Обстоятельственные отношения ситуативного плана в тюркских языках

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

— отражение философии фатализма, осознание предопределенности общего хода жизни и судьбы человека.
Кроме того, исторические произведения Далана имели определенное надсюжетное содержание. Не забудем, что они создавались в сложный переходный период 80−90-х годов прошлого столетия. Колоритные картины природы, исторические события и реалии, легендарные характеры создавали в его романах мир, более богатый и привлекательный, чем будничная и регламентированная окружающая действительность. Более того, романы «Глухой Вилюй» и «Тыгын Дархан» могут быть восприняты как выражение принципиального авторского эскепизма, как сознательное противопоставление смутному времени героического прошлого. Именно поэтому творчество В. С. Яковлева-Далана, нуждается в «перечтении» [7].
Л и т е р, а т у р а
1. Философия истории / А. С. Панарина. — М., 2001. — С. 8.
2. Окладников А. П. История Якутской АССР, Т. 1. — М. -Л., 1955.
3. Далан. Глухой Вилюй: Роман / Пер. с якутского Л. Либединской. — Якутск: Бичик, 1993. — С. 204.
4. Литература Якутии Х Х века. Историко-литератур-
ные очерки. — Якутск, 2005. — С. 414.
5. Тыгын Дархан: Роман / Пер. С якутского А. Шапошниковой. — Якутск: Бичик, 1994. — С. 149.
6. Бурцев А. А. Классики и современники: Вершинные явления и избранные лики якутской литературы. -Якутск: Сфера, 2013. — С. 48.
7 Надъярных Н. С. Аксиология перечтений. — М.: ИМЛИ РАН, 2008. — С. 8.
R e f e r e n c e s
1. Philosophija istorii / Pod. red. A.S. Panarina. — M., 2001. — S. 8.
2. Okladnikov A. P. Istorija Jakutskoj ASSR. T.1. — M. -L., 1955.
3. Dalan. Gluhoj Viluj: Roman / Per. s jakutskogo L. Libedinskoj. — Jakutsk: Bichik, 1993. — S. 204.
4. Literatura Jakutiji XX veka. Istoriko-literaturnyje ocherki. — Jakutsk, 2005. — S. 414.
5. Dalan. Tygyn Darkhan: Roman / Per. s jakutskogo A. Shaposhnikovoj. — Jakutsk: Bichik, 1994. — S. 149.
6. Burtsev A. A. Klassiki I sovremenniki: Vershynnyje javlenija I izbrannyje liki jakutskoj literatury. — Jakutsk: Sphera, 2013. — S. 48.
7. Nad'-jarnyh N. S. Aksiologija perechtenij. — M.: IMLI RAN, 2008. — S. 8.

УДК 811. 512. 145'- 367
Л. Г. Валиева
ОБСТОЯТЕЛЬСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ СИТУАТИВНОГО ПЛАНА
В ТЮРКСКИХ ЯЗЫКАХ
Обстоятельственные отношения являются сложными и многоплановыми. В языкознании установлены следующие логико-смысловые значения, традиционно относящиеся к обстоятельственным: семантика места, времени, причины и следствия, цели, условия, уступки. Под обстоятельственными отношениями ситуативного плана мы подразумеваем отношения, передающие пространственность и темпоральность.
Антропоцентризм современной лингвистической науки отводит важное место в языковой системе человеку. Категории мышления наиболее полно раскрываются в синтаксическом строе языка, поэтому исследование репрезентации языковых явлений между синтаксическими единицами, безусловно, является актуальной для современного этапа развития языкознания. События, явления, процессы и сам человек представляются в языке как существующие в пространстве и во
ВАЛИЕВА Лениза Газинуровна — к. филол. н., н. с. Института языка, литературы и искусства имени Г. Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан. E-mail: valievalg@mail. ru
VALIEVA Leniza Gazinurovna — Candidate of Philological Sciences, Scientific Researcher of the Institute of Language, Literature and Art named after G. Ibragimov of the Academy of Sciences of the Republic of Tatarstan. E-mail: valievalg@mail. ru
времени. Исследование языкового выражения категорий пространство и время представляется актуальным, поскольку связано с возросшим интересом к семантическому анализу отношений между синтаксическими единицами. Время и пространственность, в свою очередь, являются базой, фоном для осуществления каузальных, кондициональных и других отношений.
Целью данного исследования является выявление структурных и семантических особенностей конструкций, репрезентирующих пространственные и временные отношения, на материале тюркских языков.
Ключевые слова: категории мышления, языковые категории, обстоятельственные отношения, пространственные отношения, пространственность, временные отношения, темпоральность, тюркские языки, пространственная семантика, временная семантика.
L. G. Valieva
Adverbial Relations of the Situational Plan in Turkic Languages
Adverbial relations are complex and multifaceted. In linguistics there are following logical-semantic meanings, traditionally related to adverbial ones: semantics of place, time, cause and effect, purpose, condition, concession. Under the adverbial relations of situational plan we mean relations, expressing spatiality and temporality.
Anthropocentrism of the modern linguistic science in the language system gives an important place for the human being. Events, phenomena, processes and a person himself are represented in the language as existing in space and time. The study of linguistic expression of the categories of space and time seems actual, as it is related to an increased interest to semantic analysis of relations between syntactic units. Time and spaciousness are the basis for causal, conditional and other relations.
The purpose of this study is to identify structural and semantic features of structures representing spatial and temporal relations in Turkic languages.
Key words: linguistic categories, adverbial relations, spatial relations, spaciousness, temporal relations, temporality, Turkic languages, spatial semantics, temporal semantics.
Введение
Обстоятельственные отношения занимают большое место среди других типов синтаксических отношений как множеством вбираемых в себя смысловых связей, так и особенностями функционирования. Обстоятельственные отношения ситуативного плана указывают на внешние обстоятельства осуществления явлений. Критерием отнесения к пространственности и темпоральности является семантика, характер синтаксических отношений между их компонентами. Несмотря на то, что, являясь внешней связью, они имеют сложную внутреннюю структуру.
Пространственные и темпоральные отношения выполняют важную роль в построении высказывания, принимая участие в образовании событийности синтаксического целого. Обстоятельственные отношения ситуативного плана содержатся в семантической структуре многих предложений, указывая на протекание, осуществление событий в пределах какого-то времени и пространства. Следует отметить, что такие отношения, в особенности пространственность, обладают большей конкретностью в отличие от других видов обстоятельственных отношений.
Пространственные отношения в тюркских языках
Как известно, человек не может существовать вне пространства, любое явление, событие, процесс имеет пространственные характеристики. Сознание способно различать форму, объем, расположение
предметов. Интерес к пространственности возник в древности, ученые-мыслители с античных времен обращали внимание на ее исследование. Так, еще в Древней Греции появилась геометрия, изучающая пространственные структуры.
В исследовании пространственности обычно выделяются следующие подходы: физический, математический, философский, лингвистический, культурологический. Пространственные отношения непосредственно связаны с философией. По философской трактовке, пространство есть форма бытия материи. В языковой структуре понятие пространства, как правило, отражается в виде обозначения места, в пределах которого совершается действие.
В русском языкознании средства выражения пространственных отношений (предлоги, существительные, наречия) исследованы довольно подробно: с функционально-семантической стороны данные отношения рассматриваются А. В. Бондарко [1], М. В. Всеволодовой [2]- изучению пространственности в когнитивном направлении посвящены труды Е. С. Кубряковой [3], Е. В. Рахилиной [4], А. В. Кравченко [5].
В тюркологии изучению категории пространства посвящены исследования А. Т. Додуевой [6], Р. А. Иманалиевой [7], И. А. Невской [8], Ю. У. Хо-чавовой [9] и др., которые в основном рассматривают план выражения данной категории.
Кроме того, тюркологи касались пространствен-ности попутно в связи с изучением обстоятельства места, падежей, послелогов и послеложных слов с пространственной семантикой. Существуют исследования, посвященные специальному анализу пространственных падежей в сравнении с родственными и неродственными языками [10−11].
Пространственная лексика может быть представлена как закрытым, так и открытым списком слов. К словам, обозначающим пространственную семантику, относятся: стороны света- астрономические объекты- слова, обозначающие количественную протяженность пространства- объективные ориентиры, т. е. жилище (человека, животных, птиц) — название мебели- наименования учреждений- названия хозяйственных построек, административно-территориальных делений- пространства, связанные с природой: лес, вода, горы- названия разных вместилищ предметов и т. д.
Пространственную семантику в тюркских языках содержат слова в форме направительного, исходного, местно-временного падежей, конструкции с послеложными словами, которые указывают на местонахождение или пункты перемещения предметов и явлений, наречия, местоимения. По семантике можно выделить следующие виды пространственности.
Нахождение предмета в определенном пространстве, место совершения действия выражается при помощи:
— имени существительного в форме местно-временного падежа: азерб. (азербайджанский) Гэhрэман мэктэбдэ чэтинликлэ Y3-Yзэ кэлир, анчаг двнмYрдY. '-Кахраман в школе встречался с трудностями, но не отступал'-- башк. (башкирский) Тзебез вфвлэ, э улыбыз Мэскэузэ тора. '-Сами мы живем в Уфе, а сын — в Москве'-- каз. (казахский) Аспанда тецгедей булт жоц. '-На небе не сыщешь тучки хотя бы величиной с монету'-- карач. -балк. (карачаево-балкарский) Насыблы элде акъыл къурумаз (пословица). '-В том селе, где имеется счастье, ум не иссякнет'-- тат. (татарский) Свмбелэ фойеда сыенып торырлык бушурын тапмады… (К. Кэримов). '-Сюмбеля не нашла в фойе свободного места, куда можно было бы приткнуться'--
— существительного с послеложными словами в пространственных падежах: азерб. Султанов ча] ичмэк YЧYн столун башында э]лэшди. '-Султанов сел за стол, чтобы выпить чаю'-- алт. (алтайский) Менинъ козногим алдында чиби агаш озип дьат. '-Перед моим окном растет пихта'-- каз. Салцындау агаш штде жата турайын. '-Полежу в прохладном лесу'--
— наречий: каз. Мунда Бвжей, Байсалдар да келед1. '-Сюда придут Божей, Байсал и другие'-.
При этом следует отметить, что имена существительные в таких сочетаниях должны иметь пространственное значение.
Общее направление движения выражается:
— наречиями места: азерб. Энвэр га]ыдыб кэлэндэ Эбил дурбини квзунэ тутуб ашагъуа вэ ]ухары]а бахырды. '-Когда Энвер возвращался, Абил, приставив бинокль к глазам, смотрел вниз и вверх'-- каз. Б1з imepi кеттж. '-Мы пошли вперед'-- карач. -балк. Эртде чыкъсанг, аллынга кюн чыгъар, кеч чыкъсанг, аллынга ай чыгъар (Пословица). '-Если выйдешь в путь рано, то впереди тебя встанет солнце, если поздно выйдешь, то впереди встанет луна'--
— именами существительными в форме направительного падежа: тат. Ат, инде ялыкса да, тизрэк авылга керергэ ашкына иде, ахрысы, юырта башлады (Л. Хэмидуллин). '-Хотя лошадь утомилась, кажется, она стремилась быстрее войти в деревню: начала бежать рысью'--
— именами существительными с послелогами: алт. Кулун энезининъ дьанына текшилеп манътап келди. '-Жеребенок подскакал, резвясь, к матери'-- каз. Абай эжестщ цасына таман келд1. '-Абай подошел поближе к бабушке'-.
Исходная (начальная) точка движения, действия выражается
— существительным в исходном падеже: азерб. Дэниздэн сэhэр ку. лэ]и эсирди. '-С моря дул утренний ветерок'-- каз. Жан-жацтан журт жиналып цалды. '-Люди собрались со всех сторон'-- карач. -балк. Джуртундан чыкъгъанны бёрю ашар (пословица). '-Ушедшего из родных мест волк съест'--
— именами существительными с послелогами: азерб. Кунэш аhэстэ-аhэстэ даг башындан енирди. '-Солнце медленно спускалось с вершины горы'-- алт. Агаш аразынанъ элик манътап чыкты. '-Из леса выбежала дикая коза'-- башк. Тау аръягынан тац тыузы. '-Из-за гор поднялась заря'-- каз. Цар астынан булдырап шыщан цою цара тYтiндер квр1нд1. '-Из-под снега виден густой черный дым, поднимающийся кверху'-.
Конечный пункт движения выражается:
— существительным в направительном падеже: азерб. Лалэ тез-тез балкона чыхыр, KYчэjэ бахырды. '-Лале часто выходила на балкон, смотрела на улицу'-- каз. Москвага келдiк. '-Приехали в Москву'-- тат. Авылга беренче кайткан солдатны KYрергэ дип, идарэгэ кыз-кыркын, малай-шалайлар кереп тула (Г. Мехэммэтшин). '-Для того чтобы увидеть первого вернувшегося в деревню солдата, в управлении собрались парни и девушки'-.
В казахском языке имена существительные, имеющие пространственные значения, в направительном падеже сочетаются с послелогами дейт, шешн и указывают на предел в пространстве, обозначают конечный пункт движения: Агам мет Цостанайга дейт шыгарып салды. '-Старший брат проводил меня до Кустаная'-- Еактен тврге шейш жиылган
цызыл ж1бек юлемдер. '-От самой двери пол застлан красными шелковыми коврами'-.
В башкирском языке это же значение передается с помощью имени существительного в направительном падеже с послелогом тиклем. Например: 16-сы башцорт кавалерия дивизияhы Волганан алып Эльбага тиклем героик юл Yтте. '-Шестнадцатая башкирская кавалерийская дивизия прошла героический путь от Волги до Эльбы'-.
Местоположение и направление движения человека по отношению к объекту выражается с помощью послеложных слов: тат. Нарат твбенэ ял итэргэ утырдык (Г. Мехэммэтшин). '-Сели под сосной отдохнуть'-- Озын тэнэфестэ алар мэктэп каршына футбол уйнарга чыгалар (Р. Зэйдулла). '-Во время длинной перемены они выходят играть в футбол на поле напротив школы'-.
Значительную часть лексики с пространственной семантикой в тюркских языках занимают наречия. Наречия места, как правило, выражают языковое пространство в его основных измерениях. Например: каз. Айнадай твцкертген устшде аспан, твменде квк толцындар квб1к шашцан. '-Наверху зеркальное небо перевернуто, внизу темные волны пенятся'-- тат. Якында гына булып ку^ренсэ дэ, урман авылдан ерак икэн (Р. Хафизова). '-Хотя и кажется, что совсем рядом, лес оказывается далеко от деревни'-.
Следует отметить, что некоторые наречия, выражающие пространственность, являются застывшими формами имен существительных в пространственных падежах (например, в татарском, кумыкском и др. тюркских языках).
Пространственную семантику в тюркских языках также выражают предметизированные процессы, которые в предложении, как правило, выполняют функцию обстоятельства места, реже выполняют функцию дополнения. Например: карач. -балк. Аныуар бюгюн ауруб дерсге баралмай къалгъанды. '-Сегодня Аныуар по болезни не пошел на урок'-- Тойгъа барсанг, тоюб бар, кир тонунгу къоюб бар (Пословица). '-Идешь на свадьбу, иди сытым и снявши грязную шубу'-- Сени къабарыкъ джылан башламагъан ишингде болады (Пословица). '-Змея, которая должна тебя укусить, находится в не начатом тобою деле'-.
Причастие с именем существительным щир '-место'- в значении послелога выражает пространственность в тюркских языках. Слово щир при этом может быть в форме направительного, исходного, местно-временного падежей: башк. ЯрЫгу арысландар цанга батып алышцан ерзэ квсвк талаштырыу урынлымы? '-Уместно ли устраивать драку щенков там, где сражались львы?'-- карач. -балк. Джангур джаумагъан джерде джукъ битмейди. '-Там, где не идут дожди, ничего не растет'-- тат. Янган
щирдэ Yлэн тиз генэ шытмый (М. Хэсэнов). '-В горелом месте не сразу прорастает трава'-.
Пространственная семантика выражается придаточными предложениями места, образованными при помощи соотносительно-относительных слов: карач. -балк. Анаса къайда джашаса, баласы анда джашай эди. '-Где мать жила, там жил и сын'-.
При выражении сказуемого придаточного предложения места деепричастием пространственные отношения переплетаются с временными: башк. Мин уныц артынан, ул халыц араЫта барып еткэнсе, эйэреп барзым. '-Я шел за ним до тех пор, пока он не догнал народ'-- РэYфтец тыуган ауылына биш-алты сацрым цалгас, юлды бYлеп торган тэрэн Алашай йырынына hыу тулган булып сыцты. '-Когда до родной деревни Рауфа оставалось пять-шесть километров, выяснилось, что овраг Алашай, перерезающий дорогу, до краев заполнен водой'-.
Временные отношения в тюркских языках
Время, наряду с пространством, считается всеобщей формой бытия материи, которая выражает длительность ее существования, последовательность смены состояний в изменении и развитиии всех материальных систем и процессов в мире.
Все события, явления, процессы в мире и в языке обладают пространственно-временными свойствами. Временные отношения выражают одновременность или последовательность действий, процессов, часто осложняются другими семантиками (отношениями цели, условия, уступки, причинно-следственной семантикой, которые передаются соотношением действий во времени).
Как известно, ядро семантического поля таксиса составляют значения разновременности и одновременности. При отношении разновременности одно действие предшествует другому. Предшествующее действие прекращается до начала последующего. При этом процесс или завершается естественным путем, или прекращается под воздействием какого-либо другого события. Исходя из этого, принято выделять прерываемое предшествование и непрерываемое предшествование. В первом случае действие прекращается под воздействием другого действия. Например: азерб. hэнифэ свзYHY гуртармамышды ки, ба]ырдан машын сэси кэлди. '-Не успел Ганифа закончить слово, как снаружи послышался шум машины'-.
При непрерываемом предшествовании один процесс следует за другим после его естественного завершения. При этом одна ситуация может следовать непосредственно за другой без временного интервала либо спустя некоторое время: тат. Кинэт дврлэп яна башларсыцк / Калэм очым килеп тиюгэ (Х. Эюп). '-Кажется, лишь прикоснется перо, и ты вдруг вспыхнешь'-.
При отношении одновременности действия они происходят в пределах одного и того же временного отрезка. Например: ног. (ногайский) Мен стансагъа баргъанда йамгъыр йавды. '-Когда я шел на станцию, выпал дождь'-.
Действие может быть ограничено временным пределом и происходить в течение конкретного временного отрезка. В этом случае четко определяются начало и конец совершения процесса. Например: тат. Бу район, японнар Маньчжурияне басып алгач, 1931 елдан башлап 1945 елга тикле твзелэ (Г. Ахунов). '-Этот район был построен после того, как японцы захватили Маньчжурию, с 1931 года по 1945 год'-- башк. Киске сэгэт hигеззэн иртэнге Шгезгэ тиклем урамда йврвY тыйыла. '-С восьми часов вечера до восьми часов утра движение по улицам запрещается'-.
Иногда определяется лишь одна временная граница (либо начало, либо конец) совершения действия. Например: алт. Танъ атканча, дьааш болды. '-До рассвета шел дождь (пока не занялась заря)'-- башк. Ул, мин хат язып бвткэнсе, китап уцып ултырзы. '-Пока я писал письмо, он читал книгу'-- карач. -балк. Институтха киргинчи Осман эл школда окъугъанды. '-До поступления в институт Осман учился в сельской школе'-- тат. Яктырганчы квттелэр (Г. Ахунов). '-Ждали до рассвета'-.
Действие может прекращаться с наступлением другого действия. Например: алт. Дьааш дткднчд, мен агаштынъ койнына дьажынып турдым. '-Пока не прошел дождь, я стоял спрятавшись около дерева (под деревом)'-- башк. Ьалдаттарзанятиенэн цайтцансы, шул рэYешле тентеузэр дауам итте. '-Обыски таким образом продолжались до тех пор, пока солдаты не вернулись с занятия'-.
В тюркских языках для выражения временных отношений широко используются послелоги и послеложные слова в сочетании со словами, означающими промежуток времени. Далее рассмотрим такие конструкции и выражаемые ими значения.
Послелог саен '-каждый раз'- (алт. сайын, башк. hайын, карач. -балк. сайын, узб. сайин и др.) в тюркских языках служит для выражения протяженности и регулярного повтора действия. Например: алт. Ай сайын анъдап дьуредим. '-Я каждый месяц охочусь'-- башк. Дошман артиллерияhы ут асцан? шйын мин боецтарзы артцарац кусереп торзом. '-Каждый раз, когда враг начинал артиллерийский обстрел, я отводил бойцов немного назад'-- каз. Онъщ квзцарасы минут сайын цубылып турады. '-Его взгляды меняются ежеминутно'-- карач. -балк. Мен бери келгеним сайын, джангур джауады. '-Каждый раз, когда я приезжаю сюда, идет дождь'-- тат. Тимерхан аны квн саен озатып куя торган булды (Г. Ахунов). '-Тимерхан каждый день провожал ее'-- узб. (узбекский) Бундан сунг Гулнор уар минут сайин келаверди.
'-После этого Гюльнар приходила ежеминутно'-.
Послелог саен может употребляться при выражении действия, происходящего одновременно и на всем протяжении времени совершения другого действия: узб. Куёш тиккайган сайин уаво кучлироц цизийди. '-По мере того как поднимается солнце, воздух раскаляется сильнее'-.
Послелог буе '-на протяжении, в течение, в продолжение'- выражает продолжительность действия во времени: каз. Б1з кунг бойы боранмен алыстыц. '-Мы целый день боролись с пургой'-. Следует отметить, что в отличие, например, от татарского, в казахском языке словосочетание с бойы может выражать как продолжительность, так и моменталь-ность действия: келген бойы хабарлады — '-сообщил сразу по приезду'-.
Послелоги кадэр (азерб. гэдэр, узб. цадар), чаклы '-до'- могут употребляться для выражения предела действия во времени: азерб. Онлар кечэдэн хе]ли кечэнэ гэдэр данышдылар. '-Они проговорили далеко за полночь'-- узб. Машгулот бошланишига цадар, мен бу китобчани уциб чицаман. '-До начала занятий я прочитаю эту книжечку'-. В казахском языке это же значение обозначают послелоги дейт, шейгн: Самат сагат онга дейт келмедг. '-Самат не пришел до десяти часов'-- Крнацтар бул кунг тYске шейт кешегг Yйлерiнен цозгалган жоц '-Гости до самого обеда не выходили из юрты'-.
В узбекском языке послелог цадар может обозначать приблизительное, примерное исчисление: Бу ерда уч соат цадар айланди. '-Он болтался здесь примерно часа три'-.
В казахском языке послелог царай, сочетаясь с именами, которые выражают понятие времени, обозначает отношение направления действия во времени: Сол жылы кузге царай жем цайтыс болды. '-В том году к осени скончался мой отец'-. Временное значение послелога карай могут также передавать и другие послелоги: салым, жуыц, таман (жазга салым — '-к лету'-, тацга жуыц — '-к утру'-).
Послелог каршы '-к'-, '-на'-, '-в'- имеет значение приближения во времени: башк. Ял квнвнэ царшы Юнысович тагы hыу буйына йыйына башланы. '-Перед выходным днем Юнусович опять стал собираться на берег реки'-- каз. жазга царсы кел -'-приезжай к лету'-, цысца царсы шацыр — '-пригласи к зиме'-.
В казахском языке послелоги таман, жуыц выражают приближение действия во времени или приближение времени (кешке таман келу — '-приехать к вечеру'-, тацга жуыц ояну — '-проснуться к утру'-).
Слово борын '-до'-, '-прежде чем'-, '-до того как'- (башк. борон, каз. бурын, узб. бурун и др.) в значении послелога указывает на временной отрезок, который предшествует другим действиям. Например: башк.
Магазин ябылмад борон, сэскэ алып елгерергэ кэрэк. '-Надо успеть купить цветы, пока не закрылся магазин'-- каз. сабацтан бурын — '-до урока'-, Yш ай бурын — '-за три месяца'-- узб. Аравага утирмасдан бурун гугурт ёциб… '-Прежде чем сесть на арбу, он зажег спичку'-.
В этом же значении используются послелог элек, наречие элгэре '-тому назад'-, '-за'-: башк. Бэлкем, Пушкин бик куп йылдар элек Ошо тауга бадып торгандыр. '-Может быть, много лет тому назад Пушкин стоял на этой горе'-- узб. бундан уч ой илгари — '-три месяца тому назад'-.
Соц, артыннан '-после'-, '-за'- служат для выражения следования одного действия за другим. Например: азерб. Наhардан сонра Гызханым нэнэ? орган-дешэк салыб — Дур бир аз узан, гадан алым, ]орулмусан -деди. '-После обеда бабушка Гызханум постелила постель и сказала: & quot-Иди отдохни, устал ты, родимый& quot-- алт. Магазин ачылган соондо коп тавар садып алдым. '-После того как открылся магазин, я купил много товара'-- каз. Yй 1ш1ндег1 1шк1 кецестен соц Абай? лжан Yйiндегi жиынга келген. '-Договорившись с друзьями, Абай прошел в юрту Улжан, где происходил сбор'-- тат. Кояш баеганнан соц, алсуланып калган елга естен кел сыман тессез томанга охшаган элпэ каплады (М. Хэсэнов). '-После заката солнца, розоватую поверхность реки накрыла похожая на бесцветный туман пленка'-- узб. Жура уз ишини битиргандан сунг, меумонлар томонга бемалол юриб борди. '-После того как Джура закончил свою работу, он смело направился в сторону гостей'-.
В казахском языке в этом же значении также используется послелог кейiн: Цымыздан кейш журт сыртца шыцты. '-После кумыса люди вышли во двор'-.
Послелог бирле '-с'- (алт. бурлу, каз. берi, карач. -балк. бери и др.) либо указывает на начальный момент действия, либо обозначает совершение действия на протяжении определенного отрезка времени. Например: алт. Карагай агаштар кыжына бурлу турар. '-Сосны всю зиму стоят с листвой'-- башк.н цайтцандан бирле Уйылдан былай за утца бадцан бесэй кеYек йерей. '-С тех пор, как ты вернулся, Вильдан и так ходит, как кот, наступивший на огонь'-- каз. Ол кешеден берi Yш келдi. '-Он со вчерашнего дня приходил три раза'-- карач. -балк. Биз шахаргъа келгенли бери, сен бизге келмеген эдинг. '-С тех пор как мы переехали в город, ты к нам ни разу не заходил'-- узб. Уч кундан бери цидираман сени. '-В течение трех дней я разыскиваю тебя'-.
Слово арада '-в'-, '-за'-, '-в течение'- в значении послелога указывает на отрезок времени, в пределах которого совершается действие. Например: тат. Ул сейлэгэн арада, китап белэн танышып чыктым. '-Пока он рассказывал, я ознакомился с книгой'-.
Послелог белэн '-с'- выражает наступление действия
главного предложения-главного члена сразу же после его завершения либо наступление действия придаточного предложения-второстепенного члена: тат. Ж, ЭYhэрия турында CYз чыгу белэн, hади да кинэт кенэ Yзгэреп киткэн сыман булды (М. Хэсэнов). '-Как только речь зашла о Джаухарие, Хади словно резко изменился'-- узб. Куклам келиши билан бутун дарахтлар уйгонди. '-С наступлением весны (как только, лишь только, когда наступила весна), все деревья пробудились от сна'-.
Частица ук/ук '-же'- в таких конструкциях усиливает значение моментальности второго действия: Урамда очрату белэн ук мин аны Газига охшаттым… (М. Хэсэнов). '-Сразу же, как только встретил на улице, я заметил, что он похож на Гази'-.
Послелог чакта/чагында '-когда'-, '-при'- обозначает время совершения действия: башк. Халыц йыйылган сацта, бер аз hейлэшеп алайыц. '-Давайте поговорим, пока собрался народ'-- тат. Мица афэт щиле ергэн чакта, / Энкэм басты щилнец каршына (Р. Мингалим). '-Когда мне грозило какое-то несчастье, мама вставала навстречу ветрам'-.
В этом же значении используются слова барында, мэлдэ '-к тому времени'-, '-когда'-. Например: тат. Син барында щирдэ аккош идем, / Син киттец дэ, щанга ак кыш ицде (Н. Сафина). '-Когда был ты, я была лебедем. Ты ушел, и в душе настала зима'-- башк. hалдаттар ауылга ингэн мэлдэ, Эптерэхим менэн киткэн Гельямал Yзе лэ яцылыцтарзы белмэне. '-Когда солдаты вступали в аул, Гульямал, которая ушла вместе с Абдрахимом, и сама не знала никаких новостей'-.
Как известно, временная семантика может передаваться наречиями времени: азерб. Рамазан белэ ихтилафлары hэмишэ CYлh ]олу илэ ]атырарды. '-Такие разногласия Рамазан всегда разрешал мирным путем'-.
Временные отношения часто выражаются числительными, сочетаниями количественных и порядковых числительных с существительными: азерб. Инди мэни багышла]ын, доггузда сэдрлэ керYшмэлиjик. '-Теперь простите меня, в девять мы должны встретиться с председателем'-- каз. Мен муны уш жыл сацтап келдiм. '-Я берег его целых три года'-.
Сочетание причастия будущего времени и отрицательной формы того же причастия выражает действие, которое прерывается другим действием. Например: башк. Паром туцтар-туцтамадтан, Коля ярга Ыкерзе hэм арлы-бирле иткэнсе килеп тэ етте. '-Не успел паром пристать к берегу, как Коля прыгнул туда и, пока суть да дело, успел уже добраться'-.
Эта же форма обозначает время начала действия основного сказуемого: карач. -балк. Осман фермагъа джетер-джетмез Муссаны юйге ийген эди. '-Как только Осман прибыл на ферму, он Муссу отправил домой'-.
Деепричастие на -гач/-гэч, -кач/-кэч, как правило,
выражает выполнение действий друг за другом. При этом деепричастие обозначает предшествующее действие: башк. Поезд станцияга килеп туцталгас та, пассажирлэр барыАы бер ыцгай вагон ишегенэ юнэлделэр. '-Едва поезд остановился на станции, как все пассажиры двинулись к двери вагона'-.
Как уже было сказано выше, временные отношения могут осложняться причинно-следственными, целевыми, условными, уступительными отношениями. Например, в азербайджанском языке придаточное времени может связываться с главным с помощью союзных слов нэ вахт, нэ заман, hачан, hавахт, причем сказуемое придаточного предложения при этом бывает в форме условного наклонения. Такие предложения более характерны для разговорной речи: Нэ вахт десэн, кэлэрэм. '-Когда скажешь, приду'-- Нэ заман лазымыныз олсам, евими танъуырсыныз. '-Когда я окажусь вам нужен, знаете мой дом'-.
Например, в предложениях азерб. Елэ ки Мекман кэлди, MYстэнтиг вЗY тэшвишэ дYшдY. '-Как только Мехман пришел, следователь растерялся'-- тат. Этиец-эниец шушы йомыкый малайга кояш кебек кызыбызны бирмибез, дигэч, мин сине урлап качтым (М. Ху^ин). '-Я похитил тебя, так как твои родители отказались выдать тебя за меня (после того, как твои родители отказались выдать тебя за меня)'- можно выделить как причинно-следственные, так и временные отношения.
Заключение
В ходе исследования обстоятельственных отношений ситуативного плана в тюркских языках были определены семантические особенности конструкций, выражающих пространственные и временные отношения, выявлены средства их выражения. Таким образом, пространственность и темпоральность являются важнейшими языковыми категориями, в которых находят отражение событийные сферы действительности. Осознание физического пространства и времени, как и другие мыслительные категории, отражается с помощью языковых средств.
Л и т е р, а т у р а
1. Бондарко А. В. Функциональная грамматика. — Л.: Наука, 1984. — 136 с.
2. Всеволодова М. В., Владимирский Е. Ю. Способы выражения пространственных отношений в современном русском языке. — М.: Русский язык, 1982. — 264 с.
3. Кубрякова Е. С. О понятиях места, предмета и пространства // Логический анализ языка. Языки пространств.
— М.: Языки русской культуры, 2001. — С. 84−91.
4. Рахилина Е. В. Локативность и вопрос // Теория функциональной грамматики. — Т. 6. — Санкт-Петербург, 1996.
— С. 27−52.
5. Кравченко А. В. Когнитивные структуры пространства и времени в естественном языке // Известия РАН. Серия
литературы и языка. — 1996. — Т. 55, № 3. — С. 3−24.
6. Додуева А. Т. Категория пространственности и ее репрезентация в карачаево-балкарском языке: Автореф. дис. д-ра филол. наук. — Нальчик, 2008. — 41 с.
7. Иманалиева Р. А. Этнолингвистические вопросы изучения средств выражения пространственных представлений в казахском языке: Автореф. дис. канд. филол. наук. -Алма-Ата, 1989. — 24 с.
8. Невская И. А. Типология локативных конструкций в тюркских языках Южной Сибири (на материале шорского языка): Автореф. дис. д-ра филол. наук. — Новосибирск, 1997.
— 45 с.
9. Хочавова Ю. У. Выражение пространственных отношений в кумыкском языке: Автореф. дис. канд. филол. наук. — Махачкала, 2011. — 21 с.
10. Есбаева Р. Х. Казахские эквиваленты русских предложно-падежных конструкций пространственного значения: Автореф. дис. канд. филол. наук. — Алма-Ата, 1979.
— 25 с.
11. Кардашев Э. Н. Система пространственных падежей современного кумыкского языка: сравнительно с турецким языком: Автореф. дис. канд. филол. наук. — Махачкала, 2009.
— 29 с.
R e f e r e n c e s
1. Bondarko A. V. Funkcional'-naja grammatika. — L.: Nauka, 1984. — 136 s.
2. Vsevolodova M. V., Vladimirskij E. Ju. Sposoby vyrazhenija prostranstvennyh otnoshenij v sovremennom russkom jazyke. — M.: Russkij jazyk, 1982. — 264 s.
3. Kubrjakova E. S. O ponjatijah mesta, predmeta i prostranstva // Logicheskij analiz jazyka. Jazyki prostranstv. — M.: Jazyki russkoj kul'-tury, 2001. — S. 84−91.
4. Rahilina E. V. Lokativnost'- i vopros // Teorija funkcional'-noj grammatiki. — T. 6. — Sankt-Peterburg, 1996. — S. 27−52.
5. Kravchenko A. V. Kognitivnye struktury prostranstva i vremeni v estestvennom jazyke // Izvestija RAN. Serija literatury i jazyka. — 1996. — T. 55, № 3. — S. 3−24.
6. Dodueva A. T. Kategorija prostranstvennosti i ee reprezentacija v karachaevo-balkarskom jazyke: Avtoref. dis. d-ra filol. nauk. — Nal'-chik, 2008. — 41 s.
7. Imanalieva R. A. Jetnolingvisticheskie voprosy izuchenija sredstv vyrazhenija prostranstvennyh predstavlenij v kazahskom jazyke: Avtoref. dis. kand. filol. nauk. — Alma-Ata, 1989. — 24 s.
8. Nevskaja I. A. Tipologija lokativnyh konstrukcij v tjurkskih jazykah Juzhnoj Sibiri (na materiale shorskogo jazyka): Avtoref. dis. d-ra filol. nauk. — Novosibirsk, 1997. — 45 s.
9. Hochavova Ju. U. Vyrazhenie prostranstvennyh otnoshenij v kumykskom jazyke: Avtoref. dis. kand. filol. nauk. — Mahachkala, 2011. — 21 s.
10. Esbaeva R. H. Kazahskie jekvivalenty russkih predlozhno-padezhnyh konstrukcij prostranstvennogo znachenija: Avtoref. dis. kand. filol. nauk. — Alma-Ata, 1979. — 25 s.
11. Kardashev Je. N. Sistema prostranstvennyh padezhej sovremennogo kumykcskogo jazyka: sravnitel'-no s tureckim jazykom: Avtoref. dis. kand. filol. nauk. — Mahachkala, 2009. — 29 s.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой