Динамика и инерционность территориально-отраслевых систем промышленности Дальнего Востока России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОПК — «жемчужина» в короне петербургской промышленности. Его значение для страны трудно переоценить. И основой модернизации экономики страны должен стать именно ОПК, поскольку только на его основе можно технически и технологически переоснастить все отрасли промышленности в целом. Практика двойных технологий, богатый опыт сотрудничества «оборонщиков» с представителями гражданского машиностроения, конверсионные программы дадут хороший результат при разумной организации и финансировании.
Таким образом, институциональные и структурные преобразования определяют новый облик петербургской промышленности. Ее инновационный потенциал сохранен, но примитивизация экономики, имевшая место в последние два десятилетия,
принципиально повлияла на общую картину. Магистральный путь промышленности Петербурга — опора на наукоемкие и высокотехнологичные отрасли, использование двойных технологий, техническое и технологическое перевооружение всех отраслей. Этому призвана способствовать активная промышленная политика, осуществляемая федеральными и региональными властями.
Городу не хватает квалифицированных рабочих при явном перепроизводстве юристов, менеджеров и экономистов.
Модернизация экономики, новая индустриализация, отказ от углеводородной зависимости требует пересмотра промышленной политики, ее тесной увязки с инновационной деятельностью.
1 Промышленное производство в Санкт-Петербурге и Ленинградской области в 2009 году. — СПб., 2010. — С. 14.
2 Рыбаков Ф. Ф. Генезис и эволюция промышленности Санкт-Петербурга. — СПб., 2008. — С. 35.
3 Промышленное производство в Санкт-Петербурге и Ленинградской области в 2009 году. — СПб., 2010_____С. 14−16.
4 Промышленность Санкт-Петербурга. — СПб., 2008. — С. 15.
5 Промышленное производство в Санкт-Петербурге и Ленинградской области в 2009 году. — СПб., 2010. — С. 20.
6 Промышленное производство в Санкт-Петербурге и Ленинградской области в 2009 году. — СПб., 2010. — С. 20
7 Промышленное производство в Санкт-Петербурге и Ленинградской области в 2009 году. — СПб., 2010. — С. 40.
8 Индикаторы инновационной деятельности 2010. — М., 2010. — С. 302.
9 Промышленное производство в Санкт-Петербурге и Ленинградской области в 2009 году. — СПб., 2010. — С. 19.
динамика и инерционность территориальноотраслевых систем промышленности дальнего ВОСТОКА РОССИИ
А.В. Мошков
ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии Дальневосточного отделения РАН (Владивосток), доктор географических наук mavr@tig. dvo. ru
В статье рассмотрены особенности изменений территориально-отраслевых систем промышленности в субъектах Дальневосточного федерального округа Российской Федерации. Проведена оценка факторов, обуславливающих динамику и инерционность формирования территориально-отраслевой структуры промышленности региона. Выделены этапы ее формирования. Отмечено, что для устойчивого развития регионов необходимо формирование разнообразной структуры, и в первую очередь, обрабатывающих отраслей экономики.
Ключевые слова: территориально-отраслевые системы промышленности, факторы структурных изменений, устойчивое развитие регионов.
УДК 338: 911.3 (571. 6) ББК 65. 04
Структурные изменения в территориально-отраслевых системах промышленности (ТОСП) представляют собой процесс преобразования структур, форм и способов экономической деятельности в системах, которые обусловлены действием территориальной совокупности социально-экономических факторов [14]. Подобные изменения предполагают повышение эффективности производства в регионе за счет рационального использования имеющегося природно-ресурсного, производственного и демографического потенциала, экономико-географического положения и т. п., а также снижения производственных и транспортных издержек. Основным диалектическим противоречием процесса структурных изменений территориально-отраслевых систем, как и любого другого процесса, выступает противоречие между изменчивостью и устойчивостью структуры ТОСП. В связи с этим к основным свойствам процесса структурной изменчивости ТОСП можно отнести взаимообусловленность, устойчивость, инерционность, изменчивость (или динамичность), многоуровневость.
Структурные ТОСП регионов Дальнего Востока, состоящей из специализированных производств, а также обслуживающих
потребности производства и нужды населения, формирует региональный уровень структурных изменений ТОСП и достаточно полно отражает общие тенденции этого процесса. В то же время регионы характеризуются еще и свойственными только им особенностями формирования и развития структуры.
Устойчивые структурные экономические отношения, сформировавшиеся в регионе (например, диспропорции между развитием отдельных элементов структуры ТОСП, пропорциональность, завершенность структуры системы), проявляются в региональном аспекте в течение длительного времени и могут служить основой дня выделения соответствующих этапов структурных изменений ТОСП. Формирование структуры ТОСП Дальнего Востока происходит под влиянием совокупности благоприятных и негативных факторов, которые вызывают диспропорционные отношения между структурными блоками ТОСП. К числу благоприятных факторов относятся — выгодное экономико-географическое положение, богатый и разнообразный природно-ресурсный потенциал территории и акватории, достигнутый производственный и инфраструктурный потенциал и др. Негативные факторы — высокие производственные и
26 1
транспортные издержки, низкая доля добавленной стоимости в произведенной продукции, низкая конкурентоспособность обрабатывающих производств и др.
Преодоление диспропорциональных отношений в структуре системы выступает одной из движущих сил процесса структурных изменений ТОСП. Анализ этого процесса позволяет выделить внутри разных периодов (формирование и функционирование хозяйства в условиях складывающегося рынка- пришедшей ему на смену административно-командной экономики- современных рыночных преобразований) этапы структурных изменений ТОСП регионов Дальнего Востока. Эти этапы характеризуют регионы, во-первых, как части народнохозяйственного комплекса страны, подчиняющие свои экономические интересы необходимости решения общегосударственных задач, во-вторых, как относительно самостоятельные образования со специфическим для каждого составом структуры, степенью её завершенности, пропорциями и диспропорциями. Следует отметить, что формирование структуры ТОСП регионов Дальнего Востока происходило как в процессе реализации стратегических государственных задач (в первую очередь, строительство предприятий оборонного комплекса, эксплуатация уникальных природных ресурсов), так и под воздействием рыночных механизмов, в т. ч. международных рынков сырья и материалов в странах Азиатско-Тихоокеанского региона.
Отраслевой метод изучения структуры ТОСП отражает определенное производственное единство предприятий, которое возникает на основе общности назначения выпускаемой продукции, используемого сырья, техники и технологии производства. По степени участия отрасли в территориальном разделении труда, характеру взаимодействия между отраслями можно определить её положение в структуре: специализированное, обслуживающее либо производство, либо население.
Изучение пространственно-временных особенностей изменений элементов структуры ТОСП Дальнего Востока, которые связаны с перестройкой социально-экономической ситуации в стране и регионах, представлено в виде последовательных этапов и охватывает период времени с 1922 по 2000-е гг. (рис.
1). [4−8- 12−15- 18−20].
Индустриально-добывающий и инфраструктурный этап (середина 19 в. — 1922 г.). До 1922 г. в экономике Дальнего Востока специализированную функцию выполняли угледобывающая промышленность, цветная металлургия (добыча руд цветных металлов, их обогащение, производство концентратов) лесозаготовка и рыбная промышленность. Важнейшим инфраструктурным объектом, который оказал существенное влияние на формирование структуры экономики Дальнего Востока, была Транссибирская железнодорожная магистраль. Она выступила своеобразной «хозяйственной осью», вокруг которой сформировались основные промышленные узлы юга Дальнего Востока. Одними из первых в составе промышленных узлов на территории Дальнего Востока появились предприятия угольной, лесной промышленности и цветной металлургии.
Угольная промышленность выполняла важнейшую задачу обеспечения топливом потребностей Тихоокеанского флота, железной дороги и растущего населения. Снижение объемов добычи угля отмечалось в период гражданской войны и интервенции, но было преодолено к середине 1920-х гг. (добыча угля составила 600 тыс. т/год), т. е. достигла уровня 1917 г. [17].
Лесная промышленность (заготовка древесины, производство пиломатериалов) в южных регионах Дальнего Востока (Приморский и Хабаровский края, Амурская область) из-за слабой транспортной освоенности территории развивалась довольно медленно, несмотря на её значительные запасы и большой спрос на древесину в соседних странах.
Цветная металлургия (добыча руд драгоценных металлов) была представлена свинцово-цинковой и золотодобывающей промышленностью. Золотодобыча кустарным и полукустарным способами осуществлялась во всех регионах юга Дальнего Востока, добыча и обогащение свинцово-цинковой руды — в Приморском крае. В 1914 г. здесь была пущена в эксплуатацию обогатительная фабрика горнопромышленного общества «Те-тюхе-АГОТ». Производимый здесь концентрат полностью вывозился за границу. Добыча руды составляла 1000 т/год, а число занятых на руднике рабочих — 1300 чел. Во время гражданской войны рудник часто закрывался, и его общие убытки составили почти 1 млн руб. [23].
Рыбная промышленность (улов рыбы и добыча морепродуктов — крабов, морской капусты, промысел морского зверя) осуществляла добычу и переработку рыбы и морепродуктов (засол лососевых рыб, рыбная мука из тихоокеанской сельди, заготовка морской капусты и др.). Значительные запасы рыбных ресурсов и стабильный спрос на рыбопродукцию обеспечивали быстрое развитие отрасли.
К отраслям, обслуживающим потребности производства, можно было отнести электроэнергетику (теплоэнергетика на базе угля), промышленность строительных материалов (добыча нерудных строительных материалов, производство кирпича), металлообработку, судостроение и судоремонт, ремонт машин и оборудования. Главная проблема в развитии обслуживающих производств заключалась в их ограниченных возможностях собственными силами удовлетворять потребности хозяйства Дальневосточного региона. Отмечались также трудности в снабжении населения товарами широкого потребления — продукцией легкой и пищевой промышленности. Среди регионов Дальнего Востока наиболее благоприятными агроклиматическими условиями для ведения сельского хозяйства располагает Амурская область. Это способствовало выдвижению мукомольной промышленности на роль специализированного производства в структуре региона. Продукция легкой промышленности (швейные изделия, обувь) в большом количестве завозилась на Дальний Восток.
Индустриально-добывающий этап с элементами обрабатывающих производств, преимущественно оборонного назначения (1922−1940 гг.). Особенности исторического развития Дальнего Востока позволили частному капиталу (отечественному и зарубежному) сохранить к концу 1922 г. командные позиции в большинстве отраслей промышленности, сельского хозяйства и торговле. Например, из 198 действующих промышленных предприятий 78,8% принадлежали частным владельцам [21]. Российский частный торгово-промышленный капитал активно действовал на отечественном и на зарубежных рынках.
В конце 1922 г. Дальний Восток вступил в период новой экономической политики. Характерной чертой этого времени было свертывание роли частного капитала в народном хозяйстве и усиление государственного сектора экономики. Процессы национализации частного сектора Дальнего Востока в разных отраслях экономики имели свои особенности.
Цветная металлургия. Важнейшей отраслью региональных систем Дальнего Востока являлась золотодобывающая промышленность. В 1923 г. частный капитал контролировал 43,9% предприятий отрасли. Реформирование отрасли началось с установления для частного капитала высоких налоговых ставок (30−60% ставка подоходного налога и 8−20% от прибыли составлял промысловый налог). В Амурской области в результате такой налоговой политики была приостановлена сначала разведка золота, а потом и его добыча. В 1926 г. на Дальнем Востоке было добыто всего 560 пудов золота (49% от уровня 1913 г.) [23].
Угольная промышленность. Особенно заметным было преимущество частного капитала в угледобывающей отрасли Приморского края. В 1922 г. государственные угольные копи давали продукции в 3 раза меньше и по более высокой цене, чем частные предприятия [21]. Основные потребители угля (в том числе и государственные организации и предприятия) — Уссурийская железная дорога, электростанции, население и др. — предпочитали закупать топливо у частников. Предпринятые административные меры (постановление губисполкома об обязательной закупке государственными предприятиями топлива только у национализированных шахт, лишение частных компаний лицензий на разведанные участки и др.) привели практически к полному вытеснению частного капитала из отрасли. Реформы тяжело сказались не только на работе частных угольных копей, но и на обеспечении потребителей. Резкое сокращение добычи угля на национализированных предприятиях, его высокая себестоимость привели к тому, что Уссурийская железная дорога была вынуждена перейти с угля на дрова. Жители г. Владивостока зимой 1925 г. пережили тяжелый топливный кризис.
Лесная и деревообрабатывающая промышленность. В 1923 г. на Дальнем Востоке в частном секторе находилось 28% деревообрабатывающих предприятий. Например, в Приморском крае работало всего 6 государственных лесопильных заводов и 34 частных [23]. Традиционно российские частные лесопромышленники выполняли посреднические функции между даль-
невосточными лесозаготовительными предприятиями и японскими деревообрабатывающими фирмами (преимущественно производство спичек из осиновой чурки). Реформы затронули и эту сферу предпринимательства. Приморский губисполком потребовал установить единые оптовые цены на контракты и соглашения по вывозу леса, что совершенно не устроило зарубежных потребителей. В дальнейшем Дальневосточное экономическое совещание поспешно снизило налоги на экспорт леса. Однако в результате негибкой ценовой политики со стороны государственных органов управления практически было утрачено монопольное положение российских лесозаготовителей на тихоокеанском рынке сбыта осиновой чурки. Зато укрепили свои позиции в этом сегменте рынка лесных товаров американские и японские фирмы.
Дефицит продуктов производственного и непроизводственного назначения (возникший вследствие нарушения сложившихся торгово-посреднических и хозяйственных связей с зарубежными странами Азиатско-тихоокеанского региона, высокие затраты на перевозку товаров, из европейских районов России на Дальний Восток), послужил толчком к строительству и реконструкции собственных обслуживающих производств. В блоке обслуживания потребностей производства во всех регионах Дальнего Востока были введены в эксплуатацию новые ремонтные предприятия, а также производство строительных материалов. Из отдельных пошивочных мастерских и перерабатывающих цехов выделились в самостоятельные отрасли производства, обслуживающие потребности населения, — швейная промышленность, мясная и молочная. В это время были введены в строй электростанции на Зыбунных угольных копях, Спасский цементный завод в Приморском крае.
В цветной металлургии Приморского края было создано новое производство (получение из полуфабрикатов — свинцового концентрата, готового металла — свинца рафинированного).
Особенно прочные позиции у частного капитала оказались в агропромышленный сфере. Он практически полностью контролировал торгово-промышленный оборот между городом и деревней. Однако национализация затронула и эту сферу хозяйствования. Уже в 1925 г. между крестьянином и рынком сбыта сельхозпродукции появился монопольный посредник — государственные тресты. На Дальнем Востоке от лица государства закупкой сельхозпродукции занимались губсоюзы (закупка продукции для внутреннего потребления) и Дальторг (экспорт). Все продажи излишков сельхозпродукции и приобретение необходимых в сельском хозяйстве товаров крестьяне обязаны были совершать только в централизованном порядке через государственные организации. Таким образом, частный сектор был полностью вытеснен из всех отраслей экономики Дальнего Востока.
Опыт реформирования экономики Дальнего Востока позволяет выделить наиболее эффективные сферы приложения частного капитала — закупка, транспортировка, переработка и реализация сельхозпродукции- сбыт в сельской местности товаров широкого потребления, сельскохозяйственных машин и механизмов- пищевая промышленность (в том числе лов рыбы и морепродуктов) — легкая (кожевенно-обувная) — лесопереработка. Частный капитал оказался малоэффективен на железнодорожном транспорте- в судостроении и судоремонте- электроэнергетике. Иностранные инвестиции в дальневосточную экономику преимущественно направлялись в сырьевые отрасли экономики [21].
С начала 1930-х гг., когда был полностью ликвидирован (национализирован) частный сектор экономики, хозяйства Дальнего Востока лишились возможности использовать механизмы рыночного саморегулирования. Государство приняло на себя обязанности обеспечить потребности производства и населения во всех отраслях экономики, а не только в отраслях традиционно наименее привлекательных для частного капитала на Дальнем Востоке.
Фактически был упущен исторический шанс — на практике использовать положительные стороны государственного управления и рыночного саморегулирования. Государственное управление позволяло концентрировать огромные финансовые, материальные и трудовые ресурсы на решении наиболее значимых социально-экономических проблем. Рыночное регулирование предполагает эффективное использование ресурсов и гибкое реагирование, перестроение производства на спрос потребите-
лей. Первенство административно-планового начала в экономике отразилось на структуре регионов Дальнего Востока в виде одностороннего развития специализированных производств, которые выполняли общегосударственную функцию. В первую очередь они обеспечивали дешевым и качественным сырьем потребности обрабатывающих отраслей в западных районах страны, осуществляли морские грузоперевозки, помогали решать геополитические вопросы в регионе. Обслуживающие производства не имели таких возможностей обеспечить все потребности производства и населения в товарах и услугах. Подобные диспропорции между уровнем развития специализированных и обслуживающих производств были характерны для структуры регионов Дальнего Востока и в последующие годы.
В течение данного этапа структурных изменений в ТОСП регионов Дальнего Востока были отмечены следующие особенности. В это время силами «Дальстроя» начинается освоение месторождений цветных металлов Магаданской области (золото, олово, вольфрам и др.) — в первую очередь, добыча руд драгоценных металлов (золота). Одновременно создается энергетика и ремонтно-механическая база хозяйства области.
В Приморском крае после реконструкции цементного завода в Спасске-Дальнем эта отрасль промышленности из обслуживающих перешла в разряд отраслей специализации. В ходе реализации программы формирования на востоке страны дублирующих оборонных предприятий в Хабаровском крае машиностроение получило новый импульс развития. Тяжелое машиностроение стало отраслью специализации в регионе. В Амурской области дальнейшее развитие получили отрасли, входящие в состав обслуживания производства и населения.
В хозяйственном комплексе Сахалинской области появилась новая отрасль специализации — добыча нефти. Для доставки нефти в Хабаровский край был построен нефтепровод («Оха
— Комсомольск-на-Амуре»). Стратегические интересы страны на Дальнем Востоке и выгодное экономико-географическое положение Хабаровского края благоприятствовали появлению в его составе новой отрасли специализации — нефтеперерабатывающей промышленности (производство из Сахалинской нефти горюче-смазочных материалов). В целом по Хабаровскому краю рост капитальных вложений в промышленность в 1936 г. составил по сравнению с 1928 г. 2250% [15]. Ухудшение политической обстановки в Дальневосточном регионе вызвало переориентацию некоторых экспортных отраслей регионов Дальнего Востока на рынок СССР.
Индустриально-оборонный этап (1941−1945 гг.). Быстрыми темпами развивались специализированные производства по выпуску экспортных и стратегических видов продукции (лесная, рыбная промышленность, цветная металлургия). Из европейских районов СССР прекратился завоз на Дальний Восток ряда наименований продукции производственного и непроизводственного назначения, это способствовало развитию собственных обслуживающих производств. При этом собственные обслуживающие предприятия были частично переоборудованы на выпуск оборонной продукции, например, на Приморском сахарном комбинате (г. Уссурийск) было организованно производство боеприпасов, Спасском цементном заводе налажен выпуск учебных бомб.
Наибольшие изменения затронули структуру промышленности Хабаровского края — введено в эксплуатацию единственное на Дальнем Востоке предприятие черной металлургии («Амурсталь», г. Комсомольск-на-Амуре). Выпускаемая здесь продукция должна была частично удовлетворить потребность в металле машиностроительных заводов, которые ранее получали металл из Сибири и европейской части страны. Кроме того, в состав обслуживающих производств вошла новая для Хабаровского края отрасль — угледобывающая промышленность.
Существенные изменения произошли в отраслях топливноэнергетического комплекса Дальнего Востока: на севере Сахалинской области началась добыча природного газа, в Чукотском автономном округе — добыча угля.
Индустриально-обрабатывающий этап с интенсивно развивающимися обслуживающими производствами (1946−1961 гг.). Стратегия развития хозяйства заключалась в решении задачи как можно быстрой ликвидации нанесенного войной ущерба, достижения довоенного уровня и дальнейшего развития производительных сил. Для решения задачи перехода на мирные рельсы хозяйствования страна вернулась к разработке пятилет-
них планов как основной форме отраслевого и территориального планирования и управления.
Важнейшей чертой этапа явились хозяйственные преобразования, связанные с переходом на новые принципы планирования и управления народным хозяйством. Были созданы экономические административные районы с Советами народного хозяйства. У предприятий промышленности и строительства осталось только два уровня подчиненности: одна часть замыкалась на Совет министров СССР или республики, а другая — на местные Советы депутатов трудящихся.
Оперативно управлять огромным хозяйственным механизмом из нескольких общесоюзных министерств и ведомств оказалось очень сложно и не эффективно. Главный недостаток жестко централизованной административной экономики
— ведомственность — мешал установлению нормальных производственных связей даже в пределах целостных компактных территорий. Система совнархозов должна была помочь решить проблему интенсификации горизонтальных связей между предприятиями, обеспечить условия комплексного развития территории.
Переход к территориальному принципу управления не только не нарушил нормальную работу предприятий, но способствовал улучшению их хозяйственной деятельности, укрепил производственные связи в региональных системах Дальнего Востока. Например, в 1957 г. предприятия Приморского совнархоза выполнили план выпуска валовой продукции на 116,8%. При этом объем валовой продукции увеличился по сравнению с 1956 г. на 22,8% [17].
К наиболее существенным изменениям структуры региональных систем относится возникновение новых отраслей специализации. В Приморском крае на базе уникального месторождения датолитов было введено в строй предприятие «Бор» (г. Дальнегорск) горнохимической промышленности (боросодержащие продукты используются при производстве атомной техники, в металлургии как легирующий элемент). В Хабаровском крае появились новые предприятия оловодобывающей и тяжелой промышленности, в Амурской области — электротехнической промышленности. В Республике Якутия (Саха) началась добыча алмазов.
Во всех регионах Дальнего Востока, обслуживающая производственные потребности, промышленность строительных материалов приступила к выпуску новых видов изделий стеновых материалов, железобетонных изделий и конструкций. В это время открывались предприятия, обслуживающие потребности населения, — швейные, обувные фабрики, хлебозаводы, крупные мясокомбинаты, молокозаводы.
Индустриально-обрабатывающий этап с развитием инфраструктуры (1962−1991 гг.). На сентябрьском (1965 г.) Пленуме Ц К КПСС было отмечено, что система управления промышленностью и строительством, осуществляемая Советами народного хозяйства, оказалась недостаточно эффективной [16]. Вопросы отраслевой специализации, внедрения новой техники и т. п. не всегда решались в них оперативно, что отрицательно сказалось на росте производительности труда. В результате был осуществлен возврат к отраслевому принципу управления с учетом возможного использования положительных сторон территориального управления.
Экономическая реформа 1965 г. предполагала проведение преобразований по следующим направлениям [16]. Во-первых, изменение организационной структуры управления народным хозяйством. Возврат к отраслевым методам управления, воссоздание союзных и союзно-республиканских министерств, усиление вертикальной интеграции экономики. Во-вторых, совершенствование системы управления за счет рационального сочетания отраслевого и территориального планирования, повышение сбалансированности хозяйственного механизма, усиление социальной направленности в плановых решениях. В-третьих, усиление экономических стимулов в производстве, введение системы хозяйственного расчета, в том числе на производственных объединениях, где сосредоточены все стороны производственного процесса — от прикладных исследований до реализации конечной продукции.
Совершенствовалась техническая оснащенность отраслей промышленности Дальнего Востока, что способствовало более полному использованию имеющихся факторов структурных изменений ТОСП, т. е. возникновению новых производств.
Данный этап характеризовался следующими изменениями в структуре региональных территориально-отраслевых систем. В Приморском крае возникли новые отрасли специализации: авиастроение и приборостроение, которые требовали не только высокого уровня технической оснащенности производства, но и высококвалифицированных трудовых ресурсов. На Дальнем Востоке сформировался еще один авиастроительный центр союзного значения (г. Арсеньев). В Хабаровском крае была создана новая отрасль специализации — целлюлозно-бумажная промышленность (новый центр переработки древесного сырья в г. Амурске), в Амурской области — тяжелое машиностроение.
Для обеспечения потребностей населения и производства (добыча руд цветных металлов) в дешёвой электроэнергии в Чукотском автономном округе была построена единственная на Дальнем Востоке атомная электростанция (Билибинская АЭС). На северо-востоке страны был создан мощный энергетический центр, включающий АЭС, Чаунскую и Анадырьскую ТЭЦ и Эгвекинотскую ГРЭС.
Интенсификация производства во всех составляющих элементах структуры формирующихся и развивающихся ТОСП — главная черта рассматриваемого этапа структурных изменений ТОСП. Она предполагала обеспечить усиление воздействия всех звеньев хозяйственного механизма на повышение эффективности производства и улучшение качества управления народным хозяйством. Особенностью этого этапа являлось также разработка и реализация территориальных целевых комплексных программ, таких как комплексная программа развития восточных районов СССР — «Программа экономического освоения зоны Байкало-Амурской магистрали» [1−3]. Она представляла собой документ, содержащий информацию о ресурсах, исполнителях и сроках реализации всего комплекса социально-экономических, организационно-хозяйственных и других мероприятий, призванных эффективно решать проблему освоения восточных районов СССР. Использование природных ресурсов южной зоны Дальнего Востока в хозяйственном обороте во многом было сопряжено с необходимостью размещения производительных сил на слабоосвоенной территории. Программа строительства БАМа предполагала вовлечение в производство прилегающих к трассе минерально-сырьевых, лесных и топливно-энергетических ресурсов территории.
Следующая особенность этого этапа структурных изменений ТОСП формирование и развитие такой её разновидности, как акватерриториальнная производственная система (АТПС). Пространственная структура АТПС представлена центральным береговым звеном — основной базой освоения океана, аквато-риальным прибрежным и океаническим звеньями и глубинным материковым звеном [3- 11- 22]. В функциональном отношении АТПС, как и любая ТОСП, состоит из взаимосвязанных специализированных и обслуживающих производств. Однако специализированные производства в АТПС, как правило, представлены рыбной промышленностью, судостроением и судоремонтом, добычей природных ресурсов на морском шельфе. Обслуживание производства осуществляется портовым хозяйством, тарным производством, сетевязанием, электроэнергетикой и стройиндустрией. Примером подобной системы может служить АТПС, которая начала формироваться на базе нефтяных и газовых месторождений шельфа северного Сахалина.
Характеризуя данный этап структурных изменений ТОСП, нельзя не отметить также активизацию процесса аграрно-промышленной интеграции, выразившегося в усилении взаимосвязей между отраслями сельского хозяйства, промышленностью, производственной и социальной инфраструктурой. Эти аспекты нашли отражение в материалах майского (1982 г.) Пленума Ц К КПСС, на котором были одобрены Продовольственная программа СССР на период до 1990 г., а также создание агропромышленных комплексов [16].
В «Основных направлениях экономического и социального развития СССР на 1986−1990 годы и на период до 2000 года» предполагалось увеличить производственный потенциал в восточных районах страны на базе опережающего роста отраслей производственной и социальной инфраструктуры [16- 19]. Для Дальневосточного экономического района, в частности, планировалось увеличение добычи цветных и редких металлов- опережающее развитие топливной промышленности и электроэнергетики- увеличение улова рыбы, производство высококачественной пищевой рыбной продукции.
Рис. 1. Изменение структуры территориально-отраслевых систем промышленности регионов юга
Дальнего Востока.
Отрасли и подотрасли хозяйства:
1 — угледобывающая промышленность- 2 — нефтедобывающая, 3 -добыча природного газа- 4 — теплоэнергетика- 5 — гидроэнергетика- 6 — черная металлургия- 7 — добыча руд драгоценных металлов- 8 — добыча алмазов- 9 — свинцово-цинковая- 10 — оловянная- 11 — вольфрамовая- 12 — горно-химическая- 13 — нефтехимическая промышленность- 14 — бытовая химия- 15 — приборостроение- 16 — авиастроение- 17 — судостроение и судоремонт- 18 — электротехническая промышленность- 19 — сельскохозяйственное машиностроение- 20 — ремонт машин и оборудования- 21 — металлообработка- 22 — литейное производство- 23 — лесопиление и деревообработка- 24 — целлюлозно-бумажная промышленность- 25 — производство спичек- 26 — тарное производство- 7 — цементная промышленность- 28 — производство железобетонных изделий и конструкций- 29 — производство кирпича строительного- 30 — фарфорофаянсовая- 31 — стекольная- 32 — хлопкопрядильная- 33 — трикотажная- 34 — швейная- 35 — обувная- 36 — рыбная- 37 — мясная- 38 — молочная- 39 — маслобойная- 41 — сахарная- 42 — табачная- 43 — хлебопекарная- 44 — мукомольная- 45 — бытовое обслуживание населения.
Этапы изменений структуры:
I — середина 19 века — 1922 гг.- II — 1922−1940 гг.- III — 1941−1945 гг.- IV — 1946−1961 гг.- V — 1962−1991 гг.- VI — 1992−1999 гг.- VII — 2000−2010 гг.
А — наличие предприятий отрасли- Б — их отсутствие.
Индустриально-добывающий этап с деградацией обрабатывающих производств (1992−2000 гг.). Основа хозяйственной специализации регионов Дальнего Востока (цветная металлургия, лесная и рыбная промышленность) была заложена еще на первых этапах хозяйственного освоения территории. Эти отрасли сохраняли свое значение в структуре региональных ТОСП на протяжении десятков лет и наиболее эффективно вписались в новые условия хозяйствования в регионах Дальнего Востока, завоевали свои ниши на мировых рынках сырья и материалов [24]. Однако сравнительно эффективное сырьевое направление специализированных производств в значительной степени зависит от колебания мировых цен на металлы и топливо. Падение спроса на мировых рынках на цветные металлы (олово, вольфрам) оказало негативное влияние на развитие отраслей цветной металлургии в регионах Дальнего Востока. В это время были существенно снижены объемы добычи руды и производства концентратов на всех предприятиях Дальнего Востока, а некоторые горнодобывающие предприятия остановили работу: в Чукотском автономном округе (Иультинский и Певекский ГОКи), в Приморском крае (Хрустальненский ГОК), Еврейской автономной области (Хинганский ГОК).
Кризис затронул и обрабатывающие отрасли промышленности, отрасли, обслуживающие потребности населения и производства. Именно для этих отраслей в это время был характерен наибольший спад производства, обусловленный, в первую очередь, потерей традиционных рынков сбыта продукции в стране. Например, в Амурской области были ликвидированы: Благовещенская хлопкопрядильная фабрика, швейная фабрика, спичечная фабрика «Искра», закрыты Райчихинский стекольный завод и авторемонтное предприятие. Большие трудности с государственным заказом испытывали также оборонные предприятия, размещенные в Приморском и Хабаровском краях. Следует отметить, что все это происходило на фоне обвального старения производственного оборудования в большинстве отраслей промышленности региона, т. е. в регионе существовал большой потенциальный спрос на машины и оборудование (в т.ч. и конверсионное).
Индустриально-добывающий этап с развитием производственной инфраструктуры и дальнейшей деградацией обрабатывающих производств (2000−2010 гг.).
На этом этапе (2000−2008 гг.), как в целом и по стране, отмечались высокие темпы прироста производства в промышленности, что было вызвано в первую очередь благоприятными условиями (в первую очередь, высокими ценами на продукцию добывающих отраслей промышленности из-за устойчивого роста спроса на сырьё и топливо) на мировых рынках. Это позволило инвестировать значительные средства в развитие линейных объектов инфраструктуры, способствующих развитию экспортных отраслей промышленности — нефте- и газопроводы, портовое хозяйство, линии электропередач, новые электростанции (например, строительство нефтепровода «Восточная Сибирь-Тихий океан», морского порта в б. Козьмино, Нижне Бурейской ГЭС) и т. д.
Индустриально-добывающий этап с развитием производственной инфраструктуры и обрабатывающих производств, обслуживающих добывающие отрасли специализации и транс-
портно-логистические функции (2011−2050 гг.). В структуре промышленности сохранят своё значение добывающие виды экономической деятельности с дальнейшим углублённым и комплексным (в зависимости от спроса потребителей) использованием местных и транзитных природных ресурсов на основе достижений НТП [8- 9]:
1) горно-металлургический кластер на базе железорудных месторождений и металлургических производств (ЕАО, Амурская область и Хабаровский край) —
2) нефтегазохимические кластеры — на основе переработки местной нефти и природного газа (Сахалинская область) и транзитной нефти и газа (Хабаровский и Приморский края) —
3) металлургические кластеры на базе месторождений руд цветных металлов в Республике Саха, Магаданской области, Камчатском крае, Чукотском АО-
4) топливно-энергетические кластеры на базе месторождений угля (Республика Саха) и гидроэнергоресурсов (Амурская область) —
5) рыбохозяйственные кластеры (Сахалинская область, Камчатский, Приморский и Хабаровский края, Магаданская область) —
6) лесохозяйственный кластер (Амурская область, Приморский и Хабаровский края) и др.
Дальнейшее развитие обрабатывающих видов экономической деятельности вероятнее всего будет происходить по направлениям, обеспечивающим добывающие производства и базовые отрасли экономики (в т.ч. и транспортно-логистические) необходимыми оборудованием [9−10]: 1) судостроительные кластеры (Приморский, Хабаровский и Камчатский края, Магаданская и Амурская области) — 2) авиационные кластеры (Хабаровский и Приморский края) — 3) космический кластер (Амурская область) — 4) автомобильный кластер (Приморский край) — 5) электротехнический кластер (Приморский край, ЕАО) и др.
Стратегия ускоренного социально-экономического развития требует комплексного и полного использования сырья, производства на его основе разнообразной готовой продукции. Например, в лесной промышленности — перейти к механической и химико-механической обработке древесины- в цветной металлургии — получению из исходного сырья на месте разнообразных полуфабрикатов и готового металла. При этом важно сохранить позиции российских компаний на мировых рынках сырья и материалов, в т. ч. круглого леса, концентратов руд цветных металлов, металлолома, алмазов. Таким образом, для Дальнего Востока отмечается необходимость пропорционального развития отраслей, обслуживающих производство и население, а также специализированных производств, осуществляющих не только добычу и обогащение сырья, но и производство готовой продукции.
Однако решить эти задачи не удалось ни в условиях административно-плановой экономики, ни формирующегося в настоящее время рынка. Именно с этими нерешенными проблемами территориальной организации производства и подошли субъекты Дальневосточного федерального округа к началу крупномасштабных рыночных преобразований в структуре региональной экономики, намеченных на период до 2050 г.
Литература
1. Агафонов А. Т. Основные проблемы формирования промышленных комплексов в восточных районах страны. — Л., 1970.
2. Айзенберг Е. Б., Соболев Ю. А. Комплексные программы развития восточных районов СССР. — М.: Экономика, 1982.
3. Бакланов П. Я. Дальневосточный регион России: проблемы и предпосылки устойчивого развития. — Владивосток: Дальна-ука, 2001.
4. Богданова Л. П. Основные этапы формирования территориально-промышленных структур южной зоны Дальнего Востока // Территориально-хозяйственные структуры Дальнего Востока. — Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1982. — С. 119−135.
5. Гладышев А. Н., Куликов А. В., Шапалин Б. Ф. Проблемы развития и размещения производительных сил на Дальнем Востоке. — М.: Мысль, 1974.
6. Гладышев А. Н., Николаев Н. И., Сингур Н. М., Шапалин Б. Ф. Экономика Дальнего Востока. Проблемы и перспективы. — Хабаровск: Хабаровское книжное издательство, 1971.
7. Демьяненко А. Н. Территориальная организация хозяйства на Дальнем Востоке России. — Владивосток: Дальнаука, 2003.
8. Донгаров А. Г. Иностранный капитал в России и СССР. — М.: Междунар. отношения, 1990.
9. Меламед И. И. Стратегия развития Дальнего Востока России: Моногр. — М: Современная экономика и право, 2008.
10. Мезенцев В. Территория инновационного развития // Эксперт. — 2010. — № 15 (701). — С. 97−99.
11. Минакир П. А. Экономика регионов. Дальний Восток. — М.: Экономика, 2006.
12. Минакир П. А., Прокапало О. М. Региональная экономическая динамика. Дальний Восток. — Хабаровск: ДВО РАН, 2010.
13. Мошков А. В. Этапы хозяйственного комплексообразования в южной зоне Дальнего Востока // География и природные ресурсы. — 1988. — № 1. — С. 112−119.
14. Мошков А. В. Структурные изменения в региональных территориально-отраслевых системах российского Дальнего Востока. — Владивосток: Дальнаука, 2008.
15. Наш орденоносный край. — Хабаровск: Кн. изд-во, 1967.
16. Очерки экономических реформ / Ю. В. Воробьев, Н. Д. Лелюхина, А. А. Скоробов и др. — М.: Наука, 1993.
17. Приморский край. — Владивосток: Приморское кн. изд-во, 1958.
18. Районы Дальневосточного края (без Камчатки и Сахалина). — Хабаровск: Дальневост. краевое изд-во «Книжное дело», 1931.
19. Региональная экономика и региональное социально-экономическое развитие Дальнего Востока (Заключит. отчет). Т. 1−3. — Хабаровск: Ин-т эконом. исслед. ДВНЦ АН СССР, 1980. Т. 1−3.
20. Романов М. Т. Территориальная организация хозяйства слабоосвоенных регионов России. — Владивосток: Дальнаука, 2009.
21. Саначев И. Д. Дальневосточный НЭП: опыт и уроки // Вестн. ДВО РАН. — 1993. — № 2. — С. 94−104.
22. Стратегия территориальной организации хозяйства Приморского края / Под ред. П. Я. Бакланова, М. Т. Романова. — Владивосток: ДВО АН СССР, 1991.
23. Экономика Дальнего Востока / Отв. ред. Колосовский Н. Н. — М.: Плановое хозяйство, 1926.
24. Экономика Дальнего Востока: пять лет реформ. — Хабаровск: ДВО РАН, 1998.
стратегии развития предприятий индустриального домостроения
Д.Н. Антипов
аспирант кафедры менеджмента Тюменского государственного архитектурно-строительного университета aio_dmitriy@mail. ru
В статье показаны характеристики стратегий строительных организаций, представлена классификация территорий России по экономической активности и результативности жилищного строительства. Показана последовательность разработки стратегии развития строительной организации.
Ключевые слова: стратегия развития предприятия, индустриальное домостроение, жилищное строительство, экономическая активность.
УДК 332.0 ББК 65. 315
Глобальные финансовые проблемы строительных организаций регионов России в 2008—2010 гг., являющиеся результатом несоответствия долгосрочных инвестиционных планов условиям внешнего окружения, продемонстрировали неадекватность стратегических усилий корпоративного менеджмента, требующихся в процессе развития. Различия планового видения рынка и его действительности были настолько масштабны и разнообразны, что многие компании вновь отказались от долгосрочных горизонтов планирования, или ограничили долгосрочный период одним годом. По сути, в конце 2000 -х гг. стратегические планы организаций основывались не на современной теории стратегического управления, а на принципе прогнозной экстраполяции, предполагающей относительно плавное развитие выделенного тренда. Не учитывались ключевые факторы, способные изменить или заметно скорректировать существующую тенденцию.
Жилищное строительство во всем своем разнообразии программ, участников, усилий по модернизации технологий, поддерживаемого спроса, развивалось в этот период, как и в 1990-е годы, без учета тесных взаимосвязей субъектов жилищного сектора, в основе которых находятся интересы потребителей (преимущественно домохозяйств), а не инвесторов. Социальная значимость жилищного строительства в силу его влияния на региональную социально-экономическую систему определяется ключевой ролью усилий местных властей и государства. Именно государство является субъектом рынка, который имеет мотивацию и возможности ресурсообеспечения на уровне всего народного хозяйства. До настоящего времени решаемые строительными организациями задачи развития являлись локальными и не объединенными общей концепцией социального развития вопреки тому, что тесная взаимосвязь между социальным ре-
зультатом и уровнем жилищной обеспеченности в нашей стране установлена давно. В работе 1989 г. Карташовой К. К. отмечалось: «Выйдя на биологический минимум, когда обеспечиваются только, или главным образом, физиологические потребности и нужды человека …, жилище должно будет развиваться многовариантно, учитывая широкий веер социальных, интеллектуальных и эстетических потребностей населения…» [1, с. 49]. Вместе с тем, стратегического заказа на структуру жилищного строительства в разрезе типов, количества, качеств и размещения жилищ, в качестве основы федеральных и региональных целевых программ по-прежнему нет. Стратегии компаний не учитывали долгосрочные сценарии кризисного и посткризисного развития экономики страны, замыкаясь на положительной динамике спроса и росте объемов строительства, ипотечного кредитования. В работе [2, с. 12] представлены не принимаемые во внимание в стратегиях участников инвестиционно-строительной деятельности вызовы долгосрочного периода развития России:
усиление глобальной конкуренции, включающей системы национального управления, поддержки инноваций, развития человеческого потенциала и традиционных рынков товаров и ресурсов (внешние условия) —
технологические изменения, усиление роли инноваций в развитии социально-экономических систем (бизнес-среда) —
сокращение возможностей экспортно-сырьевой модели экономического развития (факторы роста) —
увеличение значимости человеческого капитала в качестве основного фактора экономического развития (человеческие ресурсы).
Можно считать вполне обоснованным мнение, что современное состояние инвестиционно-строительной деятельности

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой