Общественно-политические процессы в Азербайджане в феврале октябре 1917 г. И национальная буржуазия

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

6. Советов А. Краткий очерк агрономического путешествия по некоторым губерниям центральной полосы России в течение лета 1876 года / А. Советов. Спб., 1876.
7. Шаповалов В. А. Дворянство Центральночерноземного региона России в пореформенный период / В. А. Шаповалов. М. — Белгород, 2002.
Lease relations in small gentries Central Black Earth region during the post-reform period
The problem of lease relations in small gentries of Voronezh and Kursk regions in 60 — 80s of XIX century is examined. The analysis of the lease relations is conducted in comparison of different strath of gentries, taking into account the local peculiarities of provinces.
Keywords: lease, landed gentry, small gentry, post-reform period.
ДЖ. Я. РУСТАМОВА (Баку)
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ в феврале — октябре 1917 г.
И НАЦИОНАЛЬНАЯ БУРЖУАЗИЯ
Анализируются политические процессы в Азербайджане после Февральской революции и до октябрьских событий 1917 г.
На фактических материалах показана поддержка общественности Азербайджана, оказанная Временному правительству, а также активизация всех политических партий и движений в этот период. Рассмотрены формы политической активности национальной буржуазии.
Баку представлен как один из центров формирования мусульманского движения в России.
Ключевые слова: Временное правительство, демократическая республика, национальная буржуазия, «Мусават».
Весть о Февральской революции в Петрограде, приведшей к падению трехсотлетней романовской монархии и установлению демократической республики в России, полученная в Баку 2 марта 1917 г., была с энтузиазмом встречена всеми сло-
ями общества, в том числе и национальной буржуазией. Орган местных деловых кругов «Нефтяное дело» писал в своей передовице: «Давнишняя мечта России о политической свободе и действительно конституционном политическом строе осуществилась полностью и в самых широких границах» [24]. В телеграмме, посланной в Петроград в адрес председателя Исполнительного комитета Государственной Думы М. Родзянко и председателю мусульманской фракции от имени 30 мусульманских общественных организаций г. Баку и подписанной М. Асадуллаевым (крупный капиталист), Ф. Х. Хойским (депутат II Государственной думы) и М. Э. Расулзаде (председатель партии «Мусават»), выражалась уверенность, что «возвещенные Временным правительством основы гражданской, политической, национальной и религиозной свободы и равенства всех граждан государства Российского будут отныне незыблемы, и мусульмане, освободившись от вековых гонений и низвергнутого режима, возродятся к новой светлой созидательной жизни в свободной России» [3- 14].
Надежды и чаяния мусульман России нашли свое отражение и в заявлении мусульманской фракции IV Государственной думы от 8 марта 1917 г., переданном Временному правительству, в котором, в частности, содержалась просьба не повторять ошибок прежнего режима и активно привлекать представителей мусульманского населения страны, в том числе и Кавказа, к управлению государством [15].
Позиции буржуазных кругов Азербайджана по отношению к революции в России нашли свое отражение в их печатных органах — журнале «Нефтяное дело», газетах «Каспий» и «Баку». В первом же бесцензурном выпуске «Нефтяного дела», вышедшем в свет 10 марта 1917 г., была опубликована первая статья политического характера — «Великий исторический момент», в которой изложены представления о желательном государственном строе «молодой России», независимо от будущего волеизъявления Учредительного собрания. Основным лейтмотивом этой статьи была надежда, что «Россия отныне стала и будет строго конституционной и парламентской страной» [24].
© Рустамова Дж. Я., 2009
В свою очередь, газета «Каспий» особо подчеркивала необходимость гражданской дисциплины, «чтобы установить единение между правительством и народом, устранить темные и безответственные влияния» [13]. Главное — всеобщая поддержка Временного правительства, способного своей программой «удовлетворить всех», -как бы вторил «Каспию» «Баку», отмечая, что «необходимо сохранить спайку и устранить внутреннюю борьбу» [2].
Отношение местных деловых кругов к происходящим в стране событиям нашло свое отражение в передовой статье «Нефтяного дела», опубликованной в шестом номере за 1917 г. Первое дело, утверждалось в ней, — это укрепление новой власти. Обеспокоенный состоянием отрасли, этот орган нефтепромышленников уповал на «специальные заботы» правительства о нуждах промышленности. Власть, по мнению редакции, должна быть «мудрой», т. е. действующей из чисто экономических соображений. Обвиняя старую систему правления в дезорганизации, бюрократизме, произволе, авторы статьи выражали уверенность «в силе и значении новой власти», которая примет хотя бы «частичные меры по упорядочению» экономики. В этих условиях, как отмечалось в статье, «мы готовы всячески поддерживать власть в ее трудных и ответственных, но благородных и почетных заботах». Иными словами: мы поддержим новую власть, если она проявит о нас экономически грамотную уважительную заботу [25]. Таким образом, буржуазия Азербайджана выступала с прогрессивных позиций, выражала свою надежду на установление демократического, правового, стабильного государственного строя в России.
Между тем 9 марта 1917 г. Временное правительство организовало для управления краем Особый Закавказский комитет (ОЗАКОМ) во главе с членом IV Государственной думы кадетом А. Харламовым. В его состав вошли думские депутаты М. Ю. Джафаров, А. Чхенкели, К. Абашидзе, М. Пападжанов и др. Тем временем в Баку еще 5 марта был учрежден Исполнительный комитет общественных организаций, ставший, по существу, представительным органом Временного правительства в Баку, а в ночь с 6-го на 7 марта образован Бакинский Совет рабочих де-
путатов, большинство в котором принадлежало эсерам и меньшевикам.
В Бакинском Исполнительном комитете общественных организаций, состоящем из 19 человек, местные деловые круги представляли 5 человек: один — от совета Съезда бакинских нефтепромышленников, двое — от Торгово-промышленного союза и один — от Биржевого комитета [16]. Более широко национальная буржуазия была представлена в Исполнительном комитете Елисаветпольской (Гянджинской) губернии, состоявшем из 35 человек- председателем его был избран городской голова Х. Хасмамедов (депутат II Государственной думы). В его состав вошли представители местной буржуазии и купечества И. Сулейманов, Г. Агаев, Ш. Рустамбе-ков, А. Рафибеков и др. [7: Ф. 30. Оп.1. Д. 1. Л. 1]. Местные деловые круги были представлены и в Ленкоранском (С. Гу-лубеков, А. Талышинский), Джеватском, Карягинском и других исполкомах общественных организаций, а также, довольно широко, — в качестве уполномоченных ОЗАКОМа в уездах Бакинской и Елисаветпольской губерний (Там же: Д. 9. Л. 2, 7 — 8).
В этот период продолжается процесс формирования новых организационных структур местной буржуазии. В Баку были созданы I и II союзы нефтепромышленников. Ведущая роль принадлежала I Союзу, куда входили крупные предприниматели, на промыслах и заводах которых трудились не менее 300 рабочих, остальные же входили во II Союз. Кроме этих организаций в Баку существовал также Союз керосинозаводчиков, владельцев фирм подрядного бурения и судовладельцев и «Зафатема» (Союз заводчиков, фабрикантов и владельцев технических мастерских).
Среди крупных объединений предпринимателей был и образованный 23 марта 1917 г. Союз судовладельцев, объединявший в себе 43 субъекта судовладения (фирмы и юридические лица) с 289 судами общим тоннажом свыше 232 тыс. т (Там же: Ф. 977. Оп.1. Д. 11. Л. 805- Д. 77. Л. 1).
В уставе Союза судовладельцев отмечалось, что эта организация представляет и защищает правовые и экономические интересы своих членов перед правительственными, общественными и частными учреждениями и лицами. Для достиже-
ния этой цели Союзу предоставлялось право «входить в правительственные установления с разного рода ходатайствами и поводу нужд судопромышленности…, выбирать из своей среды делегатов в правительственные и общественные учреждения, а также для посылки их на всякого рода промышленные съезды и конференции, предмет которых соприкасается с судопро-мышленностью Каспийского моря» [8: Ф. 631. Оп.1. Д. 2. Л. 2]. В задачи Союза входило также следующее: «предоставлять своим членам возможность выгодного приобретения предметов и товаров, необходимых для судовой промышленности, а также для рабочих и служащих…, принимать меры по устранению недоразумений между судовладельцами, судовыми экипажами, служащими и рабочими…, устраивать для служащих больницы, амбулатории, библиотеки и другие учреждения с целью поднятия их физического и нравственного уровня…, учреждать специальные фонды, как-то: взаимного страхования судов, страхования экипажей и др.» (Там же).
В совете Союза судовладельцев (ССС) голоса распределялись по размерам тоннажа и количеству судов (Там же: Л. 4). Азербайджанцы были представлены К. С. Сафаровым и Т. Б. Кулибековым, причем последний часто председательствовал на собраниях [8: Ф. 977. Оп.1. Д. 71. Л. 105- Д. 97. Л. 33, 41]. Следует отметить, что, защищая интересы судовладельцев, Союз выступал летом 1917 г. против расширения прав создаваемых в этот период судовых комитетов, т.к. эти организации фактически присваивали себе распорядительные функции, а также считали недопустимым вхождение в их состав капитанов и механиков как представителей судовладельцев (Там же: Д. 6. Л. 35).
С первых же дней революции Азербайджан становится одним из центров формирования мусульманского движения в России. Этому во многом способствовала декларация Временного правительства от 6 марта 1917 г., провозгласившая отмену ограничений для всех проживающих в России граждан по религиозному и национальному признакам. В Баку и Гяндже помимо местных органов власти стали возникать национальные советы и комитеты, объединившие в себе национальные партии
и общественные организации. 27 марта 1917 г. был создан Временный исполнительный комитет (ВИК) Бакинского мусульманского национального Совета, председателем которого был избран М. Г. Гаджинский, а его заместителем — М.Э. Ра-сулзаде. В его состав вошли представители всех слоев населения, в основном либеральной интеллигенции и национальной буржуазии [17].
Одна из основных задач, которые выдвинул комитет, — добиться пропорционального представительства мусульман в будущем Учредительном собрании [18]. Национальная буржуазия в этот период выступала за эволюционный путь политического развития в рамках существующего в России государственного строя и значительное расширение сферы своей политической деятельности под национально-демократическими лозунгами.
Следует отметить также и активное участие в деятельности ВИК представителей вышедшей к этому времени из подполья партии «Мусават», что подтверждается и тем фактом, что его официальным печатным органом стала партийная газета «Ачыг сез». В свою очередь, большую финансовую поддержку этой организации оказывали и деловые круги Баку.
Весна и лето 1917 г. характеризуются активизацией деятельности национальных партий, в особенности в Баку и Гяндже, превратившихся в этот период в основ -ные политические центры Азербайджана. В конце марта 1917 г. в Гяндже возобновила свою деятельность «Эдэми-Мэркези Уэт» (Тюркская партия федералистов), возглавляемая Н. Усуббековым, которая, продолжая традиции «Гейрата», провозгласила своей основной политической целью проведение в жизнь идеи федеративной республики в рамках демократической России. В пользу этой партии местными деловыми кругами были сделаны крупные пожертвования, что наглядно показывает поддержку, оказываемую ей представителями национальной буржуазии [4].
На съезде мусульман Кавказа, проходившем 15 — 20 апреля 1917 г. в Баку, был представлен весь спектр азербайджанских политических сил — от «Мусавата» и Тюркской партии федералистов до панисламистских течений и большевистских организаций, а также мусульман Северного Кавказа, Грузии, Армении. В ходе съезда
представители Азербайджана М. Э. Расул-заде и А. М. Топчибашев (депутат I Государственной думы) выступили за объединение усилий в решении вопроса о территориальной автономии мусульман России, который должно рассмотреть будущее Учредительное собрание [20- 21].
Следует отметить и ту активную роль, которую сыграла национальная буржуазия в лице своих наиболее крупных и передовых представителей в работе и реализации некоторых решений съезда. Так, Г. З. Та-гиевым был сделан крупный взнос в размере 50 тыс. руб. в национальный фонд, учрежденный съездом с целью финансирования различных общественно-политических и культурно-просветительских программ, в частности учебных заведений с преподаванием на родном языке [19].
В целом же национальная буржуазия, стремившаяся играть самостоятельную роль в решении внутренних проблем Азербайджана, видела в территориальной автономии одну из форм защиты от засилья иностранного капитала. Эти стремления нашли свое отражение и в телеграмме Г. З. Та-гиева в адрес I Горского съезда, состоявшегося в мае 1917 г. во Владикавказе. В ней особо отмечалось, что «перед нами, мусульманами, стоит одна общая задача -загородить путь продвижения иностранного капитала на юг. Мы — мусульмане сами сможем справиться в наших странах с внутренними делами». Помимо моральной поддержки представители азербайджанской буржуазии — Г. З. Тагиев, М. Аса-дуллаев, М. Мухтаров — в эти дни переправили северокавказским мусульманским организациям в качестве пожертвований по 50 тыс. руб. каждый [23].
Эти слова и действия наглядно продемонстрировали значительно возросшую, по сравнению с первым десятилетием XX в., политическую активность национальной буржуазии, стремящуюся выйти на передовые позиции в общенациональном демократическом движении не только в Азербайджане, но и в масштабах всей России.
Самое активное участие приняли азербайджанские делегаты и в работе I Всероссийского мусульманского съезда, проходившего 1 — 11 мая 1917 г. в Москве. 2 мая «Известия Комитета Бакинских мусульманских общественных организаций» (приложение к газете «Каспий») поместили текст с поздравлением по случаю от-
крытия съезда. Как видно из содержания текста, от этого съезда ожидали окончательного определения позиции 30-миллионного мусульманского населения относительно будущего переустроенной на демократических принципах Российской республики. Причем подчеркивалась необходимость учета национальных и иных интересов мусульман (которых, по мнению газеты, «нельзя упрекать в чрезмерном национальном эгоизме») наряду с интересами страны и всех ее граждан [22].
Выступая на седьмом заседании съезда 8 мая, А. М. Топчибашев, доложив о результатах прошедшего накануне в Баку Общекавказского съезда мусульман, отмечал значительный рост политической актив -ности азербайджанцев, в частности, в деятельности различных местных организаций и комитетов, возглавляемых М.Э. Ра-сулзаде и М. Ш. Асадуллаевым [10: 331].
Летом и осенью 1917 г. усиливается процесс консолидации национал-демокра-тических сил в Азербайджане. В начале июня происходит слияние партии «Муса-ват» с Тюркской партией федералистов в единую Тюркскую демократическую партию федералистов «Мусават», что значительно увеличивает ряды и влияние этой партии среди азербайджанского населения. В целом это объединение двух политических сил сыграло большую роль в объединении в общенациональном освободительном движении различных слоев общества — крупной и мелкой буржуазии, интеллигенции, рабочих и крестьян, имело позитивное влияние на дальнейшее развитие национально-освободительного движения в Азербайджане.
В июле 1917 г. происходит реформирование Комитета в Совет бакинских мусульманских общественных организаций, в состав которого были дополнительно включены члены различных национальных партий, общественно-политических организаций, культурно-просветительных учреждений и профсоюзов. В состав этого Совета вошли также и представители национальной буржуазии. Председателем руководящего органа Совета — Комитета 12 июня 1917 г. был избран А. М. Топчибашев, его заместителями — М. Г. Гаджинский и М. Э. Расулзаде. Национальную буржуазию представлял известный предприниматель И. Ашур беков [9].
В сентябре 1917 г. образуется еще одна национальная партия — «Иттихади-Ислам»,
лидерами которой являлись Г. Мамедбе-ков, С. М. Ганизаде и Б. Ашур беков. Эта религиозно-политическая организация, воспринимавшая ислам не только в качестве религии, но и как систему политических, экономических и юридических норм, выступала за единение всех мусульман без различия национальностей, соперничая при этом с партией «Мусават» за лидерство в национальном движении Азербайджана вплоть до 1920 г. [6: 13 — 20].
Осенью 1917 г. затянувшийся политический и социально-экономический кризис накаляет обстановку по всей стране, в том числе и в Азербайджане, до предела. Достаточно отметить тот факт, что добыча нефти в Баку в 1917 г. упала до 402,8 млн пуд. против 468 млн пуд. в 1913 г., а из 54 нефтеперегонных заводов работала лишь половина [26]. В связи с отсутствием в местных частных банках денежных средств прекратилась выдача ссуд нефтепромышленникам под нефть, что влекло за собой реальную угрозу закрытия многих средних и мелких предприятий со всеми вытекающими из этого последствиями [7: Ф. 30. Оп. 21. Д. 114. Л. 3].
Аналогичная ситуация создалась и в других отраслях экономики, что, в свою очередь, привело к росту безработицы, дороговизне, падению заработной платы, ухудшению условий труда рабочих и т. п. Для разрешения социальных вопросов еще весной — летом 1917 г. была создана Центральная примирительная комиссия Бакинского района с районными отделениями, в деятельности которых весьма активное участие принимали и представители промышленников. Эта организация ведала установлением норм и выдачей различных пособий, введением 8-часового рабочего дня для определенной категории рабочих и другими социальными вопросами (Там же: Ф. 977. Оп.1. Д. 8. Л. 1- Ф. 1933. Оп.1. Д. 1. Л.1 — 3 об.).
В целом же создавшаяся тяжелая социальная обстановка привела к забастовкам, активизации левых сил, прежде всего местных большевистских организаций. К тому же большевистские руководители Бакинского Совета занимали враждебную позицию по отношению к азербайджанским национально-демократическим силам. Аналогичную позицию занимали и проправительственные партии кадетов, эсеров и меньшевиков, не говоря уже о дашнаках [5].
Между тем в критические дни корниловского мятежа мусульманские общественно-политические организации Азербайджана выступили в защиту Временного правительства. Так, в резолюции собрания азербайджанской общественности, проведенного 1 сентября 1917 г. во дворе мечети Таза-Пир, на котором выступили А. Топчибашев, М. Э. Расулзаде и др., резко осуждалось это контрреволюционное выступление [11].
Однако, несмотря на все объективные и субъективные трудности, осенью 1917 г. влияние национальных партий, в особенности партии «Мусават», среди азербайджанского населения неуклонно росло. Это со всей наглядностью продемонстрировали выборы в Бакинский Совет, состоявшиеся 22 октября 1917 г., на которых за «Мусават» проголосовали 9617 избирателей, в то время как эсеры получили 6305, большевики — 3823, а меньшевики и дашнаки -соответственно 687 и 528 голосов [12].
На проходившем 26 — 31 октября 1917 г. в Баку первом съезде «Мусават» была принята новая программа партии, в которой определялись стратегия и тактика партии в ее дальнейшей политической борьбе за предоставление Азербайджану национально-территориальной автономии, демократизацию всех сфер общественной жизни. В экономической и финансовой областях предусматривалось упразднение всех налогов, за исключением подоходного, а также ставился вопрос о новом виде налога -налоге на наследство. В целях ускорения развития экономики предполагалось снизить до минимума таможенные пошлины. Предусматривалась безвозмездная передача всех казенных и частновладельческих земель в полную собственность крестьянам [1: 37]. В целом же эта программа свидетельствовала о значительном усилении социальных мотивов в деятельности партии, ее значительном «полевении», что отвечало в тот период требованиям времени.
Следует отметить, что национальная буржуазия вступала в новые исторические условия, создавшиеся после Февральской революции 1917 г. в России, как вполне сформировавшаяся социально-экономическая и общественно-политическая сила, способная оказывать существенное влияние на дальнейшие политические события, развернувшиеся в Азербайджане в 1917 — 1920 гг.
Литература
1. Азербайджанская Республика. 1918 — 1920. Документы и материалы. Баку: Элм, 1998.
2. Баку. 1917. № 52.
3. Баку. 1917. № 56.
4. Баку. 1917. № 66.
5. Баку. 1917. № 118.
6. Геюшев А. Р. Образование и деятельность партии «Итхад-и-Ислам»: автореф. дис. … канд. ист. наук / А. Р. Геюшев. Баку, 1993.
7. Государственный архив Азербайджанской Республики.
8. Государственный исторический архив Азербайджанской Республики.
9. Известия Комитета бакинских мусульманских общественных организаций. 1917. № 157.
10. Ихсан Ильгар I Всероссийский съезд мусульман России. Анкара, Министерство культуры, 1990.
11. Каспий. 1917. 3 сент.
12. Каспий. 1917. 25 окт.
13. Каспий. 1917. № 51.
14. Каспий. 1917. № 54.
15. Каспий. 1917. № 61.
16. Каспий. 1917. № 64
17. Каспий. 1917. № 72.
18. Каспий. 1917. № 76.
19. Каспий. 1917. № 84.
20. Каспий. 1917. № 85.
21. Каспий. 1917. № 86.
22. Каспий. 1917. № 96.
23. Каспий. 1917. № 105.
24. Нефтяное дело. 1917. № 5.
25. Нефтяное дело. 1917. № 6.
26. Нефтяное дело. 1918. № 3 — 4.
Socio-political processes in Azerbaijan (February-October of 1917) and the national bourgeoisie
The political processes are analysed that were happening in Azerbaijan after the February Revolution and before the October events of 1917. Based on factual materials, the Azerbaijan public support of the provisional government is shown, and besides, the activation of all political parties and movements at that time.
The forms ofpolitical activity of national bourgeoisie are examined. Baku is presented as one of the centers of forming the Muslim movement in Russia.
Keywords: Provisional government, democratic republic, national bourgeoisie, «Musavat».
Б.С. ОРЛОВ (Москва)
НОВАЯ ПРОГРАММА СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ ГЕРМАНИИ И АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ
Анализируются программы Социал-демократической партии Германии конца XIX- начала XXI в., рассматриваются подходы в решении социальных проблем государства в разные исторические периоды.
Ключевые слова: программа партии, социал-демократия, «демократический социализм», социальное государство.
Как и у каждого народа, у немецкого есть свои особенности. Среди них выделим две. Когда немцы приезжают в какую-нибудь страну и поселяются в гостинице, они тут же пишут открытку на родину. Вторая особенность имеет самое прямое отношение к сегодняшней теме. Когда немцы создают политическую партию, они, как правило, первым делом разрабатывают программы, в которых пытаются осмыслить, зачем им нужна партия, в какой обстановке ей придется действовать, с какой целью. Сказанное имеет прямое отношение к германским социал-демократам. СДПГ — одна из старейших политических партий в мире. Она насчитывает более чем 140-летнюю историю. Последняя, восьмая по счету, программа была принята 28 октября 2007 г. в портовом городе Гамбурге. Ею и руководствуются ныне в своей деятельности германские социал-демократы, входя в составы правительств в отдельных землях и на уровне Союза, образуя вместе с партией христианских демократов так называемую «Большую коалицию».
Есть ряд причин, по которым нам, живущим в России, стоит повнимательнее относиться к программной деятельности германских социал-демократов. Первая причина — повышенный интерес германской социал-демократии к вопросам теории. В своих программах СДПГ пыталась и продолжает пытаться понять, что за общественные процессы происходят в их собственной стране и в окружающем мире, какой социальный и экономический характер носят эти процессы,
© Орлов Б. С., 2009

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой