Из истории изучения литературоведческой терминологии в тюркских языках

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Евразийский Союз Ученых (ЕСУ) # 7 (16), 2015 | ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
35
правомерно равновелики здесь, как и президентские выборы (загадка про «ОН и ОНА») и уже упомянутая Красная площадь. В загадочной истории про последнюю будет прозрачно-туманно рассказано, что девочка эта «уже в годах», однако, «ей незачем лицом хлопотать. Каменное выражение приняла — все трепещут». Она, конечно, знаменитая, «вот как бывают народные артистки». Сказано еще, что «навещают ее часто, ну как пожилую родственницу в отдельной палате», она «принимает их лежа». Но: «как в каждой больнице, девочка лежит не одна», там полно «по соседству всякого сброда.. Есть убийцы, есть даже серийный маньяк, есть распутник, лежат такие психи с манией преследования. Уж как-эти-то сюда попали? А вот так: привезут на скорой с сиреной и положат, девочку нашу не спрашивая» [2, с. 64−65].
Такое очевидное наследование Л. Петрушевской традиции шедринского сатирического письма в этом цикле проявлено на разных уровнях. Однако привычно узнаваем в любой из загадочно рассказанных здесь историй будет социально обозначенный подтекст повествования. Все тот же сугубо «петрушевский» проблемно-тематический ряд наблюдаем и в загадке про чистую девочку-рюмочку. Девочка эта «вроде бы чистая, как невеста. Просто залюбуешься», но ведь «одна из опаснейших». Вот она: «украшает собой общество. Душа торжества!.. И наша девочка никому ничего не обещает, никакого райского блаженства, только тихо сияет.
Но по прошествии времени, бац! Вокруг нее крики, драка, оскорбления, побоище, свалка, битая посуда, и сама девочка лежит в грязи.
На ней уже чуть ли не дактилоскопия каких-то пальцев заметна.
И хозяйка смущена и озабочена, и наутро говорит очумелым родственникам: вы на нее не заглядывайтесь!
Но они заглядываются.» [2, с. 47−49].
Всё как всегда у этого автора — и грустно, и смешно, и есть над чем задуматься. О том, что в сказках Петрушев-ской всегда, как водится, есть тот самый «намек — добрым
молодцам урок», нельзя не сказать особо, ведь ее эстетическая установка на невмешательство в исход изображаемых событий, отказ от авторских «приговоров» («литература не прокуратура» — утверждает писательница), казалось бы, исключает мысль о любом проявлении дидактизма в ее прозе. Однако жанровая природа сказки, видимо, обрекает автора на соответствие канонам. Даже тогда, когда с жанром автор экспериментирует, изобретая новые формы, в которых начинают проявляться самые неожиданные его видовые качества.
В случае же с циклом «Загадочных сказок» мы наблюдаем удачное слияние, нерасчленимое смешение традиционных фольклорных жанров загадки и социальнобытовой, а порой и волшебно-авантюрной сказки, порожденное талантливым росчерком пера писательницы, до сих пор умеющей по-детски удивляться окружающему миру и не устающей удивлять даже взрослых своих читателей.
Таким образом, жанровый синкретизм «Загадочных сказок», проявленный в синтезе элементов различных эстетических систем, придает этому циклу неповторимый художественный колорит, в той или иной степени свойственный всему разноликому творчеству Л.С. Петрушев-ской.
Список литературы
1. Загадка //Литературный энциклопедический словарь /Под общ. ред. В. М. Кожевникова, П. А. Николаева. — М.: Советская энциклопедия, 1987. — 752 с.
2. Петрушевская Л. Загадочные сказки. Стихи (хи)2. Пограничные сказки про котят. Поэмы / Людмила Петрушевская. — СПб: Амфора, 2008. — 291с.
3. См. об этом: Зимина Л. В. Жанровое своеобразие сказки в творчестве Л. Петрушевской //Междисциплинарные связи при изучении литературы: Сборник научных трудов. Вып. 2. — Саратов: Изд-во «Научная книга», 2006. С. 386 — 392.
ИЗ ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ ЛИТЕРАТУРОВЕДЧЕСКОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ
В ТЮРКСКИХ ЯЗЫКАХ
Зубаирова Илзида Гаяровна
г. Стерлитамак, учитель МАОУ «СОШ№ 21»
АННОТАЦИЯ
Статья посвящена сравнительно-сопоставительному исследованию тюркских языков, с целью выявления историко-генетических пластов литературоведческой терминологии башкирского языка. Проанализированы древние письменные памятники, тюркские словари, в следствии сделаны выводы о древности и о наличии общетюркских литературоведческих терминов.
ABSTRACT
The article is devoted to comparative study of Turkic languages, with the aim of identifying historical-genetic seam literary terminology Bashkir language. Analyzed ancient written monuments of the Turkic dictionaries, in consequence of the conclusions about the ancient world and of the existence of a common Turkic literary terms.
Ключевые слова: литературоведческий термин, башкирский язык, тюркские языки, письменные памятники, словари.
Keywords: literary term of the Bashkir language, Turkic languages, written monuments, dictionaries.
Тюркские языки прошли сложный путь развития. Об этом свидетельствует их богатый словарный состав, система диалектов и говоров. Исследование литературной лексики методом сравнительно-исторического анализа дает возможность определить исторические и генетические пласты лексики.
Литературоведческая терминология в башкирском языке малоизучена. Исследование литературоведческих терминов в историческом аспекте и в родственных языках, позволит нам выделить особые, индивидуальные черты терминов литературы башкирского языка, выяснить главные вопросы и проблемы для дальнейшего изучения в
36
Евразийский Союз Ученых (ЕСУ) # 7 (16), 2015 | ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
данной области. С целью сравнительного и сопоставительного исследования истории развития терминов литературоведения мы проанализировали письменные памятники и словари, так как они являются важным источником при изучении литературоведческих терминов тюркских языков.
Орхоно-Енисейские надписи появились, когда образовалось государство тюрок в середине VI века. Данные надписи, из аспекта литературоведения впервые рассмотрела И. В. Стеблева. Она утверждает, что в текстах есть своя ритмика, и такое явление, как аллитерация стиха [5, с. 68]. Авторы Орхоно-Енисейских надписей были знакомы с изобразительными средствами языка, законами построения текста, способами образования литературного образа.
Трехтомный труд Махмуда Кашгари «Divanu lugat — it turk» — «Дивану Лугат ит-тюрк» представляет собой словарь тюркских слов на арабском языке. Состоит из образцов древнетюркской литературы, фактического материала по тюркским языкам. В словаре среди многочисленных терминов родства, животноводства, астрономии, лексики домашней пищи, утвари, земледелия, одежды и др. встречаются в небольшом количестве литературоведческие термины. Нами были зафиксированы следующие литературоведческие термины, которые встречаются в «Дивану Лугат ит-турк»:
Кушуг — поэзия, стихи в размере раджаз, поэма-
Табзуг — загадка, которую предлагают разгадать, табузгук табуздум — я загадал ему загадку- Так же в словаре даются следующие варианты данного слова: табузгу, табузгук — загадка-
Йир — песня, ул йир йирлади — он пел песню. В основном это относится к лирическим песням-
Сав — пословица- история рассказ- повествование- послание- речь- новости, вести- савда мундаг калир — так говорится в пословице. Отсюда пророка называют савжи, он приносит вести, рассказывает истории, доносит послание и приводит пословицы и др [2].
«Опыт словаря тюркских наречий» [3] основателя отечественной школы тюркологии академика Васильева Васильевича Радлова считается высшим достижением тюркской лексикографии, в словаре собрана богатая лексика и фразеология живых и древних тюркских языков. Наряду с примерами из лексики одежды, украшений, быта, животноводства, военного дела, растениеводства можно встретить литературоведческие термины:
Арбау (арба+у) — колдовство — Hexerei. Данный термин в литературоведении означает колдовское слово, стихотворение, сказанное с целью избавления от болезни или чего-либо страшного-
Ырым — предсказание, гадание, предзнаменование, суеверие и др.
«Древнетюркский словарь» [1] содержит более 20 000 слов, в том числе в словаре встречаются термины, касающиеся литературы, нами зафиксировано более 20 понятий: bab — глава (книги), bajan — содержание, разъяснение- bajt bajtyuci — поэт (букв. произносящий стихи), basic — гимн, песня, biti — священное писание, одна из ниспосланных с Неба книг, Cucu (и. собственное) — тюркский поэт, vajbas: vajbas sastr — название буддийского трактата- taysur — читать стихи, декламировать- taysutsuz — без стихов, не имеющий стихотворной формы- tapzuyua — загадка- tutmaq — содержание- si’r (ар.) — стихи, поэзия- si’r ajyuci — складывающий стихи, поэт- sa’ir — поэт, slok: slok taysut — стихи и др.
При анализе общетюркского и меж тюркского «Этимологического словаря тюркских языков» под авторством Э. В. Севортяна нами выявлены следующие литературоведческие термины [4]:
Ертек/ertek — ккал., кир. каз, ертак/ertak уз., (и)ер-такЛ^еЬнк уз. диал., ертеки/erteki турк., ертеги/ertegi ног., ертеп/ertegi каз., ертеке/erteke турк. диал. :
1) сказка — турк., тур. диал, каз., ног., ккал., уз.- легенда — тур. диал.- небылица — турк. -
2) былина, произведение богатырского эпоса — ккал., рассказы о древних героях — чаг., алт., кир., каз., др-уйг. -
3) рассказ — кир., каз., чаг.
Йыр — турк. диал., тур., тур. диал., кар. т. г., кум., кум. диал., ног., тат. диал., баш., сюг., ыр — турк. диал., тур., тур. диал., кир., тат. диал., хак., тув., тоф., йер — сюг., йир — кум. диал., ир — кар.т., 1р — чаг., кар. т., тур., yur, x’ur сал.,ыр — тур., кбал., тат., der — бал.,ир — уз., жыр -бал., каз., калл., зыр — бал.
1. песня — во всех источниках, кроме тур. диал., кум. диал., ккал.- скорбная песня, причитание — казан., кир., пение — тур. диалект, баш., сюг., сал., мелодия — тур., тур. диал., кум., кбал. -
2. эпическая поэма — ккал., поэма — кар. т., былина -кум. диал., кер., ккал., сказание (в стихах) — каз. -
3. стихи — тур. диал., кар. т. г., кум., кбал., кир.
Йомац — турк., кар. к., кум., йомак — кар. г., йомах —
кар. т., йумац — ног., йумах — чув. <-тат., йуммац — кум., кум. диал., йумац — тат. диал., баш., умах — хак. диал., ымац -аб., саг.,омац — кбал.,омоц — кир.,умац — тат. диал.,умах — тат. диал.,умба0ц — уз.,умбац — каз., ккал., джымпакъ — кир., зомац — бал., нумац — аб., кач., нымах -хак., ныбак — шор., н’омак — туба, мумац — койб., lomaq', lomaq — сюг. -
1. сказка — во всех источниках кроме турк., кир., каз., ног., ккал., тат. диал., баш., уз., рассказ — кар. к. г. т., сюг., повествование, сказание — кар. т., былина, произведение богатырского эпоса — кир., беседа, разговор — чув-
2. загадка — каз., ног., ккал., тат. диал., баш., уз., сюг. -
3. каламбур, острота, шутка — турк.
Кег — хак., хак. диал., куг — хак. диал., кек — аз., кей — уйг. диал., куй — кум., кир., каз., ног. диал., уйг., уйг. диал., ку — кир., гуй — ккал. диал., куй — кум., уз., гуй — кум. диал., кой — уз. диал., кой — уз., куй — тат., баш., баш. диал., кёвё — чув.
1. мотив — кум., кир., ног., тат., баш., уз., уйг., хак., хак. диал., чув.- мелодия — кум., кир., каз., ног., тат., баш., уз., уйг., лоб., хак., хук., чув.- напев — кум., тат., баш., уз., уйг. диал., чув.- песня — уйг. диал., лоб., хак. диал. -
2. согласие звуков, гармония — чаг., осм., лад — уйг., настроенный (о музыкальных инструментах) — аз. -
3. согласие, гармония, лад — чув., настроение — кум., кум. диал., баш. диал., хак., состояние — кум., кир., уз., положение — кум., кир., каз., ккал., диал., уз. -
4. вид, форма — кум. диал., привычка — уз. диал., манера, образ, способ, метод — кум., кум. диал., намерение, цель, путь — уз.
Анализ древнетюркской письменности, сравнительных словарей по тюркским языкам показал наличие древних общетюркских терминов литературы, функционирующих в современной лексике тюркских языков в различных фонетических формах. Приведенные выше термины, которые являются общими для многих тюркских языков, говорят о том, что они образовались очень давно, в эпоху образования тюркского языка. Данная статья еще
Евразийский Союз Ученых (ЕСУ) # 7 (16), 2015 | ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
37
раз доказывает богатство, разнообразие смысловых корней тюркского языка.
Список литературы
1. Древнетюркский словарь / под. ред. В. М. Наделяев, Д. М. Насилов, Э. Р. Тенишев, А. М. Щербак. — Л.: Наука, 1969. — 676 с.
2. Махмуд ал-Кашгари. Дивану Лугат ит-тюрк. Перевод, предисловие и комментарии З. -А. М. Ауэзо-вой. Индексы составлены Р. Эрмерсом. — Алматы: Дайк-Пресс, 2005. — 1288с. +2 с. вкл.
3. Радлов В. В. Опыт словаря тюркских наречий. В 4-х т. — С. Пб, 1888−1911.
4. Севортян Э. В. Этимологический словарь тюркских языков (общетюркские и межтюркские основы на гласные). — М.: Наука, 1974. — 7б7 с.
5. Стеблева И. В. Поэзия тюрков VI- VIII вв. — М.: Раритет, 1965. — 146 с.
СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ МОДАЛЬНОСТИ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ
Калянова Людмила Михайловна
Ассистент кафедры естественнонаучных и гуманитарных дисциплин, филиал Тюменского государственного
нефтегазового университета в г. Сургут
АННОТАЦИЯ
В статье рассматриваются некоторые аспекты грамматических и лексических средств выражения модальности в английском языке и способы передачи смысла высказывания на русский язык.
ABSTRACT
The article deals with some aspects of grammatical and lexical means of expressing modality in English and the ways of conveying the meaning of the statement into the Russian language.
Ключевые слова: модальные глаголы, модальные слова, эксплицитная модальность, имплицитная модальность, экспрессивная модальность, модальные ограничители.
Key words: modal verbs, modal words, explicit modality, implicit modality, expressive modality, modal restrictors.
В группу модальных глаголов входит небольшое число глаголов, выделяющихся среди всех глаголов целым рядом характерных особенностей в значении, употреблении и грамматических формах. Эти глаголы не имеют ни одной собственно глагольной грамматической категории (вида, временной отнесенности, залога) — у них могут быть лишь формы наклонения и времени, являющиеся показателями сказуемого. В силу этого, а также в силу отсутствия у них непредикативных форм (инфинитива, герундия, причастий), модальные глаголы стоят на периферии глагольной системы английского языка.
По роли в предложении модальные глаголы являются служебными. Они обозначают возможность, способность, вероятность, необходимость совершения действия, выраженного смысловым глаголом. Поскольку они выражают лишь модальное отношение, а не действие, они в качестве отдельного члена предложения никогда не употребляются. Модальные глаголы всегда сочетаются только с инфинитивом, образуя с ним сочетания, которые в предложении являются сложным модальным сказуемым. Модальные глаголы must, should-ought, will-would, can-could, may-might, need могут выражать различные оттенки предположения. Ученые предполагают, что модальные глаголы выражают объективную реальность, в то время как вводные слова — субъективную. Можно предположить, что глаголы can и may специализируются на передаче возможных, предполагаемых действий, а глаголы must, should, might, помимо значения долженствования, передают и предполагаемые, вероятные действия, тесно касаясь, таким образом, со значением вводных слов, таких как perhaps, possibly, probably, certainly. Когда модальные слова и вводные слова употребляются одновременно, в таких случаях мы имеем дело с синонимичными конструкциями.
В современном английском языке существуют грамматические и лексические средства выражения модальности. Грамматическими средствами являются такие
модальные глаголы как must, should, ought, will/would, can/could, may/might, need. При этом данные глаголы ослабляют своё первоначальное значение желательности, долженствования, необходимости и т. д. и передают только отношение говорящего к содержанию предположения в целом.
Модальные глаголы передают различные оттенки модальности, начиная с предположения, граничащего с уверенностью и заканчивая предположением, в котором говорящий не уверен. Лексическими средствами являются такие модальные слова как perhaps, may be, probably, possibly. Многие лингвисты говорят о модальных словах как о самостоятельной части речи. Их синтаксическая функция — функция вводного члена предложения. Некоторые зарубежные и русские лингвисты считают, что данные слова являются наречиями, втянутыми в поле модальных слов, не переставая быть наречиями. Другие же лингвисты твёрдо убеждены в том, что такие слова как perhaps, may be, probably, possibly следует относить к группе модальных.
Модальность в переводе может передаваться теми же средствами, какими она выражена в подлиннике или другими средствами, или же вовсе не находить формального выражения. Но это не означает, что она ничем не выражена. Она может быть передана без специального модального «указателя». Иначе говоря, в данном предложении модальность не эксплицитная (открыто выраженная), а имплицитная (подразумеваемая). Меньше всего затруднений представляют случаи, когда модальность передается одинаковыми средствами: наклонениями, модальными глаголами, модальными словами. Но и здесь есть свои сложности.
Так, например:
Не must Ье satisfied. Он должен быть удовлетворен — двусмысленная формулировка, допускающая два значения: 1) его необходимо удовлетворить- 2) он, должно быть, удовлетворен. Глагол must может иметь различные

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой