Общественно-политическая деятельность купечества провинциальных городов Поволжья

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

MODE OF EXECUTION AND SERVING OF PUNISHMENT AS LIFELONG PRIVATION OF FREEDOM
© 2011
H.T. Madaev, applicant
Saratov state academy of right, Saratov (Russia)
Keywords: mode- execution of punishment- serving of punishment- lifelong imprisonment- colonies of particular treatment.
Annotation: In the article by means of methods of dialectics, that, probing the functional features of the mode, and at the same time comparing them with legal regulation, an attempt to set dependence is undertaken.
УДК 9. 394. 014
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КУПЕЧЕСТВА ПРОВИНЦИАЛЬНЫХ ГОРОДОВ ПОВОЛЖЬЯ
© 2011
Л. Н. Галимова, кандидат исторических наук, доцент кафедры «Гуманитарные и социально-экономические дисциплины»
Ульяновский государственный педагогический университет, им. И. Н. Ульянова, Ульяновск (Россия)
Ключевые слова: купечество- предприниматель- общественная деятельность- власть.
Аннотация: Отличаясь известной неустойчивостью и культурным своеобразием, купечество принимало деятельное участие в работе органов городского самоуправления, в некоторых местных государственных учреждений в различных формах благотворительности. Это требовало больших материальных затрат и наличия свободного времени чем и располагал крупный предприниматель второй половине XIX — начале XX в.
Купечество не было однородным общественным слоем, как и многие другие сословия Российской империи. Наименее имущие группы купечества тесно смыкались с мещанством и отличались известной неустойчивостью и культурным своеобразием. Наиболее имущие группы купеческого сословия традиционно для России представляли отдельный, весьма замкнутый мир, обязанный, кроме всего прочего, общественной службой. Крупное купечество, и связанное с ним сословие почётных граждан принимали деятельное участие в работе органов городского самоуправления и некоторых местных государственных учреждений. Общественный статус крупного предпринимателя требовал также участия в различных формах благотворительности.
Общественная деятельность требовала больших материальных затрат и наличия свободного времени. Чтобы получить свободное время купец должен был перепоручать ведение «дела» или какой-то его отрасли нанятым управляющим. Найм опять же требовал денег. Поэтому заниматься общественной деятельностью могло лишь
купечество, имевшее хорошо поставленный бизнес.
С другой стороны такие люди и были нужны на общественной службе. Со времён Московского государства казна видела в купцах силу, обладающую опытом ведения хозяйства в крупных масштабах, способную эффективно распорядиться финансами и ресурсами, располагающую знаниями, у кого и что можно купить, кому и что продать. К тому же купец мог ответить перед казной за неудачи в порученном деле собственным состоянием.
Понятие городского самоуправления входит в понятие местного самоуправления и является частным случаем местного самоуправления, охватывает как городские, так и сельские общины. Сам термин «самоуправление» не имеет вполне точного и единого научного значения. В разных странах и разными авторами он понимается различно. Наиболее раннее толкование данному термину дается еще с XVII века в Англии (selfgovemment), откуда он и был заимствован в 50-х годах XIX века Германией и в 60-х годах Россией.
Начало общественному самоуправлению городов было положено «Жалованной грамотой на права и выгоды городов Российской империи» от 21 апреля 1785 г. Именно на ее основе строились и функционировали органы городской власти Российской империи в 50-х — 60-х гг. XIX века. «Жалованная грамота городам» Екатерины II позволила всем городским сословиям (всем лицам, имеющим в городе недвижимую собственность) участвовать в выборах общей городской думы и шестигласной думы. На эти органы городского самоуправления возлагалось заведование городским хозяйством, с условием обязательного отчета по всем делам губернатору.
Основными проблемами дореформенных муниципальных органов управления являлись: сосредоточение всех городских дел в руках «податных сословий» — купцов и мещан, отсутствие общей городской думы, отсутствие четкого разделения функций представительных и распорядительных органов, и отсутствие разграничения компетенции прав и обязанностей органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления [1, с. 156−157]. Отмена крепостного права и последовавшая за ней земская реформа подготовили почву для реформы городского самоуправления. 20 марта 1862 г. вышел указ Александра II, согласно которому необходимо было безотлагательно приступить к улучшению общественного управления в городах [1, с. 153].
Власти прекрасно понимали, что именно купечество должно было стать «становым хребтом» городского управления. Это было общепринятой практикой и в европейских странах.
Купечество активно было представлено в органах городского управления. Органы власти губернского города Симбирска в 60-х гг. XIX в. были купцами третьей гильдии [2, с. 20−21]. Головами уездных городов Сенгилея, Буинска, Карсуна, Курмыша, Ардатова также были купцы третьей гильдии, а в Сызране и Алатыре — купцы второй гильдии. Среди гласных в уездных городах Симбирской губернии также преобладали купцы, купеческие сыновья (братья, дети) и мещане, при этом в ряде городов в числе гласных городских дум были только мещане [2].
С 1863 г. из состава органов городского самоуправления исчезают купцы третьей гильдии — эту купеческую гильдию упразднили, поэтому ее представители вынуждены были либо выбрать купеческое свидетельство второй гильдии, либо перейти в сословие мещан. Уже это свидетельствует об условности деления торгово-промышленного населения городов: для получения прав купеческого сословия
достаточно было приобрести соответствующее гильдейское свидетельство, многие даже крупные предприниматели того периода не желали менять свою сословную принадлежность, как, например, государственный крестьянин Булычев. Он являлся крупнейшим предпринимателем Симбирска, участвовал в управлении одним из коммерческих банков города, уплачивал одни из самых значительных по размерам сборы с недвижимых имуществ, но продолжал, реально будучи крупным предпринимателем-купцом, причислять себя к крестьянам.
Так или иначе, в 1864 г. в органы городского самоуправления составляли купцы, которые и после реформирования органов городского самоуправления на основе Городового положения 1870 г., принимали активное участие в городском общественном управлении. В 60-е гг. XIX
века различные должности по городскому общественному управлению (бургомистры, ратманы, городские головы, гласные думы) занимали лица — известные купцы, которые и конца XIX века оставались активными деятелями городского самоуправления.
Почему купечество так активно работало в органах городского управления? Все дело в том, что по определению сотрудники городских управлений могли быть только состоятельными людьми. Городские учреждения функционировали вне системы государственных органов и в нее не входили. Служба в них считалась общественной обязанностью, гласные не получали вознаграждения за участие в работе городских учреждений, а должностные лица городских управ считались государственными служащими. Оплата их труда проводилась из средств городских бюджетов. Поскольку имущественный ценз был достаточно высок, то сами горожане старались избрать на эти должности преимущественно купцов.
По реформе 1870 г. органам городского самоуправления была предоставлена широкая самостоятельность в ведении городским хозяйством и решении местных дел. Купечеству было где развернуться и приложить свои способности. Хозяйственные функции муниципального самоуправления включали в себя: внешнее городское благоустройство, заведование сборами и повинностями, капиталами и другими имуществами городского поселения, содержание в исправности и устройство улиц, площадей, мостовых, набережных, пристаней, уличное освещение, развитие местной торговли и промышленности, устройство рынков и базаров, надзор за правильным производством торговли, устройство кредитных учреждений. Социально-культурные функции местного самоуправления были направлены на попечение о народном продовольствии, здравоохранение, содержание за счет городских средств благотворительных учреждений, больниц, театров, музеев, библиотек, а также забота о народном образовании, попечение о призрении бедных и о прекращении нищенства, устройство и заведование благотворительными и лечебными заведениями, развитие средств врачебной помощи городскому населению, контроль за санитарным состоянием городов, оказание содействия в устройстве православных храмов.
Купцы неоднократно занимали должность городского головы. Так Симбирский городской голова 1875−1885 гг. купец второй гильдии Н. Д. Маляхинский до городской реформы 1870 г. состоял ратманом в Симбирской городовом магистрате, затем — старшим бургомистром и заседателем от купечества в Симбирской палате уголовного суда. Другой Симбирский городской голова в 1897—1899 гг. купец первой гильдии П. С. Балакирщиков свою деятельность по городскому общественному управлению начал в марте 1868 г., когда был избран гласным Симбирской городской думы [3].
Сызранский купец второй гильдии С. Г Чурин городским головой являлся с 1876 г., переизбирался вплоть до начала ХХ века, до введения Городового положения 1870 г. состоял в должности ратмана в Сызранском городовом магистрате. Купец А. И. Пастухов до городской реформы 1870 г. был гласным городским головой Карсуна, после введения Городового положения — гласным городской думы, а с 1877 г. вновь был избран городским головой уже реформированных органов муниципальной власти. На эту должность его переизбирали вплоть до середины 90-х гг. XIX века.
Предшественник А. И. Пастухова на должности городского головы Карсуна также принадлежал к купеческому сословию.
В Курмыше с 1878 г. городским головой являлся купец И. Ф. Агимарин, который с 1877 г. был членом от купечества в Курмышском Сиротском суде. До него в этой должности состоял купец Ф. М. Меркулов, а в 80-х гг. городским головой стал А. Назаров, который также являлся купцом. Уездный город Буинск возглавлял на протяжении нескольких десятилетий купец второй гильдии П. Е. Карсаков. Городским головой он стал в декабре 1878 г. и был им до конца 90-х гг. XIX века. Прежде чем возглавить органы городского самоуправления он с 1873 г. являлся мещанским старостой, а с 1876 г. П. Е. Карсаков — председателем Буинского городского Сиротского суда. До него должность городского головы занимал тоже купец Я. С. Терехов.
Главным принципом, определяющим выборы в состав органов городского управления, были размеры уплачиваемых гражданами налогов. Поэтому участвовать в выборах имели право лишь богатые купцы, незначительное количество дворян — городских жителей и состоятельные мещане. Если мы обратимся к выборам в состав органов управления симбирского уездного центра Буинска, то увидим, что 470 горожан, получивших право участвовать в выборах органов городского самоуправления по реформе 1870 г., только 55 человек не относились к купечеству или мещанству [4], т. е. непосредственно купцами было 84% избирателей. При этом из 16 цензовых горожан, вошедших в первый разряд 14 являлись купцами второй гильдии, один был крестьянином, хотя очевидно, что и он активно занимался предпринимательской деятельностью [5].
Купечество было активно представлено и в других земских городах. В Курмыше из числа гласных городской думы к купеческому сословию относилось 9 гласных, к мещанскому — 11, крестьянскому — 2, лиц, обладавших гражданскими чинами, было 5. В Алатырской городской думе также преобладание получили мещане (21 гласный из 54), купцов же оказалось почти вдвое меньше (14 гласных). В Сенгилее в составе городской думы около половины гласных также были мещанами (16 человек), к купечеству относилось 8 человек, крестьян было 6, и в отличие от других уездных городов, в числе гласных оказался 1 дворянин. В составе гласных Ардатовской городской думы лиц, принадлежащих к купеческому и мещанскому сословиям, также было примерно поровну. В Сызрани сложилось примерное равновесие купцов и мещан в органах городского самоуправления (29 купцов, 1 купеческий сын, 1 купеческий брат, 1 потомственный почетный гражданин, 32 мещанина, 1 священнослужитель, 3 обладателей гражданских чинов). В составе Карсунской городской думы также численно преобладало купечество, но при этом гласные, которые по сословному статусу являлись купцами, не составляли даже половины от числа всех гласных [6].
Из представленных данных видно, что купечество преобладало в уездных городах, в некоторых уездных городах сложилось примерное равновесие купцов и мещан, а в остальных большинство гласных было представлено мещанским сословием. Лиц, относящихся к дворянскому сословию, в составе уездных органов городского самоуправления было весьма незначительное число, но и они принадлежали в основном к низшим чинам гражданской службы [6, с. 51−53].
При общей невысокой численности купеческого сословия в городах Симбирской губернии количество гласных — купцов уже в первых Городских думах было достаточно велико. И в дальнейшем в Карсуне и Сызране доля купцов составляла около 40%, в Симбирске и остальных городах губернии также была немного менее 50%, количество мещан соответственно колебалось от 10% до 60%. В той или иной мере, купечество оказалось наиболее заинтересовано в участии в деятельности органов городского самоуправления, особенно если учесть, что по Городовому положению 1870 г. в обязанности Городских дум входила забота о торгово-промышленном развитии городов.
Если брать принадлежность к предпринимательству, то в целом предпринимателей было на 20% больше в гордумах, нежели купцов. Так как предпринимательской деятельностью занимались мещане, крестьяне и представители других сословий. Примерно пятая часть гласных не купеческого происхождения занималась торгово-промышленной деятельностью. К 90-м гг. XIX века несоответствие между сословной принадлежностью и характером хозяйственной деятельности стало особенно очевидным. Среди них, например, В их числе оказался «крестьянин» Василий Матвеевич Булычев, чье недвижимое имущество было оценено на сумму 20 300 рублей, и занимавшийся предпринимательской деятельностью на основе торгового свидетельства второй гильдии. В целом в списке значилось только три избирателя, обладавших недвижимым имуществом, оцененным на большую сумму, чем у него — это Кадетский корпус (сумма оценки недвижимого имущества: 22 450 рублей), купец А. П. Конурин (сумма оценки недвижимого имущества: 37 150 рублей) и купец А. А. Крупеников (сумма оценки недвижимого имущества: 22 350 рублей) [7].
Необходимо также отметить, что из числа лиц, относившихся к купеческому сословию, многие предпринимательской деятельностью не занимались, а избирательные права получили только на основе владения недвижимым имуществом. Среди них в основном были купеческие жены и вдовы, которые могли участвовать в выборах гласных городской через представителей, купеческие дети. Более того, многие выходцы из купеческих семей прекращали заниматься предпринимательской деятельностью и выходили из сословия купцов. Так, среди сыновей купца Матвея Сахарова один был кандидатом прав, другой — агрономом, третий — врачом, четвертый -студентом. Один из сыновей потомственного почетного гражданина И. Ф. Сусоколова коллежский асессор И. И. Сусоколов предпочел предпринимательской деятельности государственную службу. Среди мещан также было много выходцев из купеческих семей.
Необходимо отметить, что представители купечества оказались наиболее активными деятелями органов городского самоуправления. На протяжении трех четырехлетий часть гласных городских дум Симбирска трех созывов, последовательно сменивших друг друга, была представлена одними и теми же купцами и членами их семей. Так из состава городской думы, избранной на второе четырехлетие, 37 гласных из 72 оказались в числе гласных городской думы следующего созыва, при этом большинство из лиц, повторно получивших статус гласного городской думы, принадлежало к купеческому сословию. Таким образом, можно сделать
вывод о складывании купеческого ядра, принимавшего постоянное активное участие в деятельности органов городского самоуправления, в состав которого входили как купечество, так и лица, имеющие гражданские чины.
Купцы, члены городских правлений, выплачивали в пользу городов в виде налогов значительные суммы, причем старались это делать быстро и безукоризненно, так как знали, что от этого зависит своевременное решение городских проблем. По раскладочным ведомостям на 1879 г. налог зафиксирован от потомственного почетного гражданина В. И. Андреева, гласный Симбирской городской думы, земский сбор от купца В. А. Чебоксарова [8]. Согласно «Окладным книгам» купец Ф. В. Красников, купец С. И. Зеленков со своего недвижимого имущества в Симбирске в 1888 г. заплатил земской налог [9].
С другой стороны, земские сборы, уплачиваемые купцами и промышленниками, непрерывно увеличивались. Так в 1877 г. земский сбор в Симбирске составлял % копейки с оцененного рубля [11], то в 1997 г. — уже 1,5 копейки с оцененного рубля [12]. Причем, размеры земских сборов на нужды городов устанавливали, в том числе и сами купцы -члены городского правления.
Особое участие купцы — члены городских правлений -принимали во время стихийных бедствий, когда страдало население городов. Члены Симбирского городского правления, купцы Н. В. Чебоксаров, М. А. Волков и Н. Г Поликарпов не только выделили на закупку хлеба во время голода 1890−1891 гг. и 1898−1899 гг. свои личные средства, но и лично неоднократно совершали поездки в Саратовскую губернию и Область Войска Донского для заключения договоров на поставку и лично контролировали поставки зерна [13].
Присутствие купцов в городских правлениях обеспечивало высокий процент взимания налогов с промыслов и торговли, что являлось главными статьями доходов городов [14]. Более половины всего городского бюджета Ардатова, Сызрани, Курмыше составляли доходы с городских имуществ и оброчных статей от числа всех поступлений [15].
Купцы — члены городских правлений — проводили экспертизу по открытию новых торгово-промышленных дел, оценивали их возможную рентабельность и в своих заключениях ходатайствовали о выдаче свидетельств и билетов на право ведения торговли и промыслов. Выдаваемые свидетельства были двух видов: купеческие или гильдейские (предоставляли лицам на только право заниматься предпринимательской деятельностью, но и давали их владельцу звание купца) и промысловые (выдавались всем лицам, не принадлежащим к купеческому сословию). За получение свидетельства необходимо было заплатить пошлину в доход города. За купеческие свидетельства первой гильдии была установлена единая пошлина, а за купеческие свидетельства второй гильдии и промысловые свидетельства сумма сборов была различной в разных городах. Однако, учитывая преимущественно аграрный характер уездов Симбирской губернии, сборы с документов на право торговли были значительными только в Симбирске и Сызрани — около 10 тысяч рублей [16, с. 158−160].
Именно купцы — члены городских правлений — были душой и организующим началом создаваемых при городских правлениях городских общественных банков. К 1879 г. во всех городах Симбирской губернии кроме
Ардатова существовали городские Общественные банки. Их учредителями являлись органы городского самоуправления. Городские банки действовали под наблюдением городских дум и управ и были обязаны ежегодно предоставлять отчеты о своей деятельности городским властям. Кроме того, на заседаниях городских дум решался вопрос о руководящем составе городских общественных банков: директора банков и их заместители избирались гласными путем голосования. Согласно нормативному документу общественные банки отчисляли из годовых прибылей от 10 до 20% в резервный капитал, а остальные средства распределялись по усмотрению городских дум на нужды города, в частности на устройство и содержание благотворительных заведений, больниц, школ. Крупнейшим общественным банком с губернии был Симбирский банк. Купечество внесло в уставной капитал городских общественных банков значительные средства, держало в них свои оборотные средства и накопленные капиталы, всячески поддерживало их финансово [17].
Купцы — члены городских правлений не только организовывали благотворительные акции, имеющие значительный общественный резонанс, но и активно лично участвовали в них. Купцы А. П. Кирпичников и А. П. Конурин не только лично пожертвовали свои средства, но и организовали и других членов городского правления выделить деньги на создание Симбирского городского детского приюта [18].
Также городскими властями Симбирска при активном содействии купечества был организован Детский дневной приют (ясли), в котором присматривали за малолетними детьми, чьи родители не имели возможности делать это самостоятельно.
Николаевский дом призрения неимущих был образован на средства города и Симбирского купеческого общества. Богадельням, основанным на пожертвования симбирских купцов А. П. Кирпичникова и А. П. Конурина, в 1897 г. по инициативе органов городского самоуправления Симбирска и с разрешения императора были присвоены имена этих лиц. [19]. Богадельни размещались в домах, принадлежащих городу, которые были подобраны, выкуплены на средства купечества, и содержались на процент с капитала, внесенного купечеством при их основании и на дотации со стороны городских властей [20].
Купцы в обязательном порядке избирались в состав городских управ, они также состояли в городских торговых депутациях и оценочных комиссиях по раскладке налогов. Будучи членами городской управы и гласными городских дум, купцы возглавляли самые ответственные комиссии: по благоустройству городов, прокладке и мощению дорог и установке телеграфно-почтовой связи.
Таким образом, улучшение инфраструктуры города, контроль за общественным порядком, ведение общественных дел и создание городского ландшафта во многом зависело от общественной активности купцов и мещан. От них требовалось немало усилий по формированию и совершенствованию кредитной системы в губерниях [21, с. 102].
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Дитятин И. И. К истории Городового положения 1870 г. Статьи по истории русского права. СПб., 1895.
2. Памятная книжка и адрес-календарь лиц, служащих
социология
Баталова А. Н.
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА…
в Симбирской губернии на 1861 год. Симбирск, 1861.
3. ГАУО. Ф. 137, оп. 1, д. 79. л. 34−37.
4. ГАУО. Ф. 640, оп. 1, д. 6, л. 2.
5. ГАУО. Ф. 640, оп. 1, д. 2, л. 21−30.
6. Адрес-календарь лиц, служащих в Симбирской
губернии. Симбирск, 1875.
7. ГАУО. Ф. 84, оп. 1, д. 85, л. 21−36 об.
8. ГАУО. Ф. 137, оп. 40, д. 614, л. 1, 64.
9. ГАУО. Ф. 137, оп. 35, д. 12, л. 4,7.
10. Громова Т. А. Городской голова Леонид Иванович Афанасьев. Ульяновск, 2003.
11. ГАУО. Ф. 137, оп. 34, д. 38, л. 85 об. -88.
12. ГАУО. Ф. 137, оп. 34, д. 115, л. 283−286 об.
13. ГАУО. Ф. 137, оп. 37, д. 55, л. 341−374.
14. ГАУО. Ф. 76, оп. 2, д. 1284. л. 36−42.
15. ГАУО. Ф. 76, оп. 1, д. 428. л. 19 об. -20, 37−37 об., 82
об. -83.
16. Памятная книжка и адрес-календарь лиц, служащих в Симбирской губернии на 1881 год. Симбирск, 1881.
17. ГАУО. Ф. 137, оп. 37, д. 138. лл. 41.
18. ГАУО. Ф. 137, оп. 1, д. 115, л. 5−8. ъ
19. ГАУО. Ф. 137, оп. 34, д. 115, л. 218−218 об.
20. ГАУО. Ф. 137, оп. 1, д. 115, л. 19−20.
21. Дегтярев А. Н., Мухамедина Ш. Частное предпринимательство в Уфимской губернии во второй половине XIX — начале XX в. //Вопросы истории.- 2009. -№ 11.
POLITICAL ACTIVITY OF MERCHANT CLASS COUNTRY TOWNS OF THE VOLGA REGION
© 2011
L.N. Galimova, candidate of historical sciences, senior lecturer of the chair «Humanitarian and social and economic disciplines»
Ulyanovsk state pedagogical university, Ulyanovsk (Russia)
Keywords: merchant class- the businessman- public work- the power.
Annotation: Differing known instability and a cultural originality, the merchant class took active part in work of bodies of city self-management, in some local official bodies in various forms of charity. It demanded the big material inputs and presence of free time than and the large businessman second half XIX — the beginning of XX century had.
УДК 35. 08−057. 177
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА В УПРАВЛЕНИИ АДАПТАЦИЕЙ РАБОТНИКОВ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ
© 2011 А. Н. Баталова, аспирант
Саратовский Государственный Социально-Экономический Университет, Сартов (Россия)
Ключевые слова: человек с ограниченными возможностями- компетентностный подход- управление адаптацией молодых людей с ограниченными возможностями. Аннотация: В данной статье рассматривается возможность применения компетентностного подхода для управления адаптацией людей с ограниченными возможностями здоровья.
Настоящее время характеризуется переосмыслением положения, которое отводится человеку с ограничением возможностей в сфере занятости. С увеличением количества трудоспособных инвалидов в России возрос интерес к занятости данной категории населения как к части трудовых ресурсов.
Ежегодно в России признаются инвалидами до 1 млн. человек, среди которых удельный вес лиц трудоспособного возраста составляет 53%. Но их занятость не превышает 10%. [2] По статистике государственной службы занятости г. о. Тольятти, на 01. 01. 11 г. на учете состоят 1057 инвалидов (женщин — 446 чел.), из которых имеют статус безработного 1055

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой