила источником, и той, что явилась реципиентом данного ПФ. Эти пересечения не являются случайными, иначе пропадал бы смысл употребления ПФ, так как в таком случае не была бы обеспечена возможность его восприятия, понимания и интерпретации, что является необходимым условием функционирования ПФ. Анализ употребления ПФ, приходящих из другой культуры, может многое рассказать о взаимодействии двух национальных культур (источника и реципиента), уточнить степень значимости одной для другой, определить ценностные ориентации, выявить стереотипные представления друг о друге, бытующие в этих социальных группах, и те образы, которые складываются на основе таких представлений.
Материалом для нашего исследования послу-
жили тексты разнообразной тематики, взятые из центральных российских газет («Известия», «Независимая газета», «Коммерсантъ», «Российская газета», «Культура» и др.) за период с 2004 по 2007 гг. включительно. Выбор газетного текста в качестве материала исследования был обусловлен такими его особенностями, как актуальность тем, затрагиваемых в прессе, эмоциональность/ экспрессивность и персуазивность газетных текстов9. Использование П Ф в дискурсе СМИ всегда интен-ционально, позволяет расширить и углубить содержание, охарактеризовать, дать определенную оценку тому, что написано, апеллируя к фоновьм знаниям, стереотипным представлениям, эмоциональным ассоциациям читателя.
Учитывая важность такой характеристики ПФ, как длительность его функционирования в дискурсе, а также на основании предположения о том, что ПФ могут являться маркерами интенсивности контактов в тот или иной период развития отношений между двумя культурами, нами были составлены хронологическая таблица, где найденные в российской прессе ПФ, источником которых являлась немецкая (рассмотрено 1314 случаев употребления ПФ) и французская (обработаны 1264 примера) культуры, были дифференцированы по периодам: XXI век, XX век, XIX век, XVIII век,
XVII век, XVI век и ранее. Отметим, что самым ранним примером ПФ из немецкой культуры является «Песнь о нибелунгах» (XII в.), а из французской — «Карл Великий» (VIII в.) и «Песнь о Роланде» (XII в.).
Частотность употребления ПФ, пришедших из немецкой и французской культур, в российской прессе
Период Немецкие по происхождению П Ф Французские по происхождению ПФ
кол- во в % от общ. кол-ва кол-во в % от общ. кол-ва
XXI в. 11 0,8 32 2,5
XX в. 716 54,5 394 31,2
XIX в. 285 21,6 456 36,1
XVIII в. 224 17,0 196 15,5
XVII в. 17 1,3 123 9,7
VIII-XVI вв. 61 4,7 63 5,0
Всего 1314 100 1264 100
Анализ полученных результатов позволяет сделать вывод о том, что наиболее частотными среди немецких ПФ являются такие, которые относятся к XX веку (54,5%). Большинство из них (51%) относится к первой его половине. Это такие ПФ, как: Гитлер, Геббельс, фашизм, Нюрнбергский процесс. Ср.: «Потом, правда, выяснилось, парашют был от осветительной ракеты, самолеты над селом никогда не пролетали, дом разрушила российская артиллерия во время выкурива-
ния боевиков за год до «бомбежки», а все это было хорошо спланированная провокация, придуманная дудаевским «Геббельсом» Мовлади Удуговым» (Известия. 2007. № 151). «Когда нет правосудия, воцаряется страх. Именно по этой причине Владимир Буковский требовал устроить коммунистам Нюрнбергский пуоиесс» (Новая газета. 2007. № 77).
Следует отметить, что практически все приведенные примеры немецких ПФ относятся к сфере-источнику «Политика», и, несомненно, связаны с событиями второй мировой войны, оказавшей большое влияние, в частности, на российскую культуру. Несомненно и то, что события второй мировой войны в русской национальной картине мира напрямую ассоциируются именно с Германией. Активность использования таких ПФ авторами газетных статей говорит об актуальности фактов указанного периода истории для представителей российского национально-лингво-культурного сообщества, о высокой степени эмоциональности по отношению к данным фактам и событиям.
Ко второй половине XX века относятся такие ПФ, как Берлинская стена, Шумахер и др. Приведем несколько примеров использования подобных ПФ в современных газетных текстах: «Предлагая России принять на веру новые гипотетические угрозы со стороны Ирана, США тем самым способствуют созданию в Европе новых «берлинских стен» (Известия. 2007. № 81). «Вот мчится по встречной полосе мусоровоз. Вы думаете, он куда-то торопится? Да нет, просто водитель считает, что он-Шумахер» (Известия. 2006. № 123).
Самыми частотными ПФ (36,1%), источником которых явилась французская культура являются ПФ, относящиеся к XIX веку — Бальзак, Гюго, Жюль Верн, Дюма (включая произведения, имена героев, известные высказывания), Тулуз-Лотрек, Сезанн, Наполеон. Ср.: «А если в ответ на осенней Московской международной книжной ярмарке, где, надеюсь, будут и французы, я нарисую голого Гюго на фоне Нотр-Дама? Нет, лучше нарисую Бальзака — он будет смотреться гораздо интересней Виктора! Что вы тогда скажете?» (Литературная газета. 2005. № 15). «Потому на конференции, собравшей специалистов из консерваторий и университетов мира, выступившие были обеспокоены тем, что катастрофически сужается «шагреневая кожа» классического искусства» (Российская газета 2005. № 254). «Да с такими ребятами под боком Вы, уважаемый господин Аавиксоо, не в ноги натовцам должны падать, а наоборот — выступать как Наполеон Бонапарт какой-нибудь» (Независимая газета. 2007. № 91).
Сферой-источником наибольшего количества ПФ из французской культуры, относящихся к XIX веку, является «Литература». Значение и влияние французской литературы XIX века на мировую и, в частности, российскую культуру не нуждается в аргументации. Здесь можно учесть и известность
французских писателей в России, популярность экранизаций их произведений, изучение трудов французских авторов в школах и вузах нашей страны как в период СССР, так и после его распада. Помимо сферы-источника «Литература» высокочастотными являются ПФ из сферы «Живопись» (также оказавшую значительное влияние на мировую и российскую культуру) и прецедентное имя Наполеон, которое можно отнести к сфе-ре-источнику «Политика». Здесь стоит добавить, что данный ПФ является универсальнопрецедентным6, но при этом сохраняет свою связь с французской культурой. Победа России над Наполеоном явилась одной из самых ярких страниц в истории России. Это событие прочно закрепилось в исторической памяти народа, что и отражает большое количество случаев употребления П Ф Наполеон в текстах российских газет.
Французские П Ф, относящиеся к XX веку, тоже достаточно частотны (31,2%). Их сферами-источниками являются в основном различные виды искусства: «Живопись» — Ренуар, Матисс, «Кино» — Бриджит Бардо, Ален Делон, Фантомас, «Литература» — Сартр, Пруст, Бодлер, «Музыка» — Эдит Пиаф, «Мода» — Шанель, Диор. Ср.: «В отличие от своего прообраза Очкарева не превратится в прекрасную деву и не выскочит замуж за красавца Андрея Падлыча (в анимационной версии он далеко не Делон)» (Труд-7. 2006. № 242), «Меланхоличное повествование, цель которого — копание в психологических извивах тонких душ героинъ-интеллектуалок, застревает в уме не сюжетом и не идеей, а тенью чего-то смутно прустовского. неудовлетворенного и ни к чему не ведущего» (Независимая газета — Ех ЫЬпв, 2007. № 37), «Две провонявшие «Шанелью» абитуриентки с гоготом ворвались в домжуровский вестибюль и принялись кидаться снежками» (ЛГ Детское время. 2007. № 8). Эти данные показывают, что французская культура была широко представлена в российской именно в сфере искусства, в то время как немецкая культура, как уже было показано выше, в сфере политики. В российской национальной картине мира эти факты нашли свое отражение.
Прецедентные феномены из немецкой культуры, датируемые XIX веком составляют 21,6% от общего числа немецких ПФ, обнаруженных нами в российских газетах. Они относятся к сферам-источникам «Философия» (особенно немецкая классическая философия), «Литература» и «Музыка». Ср.: «Владимир Александрович, ваш гордый прапорщик с Философским прозвищем Кант напоминает одного из «маленьких» людей, описанных еще Пушкиным или Достоевским» (Труд. 2007. № 25), «А еще ТВ обладает почти мистической способностью «останавливать мгновение» (Литературная газета. 2006. № 14).
Французские П Ф, относящиеся к XVIII веку, составляют 15,5%. Высокая частотность ПФ в
Зеленые страницы
данном случае объясняется тем, что к этому историческому периоду относится такое значимое событие, как Великая французская революция (сфе-ра-источник «Политика»), которая значительно «пополнила» корпус ПФ. Кроме самого П Ф Французская революция встречаются также Робеспьер, Марат, лозунг «Свобода! Равенство! Братство!» и др. Ср.: «Тем не менее приз за самую темпераментную женскую роль следовало бы отдать Инге Стрелковой-Оболдиной, чья либеральная журналистка Шура Шлезингер — «Калигула в юбке», после революции трансформирующаяся в «Робеспьера в юбке» — вносит в фильм хоть немного юмора и позволяет себе иронизировать над стихами Живаго» (Коммерсантъ. 2006. № 83), «Дорога нашей демократии оказалась весьма извилистой. Впрочем, это совершенно нормально: со времени Франиузской уеволюиии демократию нередко несколько заносит на крутых поворотах Истории» (Известия. 2006. № 37). К той же сфере-источнику («Политика») отнесем часто употребляемые ПФ Людовик/Король-Солнце, Мария-Антуанетта, Талейран. Очевидно, что сфера-источник «Политика» преобладает. Политические события во Франции в XVIII веке — значимая часть общеевропейской и мировой истории- они описаны в литературе, представлены в кино и подробно изучаются в учебных заведениях. Представители российского лингвокультурного сообщества обладают знаниями и определенной оценкой событий и персоналий, представленных описываемыми ПФ, что делает возможным их восприятие и ожидаемую интерпретацию читателем газеты.
Немецкие по происхождению ПФ периода
XVIII века (17% от общего числа) в основном относятся к сфере-источнику «Литература». Ср.: «Буря и натиск» эксперимента в Псковской дивизии уже сегодня дают о себе знать заметными издержками. Уже на официальном уровне в Министерстве обороны признают, что & quot-в псковское соединение набрали далеко не лучших& quot-» (Литературная газета. 2003. № 33). «Никогда, ни при каком государстве все счастливо жить не будут. И не смогут. Чем скорее мы это осознаем, тем скорее поймем, что мы — каждый в отдельности — можем вытащить себя, как Мюнхгаузен, за волосы из болота темноты, невежества и лени. И тупости» (Культура. 2006. № 36).
Самым частотным прецедентным феноменом, источником которого является французская культура, наряду с вышеупомянутым П Ф Наполеон является ПФ, относящийся к XVII веку — Золушка (по сказке Шарля Перро). Этот П Ф также является универсально-прецедентным6. Чаще всего он раскрывает сюжет «бедная, но очень хорошая девушка по воле судьбы находит заслуженное счастье». Ср.: «Но у него, сельского «Золушки», есть своя фея. Крестная Нина, дама 50 лет, весомых достоинств и крутого нрава, приезжает к Лене за рулем белой «Волги» и привозит в подарок конфе-
ты, особо любимые Стадником» (Известия. 2007. № 170). На протяжении многих веков этот сюжет вызывает симпатию и понимание и служит своего рода мифологемой, обыгрываемой в дискурсе кино, театра и СМИ. Наряду с Золушкой и несколькими другими ПФ-персонажами сказок Шарля Перро (Красная Шапочка, Кот в сапогах) также встречаются другие ПФ, датируемые XVII веком (составившие от общего количества французских ПФ 9,7%) из сферы-источника «Литература»: Лафонтен, Мольер (Тартюф, мнимый больной). Ср.: «Мольер наверняка сделал бы из нее нравоучительную комедию о женской неверности. Шеро поступил иначе» (Культура. 2007. № 170). Сферой-источником «Литература» ПФ данного периода и ограничиваются.
ПФ из немецкой культуры, датируемые XVII веком (1,3% от общего количества), представлены такими ПФ, как Вестфальский мир, Тридцатилетняя война, сфера-источник: «Политика». Ср.: «Сегодняшний Второй мир, назовем его Вестфальским. по-прежнему живет в эпоху политической анархии и молится ее божеству — «национальному суверенитету» (Независимая газета. 2006. № 277). Низкую частотность ПФ, пришедших их немецкой культуры этого периода, а также принадлежность большинства из них к сфере «Политика» можно объяснить тем, что в XVII веке на территории Германии не существовало единого государства. Многочисленные княжества были разрозненны и конкурировали между собой, что обусловливало отсутствие единого культурного пространства и приоритет политических вопросов над культурными.
Период французской истории с раннего средневековья по XVI век включительно представлен небольшим количеством ПФ (5,0%) из сфер-источников «Литература» — Песнь о Роланде, Франсуа Рабле/Гаргантюа и Пантагрюэль, «Политика» — Карл Великий. Ср.: «Иванова не вознесли до небес, как Великого Карла, не посадили на трон «короля искусств», не увенчали лавровым венком. Все случилось позже, в посмертной жизни, и оттого вспоминать судьбу художника горько» (Культура. 2005. № 44). То же самое можно сказать и о немецких ПФ (4,7%) — Мартин Лютер, Эразм Роттердамский, Гамельнский крысолов, «Корабль дураков», «Песнь о Нибелун-гах». Ср: «Как заявил один из ватиканских теологов, Йозеф Ратцингер является «самым значительным духовным лицом Германии после Мартина Лютера» (Труд. 2005. № 70). В предложенной выше классификации мы посчитали целесообразным объединить ПФ, которые относятся к XVI веку и нескольким предыдущим столетиям, в одной графе по причине малого количества таких ПФ и схожести исторических характеристик данного периода.
Причиной относительно низкой частотности появления в российской прессе ПФ, относящихся
к средним векам, является не только более низкий уровень интенсивности межкультурных контактов, но и удаленность во времени и связанная с ней утрата прецедентных культурных знаков в процессе снижения их известности и значимости для представителей российского национально-лингво-культурного сообщества.
Относительно редко встречаются ПФ, которые условно можно отнести к XXI веку, который только начинается. Для французских ПФ этот показатель составляет 2,5% (Уэлъбек, Куршевель), для немецких — 0,8% (Ангела Меркель). Возможно, некоторые из них прочно войдут в корпус ПФ дискурса СМИ российского национально-лингво-культурного сообщества, другие «утратят» свойство прецедентное™. Но несомненно, что в ходе исторического развития культур и в свете их неизбежного и все более интенсифицирующегося взаимодействия нас ожидает появление новых ПФ, что обусловливает актуальность и перспективность изучения проблемы прецедентности в дискурсе.
В целом рассмотренный материал свидетельствует об активном использовании в современной российской прессе ПФ, пришедших из немецкой и французской культур. Наиболее характерны для российской прессы немецкие по происхождению ПФ, относящиеся к XX веку, и французские по происхождению ПФ, относящиеся к XIX веку. Доля немецких ПФ, относящихся к периоду до XVIII
и французских ПФ до XVII века значительно ниже, чем доля ПФ, относящихся к каждому из последующих веков.
1 Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность. М., «Наука», 1987. С. 216.
2 Фесенко Т. А. К проблеме коммуникативной концепции «морали» в немецком языке (в рамках прецедентности) // Феномен прецедентности и преемственность культур/ под общ. ред.: Л. И. Гришаевой, М. К. Поповой,
В. Т. Титова. Воронеж: Воронежский государственный университет, 2004. С. 106.
3 Феномен прецедентности и преемственность культур /
под общ. ред.: Л. И. Гришаевой, М. К. Поповой,
B.Т. Титова. Воронеж: Воронежский государственный университет, 2004. С. 15.
4 Там же. С. 27.
5 Касьянова К. О русском национальном характере. М., 1994. С. 24−25.
6 Красных В. В. Этнопсихолингвистика и лингвокульту-рология: курс лекций. М.: ИТДГК «Гнозис», 2002.
C. 50−51.
7 Гудков Д. Б. Теория и практика межкультурной коммуникации. М. 2003. С. 103.
8 Ростова Е. Г. Использование прецедентных текстов в преподавании РКИ: цели и перспективы // Русский язык за рубежом, 1993, № 1. С. 7−15.
9 Кузьмина Н. А. Интертекст и его роль в процессах эволюции поэтического языка. Изд. 2-е, стереотипное. М.: Едиториал УРСС, 2004. С. 203.
Поступила в редакцию 7 апреля 2008 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой