Общественные связи как фактор формирования гражданского общества в современной России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОБЩЕСТВЕННЫЕ СВЯЗИ КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Л.И. Рогачева
Филиал Российского государственного социального университета в г. Дедовск
ул. Гагарина, 16, Дедовск, Московская область, Россия, 143 530
В статье раскрывается понятие общественных связей, анализируется их роль в процессе развития современной российской государственности. Особое внимание обращается на роль общественных связей в формировании гражданского общества. Автор анализирует тенденции развития и совершенствования общественных связей. В статье подчеркивается, что в условиях формирования гражданского общества развитие государственно-общественного взаимодействия должно осуществляться только в правовых формах, путем неукоснительного совершенствования действующего законодательства в политической, экономической, социальной сферах- выделяется роль системы образования и современной системы коммуникаций. Сделан вывод, что государство должно проводить целенаправленную правовую политику, ориентированную на формирование прочной системы общественных связей как залога успешного демократического развития страны.
Ключевые слова: общественные связи, гражданское общество, государство, демократия, право, система образования, социально-экономическое развитие, социум.
В современных условиях, когда российское государство столкнулось с новыми глобальными вызовами, которые требуют адекватного ответа, необходимо на доктринальном и практическом уровнях переосмыслить перспективы развития ряда ключевых государственно-правовых категорий, в том числе таких, как правовое государство и гражданское общество.
Без сомнения, понятие гражданского общества, выработанное передовыми мыслителями европейской цивилизации, продолжает сохранять свою актуальность. В то же время его содержание и сущностные характеристики нуждаются в определенной переоценке с учетом развивающейся геополитической ситуации.
Сегодня уже очевидно, что либеральная идея, постулирующая сверхценность свободного рынка как универсального регулятора всех сфер жизни общества, себя исчерпала. Мировой опыт свидетельствует о необходимости умеренного государственного регулирования экономики и общественных отношений. Но такое регулирование не отрицает всей важности формирования полноценного гражданского общества как силы, не столько противостоящей государству, сколько сотрудничающей с ним.
Объединяя усилия, государство и гражданское общество задают новый вектор социально-экономического развития, в максимальной степени учитывающий запросы и интересы разных слоев социума. Проблема заключается в том, как наладить прочное взаимодействие государственных и общественных
институтов, привести к общему знаменателю всю сумму разнообразных интересов и потребностей.
Одним из ключевых понятий для организации процесса государственно-общественного взаимодействия является понятие общественных связей.
Под общественными связями мы понимаем процесс систематического и комплексного воздействия органов государственной власти и подконтрольных им общественных структур на граждан страны в целях обеспечения социального взаимодействия и социального контроля населения страны [8. С. 19]. Общественные связи выступают в качестве эффективного средства регулирования отношений между властью и обществом, экономическими структурами и населением, культурной средой и народом, а также внутри власти, экономики и культуры как сфер человеческой деятельности. Таким образом, общественные связи выступают как важное звено в механизме государственно-общественного взаимодействия.
Рассматривая условия и предпосылки формирования гражданского общества, многие исследователи уделяют основное внимание экономическим и социально-политическим факторам, подробно изучают динамику общественных институтов [7. С. 99]. При этом, на наш взгляд, часто упускают из виду общественные связи как важнейший элемент гражданского общества, придающий его институтам жизнеспособность и стремление к саморазвитию.
Государственно-общественное взаимодействие должно осуществляться на имеющейся нормативно-правовой базе с помощью эффективного обмена правовой информацией между субъектами и объектами правовых отношений. Динамика данного процесса детерминирована тем социально-экономическим и политическим строем, мучительный процесс становления которого реализуется в современной России.
Особенности формирования общественных связей определяются совокупностью факторов, среди которых отметим следующие:
1) историческая специфика развития российской государственности, для которой в течение длительного времени был характерен авторитаризм власти, сочетавшийся с подавлением индивидуальности ради интересов коллектива-
2) отсутствие правовых традиций бесспорного закрепления прав собственника- классовый характер развития законодательства, регулировавшего отношения собственности [5. С. 31]-
3) отсутствие в течение длительного времени деления права на частное и публичное [2. С. 52]-
4) недостаточная развитость целого ряда важнейших демократических механизмов и процедур, включая выборы и референдум.
Развитие общественных связей происходило в нашей новейшей истории неравномерно, в зависимости от смены государственно-политического курса руководства страной.
Советская система государственно-общественных отношений, декларировавшая полный отказ от классового наследия «царского режима», на практике продолжала воспроизводить многие тенденции и черты, исторически присущие отечественной государственности. Ситуация стала меняться в 1989 — первой
половине 1990 г., когда отчетливо обозначился кризис политики «перестройки» во всех ее аспектах, что затронуло и всю систему общественных связей. Начался быстрый и порой стихийный процесс формирования многопартийной системы, развития политического плюрализма. Такая ситуация способствовала активному формированию общественных связей по горизонтали и дальнейшему их ослаблению по вертикали. При этом именно «вертикальные» общественные связи были исторически характерны для России с ее огромной территорией, суровым климатом, постоянной внешней угрозой и авторитаризмом власти.
Такое развитие событий, происходившее фактически вне привычных национально-исторических традиций государственно-общественного взаимодействия, привело к ухудшению как социально-экономической, так и политической ситуации в стране. Результатом стал развал Советского Союза как наследника имперской формы общественных связей.
Принятие в декабре 1993 г. Конституции Российской Федерации и формирование на ее основе новой нормативно-правовой базы, которая соответствовала новым установкам правящей элиты, стало правовой базой для выстраивания новой системы взаимодействия между властью и социумом, а также внутри самого российского общества.
В процессе формирования новой системы общественных связей проявилась тенденция, отражающая мировой вектор развития — стремление к демократии и созданию полноценного гражданского общества, к более полной реализации прав и свобод человека и гражданина.
Вместе с тем возникла и противоположная тенденция, связанная с возникновением и усилением в середине 1990-х гг. финансовой олигархии. Ее позиции упрочились в результате несправедливой приватизации государственной собственности. В этих условиях закономерно проявилось стремление крупного бизнеса к усилению контроля за деятельностью политических партий, общественных организаций и социальных институтов, за функционированием всего гражданского общества.
Эти негативные процессы свидетельствовали о серьезном кризисе в системе общественных связей в Российской Федерации, о нарастании разрыва в отношениях между властью и обществом, а также между различными социальными структурами и элементами внутри самого общества. Закономерным результатом данной негативной тенденции стала поляризация общества по имущественному признаку с выделением из него небольшой группы крупных собственников, противопоставленных большинству бедного населения.
В последние годы властью были предприняты заметные шаги в направлении укрепления диалога гражданского общества и органов государства. Однако эти меры, порой непродуманные и половинчатые, не смогли обеспечить завершенность демократических процессов, заметно продвинуть страну в вопросе построения правового государства. Частично этому помешала другая, противоположная тенденция, проявившаяся в процессе борьбы с сепаратизмом и терроризмом. Она выражается в усилении вертикали власти, расширении ее полномочий в руководстве всеми сферами жизни страны на местном, региональном и
федеральном уровнях. Корни этой тенденции просматриваются в историческом прошлом России, в авторитарных традициях власти, в культурных основаниях российского национального менталитета.
Сегодня формирование демократического правового государства в России возможно только на основе полноценного диалога власти и народа. И ключевую роль в этом диалоге могут и должны играть структуры гражданского общества. Система общественных связей в рамках данного процесса должна строиться, прежде всего, на основе принципа уважения и всемерного соблюдения прав и основополагающих свобод человека и гражданина. Права и свободы человека составляют основу развития и реализации принципов демократии, социальной и национальной справедливости.
В этих целях всем государственным органам и гражданам страны необходимо строго соблюдать основополагающие международные правовые акты, в первую очередь Всеобщую декларацию прав человека, подписанные и ратифицированные соглашения и конвенции.
Для устранения сложившегося в течение длительного времени разрыва между властью и народом необходимо качественное совершенствование избирательной системы, с реальным контролем структур гражданского общества за избирательным процессом.
Серьезные проблемы в развитии диалога власти и народа имеются даже на местном уровне, где, казалось бы, они наиболее близки. Как верно отмечает И. И. Овчинников, недостаточная развитость в современной России демократических традиций, политической и правовой культуры влечет за собой то, что при осуществлении местного самоуправления многие органы местной власти и должностные лица в своей практике не испытывают потребности в применении и развитии предусмотренных законом форм прямой демократии. Нередко реальные запросы и потребности избирателей фактически отступают на второй план по сравнению с партийными, личными и групповыми приоритетами в деятельности местных депутатов [3. С. 61].
Важнейшей задачей на современном этапе развития России выступает повышение роли общественных организаций в формировании гражданского общества как независимой от прямого вмешательства и произвольной регламентации со стороны государственной власти сферы деятельности людей [1. С. 8]. Гражданское общество должно выступать, с одной стороны, как эффективный ретранслятор насущных требований широких слоев населения к политической системе и властным структурам, а с другой — осуществлять социальный, а в некоторых случаях и политический контроль за их повседневной деятельностью.
Формирование гражданского общества, становление российской демократии происходят в условиях роста международной напряженности, появления новых серьезных угроз национальной безопасности.
Главными внутренними угрозами государству и обществу в современной России выступают рост преступности, коррупция, увеличение разрыва в доходах и в имущественном положении между неуклонно повышающим свое состояние узким слоем сверхбогатых людей и подавляющим большинством небогатого населения.
Данные факторы стимулируют рост социальной напряженности, существенно ослабляют общественные связи, препятствуют формированию полноценного гражданского общества и в итоге препятствуют успешному экономическому и социально-политическому развитию страны.
В связи с этим заслуживает внимания точка зрения о необходимости пересмотра принципов функционирования налоговой системы страны, в том числе введения прогрессивной шкалы налогообложения доходов олигархов [4. С. 33], а также частичного пересмотра результатов незаконной приватизации. Несколько открытых процессов над крупными расхитителями государственной собственности, коррупционерами и другими преступниками могут способствовать оздоровлению обстановки в стране, укреплению общественных связей, возрастанию доверия к государственной власти.
Важным фактором укрепления общественных связей и формирования гражданского общества выступают средства массовой информации, которые в своей деятельности должны руководствоваться такими принципами, как актуальность и достоверность поданного материала, адресность, высокая оперативность и т. д.
Главными направлениями информационного обеспечения взаимодействия власти и социума в деле построения гражданского общества должны стать адекватный показ главных направлений внутренней и внешней политики России- разъяснение задач, стоящих перед гражданами и должностными лицами по развитию всех сфер жизни общества- пропаганда высоких духовно-нравственных ценностей многонационального народа России- раскрытие героических страниц отечественной истории- всемерная пропаганда отечественных трудовых и боевых традиций. Любое искажение истории, тенденциозное освещение обстановки в стране и в мире, неверная трактовка важных фактов из жизни государства и общества должны своевременно и аргументировано опровергаться.
В современных условиях налаживание прочных общественных связей невозможно без активного использования новейших средств коммуникации, включая сеть Интернет. В связи с этим органы власти и институты гражданского общества должны использовать самые современные информационно-коммуникационные технологии, позволяющие своевременно и полно доводить до сведения граждан сущность и смысл принимаемых властями решений, информировать население о состоянии дел во всех сферах жизни страны, регионов и по месту их жительства.
Важным направлением укрепления общественных связей является формирование у населения страны, в первую очередь у молодежи, высоких гражданских качеств. Важную роль в данном процессе может сыграть и юридическое образование, которое в последние годы вызывает активный интерес у значительной части выпускников школ.
Высокий уровень образования в сочетании с его доступностью для широких слоев населения служит базой инновационного развития экономики, социальной сферы, основой для преодоления бедности, развития равенства возможностей. Вполне можно согласиться с теми учеными, которые рассматривают
приоритетное развитие системы образования как важнейшую предпосылку становления в России полноценного гражданского общества [6. С. 70].
Образование, в том числе юридическое, ориентировано на формирование высокого уровня общественного сознания населения, повышение уровня правосознания. Уровень образованности членов общества влияет на степень его самоорганизации, во многом детерминирует базовые модели структурирования и взаимодействия ведущих общественных и государственных институтов.
Таким образом, проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы:
1) можно констатировать наличие как определенного позитивного опыта, накопленного российским государством и обществом в сфере взаимодействия между собой в ХХ — начале XXI в., так и присутствие серьезных пробелов в данной сфере-
2) формирование устойчивых общественных связей является важным фактором становления институтов гражданского общества-
3) в условиях формирования гражданского общества развитие государственно-общественного взаимодействия должно осуществляться только в правовых формах, путем неукоснительного совершенствования действующего законодательства в политической, экономической, социальной сферах- путем развития системы образования и современной системы коммуникаций-
4) необходимо дальнейшее развитие общественных связей, конструктивных механизмов взаимодействия власти и социума, новых социальных институтов, что позволит обеспечить создание соответствующих условий для дальнейшего развития России по пути демократии и прогресса, построения правового государства-
5) государство должно проводить целенаправленную правовую политику, ориентированную на формирование прочной системы общественных связей как залога успешного демократического развития страны.
ЛИТЕРАТУРА
[1] Галушкин А. А. Роль общественных организаций в обеспечении прав человека и гражданина // Правовая инициатива. — 2012. — № 2.
[2] Дорская А. А. Развитие системы права в России: проблемы периодизации (продолжение) // Вестник Московского городского педагогического университета. Серия «Юридические науки». — 2011. — № 2.
[3] Овчинников И. И. Местные выборы в механизме муниципальной демократии // Вестник Московского городского педагогического университета. Серия «Юридические науки». — 2013. — № 1.
[4] Пашенцев Д. А. Вопросы налогообложения в финансово-правовой мысли Российской империи // Вестник Московского городского педагогического университета. Серия «Юридические науки». — 2011. — № 2.
[5] Пашенцев Д. А. Особенности развития ипотечного законодательства в Российской империи // Вестник Московского городского педагогического университета. Серия «Юридические науки». — 2010. — № 2.
[6] Пашенцев Д. А. Юридическое образование как фактор формирования правовой системы России // Право и образование. — 2011. — № 3.
[7] Пищулин В. И. Исторические предпосылки формирования гражданского общества в России // Образование и право. — 2013. — № 11.
[8] Рогачева Л. И. Развитие гражданского общества в России в начале XXI века: трудности и перспективы // Власть. — 2010. — № 2.
PUBLIC RELATIONS AS A FACTOR IN THE FORMATION OF CIVIL SOCIETY IN CONTEMPORARY RUSSIA
L.I. Rogacheva
Filial Russian State Social University Branch in Dedovsk
16, Gagarin st., Dedovsk, Moscow region, Russia, 143 530
The article deals with the concept of public relations, analyzes their role in the development of modern Russian statehood. Particular attention is paid to the role of public relations in the formation of civil society. The author analyzes the trends in the development and improvement of public relations. The article emphasizes that, in the formation of civil society development of public-public cooperation should be limited to legal forms, by the strict improvement of the existing legislation in the political, economic and social spheres- insight into the role of the education system and modern communications systems. It is concluded that the state should conduct targeted legal policy aimed at the formation of a strong system of public relations as a pledge of successful democratic development of the country.
Key words: public relations, civil society, the state, democracy, law, education system, social and economic development, society.
REFERENCES
[1] Galushkin A.A. Rol'- obshhestvennyx organizacij v obespechenii prav cheloveka i grazhdan-ina // Pravovaya iniciativa. — 2012. — № 2.
[2] Dorskaya A.A. Razvitie sistemy prava v Rossii: problemy periodizacii (prodolzhenie) // Vestnik Moskovskogo gorodskogo pedagogicheskogo universiteta. Seriya «Yuridicheskie nauki». — 2011. — № 2.
[3] Ovchinnikov I.I. Mestnye vybory v mexanizme municipal'-noj demokratii // Vestnik Moskovskogo gorodskogo pedagogicheskogo universiteta. Seriya «Yuridicheskie nauki». — 2013. — № 1.
[4] Pashencev D.A. Voprosy nalogooblozheniya v finansovo-pravovoj mysli Rossijskoj imperii // Vestnik Moskovskogo gorodskogo pedagogicheskogo universiteta. Seriya «Yuridicheskie nauki». — 2011. — № 2.
[5] Pashencev D.A. Osobennosti razvitiya ipotechnogo zakonodatel'-stva v Rossijskoj imperii // Vestnik Moskovskogo gorodskogo pedagogicheskogo universiteta. Seriya «Yuridicheskie nauki». — 2010. — № 2.
[6] Pashencev D.A. Yuridicheskoe obrazovanie kak faktor formirovaniya pravovoj sistemy Rossii // Pravo i obrazovanie. — 2011. — № 3.
[7] Pishhulin V.I. Istoricheskie predposylki formirovaniya grazhdanskogo obshhestva v Rossii // Obrazovanie i pravo. — 2013. — № 11.
[8] Rogacheva L.I. Razvitie grazhdanskogo obshhestva v Rossii v nachale XXI veka: trudnosti i perspektivy // Vlast'-. — 2010. — № 2.
ФЛУКТУАЦИИ В СИСТЕМЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА
Л. Ю. Грудцына, А.В. Лагуткин
Российский экономический университет имени Г. В. Плеханова
Стремянный пер., 36, Москва, Россия, 117 997
В статье предпринята попытка определить место и роль информации в сложном правовом механизме формирования и развития институтов гражданского общества с учетом применения к данной проблеме кибернетического подхода. Двойственная социально-правовая природа феномена гражданского общества в России состоит в том, что, с одной стороны, оно вырастает не «снизу», а формируется «сверху», по воле государства, имеющего возможность управлять развитием гражданского общества с помощью информации, воспринимаемой его институтами, с другой стороны, гражданское общество представляет собой сложную открытую социальную систему, развитие которой качественно зависит от развития составляющих ее элементов. Диалектическую возможность такого развития обеспечивает информация, которой обмениваются элементы системы и которая полностью не может контролироваться государством.
Ключевые слова: гражданское общество, информация, социальная система, кибернетика, управление, государство, флуктуация, права человека, социальная среда, самоорганизация, идеология, энергия, безопасность.
Известно, что информация — это инструмент двойного назначения. От того, в чьих руках он находится и насколько квалифицированно используется, зависит равновесное и гармоничное развитие государства и общества. Использование информации — это и есть глобальная проблема современного управления. Без информации не осуществляется управление. Особым видом информации является социальная, которая характеризуется смыслом, ценностью и другими свойствами. Основным компонентом любой социальной системы всегда выступает человек как социальное существо.
Таким образом, и человек в отдельности, и сама система в целом развиваются, обретая новые качества благодаря воспринимаемой и передаваемой друг другу информации. Чем развитие конкретного человека в его взаимодействии (передаче информации) с другими людьми (элементами системы) будет интенсивнее, тем быстрее будет совершенствоваться сама система. Здесь возникает, по меньшей мере, три сценария развития ситуации.
1. Тотальный контроль государства за поступлением информации: по сути, говорить о гражданском обществе не приходится, поскольку огосударствляется негосударственная сфера жизни граждан. Наиболее ярким недавним историческим примером того, как с помощью информации можно управлять народными массами (понятие «общество», имеющее сложную самоорганизованную динамическую структуру, здесь неприменимо), является СССР, в котором зачатки предгражданского общества существовали не благодаря, а вопреки существующей системе (например, «самиздат», правозащитные организации и т. п.), в
целом же практически все сферы жизни советского человека были подконтрольны государству.
Не секрет, что советское общество держалось на советской жесткой идеологии, были воспитаны поколения людей, для которых понятие «советский человек» было особым знаком отличия от остального мира, само это понятие и воспитанная с детства принадлежность к советскому народу создавала определенный психологический «код», с помощью которого государство осуществляло управление на уровне выработки поведенческих программ коллективов людей. Партийная идеология направляла особенно гуманитарные научные исследования (наиболее подверженные, в отличие от технических наук) в нужное, политически ориентированное русло.
2. Индифферентное государство: государство не просто устраняется от контроля за гражданским обществом, но и не помогает его институтам формироваться и расти (отсутствует государственная поддержка, благоприятный режим законодательства, налогообложения и т. п.). Это стремление к идеалу правового демократического государства: чем свободнее и интенсивнее будет развиваться человек, индивиды, народ конкретного государства, тем быстрее его развитие будет (по некоторым направлениям) переходить в саморазвитие и формирование институтов гражданского общества. Самоорганизация граждан и наличие неконтролируемых государством сфер так называемой «гражданской активности» (повторим, что в этом случае государство делает определенные волевые усилия по самоограничению собственной власти во имя полноценного развития всей системы) является важным симптомом благополучного развития всей системы, сравнимым с наличием иммунитета в организме. Иными словами, чем больше возможностей свободы информационного обмена предоставляет государство как управляющий субъект, являющийся частью системы (государство-общество), управляемому объекту (гражданскому обществу) в сфере самоидентификации и самоорганизации, тем меньше риск «заболевания» всей системы как единого организма, части которого могут влиять друг на друга. Как верно отмечал С. М. Петров, именно государство в данном случае может являться как рычагом, так и тормозом всего процесса. А инструментом данного процесса является, конечно, информация.
3. Смешанный вариант, при котором государство может «вбрасывать» в гражданское общество нужную себе информацию, но намеренно не контролирует все, предоставляя социальной системе гражданского общества возможности для саморазвития с использованием собственной информации и ее обработки. Сегодня в России также действует машина государственной пропаганды, однако, во-первых, не в прежних масштабах, во-вторых, вместо разрушенной советской идеологии до сих пор не построена новая. Это важный момент, поскольку именно государственная идеология является наиболее удобным и функциональным инструментом конструирования и «донесения» в нужных формах до общества нужной информации. Информационные потоки формируют и направляют наше сознание, социум наполнен информацией, которую он уже не в силах оперативно систематизировать и переваривать. А социальная
информация всегда связана с психологическими факторами восприятия. По мнению Е. К. Войшвилло, количество информации, содержащейся в суждении по отношению к некоторой проблеме, определяется тем, насколько доказательство или допущение истинности этого суждения уменьшает энтропию, дезорга-низованность системы [3. С. 12].
Образ общества, получивший свое теоретическое выражение в понятии социальной системы, по мнению Н. Элиаса, при ближайшем рассмотрении оказывается идеальным образом нации [10. С. 38]. Как пишет Г. Клаус, «мы хотим не только понимать общественные системы, но и владеть ими. Владеть, однако, не значит знать все причинные связи системы. При известных обстоятельствах достаточно уже знать закономерности ее поведения» [6. С. 128]. Возьмем эту мысль на вооружение.
В. А. Энгельгардт полагал, что можно говорить о трех моментах, характеризующих взаимоотношения целого и части. Во-первых, это — возникновение взаимодействующей системы связей между частями целого. Во-вторых, утрата некоторых свойств части при вхождении в состав целого. В-третьих, появление у возникающей новой целостности новых свойств, обусловленных как свойствами основных частей, так и возникновением новых систем связей между частями. К этому нужно добавить еще упорядоченность частей, обусловленность их пространственного и функционального взаимоотношения [11. С. 108].
По мере возрастания целостности увеличивается и относительная независимость социального организма от среды, что связано с возникновением механизмов, позволяющих восстанавливать нарушение функций, вызванное изменениями в среде, сохранять в пределах нормы определенные, присущие социальному организму параметры [2. С. 158].
Люди находятся в сети взаимозависимостей, которые прочно (с помощью передаваемой и получаемой информации) привязывают их друг к другу. Эта информационная сеть может быть обозначена как фигурация — определенная форма связи ориентированных друг на друга и взаимозависимых людей. Поскольку люди — сначала от природы, а затем и через обучение, воспитание, социализацию, социально пробуждаемые потребности — зависят друг от друга, постольку они всегда выступают во множественном числе, или, если можно так выразиться, существуют как «плюральности». Они всегда предстают в тех или иных фигурациях (сообществах).
Флуктуация (от лат. АиСиайо — колебание) — термин, характеризующий любое колебание или любое периодическое изменение. Если представить, что члены гражданского общества (например, отдельные индивиды), будучи взаимодействующими друг с другом частями сложной социальной системы, одновременно являются приемниками и передатчиками информации, то в определенный момент и при определенных обстоятельствах полученная информация может вызвать у приемно-передающего устройства (индивида, который получает информацию, анализирует ее и передает другим индивидам) непредсказуемую реакцию. «Эффект домино» может вызвать непредсказуемые колебания части системы и даже изменить ее структуру.
На междисциплинарном уровне еще не выработана единая концепция возможности вычисления времени и места возникновения подобных флуктуаций.
Наука пока оставляет открытым вопрос, возможно ли в принципе такое вычисление (формула)? Ведь «постоянно имеет место диалектическое сочетание адаптивного и активного начал, уравновешивания организма со средой и нарушения достигнутого уровня ради выхода на другой, более высокий уровень развития». Что именно представляет собой гражданское общество? Это «сообщество независимых субъектов (граждан) внутри государства, вырабатывающих моральные и материальные ценности в интересах самого сообщества и государства, то наряду с обострением взаимоотношений между обществом и государством обе стороны совершают шаги навстречу друг другу» [7. С. 3].
Это отнюдь не то, что формально выходит за пределы государственных структур. Если, скажем, наблюдается огосударствление общественных институтов, то граница, разделяющая общество и государство, становится аморфной и в той или иной мере смещается в сферу государственной власти (по Гегелю: власти как «неизбежной необходимости» существования гражданского общества), формируя в ней псевдообщественные институты. Примером таких институтов может служить КПСС и советская номенклатура, где в действительности и формировались интересы, на основе которых строился и функционировал государственный аппарат и само государство. Такого рода политический конгломерат появляется всякий раз, когда из-за волевых действий власти (с помощью «вбрасывания» в общество определенной информации), осуществляемых на фоне слабости демократических институтов, естественные границы гражданского общества смещаются, а развитие самих институтов оказывается заторможенным. В современной России это можно наблюдать на примере нынешней партии власти — «Единой России», основу которой составляет все та же номенклатура, но теперь уже нового типа.
Возвращаясь к системе гражданского общества, отметим, что, во-первых, неизбежность флуктуаций, помимо других причин, заставляет государство стремиться к наблюдению за институтами гражданского общества, чтобы успеть предотвратить выход части системы из-под контроля и сохранить власть. Наиболее серьезными флуктуациями могут быть революция, переворот, гражданская война и т. п. Во-вторых, интенсивности развития системы гражданского общества способствует ускорение передачи и приема информации внутри социальной системы, связи усложняются, объем информации увеличивается. Это мировая тенденция, связанная с глобализацией, и остановить объемы передаваемой информации уже практически невозможно.
С ускорением этих процессов, на наш взгляд, прямо пропорционально растет риск случайных отклонений в системе гражданского общества. Связано это с тем, что чем больше информации, тем больше запас знаний у конкретного приемника информации (с условием, что приемник принимает и анализирует информацию, делая выводы). А чем более интеллектуальным становится приемник информации, тем он больше стремится не просто к анализу, но и к обоб-
щению информации, стремясь передавать другим индивидам (частям системы) качественную информацию об окружающей их среде и о системе.
Сама подготовка приемника информации влияет на количество и качество получаемой и передаваемой им информации. Напомним о государстве, стремящемся к самосохранению собственной власти, для которой образованный и думающий индивид представляет априори большую опасность, как минимум, в том, что знает свои права и может потребовать от государства их гарантированной реализации.
Определяющим моментом становления гражданского общества является социальная ответственность. Ее роль заключается в том, что ответственность как социальный феномен определяет пределы допустимой деятельности отдельных индивидов, групп, организаций в обществе. Это особенно важно в российских условиях, где крайне сложно проходит процесс разграничения общественного, государственного и личного. Более того, ни о какой социальной ответственности населения в России сегодня говорить не приходится.
Во многом это объясняется отсутствием социальной защищенности самого населения, кризисом самоидентификации среднего класса и др., отсутствием четкой и понятной стратификации общества, невозможностью государства реали-зовывать гарантированные законодательством (Конституцией России — в первую очередь) социальные права и свободы человека и гражданина, что вызывает встречную негативную реакцию населения по отношению к власти, порождая правовой нигилизм и безразличие к происходящему в стране. Как часто мы встречаемся с тем, что одно лишь слово, одна фраза приобретает магическое (энергетическое) действие, приводя в движение большие массы людей.
М. И. Сетров выступает против пренебрежения энергетическими характеристиками информации: при незначительной, порой ничтожно малой величине энергии сигнала, несущего информацию, воспринимающая система реагирует с несравненно большей энергией. Это тем более характерно для социальной информации, выраженной в слове [8].
Есть прагматический (ценностный) подход: установление зависимости между информацией, приемником информации и целью, которую он перед собой ставит, иными словами, в этом случае определяется ценность информации для того, кто ее воспринимает и использует.
Это важно для решения задач управления большими общественными процессами, где необходима не всякая информация, а лишь та, которая способствует достижению цели, поставленной перед системой. Ценность одной и той же социальной информации не остается одинаковой. Если цель, для достижения которой она использовалась, достигнута, информация для субъекта цели потеряла свою непосредственную ценность, хотя сама по себе ценность, как качество данной информации, сохранилась.
Отметим, что от отбора, выбора (селективности) информации зависит поведение приемника информации, а значит, тот, кто имеет возможности для «фильтрации» и запуска в общество нужной (для достижения поставленной цели) информации, определяет ее объемы и время запуска в конкретные общест-
венные группы (или все общество) конкретных объемов информации, ожидая достижения в результате анализа и, по сути, управляемых действий приемников информации.
Важным является вопрос о полезности и ценности информации для пользователя — приемника информации. Может ли сам пользователь определять ее ценность, и свободна ли его воля в момент восприятия, анализа информации и последующих за таким анализом конкретных действий? Одна и та же информация, как верно пишет А. А. Харкевич, может иметь разную ценность, если ее рассматривать с точки зрения использования для различных целей [9. С. 54]. Тогда меняется стиль подачи, объем и время подачи информации, чтобы сформировать у приемника информации соответствующее восприятие и, естественно, дальнейшие действия в зависимости от анализа принимаемой в конкретный момент времени информации.
Отдельного внимания заслуживает механизм доминанты, разработанный русским физиологом А. А. Ухтомским. В своем развитии доминанта проходит три стадии: 1) возникновение под влиянием внутренних раздражителей. «Доминанта как системная реакция организма возникает в результате обработанной нервными центрами информации о событиях или предметах в пространстве и во времени», 2) образование условного рефлекса по И. П. Павлову, когда из прежнего множества действующих возбуждений доминанта выделяет группу, которая для нее особенно «интересна», идет выборка раздражителя для данной доминанты, 3) между доминантой и внешним раздражителем устанавливается прочная связь. Казалось бы, какое отношение имеют все эти знания из физиологии к информации и гражданскому обществу? Думается, что роль междисциплинарных исследований и возможностей применения методов и инструментов, выработанных другими науками, еще только предстоит оценить и изучить.
Рискнем сделать несколько предварительных выводов.
1. С учетом увеличивающегося потока информации, «вбрасываемого» и генерируемого самой социальной системой, возникает вопрос о выделении основных потоков информации, которые будут скорее всего (рефлекторно) восприняты элементами системы. Иными словами, если элементы системы гражданского общества (индивиды, их сообщества) будут принимать, выделяя из общего потока информации, и передавать «нужную» для сохранения стабильности всей системы информацию, они будут управляемы, а значит, их дальнейшие действия — предсказуемы. Понятно, что в создании подобного механизма (назовем его информационной доминантой гражданского общества) заинтересовано само государство по изложенным выше причинам.
2. Еще только предстоит изучить связь между информационной доминантой гражданского общества и возможностями формирования общественного сознания, когда у субъектов гражданского общества формируются определенные, управляемые формы мышления, играющего важную роль в переработке информации. По сути, речь идет о возможности разработки управляемого с помощью информации общественного правосознания. Как особая форма общественного сознания правосознание есть осознание прав и обязанностей, совокуп-
ность взглядов, идей, представлений, убеждений, настроений, эмоций, чувств человека, объединений людей или всего общества относительно права и его роли. Правосознанию принадлежит значительная роль в различных сферах правовой жизни. Оно составляет внутреннюю идеальную детерминанту любой юридической деятельности: в правотворческой деятельности при создании юридических предписаний- в правоприменительной практике органов государства и должностных лиц при разрешении конкретных жизненных ситуаций и т. д.
3. Известно, что по своей структуре правовое сознание включает три компонента: а) правовую идеологию. Проблема в том, что в современной России правовая идеология отсутствует, необходимость ее построения уже осознана властью, но первые шаги в этом направлении (например, создание Общенационального народного фронта) выглядят, мягки говоря, неубедительно- б) правовую психологию, состоящую преимущественно из созерцательных моментов познания, психологического восприятия правовых реалий: чувств, эмоций и переживаний людей, связанных с правом- она является менее заметной, но более устойчивой частью правосознания- в) поведенческие факторы, в которых «цементируются» интеллектуальные, идеологические и психологические элементы.
Эти факторы, выражаясь в мотивах, целях, внутренних установках и конкретных волеизъявлениях в регулируемых правоотношениях, во многом, с помощью принимаемой и обрабатываемой информации, определяют правомерность поведения субъектов права. В реальной жизни указанные выше компоненты правового сознания находятся в органическом единстве. Тесно переплетаясь и взаимодействуя, они пронизывают всю государственно-правовую действительность, выступая мощным средством совершенствования всей социальной системы или, напротив, ее стабильности и неизменности свойств. Вопрос в том, под чьим контролем может оказаться такая мощная конструкция [4. С. 69−79].
В теории динамических систем существует такое понятие, как «динамический хаос», когда поведение нелинейной системы выглядит случайным, несмотря на то, что оно определяется детерминистскими законами. Причиной появления хаоса является неустойчивость (чувствительность) по отношению к начальным условиям и параметрам: малое изменение начального условия со временем приводит к сколь угодно большим изменениям динамики системы. Если на междисциплинарном уровне исследований перенести эти характеристики динамических систем на свойства и структуру сложноорганизованной социальной системы — гражданского общества, то получается интересная картина.
Во-первых, такое поведение нелинейной системы можно сравнить, например, с высшей нервной деятельностью, с работой психики человека. Получается, что к обществу, открытым социальным системам можно применять основные законы природы (царства растений и животных). В таком случае, если поставить знак равенства между неустойчивостью и чувствительностью, то, например, психическое заболевание у человека можно охарактеризовать как повышение чувствительности к условиям окружающей среды, немного изменившимся по отношению к внешним условиям, с которыми он взаимодействовал ранее (т.е. не сработал адаптационный механизм в организме).
Во-вторых, если соотнести вышеизложенное с тем, что человек (социальные группы) является элементом гражданского общества, его «клеточкой», то устойчивость в целом «организма» (гражданского общества) будет зависеть от устойчивости образующих его «клеток», частей, элементов. Если применить сравнение с живой природой, то природа стремится к самосохранению (к устойчивости, обеспечивающей непрерывность жизни), а многоклеточным организмам, как известно, для существования необходимо сохранять постоянство внутренней среды. Человеческое же общество с его глобализацией и стремительным развитием технологий и информации, наоборот, само стремится к изменениям. Эти изменения порождают потоки информации, которую нужно воспринимать и перерабатывать. Социум пока не понимает, что в какой-то момент, когда порог чувствительности (неустойчивости) повысится по отношению к меняющимся условиям жизни, то это в целом сдетонирует на всей сложной социальной системе, элементом которой является человек. Это приведет к кризису системы, а может быть, к ее разрушению [5. С. 45].
В-третьих, рискнем предположить, что случайные изменения системы (флуктуации) можно связать с все более интенсивными изменениями, которые происходят в гражданском обществе. Если даже малое изменение начального условия (согласно теории динамического хаоса) может привести к большим изменениям динамики системы гражданского общества (а здесь изменение равносильно неустойчивости-чувствительности), то большие изменения начального условия должны приводить к еще более интенсивным изменениям (встряскам) всей социальной системы. Значит, изучать и выявлять алгоритм флуктуаций все-таки можно на наиболее «выпуклых» их формах, например, революции, кризисы, войны, катастрофы и т. д.
Итак, современное общество, равно как и образующие его звенья, являет собой сверхсложные динамические системы. Информация только тогда принесет пользу, когда воплощена в технику и технологии, в ценности культуры, в знания и опыт людей, в формы их общения, во всю систему общественных отношений.
На первый взгляд, развитие гражданского общества происходит исключительно в рамках частных интересов, но участие публичной власти и распространение публичных норм на частноправовую сферу (пусть и опосредованным образом) нельзя подвергать сомнению. Частные и публичные интересы очень часто совпадают, и это делает их использование в качестве надежного критерия разграничения частного и публичного права весьма затруднительным.
С одной стороны, многие публично-правовые нормы, да и функции публичного права в целом, в значительной мере направлены на защиту частных интересов. С другой стороны, любая правовая норма, устанавливающая частноправовые основы каких-либо общественных отношений, по природе своей является публичной, хотя бы потому, что, во-первых, санкционируется государством и становится частью национального законодательства, во-вторых, не может противоречить и угрожать самой государственной системе и природе государственного управления. Государство — многогранное явление, охватывающее не только сферу публичных интере-
сов, но и «проникающее» во все пласты общественной жизни индивида. Например, жизнь гражданина в России будет отличаться от жизни местного населения в Германии, и разница будет не только в этнопсихологии, но и модели существующей в странах политической и правовой систем.
Например, С. С. Алексеев пишет о том, что развитие правовых систем идет в основном в одном направлении: происходит взаимное обогащение права и в конченом счете своеобразная интеграция в праве, при которой правовые системы соединяются в целостные правовые образования, юридические конструкции. Такая конвергенция, отражающая закономерность развития национальных правовых систем, не ведет к нивелированию методов правового регулирования, поскольку никакого растворения частного права в публичном праве и наоборот, не происходит.
Прежде всего любая интерпретация понятия «гражданское общество» предполагает соотнесение с понятием «государство», поскольку первое исторически и в теоретическом анализе возникает лишь при наличии второго. При этом категория «государство» всегда требует от исследователя расшифровки: или под ним понимается система власти, или административный аппарат, или институционально организованное геополитическое пространство, или институционально организованное население, или все это вместе, объединенное «развитием идеи в ее различия».
Кроме того, необходимо учитывать нетождественность понятий «общество» и «гражданское общество». Итак, для проведенного в статье исследования представляет непосредственное значение, во-первых, взгляд Гегеля на гражданское общество как сферу частных, единичных интересов, которая в определенных условиях приобретает самостоятельное значение по отношению к сфере публичных (всеобщих) интересов.
Следует добавить, что формирование и реализация частных интересов, а также взаимодействие субъектов — носителей этих интересов — между собой происходит на основе передачи и приема ими информации друг от друга и от системы в целом. Во-вторых, вывод о том, что дифференциацию гражданского общества от государства (как сферы политической власти и управленческого аппарата) обеспечивают индивидуальные права граждан, ограждающие их от произвольного административного вмешательства и предоставляющие возможность воздействия на властные институты (поэтому индивидуальные права следует рассматривать как важный элемент структуры гражданского общества).
К этому, с учетом нашего понимания роли информации в сложных системах, следует добавить, что рост индивида до уровня осознания собственных прав и понимания своих возможностей взаимодействия с государством также обеспечивается уровнем воспринятой им информации. В-третьих, указание на возможность достижения индивидуальной цели только «при соотношении с другими», то есть при наличии отношений терпимости друг к другу и солидарности, выступающей в качестве неотъемлемого элемента гражданского общества. Таким образом, согласно гегелевской концепции, сфера индивидуальных интересов, право и солидарность являются категориями, необходимыми для описания гражданского общества.
ЛИТЕРАТУРА
[1] Алексеев С. С. Линия права. — М.: Статут, 2006.
[2] Афанасьев В. Г. Мир живого. Системность, эволюция и управление. Изд. 2-е. — М.: Изд-во ЛКИ, 2010.
[3] Афанасьев В. Г. Социальная информация и управление обществом. — М.: Политиздат, 1975.
[4] Грудцына Л. Ю. Гражданское общество и частное право // Международный академический журнал Российской академии естественных наук. — 2013. — № 4.
[5] Грудцына Л. Ю. Средний класс как основа развития экономических отношений собственности // Образование и право. — 2013. — № 5−6.
[6] Клаус Г. Кибернетика и общество / Пер. с нем. — М.: Прогресс, 1967.
[7] Лагуткин А. В. Россия на распутье: куда пойдем? — М.: Юркомпани, 2014.
[8] СетровМ.И. Организация биосистем. — Л.: Наука, 1971.
[9] Харкевич А. А. О ценности информации // Проблемы кибернетики. — М., 1960. — Вып. 4.
[10] Элиас Н. О процессе цивилизации. В 2 т. — М. -СПб., 2001. — Т. 1.
[11] Энгельгардт В. А. Интегратизм — путь от простого к сложному в познании явлений жизни // Вопросы философии. — 1970. — № 11.
FLUCTUATIONS IN SYSTEM OF CIVIL SOCIETY
L. Yu. Grudtsyna, A.V. Lagutkin
Russian economic University of a name of G.V. Plekhanov
36, Stremyanny lane, Moscow, Russia, 117 997
In article an attempt to define a place and information role in a difficult legal mechanism of formation and development of institutes of civil society taking into account application to this problem of cybernetic approach is made. The dual social and legal nature of a phenomenon of civil society in Russia consists that, on the one hand, it grows not «from below», and is formed «from above», at will of the state having opportunity to operate development of civil society by means of information, perceived by its institutes, on the other hand, civil society represents the difficult open social system which development qualitatively depends on development of elements making it. Dialectic possibility of such development is provided by information which elements of system exchange and which completely can'-t be controlled by the state.
Key words: civil society, information, social system, cybernetics, management, state, fluctuation, human rights, social environment, self-organization, ideology, energy, safety.
REFERENCES
[1] Alekseev S.S. Liniya prava. — M.: Statut, 2006.
[2] Afanas'-ev V.G. Mir zhivogo. Sistemnost'-, evolyutsiya i upravlenie. Izd. 2-e. — M.: Izdatel'-stv LKI, 2010.
[3] Afanas'-ev V.G. Sotsial'-naya informatsiya i upravlenie obschestvom. — M.: Politizdat, 1975.
[4] Grudtsyna L. Yu. Grazhdanskoe obschestvo i chastnoe pravo // Mezhdunarodnyj akademicheskiy zhurnal Rossiyskoy akademii estestvennyh nauk. — 2013. — № 4.
[5] Grudtsyna L. Yu. Sredniy klass kak osnova razvitiya ekonomicheskih otnosheniy sobstven-nosti // Obrazovanie i pravo. — 2013. — № 5−6.
[6] Klaus G. Kibernetika i obschestvo / Per. s nem. — M.: Progress, 1967.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой