Из истории формирования санитарно-эпидемиологической службы Дагестана

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 1 (63) 2008
Пресса Прибайкалья периода ДВР не была темой специального исследования в полном объеме. История прессы Прибайкалья затронута в работах ряда исследователей, но детальное изучение содержания периодических изданий, глубокий анализ их материалов в сопоставлении с событиями, происходившими в Дальневосточной Республике в этот период, сделан в настоящей работе впервые. Результаты исследования, изложенные в статье, представляют новые данные к изучению истории Сибири и Дальнего Востока периода Гражданской войны.
Библиографический список
1. Известия Временной земской власти Прибайкалья: газета. — Верхнеудинск, 1920. 13 марта.
2. История Бурятской АССР: в 2 т. — Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1954−1959. Т.2. — 398 с.
3. Дондоков Б. Ц. Возникновение и развитие партийно-советской печати в Бурятии (1918 — 1937гг.) /Б.Ц. Дондоков. — Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1960. — 133 с.
4. Национальный архив Республики Бурятия (НАРБ) Ф. Р — 468, Оп. 1, д. 4, л. 10.
5. НАРБ Ф. 292, Оп. 1, д. 9, лл. 17−84.
6. Прибайкалье. 1920. 4 декабря.
7. Прибайкалье. 1920. 28 января.
8. Прибайкалье. 1920. 2 августа.
9. Намжилова Д. Ц. Периодическая печать Бурятии: история становления и развития (вторая половина XIX века — 1937 г.) / Д. Ц. Намжилова. — Улан-Удэ: ВСГАКИ, 2001. — 205 с.
10. НАРБ Ф. 57, Оп. 2, д. 142, лл. 1−2.
11. Красное Прибайкалье. 1921. 6 мая.
12. Красное Прибайкалье. 1921. 7 июня.
13. Очерки истории культуры Бурятии: в 2 т. — Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1972 — 1974. Т.2. — 647 с.
14. Прибайкальская правда. 1921. 25 октября.
15. НАРБ. Ф. Р — 300, Оп. 1, д. 102, лл. 1−181.
16. Прибайкальская правда. 1922. 31 марта.
17. Труд. 1922. 2 июня.
18. Крестьянский труд. 1922. 21 мая.
19. Крестьянский труд. 1922. 11 июня.
ЦЫПЫШЕВА Наталья Васильевна, аспирант кафедры истории России.
Статья поступила в редакцию 07. 11. 07 г.
© Н. В. Цыпышева
уДК 6143 + 6169 — (Ш. 22 (471. 67) р. м. МАГОМЕДОВА
Дагестанский государственный педагогический университет
ИЗ ИСТОРИИ ФОРМИРОВАНИЯ САНИТАРНО-ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ ДАГЕСТАНА_________________________
Статья посвящена истории формирования санитарно-эпидемиологической службы Дагестана, ее роли в ликвидации очагов малярии, уносившей многие тысячи жизней. Исследование этой проблемы идет впервые в исторической науке.
Служба, спасшая жизнь многих людей — детей и взрослых, служба, сочетавшая в себе широкие государственные, инспекционные функции вместе с привлечением общественности, опиравшаяся на нее же.
Наиболее выпукло ее историко-общественная роль и значение вырисовываются на примере таких регионов, как Дагестан, где в прошлом эпидемии многих болезней уносили людей целыми селениями.
Эпидемии малярии были самыми жестокими. В 1903 г. в маленьком городе Петровск было зарегистрировано 7427 больных малярией [13].
Развитие такой крупной эпидемии малярии связывалось с обмелением озера Ак-Гель. В предыдущем году доступ воды в озеро был прекращен, и оно начало высыхать: озеро подверглось, по утверждению Е. И. Ко-зубского (1904), «Медленному гниению и разложению» [2].
В этом же городе в 1905 году количество больных малярией возросло до 15 864 человек. Увеличилось количество смертей. По данным Г. Рабинович (1914 г.) умерло от малярии в 1893 — 43, в 1898 — 199, а в 1905 — 448 человек [12].
По свидетельству М. К. Зелец (1907 г.), тяжелое течение приобрела малярия у рабочих на Дербентской
ветви Владикавказской железной дороги. Образовались новые поселки, созданные русскими переселенцами, и они создавали резервы воды, которые превращались в дополнительные анофелогические водоемы, что вызывало благоприятные условия для развития малярийного комара [4]. Эти водоемы Н. И. Ново-марьевский (1911−1912 гг.) называет «комариными гнездами». Он пишет «…и стоят эти комариные гнезда по много месяцев, то высыхая, то наполняясь опять» [3]. Эти факторы служили дополнительным стимулом усиления эпидемии малярии.
Так было и с другими болезнями. Эти примеры к тому, что в Дагестане, да и по всей России не было государственного органа, занимающегося и организующего санитарное и противоэпидемическое дело. А потребность общественно-государственной организации в этом деле подчеркивали не только врачи.
Для того чтобы сформировалась широкая государственно-общественная структура, противостоящая эпидемической действительности, нужны были иные политические и социальные реалии. Они начали образовываться после революции.
Санитарно-профилактическая работа осуществлялась не только по линии противоэпидемических
мероприятий, но и в коммунальной, жилищной санитарии, обследований и лабораторного контроля водоснабжения и канализации, обследования жилищ, бытовых и социально-культурных учреждений, производств и предприятий по линии санитарно-пищевого надзора.
В мае 1918 г. при Дагестанском облисполкоме организован медико-санитарный подотдел. Он разрабатывал мероприятия по оказанию широкой бесплатной врачебно-амбулаторной помощи. Создана была также санитарная и эпидемическая служба по борьбе за санитарную культуру, предохранение населения от острозаразных заболеваний. Учреждена специальная комиссия, которая снабжала широкие массы рабочих и крестьян популярными медицинскими изданиями.
В сентябре 1918 г. пала советская власть. В период иностранной военной интервенции и Гражданской войны в Дагестане особенно пострадали медицинские кадры и учреждения здравоохранения. В результате врачебно-санитарная деятельность в области совершенно прекратилась, «…уцелевшие больницы перестали вовсе функционировать, эпидемия тифа, малярии, оспы и др. болезни разгуливали свободно и беспрепятственно» — писалось в отчете НКЗ Дагестанской области в 1921 году [7]. После Гражданской войны был образован Дагестанский ревком, созданный при нем отдел здравоохранения возглавил доктор Д. Урусов. Ревком утвердил отличительный знак для медицинского персонала как в воинских частях Дагестана, так и в гражданских управлениях на территории Дагестана — «Красный полумесяц на белом фоне без звезды». Знак носили выше локтя. Тогда же ревком выделил 170 тыс. руб. на оплату оспопрививателей, приглашенных сроком на три месяца, и на содержание медицинского персонала, командированного в Северный Дагестан для оказания медицинской помощи населению. Отделу здравоохранения была передана имевшаяся в распоряжении правительства Дагестана бязь для распределения между медико-санитарными пунктами Дагестана.
24 апреля 1920 г. вышел приказ Революционного комитета Дагестана: «Ввиду острой нужды в медицинском персонале, как для населения, так и для войсковых частей, объявляется: 1. Все медицинские и ветеринарные врачи, фельдшера, сестры милосердия и санитары, проживающие в области, призываются для несения службы в округах и воинских частях Дагестана. 2. Первым днем мобилизации объявлено 25 апреля. 3. Всем призываемым явиться в канцелярию отдела здравоохранения в г. Темир-Хан-Шуре, на Ар-гутинской, рядом с театром Унрода, к военно-санитарному инспектору с 9 часов утра до 2 часов дня» [6].
25 апреля 1920 г. за подписью военкома Мамед-бекова и военно-санитарного инспектора Д. Урусова к указу было сделано дополнение, в котором говорилось, что не явившиеся в срок от 25 по 28 апреля для мобилизации медицинские работники будут преследоваться судом военно-революционного трибунала. Надо заметить, несмотря на столь строгое предупреждение, не все медицинские работники пришли для направления на работу. Об этом свидетельствует приказ от 20 августа 1920 г., изданный через 4 месяца после первого предупреждения. В нем требовалось в трехдневный срок зарегистрироваться в здравотделе всем акушеркам, фельдшерам-акушеркам и массажисткам. Не явившиеся объявлялись дезертирами и подлежали преданию суду военного трибунала.
В это тяжелое для страны и Дагестана время из-за острой нужды в медицинских кадрах было принято
решение с 1 октября 1920 г. открыть при Темир-Хан-Шуринском местном лазарете курсы красных сестер и братьев милосердия с трехмесячным обучением [5].
Дагестан к этому времени представлял сельский регион, т. е. в селах проживало 96% населения. Здесь создалось особенно тяжелое положение.
При таком тяжелом положении с медицинскими работниками отдел здравоохранения принял срочные меры по оказанию помощи ему. Для чего были сформированы санитарные отряды. В частности, можно отметить, что 20 апреля в Аварский и Андийский округа выехал отряд медицинских работников в составе 6 человек во главе с врачом Гринбергом. 21 апреля отряд в составе старшего лекпома Гаджи Алхасова и двух лекпомов направляется в Гунибский округ, отряд под руководством старшего лекпома Андрея Гилевича в составе трех лекпомов выезжает в Даргинский округ. Четвертый санитарный отряд, который выехал 21 апреля 1920 г. в с. Карабудахкент, состоял из старшего лекпома Романа Фокина и одного санитара. За время пребывания в округах медработники провели лечение большого количества больных [1]. Кроме того, медработники проводили собеседование с населением о необходимости и значении соблюдения санитарии.
Положение в сельских округах осложнялось тем, что и так небольшие медицинские учреждения оказались к началу новой власти неспособными к приему больных. Вот что сообщается в письме, направленном Д. Урусовым 27 мая 1920 г. в адрес девяти округов: «Ввиду того что имущество сельских лечебниц расхищено и в ближайшее время не представляется возможным пополнить инвентарь мебелью, прошу ревком принять меры к разыскиванию расхищенных вещей».
Во всех округах числилось всего 68 медицинских работников. Из них 6 врачей, 2 зубных врача, 10 старших лекпомов, 7 сестер милосердия и 2 акушерки [11]. А в таких округах, как Даргинский, Кайтаго-Табаса-ранский, Самурский, Хасавюртовский, врачей в то время вообще не было. И больницами заведовали старшие лекпомы Гилевич, Фокин, Гудоев, Николаев.
Очень трудной оказалась для новых органов, и в первую очередь санитарно-медицинских служб, проблема создания материально-технической базы здравоохранения. О строительстве новых медицинских объектов в то время говорить не приходилось. В тот период можно было рассчитывать только на то, чтобы постепенно восстанавливать пришедшие в негодность здания медицинских учреждений. В связи с возникновением эпидемии холеры для госпитализации инфекционных больных возникла срочная необходимость в организации, в частности холерных бараков.
Сложнее было с обеспечением продуктами питания больных, оборудованием для больниц, сказывалось отсутствие хозяйственного инвентаря, транспорта.
27 апреля 1920 г. зав. отделом здравоохранения объявил по Дагестанскому ревкому приказ № 6, в котором предлагалось всем жителям г. Темир-Хан-Шуры ввиду острой нужды воинских частей и военнолечебных учреждений, а равно и всего Дагестана, в хирургических инструментах, в первую очередь в термометрах, медикаментах и других подобных предметах, сдать в трехдневный срок вышеуказанное имущество в канцелярию военно-санитарного инспектора Дагестана Д. Урусова [9]. Как видим из самих названий, санитарная служба формировалась на полувоенных, диктаторских методах. Здесь надо отметить, архивный и другой фактический материал под-
ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 1 (63) 2008 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 1 (63) 2008
водит исследователя к выводу о зарождающейся диктатуре, и что это вытекало из самой жизненной потребности. Все врачи и средний медперсонал как военного, так и гражданского ведомств, имеющие таковые предметы, обязывались составить подробную опись их и доставить таковые в канцелярию для регистрации. Указывалось, что в службе обнаружения вышеуказанного у кого бы то ни было виновные будут подвергаться суду военно-революционного трибунала, а медикаменты, инструменты и другие предметы конфисковаться [8].
Дагестан получал серьезную помощь в организации санитарно-эпидемиологической службы, да и всего медицинского дела от других республик и областей. В начале 20-х годов такая помощь, в первую очередь продуктами питания и медикаментами для медучреждений, шла из Азербайджана. В эти тяжелые месяцы 20-го года, несмотря на ограниченные возможности, Дагестанское правительство приняло решение обеспечивать довольствием даже служащих отдела здравоохранения. Об этом свидетельствует постановление правления Дагпрофсоюза Всемедико-сантруд от 8 декабря 1920 года. В нем, в частности, говорилось: «А принципиально все служащие и рабочие санитарных учреждений должны пользоваться пищевым довольствием на общих основаниях со всеми гражданами, принимая во внимание то, что если каждый служащий в настоящих тяжелых условиях приобретения себе пищи будет самостоятельно заботиться о своем довольствии, то ему нужно будет отлучаться из учреждения, затратив на это много времени, что не может не отразиться на ходе работы при данном недостатке штатов, — постановлена как временная мера, выдавать сотрудникам довольствие при лечзаведениях.
Архивные и другие документальные материалы свидетельствуют о режиме строгой экономии, проводившемся в учреждениях советской власти. Это выражалось в строгом учете денег, расходуемых на различные нужды, ограниченном приобретении оборудования, требования бережного отношения к материальным ценностям, к бумаге, так как на рынке приобрести ее невозможно. Вот характерный пример того времени — § 3 приказа № 61 по отделу здравоохранения ревкома от 30 июня 1920 года гласит: «Объявляю строгий выговор и.о. зав. общим подотделом Сазонову А. М. за то, что он поручил написать машинистке удостоверение, не предупредив ее, чтобы она напечатала таковое на восьмушке листа, следствием чего удостоверение было напечатано на четвертушке. При этом объявляю всем заведующим подотделами, что в будущем за непроизводительную трату бумаги буду предавать суду ревтрибунала» [10].
Формирование организации санитарно-эпидемиологической службы Дагестана, происходило при огромной помощи и поддержке центральных органов власти народам Дагестана. В 1924- 1925 гг. правительство СССР выделило Дагестану 1 176 691 руб. на медицинские нужды.
В 1922 году Декретом Совета народных комиссаров РСФСР было принято постановление «О санитарных органах республики». После этого декрета СНК РСФСР санитарно-эпидемиологическая служба Дагестана начала свое организационное становление.
В 1923 г. Дагестанским правительством было принято постановление «О введении в действие обязательных санитарных правил для городов республики».
Таким образом, в первой половине 20-х годов этапы становления санитарно-эпидемиологической службы в Дагестане по сложности были наиболее трудными, но именно в этот период отчетливо выявилось стремление обеспечить организацию и практическое единство санитарных и противоэпидемических мер и большая заслуга в этом первых санитарных врачей С. М. Казарова, В. Б. Амитаева, Н. А. Усачева.
Библиографический список
1. Голин Я. И. Здравоохранение Дагестана в период становления советской власти/ Я. И. Голин.- Махачкала, 1971. — 6−8 с.
2. Зелец М. К. О малярии в Дагестанской области из личных впечатлений и наблюдений. // Практический очерк-- Петроград, 1907. № 35. 19−20. с.
3. Новомарьевский Н. И. Малярия на Дербентской ветке железной дороги/ Н.И. Новомарьевский/ Отчет по врачебной санитарной части Владикавказской железной дороги за 1910 г. -Петроград, 1910. — 112−113. с.
4. Обзор Дагестанской области. — Темир-Хан-Шура, 1904. 203. с.
5. Первые советские врачи и ученые-медики Дагестана. -Махачкала, 1971. — 5−6. с.
6. Центральный Государственный архив Республики Дагестан (ЦГА РД). фонд. 4-р. Опись.2. дело. 51. л. 10−11.
7. ЦГА РД. ф. 145. Оп. 1. д. 7. л. 16.
8. ЦГА РД. ф. 4-р. Оп.2. д. 49. л. 35.
9. ЦГА РД. ф. 4-р. Оп.2. д. 51.л. 17−18.
10. ЦГА РД. ф. 4-р. Оп.2. д. 51. л. 50−51
11. ЦГА РД. ф. 4-р. Оп.2. д. 51. л. 16.
12. ЦГАРД ф. СИФ. Оп. 8891. л. 255.
13. ЦГАРД. ф. 32. оп.1.д.2.л. 5
МАГОМЕДОВА Рисалат Магдибеговна, аспирант кафедры истории.
Статья поступила в редакцию 13. 12. 07 г.
© Р. М. Магомедова
Книжная полка
История России с древнейших времен до наших дней [Текст]: учебник / А. Н. Сахаров, А. Н. Боханов, В. А. Шестаков — под ред. А. Н. Сахарова. — М.: Проспект, 2007. — 766 с. — ISBN 5−482−1 183−6.
Учебник написан с учетом последних исследований исторической науки и современного научного подхода к изучению истории России. Освещены основные проблемы отечественной истории, раскрыты вопросы социально-экономического и государственно-политического развития России, разработана авторская концепция их изучения. Материал изложен ярким, выразительным литературным языком с учетом хронологии и научной интерпретации, что во многом объясняет его доступность для широкого круга читателей. Учебник соответствует государственным образовательным стандартам высшего профессионального образования РФ.
Для абитуриентов, студентов, преподавателей, а также всех интересующихся отечественной историей.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой