Динамика численности крестьянского населения Пензенской губернии во второй половине XIX - начале XX века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Ульянов Антон Евгеньевич
ДИНАМИКА ЧИСЛЕННОСТИ КРЕСТЬЯНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ПЕНЗЕНСКОЙ ГУБЕРНИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX — НАЧАЛЕ XX ВЕКА
В статье рассматривается изменение численности и плотности основной категории сельского населения Пензенской губернии — крестьянства — во второй половине XIX — начале XX веков, приводятся сравнения региональных сведений с общероссийскими, выявляются причины динамичности демографических изменений. Адрес статьи: отм^. агат^а. пе^т^епа^/З^ООЭ/З/бб. ^т!
Источник
Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики
Тамбов: Грамота, 2009. № 3 (4). C. 199−202. ISSN 1997−292X.
Адрес журнала: www. gramota. net/editions/3. html
Содержание данного номера журнала: www. gramota. net/mate rials/3/2009/3/
© Издательство & quot-Грамота"-
Информацию о том, как опубликовать статью в журнале, можно получить на Интернет сайте издательства: www. aramota. net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: уоргобу hist@aramota. net
ДИНАМИКА ЧИСЛЕННОСТИ КРЕСТЬЯНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ПЕНЗЕНСКОЙ ГУБЕРНИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX — НАЧАЛЕ XX ВЕКА
Ульянов Антон Евгеньевич
Кафедра истории и права Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского
uae79@list. ru
Статья опубликована при финансовой поддержке Президентского гранта.
Аннотация. В статье рассматривается изменение численности и плотности основной категории сельского населения Пензенской губернии — крестьянства — во второй половине XIX — начале XX веков, приводятся сравнения региональных сведений с общероссийскими, выявляются причины динамичности демографических изменений.
Ключевые слова и фразы: прирост- убыль- численность населения- рождаемость- смертность- крестьянское хозяйство- аграрные отношения.
Пензенская губерния первой половины XIX в. характеризовалась замедленным ростом крестьянского населения. Так, в 1816 г. здесь насчитывалось 404 701 душа муж. пола [Материалы…, 1867, с. 325], в 1834 г. -429 546 душ, [ГАПО, ф. 5, оп. 1, д. 2996, л. 46- Арсентьев, с. 499] в 1851 г. — 496. 483 души [ГАПО, ф. 5, оп. 1, д. 2911, л. 46] (к 1853 г. численность крестьян возросла до 1 041 344 душ обоего пола (из 1 102 267 общего количества жителей) [Там же, д. 3053, л. 11 об. ]). Численность крестьянского населения с 1816 по 1851 гг., соответственно, возросла на 91 782 души муж. пола, или, по грубому подсчету, на 184 000 душ обоего пола. Ежегодный прирост за указанные 35 лет, следовательно, равнялся 5 257 чел.
Попробуем рассмотреть фактический прирост сельского населения губернии за рассматриваемое время. Здесь в нашем распоряжении имеются достаточные архивные данные, а также статистические сведения. Сначала обратим наше внимание на 1850-е гг. (см. Таблицу 1).
Таблица 1.
Население Пензенской губернии в 1850—1860 гг.
Год Всего населения Крестьянское население
1850 969 618 920 961
1851 1 058 444 950 000
1852 1 085 535 —
1853 1 102 267 1 102 264
1854 1 121 785 —
1858 1 188 535 —
1860 1 208 828 1 140 354
[Составлено по: РГИА, ф. 571, оп. 6, д. 1023, л. 16- ГАПО, ф. 5, оп. 1, д. 2911, л. 37- д. 2961, л. 35 об.- д. 3053, л. 35 об.- д. 3494, л. 40- д. 3776, л. 7 об.- Материалы…, 1867, с. 132- Отчет., с. 20- Памятная книжка., с. 59−61].
Из приведенных сведений видно, что, в отличие от предыдущего времени, прирост крестьянского (как и всего) населения губернии в предреформенное десятилетие резко возрос, составив 15 084 чел. в год. При этом указанный прирост был также выше среднеимперского: в 1850—1860 гг. среднегодовой прирост в России составлял 11 500 чел. в год [Морозов, с. 56]. Подобный разрыв объясняется, видимо, тем, что Пензенская губерния принадлежала к числу аграрных, а в «аграрных губерниях с более высоким удельным весом крестьянства рождаемость была значительно выше средней» [Тюкавкин, с. 34].
Анализ данных о численности населения в 1860—1890-х гг. (см. Таблицу 2) свидетельствует, что в это время прирост населения несколько снизился, составив 10 615 чел. в год (При этом не следует забывать, что 1850-е гг. — это время глубокого кризиса старой системы и усиливающегося воздействия «на крестьянское хозяйство всех типов и категорий тех закономерностей, которые были присущи товарно-капиталистическим отношениям» [Там же, с. 187], время глубокой экономической и социально-политической модернизации России). Приведенные данные ясно говорят нам о том, что во второй половине XIX в. прирост населения (13 387 чел. в год) был гораздо более значительным, нежели в первой половине (5 257 чел. в год), то есть возрос почти в 2,6 раза.
Таблица 2.
Население Пензенской губернии в 1862—1898 гг.
Год Всего населения Крестьянское население
1862 1 231 326 1 116 877
1864 1 251 355 1 159 278
1878 1 277 658 1 116 873
1891 1 362 832 —
1894 1 562 247 —
1897 1 491 215 —
1898 1 612 192 1 365 065
[Составлено по: РГИА, ф. 571, оп. 6, д. 1023, л. 16- ГАПО, ф. 5, оп. 1, д. 3976, л. 84 об.- д. 4267, л. 103 об.- д. 5405, л. 17- д. 6956а, л. 25- ф. 9, оп. 1, д. 505, л. 2- Материалы…, 1867, с. 132- Памятная книжка…, с. 62- Справочная книга., с. 56].
Приблизительно такие же тенденции в приросте населения были характерны и для всей Европейской России (см. Таблицу 3).
Таблица 3.
Население Европейской России в 1863—1897 гг. (тыс. чел.)
Год Всего населения В том числе сельское % прироста к 1863 г.
абс. %
1863 61 176 55 071 90,0 100,0
1885 81 725 71 760 87,7 130,3
1897 93 443 81 394 87,1 147,8
[Составлено по: Тюкавкин, с. 36- Рашин, с. 98].
Данные Таблицы 3 не в полной мере можно сопоставить с приведенными выше итогами ревизий, так как они относятся не ко всей империи и не только к крестьянству, а ко всему сельскому населению, которое включало в себя помимо крестьян незначительную долю дворян, духовенства, мещан и др. К тому же этими данными не улавливается существенная сторона миграционных процессов — переход крестьян в города и переселение на новые земли. Однако вполне очевидно, что приведенные цифры могут лишь незначительно изменить общую картину в сторону некоторого преуменьшения прироста.
Итак, с 1863 по 1897 гг. прирост сельского населения в Европейской России составил 26 323 тыс. чел., или по 823 тыс. в год, против дореформенных 294 тыс. по всей империи, то есть возрос в 2,8 раза. Ежегодный прирост составил 1,52% против 0,83% в предреформенное сорокалетие. На самом же деле прирост был еще выше (что в совокупности с высокой рождаемостью буквально «изумляло всех иностранцев» [Тюкавкин, с. 33]), ибо, как нами уже было отмечено, эти данные не учитывают механическую убыль сельского населения. Пензенская губерния в этом отношении развивалась параллельно всему Российскому государству (правда, в некоторые годы прирост населения снижался: с 1888 по 1897 г. он равнялся 1,05% [Россия., с. 159]).
Увеличивалась также и плотность населения: в 1851 г. она составляла 31 чел. на квадратную версту, в 1858 г. — 34,8 чел., а в 1897 г. — 43,6 чел. [Там же, с. 159- Первая., 1903, с. 45] (т.е. Пензенская губерния стояла в ряду самых населенный губерний России [Тюкавкин, с. 49]). Вполне закономерно, что вместе с возрастанием количества жителей и плотности населения в губернии возрастало и количество населенных мест в ней. Так, в 1854 г. по всем уездам насчитывалось 563 села и 995 деревень [ГАПО, ф. 5, оп. 1, д. 3762, л. 6−8 об. ], а всего через пять лет — в 1859 г. — уже 571 и 1241 соответственно [Там же, д. 4267, л. 99]. Такое быстрое увеличение плотности населения было характерно для аграрных губерний.
Таблица 4.
Количество населенных мест в Пензенской губернии в 1859 г.
[Там же, д. 3762, л. 6−8 об. ]
Уезд Сел Сельцев Деревень Хуторов Пригородов Слободок Выселков
Пензенский 47 14 96 1 — - -
Саранский 58 6 119 — 1 1 —
Инсарский 71 11 137 — - - -
Красносл. 50 10 153 — - 1 —
Нижнелом. 60 1 57 — - - -
Чембарский 45 14 102 12 — - 2
Городищ. 61 22 125 — - - -
На естественный прирост крестьянского населения влияла большая рождаемость. Так, с 1840 по 1858 гг. в губернии было зарегистрировано 596 839 чел. родившихся. При этом продолжительность жизни у проживающих в сельской местности была значительно выше, чем у проживающих в городской [Морозов, с. 57−63]. Однако и смертность была высокой: за указанное время она составила 546 161 чел. [Материалы…, 1867, с. 327- Отчет…, с. 91]. Особенно высока была детская смертность (с 1886 по 1897 гг. смертность составляла: для детей до одного года — 336%, до пяти лет — 518% [Соколов, с. 19]- в 1853 г. умерло 14 043 младенца в возрасте до одного года [ГАПО, ф. 5, оп. 1, д. 3053, л. 9]). Основной причиной такого положения был очень высокий уровень заболеваемости. Наиболее распространенными болезнями были тиф, дизентерия, дифтерит, коклюш, корь, скарлатина, оспа и др. [Там же, д. 6956а, л. 221]. Особенно опасными были эпидемические болезни, сил и средств на борьбу с которыми хронически не хватало. Эпидемии носили «пожарный» характер, переходили из одной местности в другую. Так, в 1853 г. в губернии числилось 2 765 больных, из которых 1474 чел. умерло [Подсчитано по: ГАПО, ф. 5, оп. 1, д. 3053, л. 64]. В 1891 г. из всего количества заболевших дифтеритом умерло 456 чел., в 1892 г. — 411 чел., в 1893 г. — 1011 чел., 1895 г. — 1960 чел. [Там же, ф. 81, оп. 1, д. 127, л. 16- Обзор губернии за 1895 год, с. 39].
По-другому же и быть не могло, так как состояние медицинского дела в губернии оставляло желать лучшего. Именно поэтому власти стремились наладить медицинскую помощь населению. Особенно в этом деле преуспели земства. Так, Пензенское губернское земство в 1868 г. постановило ассигновать свыше 50,5 тыс. руб. на возведение новой центральной больницы. Не отставали и уездные земства, где «вопрос с самого начала был поставлен во главу угла» [РГИА, ф. 1248, оп. 92, д. 53, л. 67]. В 1877 г. земские расходы на медицину в среднем на уезд составляли 23,7%, в 1880 г. — 32,4%, в 1901 г. — 36,0%. Земства также стремились «укомплектовать учреждения здравоохранения квалифицированными медицинскими кадрами» [ГАПО, ф. 11, оп. 1, д. 115, л. 103], а на время эпидемий приглашали даже врачей со стороны (так как своих не хватало) [Журнал., с. 45]. Ими же создавались лечебно-продовольственные пункты [Систематический., с. 215]. Для борьбы с эпидемиями организовывались прививки: с 1885 по 1900 гг. динамика роста числа детей, получивших прививки, составила 25,8% (47 697 прививок в 1885 г. и 59. 037 — в 1900 г.) [Подсчитано по: Обзор. за 1885 год, с. 66−67].
Естественный прирост сельского населения также во многом зависел от социально-экономического положения различных групп крестьянства [Морозов, с. 65] и в первую очередь от степени их обеспеченности землей. В Пензенской губернии, как и во всех черноземных губерниях Европейского Центра России, эта обеспеченность оставляла желать лучшего. Более того, на протяжении всей второй половины XIX в. она уменьшалась. Так, в результате проведения реформы 1861 г. в губернии надел помещичьих крестьян сократился на 25,4% [Очерки., с. 44]. К 1877 г. на один крестьянский двор приходилось уже по 10,4 дес. земли, а к 1905 г. — по 7,5 дес. [ГАПО, ф. 158, оп. 1, д. 17, л. 4]. При этом наблюдалась зависимость прироста крестьянского населения от степени обеспеченности крестьян надельной землей. Это можно видеть из расчета Н. П. Огановского, который выявил, что в течение первых 20 лет с 1858 г. прирост среди крестьянских семей с наделом земли на душу в 1−2 дес. составил 17%, а с наделом свыше 5 дес. — 30% [Огановский, с. 46]. А в Памятной книжке Пензенской губернии за 1864 г. отмечено, что «самое большое нарождение» наблюдается у представителей духовенства, купцов и государственных крестьян, и «самое малое» — у бывших помещичьих крестьян (у которых земли было почти в два раза меньше, чем у государственных) и мещан [Памятная книжка., с. 15]. То есть очевидная зависимость прироста населения от степени обеспеченности крестьян землей и «интересами ведения хозяйства» [Орлова, с. 36−42] была отмечена уже современниками (на динамику численности населения влияли также миграционные потоки в Сибирь, тяжелые условия жизни и др. [Морозов, с. 66]).
Список использованной литературы и источников Арсеньев К. И. Статистические очерки России. СПб., 1848. 251 с.
ГАЛО (Государственный архив Пензенской области). Ф. 5. Оп. 1- Ф. 9- Ф. 11- Ф. 81- Ф. 158.
Журнал заседаний очередного Пензенского губернского земского собрания. Сессии 10−20 декабря 1892 года. Б.м., б.г. 55 с.
Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами генерального штаба. Пензенская губерния / сост. Сталь, ред. А. Рябинин. СПб.: Тип. С. Бургеля, 1867. Т. 17: в 2 ч. Ч. 2. 469 с.
Материалы для статистики России, собираемые по ведомству министерства государственных имуществ. СПб.: Тип. Министерства Гос. имуществ, 1861. Вып. 4. 137 с.
Морозов С. Д. Влияние городской и сельской культуры на демографические процессы в регионах России (конец XIX -1914 г.) // Отечественная культура и развитие краеведения: материалы IV Всероссийской научной конференции. Пенза, 2001. С. 57−63.
Морозов С. Д. Центральная Россия в 1897—1917 гг.: проблемы демографического развития. Пенза: ПГАСА, 2001. 227 с. Обзор Пензенской губернии за 1885 год. Пенза, 1886. Б.м., б.г. 45 с. Обзор Пензенской губернии за 1895 год. Пенза, 1896. Б.м., б.г. 48 с. Обзор Пензенской губернии за 1900 год. Пенза, 1901. Б.м., б.г. 48 с.
Огановский Н. П. Обновление земледельческой России и аграрная политика. М.: Задруга, 1914. 473 с. Орлова В. Д. Религиозный фактор демографического поведения крестьян Тамбовской губернии в XIX — начале XX веков // Особенности российского земледелия и проблемы расселения IX—XX вв.: материалы XXVI сессии симпозиума по аграрной истории Восточной Европы: тезисы докладов и сообщений (Тамбов, 15−18 сентября 1998 г.). М. -Тамбов, 2000. С. 36−42.
Отчет Пензенского статистического комитета за 1854 год. Б.м., б.г. 86 с. Очерки истории России 1861−1904. М.: Наука, 1960. 542 с.
Памятная книжка Пензенской губернии за 1864 год. Пенза: Тип. Пензенского губернского правления, 1864. 206 с. Первая всеобщая перепись населения Российской империи. 1897 г. Пензенская губерния. Б.м., 1903. 30 с. Рашин А. Г. Население России за 100 лет (1811−1913). М.: Госстатиздат, 1956. 351 с.
РГИА (Российский государственный исторический архив). Ф. 571- Ф. 1248. Россия. Полное географическое описание нашего отечества / под ред. В. П. Семенова. СПб.: Изд-во А. Ф. Девриена, 1902. Т. 2. 601 с.
Селунская Н. Б. Концепции аграрного строя в пореформенную эпоху // Исторические записки. М., 1999. № 2 (120). С. 187−209.
Систематизированный сборник постановлений Пензенского губернского земского собрания. Отдел VII. Пенза, 1914. 53 с.
Соколов Д. А., Гребенщиков В. И. Смертность в России и борьба с ней. СПб., 1901. 122 с.
Справочная книга по Пензенской губернии на 1894 год. Пенза: Тип. Пензенского губернского правления, 1894. 88 с. Тюкавкин В. Г. Великорусское крестьянство и Столыпинская аграрная реформа. М.: Памятники исторической мысли, 2001. 304 с.
THE DYNAMICS OF THE NUMBER OF THE COUNTRY POPULATION OF PENZA PROVINCE IN THE SECOND HALF OF THE XIXth — THE BEGINNING OF THE XXth CENTURY
Ulyanov Anton Evgenyevich
Depatment of History and Law Penza State Pedagogical University uae79@list. ru
Abstract. In the article the change of the number and density of the basic category of the agricultural population of Penza province — peasantry — in the second half of the XIXth — at the beginning of the XXth centuries is considered. The comparisons of regional data with all-Russian are given. The reasons of the dynamism of demographic changes are revealed.
Key words and phrases: gain- loss- population number- birth rate- death rate- farm- agrarian relations.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой