Общественные библиотеки в повседневной жизни городского населения Урала (вторая половина xix - начало XX века)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

А. Е. Перебейнос, В. С. Толстиков
ОБЩЕСТВЕННЫЕ БИБЛИОТЕКИ В ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ ГОРОДСКОГО НАСЕЛЕНИЯ УРАЛА (вторая половина XIX — начало ХХ века)
Показано создание городских публичных библиотек-читален, которые стали играть ведущую роль в досуговой системе уральских городов в указанный период. Дан анализ книжного фонда библиотек, читательских интересов, исследован социальный состав горожан, посещающих библиотеки и читальни.
Ключевые слова: повседневность, досуг, общественная библиотека, книжный фонд, читательские интересы
The article shows organization of urban public libraries — reading rooms which began to play the leading role in the leisure system of the Ural cities at the within-named period. The authors have given analysis of the library book fund, the readers' interests, and have investigated the social structure of the citizens having visited the libraries.
Keywords: day-to-day life, leisure, public library, book fund, readers' interests
Об актуальности данной проблемы свидетельствует внимание историков, краеведов и культурологов, которое они проявляют к различным сторонам деятельности общественных библиотек. Современные исследователи, опираясь на достижения своих предшественников, показали их роль и место во внешкольном образовании не только молодежи, но и взрослого населения. В меньшей степени изучается деятельность публичных библиотек как досуговых центров в повседневной жизни населения. Предлагаемая статья может способствовать решению этой проблемы: лучше понять роль библиотек в модернизационных процессах, имевших место в то время.
В первой половине XIX в. только в некоторых городах Урала на пожертвования горожан были созданы общественные библиотеки. Три из них находились в губернских центрах — Перми [27, с. 83], Вятке [25, с. 110] и Уфе [29, с. 86], а две в уездных городах — Кунгуре [15, с. 77] и Сарапуле [25, с. 107]. В 50-е гг. XIX в. существенных сдвигов в деле создания городских общественных библиотек на Урале не произошло. Их не было даже в таких крупных городах, как Оренбург и Екатеринбург. «Екатеринбургская неделя» в связи с отсутствием городской публичной библиотеки считала, что только поэтому город не может называться «столицей Зауралья» [14, с. 11]. Так высоко современники ценили наличие публичной библиотеки в общественной жизни горожан.
С 60-х гг. XIX в. ситуация с созданием общественных библиотек стала постепенно меняться к лучшему. В Перми после пожара 1859 г., который почти полностью уничтожил городскую библиотеку, началось ее восстановление. Этой работой руководил созданный по инициативе губернатора специальный комитет [27, с. 82]. Если после пожара сохранилось всего 63 книги и журнала, то уже в 1867 г. в Пермской библиотеке насчитывалось «4045 томов книг, 12 журнальных выпусков, 24 газеты. Библиотеку посещало 287 подписчиков» [24, л. 40].
В 1864 г. в Оханске, уездном городе Пермской губернии, была открыта общественная библиотека. Еще больше городских библиотек на Урале появилось в 70-е гг. Так, в это время начали работать общественные библиотеки в Ирбитском и Шадринском уездах. Их создателями были соответственно уездное земство и городское общество [14, с. 11]. В эти же годы в Верхотурье благодаря материальной помощи городского главы купца Ивана Александровича Мухлынина была открыта городская публичная библиотека. При ней по инициативе сына купца — Алексея Ивановича сформировалась группа энтузиастов из числа
служащих и учителей, которая стала активно собирать краеведческие материалы. Позже многие из них легли в основу Словаря Верхотурского уезда [21, с. 147]. Пожалуй, в тот период это был единственный случай на Урале, когда создатели библиотеки и ее общественно активные читатели расширили рамки деятельности, приступив к научнопоисковой работе.
В 1880-е гг. городские общественные библиотеки открылись в Красноуфимске, Чердыни, Осе, Кунгуре, Ирби-те, Екатеринбурге. Библиотеки были созданы земствами. Но их поправу можно считать не только земскими, но и городскими общественными, потому что их услугами пользовались и горожане, а не только жители уезда. Например, в Кунгурской земской библиотеке из 75 читателей 41 (54,6%) были жителями уезда, а 34 (45,4%) -г. Кунгура [15, с. 77].
Примерно таким же было соотношение городских и уездных читателей в земской библиотеке г. Златоуста Уфимской губернии. Здесь из 128 постоянных читателей библиотеки 76 человек (59,4%) проживали в уезде, 52 (40,6%) были из числа горожан [19, с. 847].
В исследуемый период в России успешно шло реформирование народного просвещения, в результате которого на Урале быстро росло число школ. Обязательным условием открытия учебных заведений, независимо от их ведомственного подчинения, было создание в них школьных библиотек, где имелись бы не только учебники, но и книги для внеклассного чтения (художественная литература, книги религиозно-нравственного содержания, исторические произведения и т. д.). Конечно, книжный фонд большинства школьных библиотек был невелик, зато им могли пользоваться не только учащиеся, но и взрослое население. Такая особенность работы школьных библиотек позволяла им отчасти брать на себя функции общественных и обслуживать взрослое население.
В городах Урала имелись библиотеки, которые, будучи частными, работали как публичные. Их называли «частные библиотеки общественного пользования». Обычно энтузиастам библиотечного дела удавалось открывать в одном уездном городе два-три таких учреждения. За небольшую плату все грамотные горожане могли брать книги на дом. Содержание подобных библиотек даже для состоятельных горожан составляло трудность, поэтому деятельность многих из них была непродолжительной.
Исключением являлись частные библиотеки Екатеринбурга, которые стали открываться в 1870-е гг. Всего
15
здесь в разные годы исследуемого периода работало около 15 частных библиотек общественного пользования [1, с. 20−27]. Причем 4 из них просуществовали пятнадцать лет и более, около 7 — шесть — четырнадцать лет, 4 — около пяти лет. Создатели и владельцы этих частных библиотек -жители Екатеринбурга из среды предпринимателей, купцов, чиновников, учителей и врачей, творческой интеллигенции и дворян. Половину из них составляли женщины.
В Екатеринбурге частные библиотеки были платными. Стоимость чтения книг, журналов на дому и в читальнях обходилась городским обывателям недорого. Например, в открывшейся в 1879 г. библиотеке Г. Б. Буслова плата за месячный абонемент составляла от 50 коп. до 1 руб., за полугодовой — от 2 руб. 75 коп. до 5 руб. 50 коп., годовое же пользование библиотекой стоило читателям от 5 до 10 руб. Осенью 1883 г. в крупнейшей частной библиотеке, владелицей которой была дочь уральского золотопромышленника Е. М. Кремлева, открылась читальня. Разовое посещение ее обходилось читателю в 5 коп., недельный абонемент стоил 25 коп., а за посещение читальни в течение месяца горожанин платил от 50 коп. до 1 руб. 50 коп. [Там же, с. 21−22]. Наличие «верхней» и «нижней» границ в стоимости библиотечных услуг свидетельствовало о том, что владельцы частных библиотек, исходя из благосостояния своих читателей, стремились дифференцированно подходить к установлению платы за пользование библиотекой. Исключение составляла библиотека, которую в 1906 г. открыла М. М. Дмитриева, представительница купеческой фамилии. Создавая библиотеку на окраине Екатеринбурга, она рассчитывала, что ее читателями будут жители ближайших рабочих кварталов. Им библиотека выдавала книги бесплатно. В первый год работы библиотеки в ней числилось 1,5 тыс. читателей, а в 1910 г. их было уже около двух тысяч. Но вскоре М. М. Дмитриева вынуждена была ввести денежный залог, так как многие читатели не возвращали книги в библиотеку. Это привело к сокращению числа читателей в библиотеке [Там же, с. 27].
В конце 90-х гг. XIX в. в городах Урала расширяется круг создателей публичных библиотек. Этим важным делом стали заниматься комитеты по организации начального образования, попечительства о народной трезвости, инициативные группы татарской интеллигенции, администрация народных домов и т. д. Их организаторская деятельность наиболее ярко проявилась в быстро развивающемся уездном городе Оренбургской губернии Челябинске.
К середине 1890-х гг. городская власть и общественность осознали, что для удовлетворения растущих читательских интересов одной частной библиотеки общественного пользования, принадлежащей предпринимателям братьям Покровским, явно недостаточно. Под руководством городской думы развернулась работа по созданию общественной библиотеки. В 1895 г. был утвержден ее устав. Полное название библиотеки получилось довольно длинным, так как ее создатели постарались все привлекательные моменты (бесплатная, народная) отразить в нем: Челябинская городская общественная народная бесплатная библиотека-читальня. Финансовую и материальную помощь библиотеке оказывали «всем миром». Библиотека в год своего создания (1898) получила от городской думы 300 руб., от попечительства уездного комитета о народной трезвости — 300 руб., от правления мещанского общества — 25 руб. Более 40 граждан сделали пожертвования деньгами от 20 коп. до 53 руб. Всего на свое становление биб-
лиотека получила 1027 руб. 63 коп. [20, с. 3−4]. Кроме денег жертвователи несли в библиотеку десятки книг и журналов.
За первые полгода (июль — декабрь 1898 г.) в библиотеку записалось 216 человек. Их социальный состав был следующим: мещане — 131 чел., крестьяне — 19 чел., чиновники -17 чел., солдаты — 9 чел., почетные граждане — 9 чел., канцелярские служащие — 8 чел., представители духовенства —
7 чел., учителя — 6 чел., купцы — 5 чел., дворяне — 4 чел., инородцы — 1 чел. [Там же, с. 6].
Возрастной состав первых читателей выглядел так: от 10 до 15 лет — 34 чел. (15,7% от общего числа читателей) — от 15 до 20 лет — 58 чел. (26,8%) — от 20 до 25 лет -57 чел. (26,4%) — от 25 до 30 лет — 25 чел. (11,5%) — от 30 до 35 — 19 чел. (8,7%) — от 35 до 40 — 13 чел. (6%) — от 40 до 45 лет — 5 чел. (2,3%) — от 45 до 65 лет — 2 чел. (0,8%) — от 65 до 75 лет — 1 чел. (0,4%) [16, с. 7].
Больше всего было читателей первых четырех возрастных групп (молодежь от 15 до 30 лет) — 174, или 80,5%. В последующие годы в социально-возрастном составе читателей городской библиотеки изменений не происходило.
В течение первого года работы городской общественной библиотеки было сделано 3150 книговыдач. Наибольшей популярностью у читателей пользовался отдел художественной литературы. Из него было осуществлено 2448 (77,7%) книговыдач [20, с. 9]. Затем шли книги по истории, географии и этнографии. И только на четвертом месте по популярности у челябинских читателей были произведения духовно-нравственного содержания. Правда, в последующие годы книги данного содержания неизменно входили в тройку популярных, но при этом никогда не занимали первого места, прочно закрепившегося за беллетристикой. Таковы были читательские вкусы читателей этой библиотеки.
В 1900 г., когда библиотека размещалась на Ивановской улице, появилась возможность открыть при ней читальню. Сначала она работала с 12 до 19 часов, но затем, по постоянным просьбам работающих читателей, Совет библиотеки изменил режим работы, продлив его до 20 часов. Теперь работающие читатели после своего трудового дня, который заканчивался в 18−19 часов, могли без спешки приходить в читальный зал для чтения газет и журналов.
Городская библиотека-читальня пользовалась у челябинцев большой популярностью. Только в 1900 г. в нее записалось 213 новых читателей (171 мужчина и 42 женщины). А всего читателей в этом году насчитывалось 686 человек. При этом, если читальню за четыре неполных месяца с момента ее открытия посетил 1801 человек [16, с. 14], то уже в 1901 г. их было 5325 [17, с. 29], а в 1906 г. услугами читальни пользовалось уже 9444 читателя. Из них женщин было 546 [18, с. 22−23], или 6% от всех читателей.
На Урале в начале ХХ в. значимость общественных библиотек в системе досуга значительно возросла не только у русского, но и инородческого населения, среди которого преобладали татары и башкиры. Причем их численность, особенно в южноуральских городах, постоянно росла. Например, если в начале 1890-х гг. в Челябинске проживало не более 4% мусульман [3], то в конце 1911 г. татар и башкир в городе было уже 7880 человек, или 12,6% от всех жителей города [2].
Если челябинские мусульмане до 90-х гг. XIX в. учебники, религиозную и художественную литературу,
16
периодические издания на татарском языке получали в основном из Казани, то в начале ХХ в., по справедливому замечанию профессора В. Я. Рушанина, «на Южном Урале появилось национальное книжное издательство». В Уфе начала работать первая национальная типография «Шарк», издающая художественную литературу и учебники, всего вышло в свет «15 изданий на арабском шрифте, общим тиражом 47 тыс. экземпляров». С 1905 г. в Оренбурге на татарском языке стали издаваться газеты и журналы «„Во-кыт“ и „Шуро“, отражавшие повседневную жизнь татар, башкир и всех мусульман Урала» [26, с. 64]. Такая мощная издательская база на Южном Урале позволяла иметь мусульманскую библиотеку не только в Уфе, но и в других городах края. Ярким примером тому стал Челябинск.
Здесь группа общественно активных и образованных мусульман в составе Г. Суюндукова, Х. Аюнова, Ш. Салимова [30, с. 92] развернула работу по созданию городской мусульманской библиотеки. Следует отметить, что инициативная группа при этом преследовала цель — добиться с помощью библиотеки, чтобы «мусульманское население проводило свой досуг более разумно и отвлекалось от развившейся среди молодежи ресторанной жизни» [5, с. 3], т. е. цель разумного времяпрепровождения (досуга) выдвигалась на первое место, оттеснив даже культурнообразовательные задачи на второй план.
Работа по созданию мусульманской библиотеки началась со сбора пожертвований. Их делали купцы, служащие и рабочие предприятий, частные лица, причем не только мусульмане, но и православные. Вскоре после открытия мусульманской библиотеки-читальни газета
«Труд» опубликовала письмо Совета библиотеки. Его авторы просили редактора газеты выразить благодарность 28 челябинцам (многие из них были русские), которые пожертвовали 287 руб. на создание библиотеки [28, с. 3]. Пожертвования на содержание и развитие этой библиотеки поступали ежегодно и в последующий период. Так, в 1907 г. «в пользу местной магометанской библиотеки-читальни поступили пожертвования книгами, журналами от П. И. Андреева: журналы „Нива“ за 1900−1904 гг.- „Родная речь“ за 1901 г.- „Южный читатель“ за 1900 г.- „Домашняя библиотека“ за 1897−1899 гг.» [4, с. 2].
Пожертвования мусульманской библиотеке делали и жители других городов Оренбургской губернии. Например, в том же 1907 г. троицкий купец М. Ф. Валеев пожертвовал библиотеке 50 руб. [22, с. 2]. 19 февраля 1909 г. цирк Сай-ковского, гастролировавший в Челябинске, дал представление в пользу библиотеки, полный сбор которого составил 600 руб. [6, с. 2]. В 1910 г. чайное товарищество «Высоцкий и К°» передало мусульманской библиотеке 100 руб. [10, с. 3]. Кроме этих пожертвований мусульманская библиотека, как и городская библиотека-читальня, ежегодно получала от Челябинской думы субсидию в размере 300 руб.
Для читателей мусульманской библиотеки были созданы весьма комфортные условия. Во-первых, библиотека распологалась недалеко от центра города в каменном здании около Ак-мечети на Азиатской улице (ныне Елькина). Современники отмечали: «Здание очень удобное, светлое». Во-вторых, время работы библиотеки (с 8 до 21 часа) было весьма удобно для читателей, которые заканчивали свой рабочий день в 19 часов. В 1910 г. в библиотеке проведено электроосвещение [5, с. 3]. В-третьих, Совет библиотеки своевременно откликался на просьбы своих читателей. Так, общее собрание читателей от 5 января 1914 г. удовлетворило пожелания 39 женщин-мусульманок о выделении им особых двух дней в неделю, когда вход мужчинам в библиотеку будет закрыт [13, с. 3]. В-четвертых, как у татаро-башкирского, так и русского населения «библиотека завоевала… большую симпатию», потому что в ее работе «публике нравится простота и доступность». В-пятых, двери библиотеки не закрывались и для русских читателей. Более 40% литературы было на русском языке. Причем ее брали для чтения не только русские, которых насчитывалось 20% [23, с. 2], но и мусульмане. Об этом свидетельствовал и анализ книговыдач. Например, в 1910 г. читателям была выдана 4321 книга, из них на татарском языке 2594 (59,1%) и на русском 1767 (40,9%) [8, с. 3]. Но в работе библиотеки были периоды, когда книг на русском языке выдавалось больше, чем на татарском. Так, в феврале 1914 г. читателями было взято 288 книг на татарском языке, а на русском 318 [12, с. 3].
Большой популярностью у горожан пользовалась читальня мусульманской библиотеки. В 1909 г. ее посетило 14 250 человек. Посетителей было больше, чем в читальнях городской публичной библиотеки и библиотеки Народного дома. Для читальни выписывалось 16 газет и 13 журналов на русском и татарском языках [11, с. 3]. Местные русские газеты справедливо называли мусульманскую библиотеку-читальню «народной».
В 1903 г. после пожара в Народном доме библиотека прекратила свою деятельность, и лишь через 4 года, в 1907 г., Комитет попечения о народной трезвости вновь открыл здесь библиотеку-читальню, которая стала обслуживать «большую часть Челябинска». В 1909 г. библиотекой было выдано 532 читательских билета [7, с. 3].
По существу, данная библиотека выполняла функции городской. Ведь любой житель Челябинска независимо от того, в какой части города он проживал, мог стать ее читателем.
Таким образом, городские общественные библиотеки составляли основу библиотечной сети уральских городов, являясь главной культурно-просветительской формой досуга. Посещение библиотек, чтение книг и периодической печати в читальнях или на дому стали занимать особое место в повседневной жизни городского населения Урала.
1. Белобородов, С. А. Книжные собрания дореволюционного Екатеринбурга (частные библиотеки общественного пользования) / С. А. Белобородов // Уральский сборник: История. Культура. Религия. Вып. IV. — Екатеринбург: Изд-во Урал. гос. ун-та, 2001.
2. Ведомость о распределении жителей Оренбургской губернии по вероисповеданиям за 1911 г. // Адрес-календарь и справочная книжка Оренбургской губернии за 1912 г. — Оренбург: Губерн. стат. ком., 1912.
3. Ведомость о распределении жителей Оренбургской губернии по вероисповеданиям за 1901 г. // Адрес-календарь и памятная книжка Оренбургской губернии за 1903 г. — Оренбург: Губерн. стат. ком., 1902.
4. Голос Приуралья: гор. ежедн. полит., лит., обществ. и торг. -пром. газ. — 1907. — № 189.
5. Голос Приуралья. — 1910. — № 236.
17
6. Голос Приуралья. — 1909. — № 63.
7. Голос Приуралья. — 1909. — № 132.
8. Голос Приуралья. — 1911. — № 6.
9. Голос Приуралья. — 1912. — № 150.
10. Голос Приуралья. — 1910. — № 40.
11. Голос Приуралья. — 1910. — № 143
12. Голос Приуралья. — 1914. — № 57
13. Голос Приуралья. — 1914. — № 6.
14. Екатеринбургская неделя: еженед. лит. и полит. газ. — 1894. — № 1.
15. Екатеринбургская неделя: еженед. лит. и полит. газ. — 1894. — № 4.
16. Отчет Общества попечения о начальном образовании в г. Челябинске за 1900 г. — Челябинск: Тип. А. Н. Карпинского, 1902. — 36 с.
17. Отчет Общества попечения о начальном образовании в г. Челябинске за 1901 г. — Челябинск: Тип. А. Н. Карпинского, 1902. — 36 с.
18. Отчет Общества попечения о начальном образовании в г. Челябинске за 1906 г. — Челябинск: Тип. наследников А. Н. Карпинского, 1907. — 27 с.
19. Отчет центральной библиотеки Уфимского губернского земства для земских служащих уезда за период с 1 марта по 1 июня 1913 г. // Сборник постановлений уездного земского собрания XVIII и XIX чрезвычайной XXXIX очередной сессии, 1913 г. — Златоуст: Тип. Товарищества «Лебедева и Белякова», 1914.
20. Отчет Челябинской городской общественной народной бесплатной библиотеки-читальни за 1898 г. — Челябинск: Тип. А. Н. Карпинского, 1899. -11 с.
21. Очерки истории и культуры города Верхотурья и Верхотурского края: к 400-летию Верхотурья. — Екатеринбург: Изд-во Урал. унта, 1998. — 288 с.
22. Приуралье: обществ. -полит. газ. — 1907. — № 25.
23. Приуралье: обществ. -полит. газ. — 1908. — № 9.
24. РГИА. Ф 12 81. Оп. 7. Д 70.
25. Рушанин, В. Я. Внешкольное образование на Урале (вторая половина XIX — начало ХХ в.): моногр. / В. Я. Рушанин, М. Р. Юсупов-
Челяб. гос. акад. культуры и искусств. — Челябинск, 2011. — 330 с.
26. Рушанин, В. Я. Культура и образование мусульманского населения на Южном Урале: к 100-летию Челябинской библиотеки татарской и башкирской литературы им. Ш. Бабича и 450-летию добровольного вхождения Башкирии в состав России / В. Я. Рушанин // Материалы регион. науч. -практ. конф. — Челябинск, 2006. — 242 с.
27. Смышляев, Д. Д. Сборник статей о Пермской губернии / Д. Д. Смышляяев. — Пермь: Типолитография губерн. правления, 1891. -297 с.
28. Труд. — 1906. — № 81.
29. Уральская историческая энциклопедия / УрО РАН, Ин-т истории и археологии- гл. ред. В. В. Алексеев. — 2-е изд., перераб. и доп. -Екатеринбург: Академкнига, 2000. — 640 с.
30. Усманова, А. М. Библиотека башкирской и татарской литературы / А. М. Усманова // Челябинск: энцикл. / сост. В. С. Боже, В. А. Черноземцев. — Челябинск: Камен. пояс, 2001. — 1112 с.
Сдано 09. 11. 2011
18

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой