Прецедентные высказывания религиозного дискурса

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

НОВОЕ В НАУКЕ О ЯЗЫКЕ
Е. В. БОБЫРЕВА (Волгоград)
ПРЕЦЕДЕНТНЫЕ ВЫСКАЗЫВАНИЯ РЕЛИГИОЗНОГО ДИСКУРСА
Описан смысловой потенциал высказываний, отсылающих к тексту Библии. Противопоставляются внешняя и внутренняя прецедентностъ таких высказываний. Обсуждаются канонические и трансформированные прецедентные высказывания в религиозном и светском дискурсе.
Проблема существования того или иного текста или речевого произведения вне зависимости от интенции и волеизъявления его автора, а также множественность интерпретаций одного и того же текста привлекают к себе внимание все большего круга исследователей: лингвистов, текстологов, культурологов. Текст начинает приобретать черты, присущие некоему одушевленному организму, которому свойственны качества живого, эволюционирующего, изменяющегося существа — отсюда такие определения, как «(по)рождение текста», «жизнь текста», «развитие текста», «застывший текст» и др. Текст рассматривается не как зафиксированная форма, а как процесс — «текст не может неподвижно застыть…, он по природе своей должен сквозь что-то двигаться…» (Барт 1994: 415).
Воспроизводимость любого текста является феноменом того же порядка, что и воспроизводимость другой единицы языка. Во всех видах дискурса наблюдается такое явление, при котором автор стремится обогатить создаваемый им текст фрагментами из воспринятых им ранее текстов -текстовыми реминисценциями- текстовые реминисценции — это отсылки во вновь создаваемом тексте к текстам ранее созданным. «Большую часть своих познаний о мире во всем разнообразии его проявлений человек черпает не из непосредственного опыта, а из текстов. Услышанные или прочитанные тексты оказывают огромное влияние на формирование человека, в том числе на его язык как устройство для
производства, преобразования и понимания текстов» (Супрун 1995: 17).
Мы разделяем точку зрения Ю. Караулова, который под прецедентными понимает тексты: а) значимые для той или иной личности в познавательном и эмоциональном отношениях- б) имеющие сверхличностный характер, т. е. хорошо известные широкому окружению данной личности- в) обращение к которым возобновляется неоднократно в дискурсе данной языковой личности (Ю. Караулов). Прецедент в широком смысле — случай, имевший место ранее и служащий примером или оправданием для последующих случаев подобного рода. Прецедент, таким образом, представляет собой определенный «стереотипный образно-ассоциативный комплекс» (Телия 1988: 30), значимый для определенного социума и регулярно актуализирующийся в речи представителей данного социума. За прецедентным феноменом всегда стоит некоторое представление о нем, общее и обязательное для всех носителей «того или иного национально-культурного менталитета, или инвариант его восприятия, который и делает все апелляции к прецедентному феномену „прозрачными“, понятными, коннотативно окрашенными» (Красных 2003: 170).
Можно выделить несколько видов прецедентов: автопрецедентные (отражение в сознании индивида некоторых феноменов окружающего мира, обладающих особым познавательным, эмоциональным, аксиологическим значением для данной личности, связанных с индивидуальными представлениями) — социумно -прецедентные (известны любому среднему представителю социума, входят в коллективное когнитивное пространство — так, текст Евангелия является прецедентным для любого христианского социума- рассказ о Лазаре известен всем представителям указанной группы и связан с определенными представлениями) — национально-прецедентные (известны любому среднему представителю того или иного лингвокультурного сообщества, входят в когнитивную базу этого
© Бобырева Е. В., 2007
сообщества) — универсально-прецедентные (известны любому носителю современной культуры и входят в универсальное когнитивное пространство человечества). Все прецедентные феномены религиозного дискурса относятся к числу социумно-прецедентных и универсально-прецедентных. В несколько иной классификации различаются микрогрупповые, макрогрупповые, национальные, цивилизационные и общечеловеческие прецедентные тексты. Прецедентные высказывания и феномены религиозного дискурса относятся к числу цивилизационных и общечеловеческих.
Христианство в целом послужило «мощным культуроносным источником для русского миропонимания» (Телия 1996: 244). Влияние Библии нельзя недооценить- христианская культура нашла свое отражение в языке — это многочисленные библеиз-мы «каинова печать», «Фома неверующий», «соломоново решение», «вавилонское столпотворение», «бесплотная смоковница», «злоба дня», «волк в овечьей шкуре», «от лукавого». Единицы такого рода, как правило, не остаются неизменными, язык адаптирует их, изменяя первоначальное значение — так появляются единицы «посылать от Понтия к Пилату», «до кровавого пота», «жить мафусаилов век» и др. Ряд лексических единиц с библейской этимологией в современном языке кардинально изменил свое значение: «зарывать талант в землю», «глас вопиющего в пустыне», «не от мира сего» и др.
В отношении религиозного дискурса нам представляется возможным говорить о прецедентности внутренней и внешней. Под внутренней прецедентностью мы понимаем воспроизводимость хорошо известных первичных образцов религиозного дискурса — фрагментов Священного Писания в процессе построения вторичных жанровых образцов религиозного дискурса — в первую очередь, проповеди и молитвы. Говоря о внешней прецедентности, мы предлагаем рассматривать традиционно выделяемые группы прецедентных феноменов (прецедентные имена, высказывания, ситуации), каждая из которых, однако, имеет ряд особенностей построения и функционирования в рамках религиозного дискурса.
Прецедентное высказывание есть репродуцируемый продукт речемыслительной деятельности, законченная и самодостаточ-
ная единица, сложный знак, сумма значений компонентов которого не равна его смыслу (Д.Б. Гудков). Паремиологический фонд как русского, так и английского языков изобилует прецедентными высказываниями, имеющими религиозную основу: «алчущие и жаждущие», «бить себя в грудь», «внести свою лепту», «во веки веков"-, „возвратиться на круги своя“, „волосы встали дыбом“, „всему свое время“, „выпить/испить чашу до дна“, „глас вопиющего в пустыне“, „грехи молодости“, „дар божий“, „запретный плод“, „злачное место“, „злоба дня“, „камень преткновения“, „не оставить камня на камне“, „за семью печатями“, „корень зла“, „краеугольный камень“, „крошки с барского стола“, „кто ищет, тот всегда найдет“, „лицом к лицу“, „между небом и землей“, „на седьмом небе“, „нести свой крест“, „соль земли“, „хромать на обе ноги“, „хлеб насущный“ и т. д.
В отличие от фразеологизма прецедентное высказывание ассоциируется с целой ситуацией, за ним стоит целый прецедентный текст- прецедентное высказывание -не единица языка, как фразеологизм, а единица дискурса. К числу прецедентных высказываний относятся и цитаты, при этом под цитатой может иметься в виду:
а) собственно цитата (фрагмент текста) —
б) название произведения- в) полное воспроизведение текста. Относительно религиозного дискурса представляется возможным с полной уверенностью говорить о том, что функционирующие здесь прецедентные высказывания представлены собственно цитатами, поскольку полное воспроизведение текста невозможно из-за объема последнего: „& quot-Никогда не говори никогда“. Но мысли у меня такой, не в обиду русским мужчинам, не было. Мусульманские женщины могут выходить только за мусульман». Прецедентное высказывание акцентирует внимание на более значимых фразах, репликах Священного Писания, которые в силу своей известности и частой воспроизводимости в речи глубоко вошли в сознание носителя языка: «У нас под носом власть устраивает бордели. Вы, мусульмане, не должны допускать этого. Обратитесь к шариату, покарайте неверных!». Высказывание «покарайте неверных» сразу актуализирует в сознании носителя языка религиозный контекст. В ряде случаев дальнейший контекст может изменить значение прецедент-
ного высказывания, кардинально изменить и снизить смысл ситуации: «И пошел друг на друга, брат на брата, сын на отца…
Д-а-а-а, страшная это вещь: третий день свадьбы». Прецедентное высказывание «и пошел брат на брата, сын на отца» в ходе дальнейшего сюжетного развития теряет первоначальное значение, изменяя его на кардинально противоположное. В данном случае присутствует некий эффект обманутого ожидания, при котором окончание высказывания совершенно не соответствует серьезности его начала.
Снижение серьезности смысла прецедентного высказывания может достигаться за счет изменения общего контекста его функционирования либо лица, от которого оно исходит: «Миссионер в пустыне встретился со львом. В ужасе он молится: — О, Великий Боже! Молю Тебя, внуши этому льву христианские чувства! — Вдруг лев садится на задние лапы, склоняет голову и произносит: — Благослови, Господи, пищу, которую я сейчас приму!» Фраза «Благослови, Господи, пищу, которую я сейчас приму!», взятая из религиозного контекста и вложенная в уста животного, полностью теряет изначальное значение и приобретает комический эффект.
Нередко сам контекст, ситуация изменяют прагматическое значение прецедентного высказывания, хотя никаких структурно-семантических изменений не наблюдается: «- Бабушка, а правда, что за каждое зло нужно платить добром? -Правда, внучек! — Ну, так дай мне сто рублей — я твои очки сломал!..». Истинное значение религиозного высказывания «за каждое зло нужно платить только добром» не предполагает ситуации, при которой зло совершается, так сказать, преднамеренно, чтобы за него заплатили добром.
Функционирование прецедентного высказывания может создать и некий эффект обманутого ожидания, когда адресат, настраиваясь на получение информации определенного характера, получает нечто прямо противоположное, — так, после прочтения на газетном развороте названия статьи «Спаси и Сохрани» адресат предполагает, что статья, озаглавленная подобным образом, в содержательном плане соотносится с вопросами религии, веры и т. д., с религиозным контекстом. Однако с самых первых строк статьи становится ясно, что ее содержание довольно далеко
от истинно религиозного контекста: «Чтобы уберечь данные и любимые вами фотографии, научитесь делать резервные копии…» и речь пойдет о некоторых особенностях проявки и печати фотографий, которая осуществляется фирмой «Кодак» — тема не просто далекая, а более того — никак не связанная с религиозной тематикой и контекстом.
Прецедентные высказывания можно разделить на: а) канонические, употребляющиеся без изменений- б) трансформированные — те, в которых присутствуют изменения. В рамках трансформированных высказываний можно выделить те, в которых имеют место усечение (прецедентное высказывание воспроизводится не полностью), замещение (определенная часть прецедентного высказывания заменяется фразой, взятой из другого контекста), контаминация (соединение двух прецедентных высказываний в одно). При замещении в прецедентном высказывании вместо како-го-либо канонического слова используется другое и на него падает смысловая нагрузка: «Надо сделать так, чтобы толпы потных офицеров в жару, денно и нощно давились в очереди, да желательно у одной двери, с унизительными фиолетовыми номерами на мокрых ладонях… Многие занимали очередь в 4 утра, но за два дня изнурительной толкотни купить билет им не удавалось… Это все равно, что в игольное ушко протискивать сапог».
При контаминации результатом почти всегда является комизм передаваемой ситуации: «Чтобы устранить противоречие между теорией эволюции и священным писанием, в Библию было решено внести изменение. Теперь история происхождения человека будет выглядеть так: „Человек произошел от обезьяны, которую Бог создал по своему образу и подобию“». В данном случае мы наблюдаем не только соединение различных прецедентных высказываний, но и различных дискурсов: суждение «человек произошел от обезьяны» имеет отношение к научному дискурсу, тогда как утверждение «создать человека по образу и подобию своему» — к религиозному. То же явление мы наблюдаем и в следующем случае: «Обращение в службу поддержки Господа Бога: — А человеческая смерть — это ошибка? Или опция?». Прецедентные единицы «Господь Бог», «смерть» относят высказывание к религиозной сфе-
ре, его же окончание «ошибка», «Или опция» — к дискурсу иного рода.
Может наблюдаться изменение смыслового вектора высказывания: «Дождался я результатов сданных пару недель назад анализов. Мне вручили их в виде толстой книжечки — сборника из биохимического, иммунологического и генетического паспорта. И вот что выяснилось: сифилиса и прочих венерических заболеваний у меня нет. Бог также обделил меня СПИДом, язвой желудка, гепатитом и аллергией на рис — я его очень люблю…». Согласно религиозной концепции, Бог наделяет человека всеми присущими ему качествами — умом, силой, терпением, а также по определенным, только Богу известным, причинам «обделяет» последними — «Бог умом обделил», «Бог здоровьем обделил» и т. д. Противоположная же ситуация — фраза «Бог обделил… «, за которой следует перечисление таких болезней, как СПИД, язва желудка, сифилис и т. д., — воспринимается как нечто комичное- обделить можно чем-то действительно полезным и нужным человеку (счастьем, здоровьем, умом, красотой и т. д.). В данном же контексте больше подошли бы лексические единицы «избавить», «спасти», «миловать».
Изучение дискурса не может считаться полным, пока не рассмотрены прецедентные феномены, функционирующие в рамках данного дискурса и составляющие его специфику. В максимальной степени это относится к дискурсу религиозному.
Литература
Барт, Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика / Р. Барт. М., 1994.
Некоторые основы функционирования прецедентных высказываний / Д. Б. Гудков, В. В. Красных, И. В. Захаренко, Д. В. Багаева // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 9, Филология. 1997. № 4.
Караулов, Ю. А. Русский язык и языковая личность / Ю. А. Караулов. М., 1987.
Костомаров, В. Г. Как тексты становятся прецедентными / В. Г. Костомаров, Н.Д. Бур-викова // Рус. яз. за рубежом. 1994. № 1.
Красных, В. В. Виртуальная реальность или реальная виртуальность? (Человек. Сознание. Коммуникация) / В. В. Красных. М., 1998.
Красных, В.В. «Свой среди чужих» — миф или реальность / В. В. Красных. М., 2003.
Супрун, А. Е. Текстовые реминисценции как языковое явление / А. Е. Супрун // Вопр. языкознания. 1995. № 6.
Супрун, В. И. Церковно-славянский текст в современном русском языковом сознании / В. И. Супрун // Художественный текст: проблемы анализа и интерпретации: тез. науч. конф. 12−13 янв. 1998 г. Волгоград: Волгогр. муниципальный ин-т искусств им. П. А. Серебрякова, 1998. С. 5−7.
Телия, В. Н. Метафора как модель смыс-лопроизводства и ее экспрессивно-оценочная функция /В.Н. Телия // Метафора в языке и тексте. М., 1988.
Фрэзер, Дж. Золотая ветвь. Исследование магии и религии / Дж. Фрэзер. М., 1998.
А. А. СОЛОВЬЕВА (Астрахань)
ВЫРАЖЕНИЕ СОВЕТА В АНГЛОЯЗЫЧНОМ РЕКЛАМНОМ ДИСКУРСЕ
Рассматриваются синтаксические и лексические способы выражения речевого действия «совет» в англоязычном рекламном дискурсе. Показана роль побудительных предложений, а также культурно-маркированных понятий в тексте рекламного совета.
Речевое действие «совет» широко употребляется в различных видах дискурса: от бытового до институционального. Совет является неотъемлемой частью современной рекламы, которая призвана убедить адресата в целесообразности приобретения товаров и услуг, обосновывая при этом преимущества, которые получит покупатель, если последует совету продавца. Рекламный дискурс привлекает к себе внимание многих современных исследователей (см., напр.: Белоусова 2006- Вит-лицкая 2005- Ермакович 2003- Кочетова 1999- Кушнерук 2006- Максименко 2005- Никитина 1998).
К числу конститутивных признаков рекламного дискурса мы, вслед за В. И. Карасиком (2002), относим участников, цель, ценности, хронотоп, стратегии, жанры и прецедентные формулы. В отличие от других видов институционального дискурса,
© Соловьева А. А., 2007

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой