Из истории организации системы оплаты труда на промышленных предприятиях Урала в годы гражданской войны (июль 1919-1920 гг.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Андрей Владимирович Шиловцев
Кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и политологии Уральского государственного экономического
ИЗ ИСТОРИИ ОРГАНИЗАЦИИ СИСТЕМЫ ОПЛАТЫ ТРУДА НА ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЯХ УРАЛА
В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (июль 1919−1920 гг.)
Летом 1919 г. белогвардейские войска были вытеснены с территории Урала наступавшими частями Красной Армии. В это время экономика края переживала глубокий кризис, первые признаки которого наметились еще в годы империалистической войны. Только в промышленности общая сумма убытков составила свыше 608 млн рублей золотом [1. С. 184]. Многие предприятия были разрушены в ходе боевых действий, значительная их часть пострадала от колчаковцев, при отступлении увозивших не только специалистов, но и фабричное оборудование.
Восстановление в кратчайшие сроки разрушенного народного хозяйства на освобожденной территории являлось одной из первоочередных задач молодой Советской власти. Особое внимание необходимо было уделить промышленному производству, продукция которого требовалась не только для воюющей Красной Армии, но и для тыла. В условиях разрухи, угрозы голода и массовых эпидемий решение этой проблемы значительно осложнялось, поскольку пустить в действие фабрики и заводы не представлялось возможным без обеспечения хотя бы минимальных жизненных потребностей трудящегося населения.
Несмотря на крайне неблагоприятную ситуацию возобновление производственных процессов на уральских промышленных предприятиях началось уже в конце лета 1919 г. Действуя в русле общей «военнокоммунистической» стратегии в экономике, местные органы Советской власти фактически сразу приступили к реализации декретов в области трудового законодательства. Особое внимание при этом уделялось вопросам организации системы оплаты труда рабочих и служащих.
С первых дней восстановления Советской власти профсоюзные организации Урала начали тарификационную работу, руководствуясь при этом решениями II Всероссийского съезда профсоюзов (январь 1919 г.) о создании единого тарифа для всех категорий работников. Съезд рекомендовал в качестве основы тарифной системы использовать принцип оплаты не только в зависимости от квалификации, но и от производительности труда. Кроме того, предлагалось внедрять сдельную
систему оплаты с твердыми нормами выработки и премированием за перевыполнение планового задания, а на работах с тяжелыми и вредными условиями установить повышенную оплату и сокращенный рабочий день [2. С. 358]. Екатеринбургский губернский отдел труда сообщал на страницах газеты «Уральский рабочий» от 7 августа 1919 г., что «тарифные ставки еще не проведены, но разрабатываются».
Характерными для организации системы оплаты труда в период «военного коммунизма» являлись централизованное установление общеобязательных норм и жесткая регламентация условий труда. На Урале, как и по всей стране, в основе оплаты труда рабочих, инженерно-технических работников и служащих во всех отраслях промышленности действовала тарифная сетка
с 35 разрядами. Руководствуясь тарификационными положениями по отраслям производства, установленными ЦК профсоюзов и ВЦСПС и утвержденными Народным Комиссариатом труда, профсоюзы края определяли конкретные тарифные ставки для предприятий. В этот период работой расценочных комиссий и нормировочных бюро руководили губернские и уездные
Советы профсоюзов, районные комитеты, действующие совместно с заводоуправлениями [3]. Прежде всего нормирование труда проводилось на крупных машиностроительных заводах, а в зависимости от этого определялись нормы и для других производств.
Процентное соотношение тарифных ставок варьировалось по мере изменения экономического положения в уральских губерниях. За 100% в период 1919—1920 гг. брались тарифные ставки Москвы. Например, для Екатеринбургской губернии в августе и сентябре 1919 г. средний тарифный пояс был равен приблизительно 80% [4], а с октября — 70% от московского тарифа [5].
Для проведения тарификаций разрабатывались специальные тарифные сетки, в которых учитывалась не только квалификация работника, но и необходимый уровень прожиточного минимума. На местах, как правило, за основу принимались ставки рабочих-металлистов. Так, для рабочего I разряда по Екатеринбургу с 15 августа 1919 г. месячный прожиточный минимум устанавливался равным 480 р. при минимальном заработке 19 р. 20 к. в день
[4], а с октября эти цифры увеличились соответственно до 840 и 33 р. 60 к.
[5]. На кожевенных заводах Стерлитамака месячная заработная плата квалифицированного рабочего в этот период превышала оклад неквалифицированного на 10−15%, а по другим предприятиям этой отрасли (с. Нижегородка и др.) — на 16% [6. С. 38]. Во второй половине 1919 г. тарификационные комиссии, существовавшие при отделах труда и профсоюзах Уфимской губернии, разработали новые ставки заработной платы и окладов жалованья, в результате чего на различных предприятиях заметно увеличилась номинальная оплата труда. Например, месячный оклад рабочих бумажной фабрики «Белый ключ» вырос в среднем в 2−3 раза [6. С. 37]. Значительный шаг на пути улучшения тарификационной работы был сделан после утверждения правительством «Общего положения о тарифе» (июнь 1920 г.) [2. С. 359].
Особое место в рассматриваемый период отводилось внедрению и другой формы оплаты труда — сдельно-премиальной. Постановление ВЦИК от
21 февраля 1919 г. определяло, что в основе организации заработной платы могут использоваться сдельная и премиальная системы с точно установленной повышенной платой за сверхнормативную выработку. На тех же предприятиях, где невозможно было учесть количество труда по нормам, предписывалось применять повременную оплату с точно регламентированным рабочим временем и твердо установленными правилами внутреннего распорядка.
Руководствуясь постановлениями правительства, уральские Советы совместно с профсоюзными организациями развернули активную работу по распространению различных форм оплаты труда. Премиальная и сдельная системы в первую очередь применялась на предприятиях оборонной и угледобывающей промышленности. С ноября 1919 г. по февраль 1920 г. разработка положений о премировании охватила все предприятия названных отраслей [7]. В 1919 г. в Пермской губернии на 100 р. выплаченного заработка 67,2 р. приходилось на повременную оплату труда, оставшиеся 32,8 р. — на сдельную [8. С. 191, 196−197]. К декабрю 1920 г. положение изменилось, так как премиальная и сдельная формы оплаты труда заняли главное место, составив соответственно 49,1 и 17,9 р. из 100 [8].
Введение сдельно-премиальной оплаты должно было материально заинтересовать рабочего и тем самым стимулировать повышение производительности и дисциплины труда прежде всего на предприятиях оборонного значения. Так, если при повременной оплате в конце 1919 г. заработная плата рабочих Пермской губернии составляла 1 328 р., то при премиальной — 2 391 р., что указывало на явные преимущества последней [8]. На Златоустовском заводе после введения сдельщины невыходы на работу стали заметно сокращаться: если в январе 1920 г. они составляли 34%, то в апреле — уже 27,5% [9. С. 418]. На Миньярском заводе сдельная оплата помогла даже удвоить производительность труда [9].
Система материального поощрения получила широкое распространение на образцовых, ударных и особо важных заводах, где за выполнение и перевыполнение плановых заданий производилось не только индивидуальное, но и коллективное (цеховое, общезаводское) премирование. Одними из первых на Урале коллективную систему премирования разработали профсоюзные органы Мотовилихинского завода. По распоряжению бюро ЦК ВСРМ и бюро отдела металлов ВСНХ на Урале рабочие и служащие за выполнение первого производственного задания и интенсивную работу по восстановлению предприятия в сентябре 1919 г. получили премию за сентябрь 1919 г. в размере 35% [10. С. 19]. С начала 1920 г. такая форма оплаты продолжала развиваться. Екатеринбургский райком металлистов с декабря 1919 по май 1920 г. утвердил 230 индивидуальных и 2 коллективные премии (Артинскому и Шайтанскому заводам) за успешное выполнение государственных заданий [10. С. 19]. На Челябинских угольных копях с июня по октябрь 1920 г. было выдано различных премий на сумму 3 млн р. [11. С. 103].
В то же время общая нестабильность экономики края вносила свои коррективы в деятельность советских государственных органов: бедственное положение с продовольствием нередко заставляло отступать от организации оплаты труда в соответствии с количественными и качественными показателями, вынуждая проводить уравнительное снабжение трудящихся. Несмотря на увеличение заработка в результате введения сдельной и премиальной оплаты труда, цены на продукты и предметы первой необходимости росли еще быстрее. Рост цен на важнейшие продукты питания и рост заработной платы чернорабочего на примере Уфы за 19 191 920 гг. показан в табл. 1.
Таблица 1
Рост цен на важнейшие продукты питания и рост заработной платы чернорабочего за 1919−1920 гг. *
Продукты питания Стоимость за пуд, р.
Январь 1919 Май 1919 Сентябрь 1919 Февраль 1920
Мука ржаная 17,0 48,5 190,0 400,0
Картофель 6,5 16,0 57,5 260,0
Мясо (сорт I) 150,0 380,0 576,0 3 400,0
Масло топленое и сливочное 840,0 760,0 8 373,0 —
Сало говяжье, баранина и масло растительное 280,0 713,0 821,0 1 500,0
Заработная плата чернорабочего по норме, р. (%) 300 (100) 462 (154) 774 (258) 1 022 (341)
Коэффициент роста 2 ¾ 13 ¾ 35 ¾
цен на продукты питания 1
заработной платы чернорабочего 1 1 '/2 2% 3 '/2
Примечание. * Составлено по: Государственный архив Российской Федерации. Ф. 5451. Оп. 4. Д. 479. Л. 15.
Инфляция приводила к тому, что рабочий фактически ничего не мог позволить себе приобрести на местном рынке. Например, в Перми с августа 1919 по февраль 1920 г. цены на продукты поднялись на 840%. Пуд муки по «вольным» ценам стоил 2 100−2 200 р. [12]. С января по декабрь 1920 г. средняя заработная плата рабочих Урала возросла с 1 273 до 1 960 р., в то время как стоимость «потребительской корзины», например, в Перми поднялась со 147 до 1 798 р., т. е. при увеличении заработка в 1,5 раза стоимость продовольственного пайка возросла в 12 раз, а следовательно, за год покупательная способность пермского рабочего, получавшего заработную плату в денежных знаках 1921 г., сократилась более чем в 10 раз [13. С. 154].
Особенностью политики «военного коммунизма» являлась натурализация заработной платы, большую часть которой составлял продовольственный паек, ставший для многих почти единственным источником существования. Поскольку денежная доля заработка лишь в незначительной мере могла обеспечить потребности рабочего (табл. 2), то централизованная выдача продовольствия на предприятиях получила широкое распространение. Во второй половине 1919 г. натуральные выдачи
на Урале составляли 70%, а в 1920 г. — уже 90% от номинальной заработной платы [13].
В этих условиях жизнь диктовала необходимость поиска более действенных форм материального стимулирования рабочего населения. Одной из них стало натуральное премирование. В резолюции I Съезда профсоюзов Пермской губернии (май 1920 г.) по тарифному вопросу отмечалось: «Основной частью выплат за премии должно быть целевое натуральное снабжение» [14]. В октябре-декабре 1920 г. регулярное премирование продовольствием стало осуществляться на 12 предприятиях рудной и металлургической промышленности края [15. С. 125−127]. Однако из-за регулярной нехватки продовольствия многие заводы или совсем не получали положенных премий, или получали их не в полном объеме.
Таблица 2
Бюджеты уральских рабочих и служащих в 1919—1920 гг. *
Показатель
Октябрь 1919 Екатеринбург * *
Февраль 1920 Ирбит***
Число бюджетов (семейств-хозяйств) 70,0 15,0
Доход семьи-хозяйства, р. (в ден. знаках 1921 г.) 1 860,0 4 752,0
Общий (основной и побочный) заработок, % 42,9 24,1
Доходы членов семьи, % 6,7 10,7
Продажа имущества, % 9,3 36,2
Прочие поступления, % 23,5 11,5
Постоянные запасы и сбережения, % 10,6 17,5
Б. Расход
Число бюджетов (семейств-хозяйств) 70,0 15
Расход семьи-хозяйства, р. (в ден. знаках 1921 г.) 1 860,0 4 752
Пища, % 66,5 55,5
Жилище, % 13,2 29,2
Одежда и обувь, % 4,9 7,1
Гигиена, % 5,2 4,5
Культурные расходы, % 2,4 1,0
Собственное хозяйство, % - -
Прочие расходы, % 7,8 2,7
Примечания: * Составлено по: Статистика Урала. Сер. I. Уральский статистический ежегодник на 1923 г. Екатеринбург, 1923. С. 188−189. ** Рабочие, служащие (семейные и одинокие). *** Служащие (семейные).
Анализ деятельности советских органов и профсоюзов Урала в сфере организации системы оплаты труда в 1919—1920 гг. показывает, что такая работа проводилась довольно активно. В то же время в условиях продолжавшейся войны, острой нехватки средств, и прежде всего продовольствия,
в полной мере провести тарификацию и нормирование труда было практически невозможно. Тем не менее то, что было сделано, имело важное политическое значение. Централизованное плановое распределение ресурсов снабжения позволило не только обеспечить рабочих минимумом средств к существованию, но и сохранить кадровый потенциал уральской
промышленности, поддержать военное производство в интересах обороны молодой Республики.
Литература
1. Лучевников П. С. Гражданская война на Южном Урале. Челябинск,
1958.
2. История социалистической экономики СССР. М., 1976. Т. 1.
3. Уральский рабочий. 1919. 27 дек.- Советская правда. 1920. 9 мая.
4. Государственный архив Свердловской области (ГАСО). Ф. Р-7. Оп. 1. Д. 1. Л. 37.
5. Уральский рабочий. 1919. 18 дек.
6. Формирование и развитие советского рабочего класса Башкирской АССР. Уфа, 1971. Ч. 1.
7. ГАСО. Ф. 303. Оп. 1. Д. 15. Л. 12−22.
8. Труды ЦСУ РСФСР. Т УШ. Вып. 2.
9. Коммунисты Урала в годы гражданской войны. Свердловск, 1959.
10. Дашевская М. А. Профсоюзы Урала в борьбе за восстановление промышленности (1919−1920 гг.) // Вопр. парт. руководства рабочим классом Урала. Свердловск, 1976.
11. Иванов В. П. Рабочие Урала в борьбе за восстановление народного хозяйства (1919−1925 гг.). Томск, 1985.
12. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 5469. Оп. 4. Д. 55. Л. 21.
13. Рафиков И. К. Рабочие Урала в первые годы Советской власти: численность, состав, положение. Свердловск, 1982.
14. ГАРФ. Ф. 5451. Оп. 4. Д. 73. Л. 56, 57.
15. Отчет Екатеринбургского губсовета профсоюзов II губернскому съезду профсоюзов. Екатеринбург, 1921.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой