Из истории заселения Предбайкалья русскими

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

9. Вопросы автоматизации информационно-библиографической технологии и экономики библиотечного дела: мат. конф. [27 — 31 авг. 1990 г., Кишинев и сен. 1990 г. Переяславль-Залесский / Гл. ред. Е.Д. Дьяченко] - М.: Информ-библ. совет АН СССР: БЕН, 1991 — 152 с.
10. ГАОО. Ф. 1979. Оп. 1. Д. 1693. Л. 174.
11. ГАОО. Ф. 1979. Оп. 1. Д. 1693. Л. 174.
12. ЦХАФ АК. Ф. Р-255. Оп. 4. Д. 4126 Л. 2.
ГЛАЗУНОВА Татьяна Владимировна, старший преподаватель кафедры отечественной истории.
E-mail: tanj-gl@yandex. ru
Дата поступления статьи в редакцию: 18. 02. 2009 г.
© Глазунова Т. В.
УДК 9 & lt-57 153>- Н. М. БЕЛОБОРОДОВА
Усть-Ордынская СОШ № 2 им. И. В. Балдынова, п. Усть-Ордынский
ИЗ ИСТОРИИ ЗАСЕЛЕНИЯ ПРЕДБАЙКАЛЬЯ РУССКИМИ
В статье сделана попытка исследовать заселение и расселение в Предбайкалье русских православного вероисповедания. Исследуя данную тему, автор использует работы ученых, неопубликованные архивные материалы, воспоминания старожилов. Вы узнаете, как давно оказались русские в Предбайкалье, откуда они родом и какого звания. Результаты исследования представлены на международных и региональных конференциях, всероссийских конкурсах педагогических программ в сфере образования и культуры. Материал адресован историкам, этнографам.
Ключевые слова: православие,
Представление о процессе заселения Предбай-калья православными русскими XVII — начала XX в. дают работы исследователей, просмотренные нами неопубликованные материалы и воспоминания крес-тьян-информаторов.
Общеизвестны исторические данные о том, что освоение Восточной Сибири началось с 20-х годов XVII в. Первый этап освоения — это строительство острогов в Предбайкалье: «в 1630 г. — Ленского (Илимского), в 1631 г. — Братского, в 1641 г. — Верхоленского, в 1654 г. — Балаганского, в 1661 г. — Иркутского, ставшего административным центром Иркутского уезда» [1].
Некоторые сведения содержатся в работе В. А. Александрова. В 1658 г., по данным таможенной книги Илимского острога, среди промышленников, прибывших в Прибайкалье, были «устюжане, ва-жане, вычегжане, сольвычегодцы (372 человека из 585). Остальные промышленники происходили из других поморских уездов (Чердынь, Яренск, Соль Камская, Колмогоры, Каргополь, Вятский край), Вологды, Галича. В 1688 г., из Тобольского уезда было направлено на восток, на Ангару, в районы Братского и Иркутского острогов, 423 семьи и 160 холостых крестьян» [2]. В 1763 — 1781 гг. «Из 976 вольнопосе-ленцев…, попавших в Иркутский уезд к IV ревизии в состав мещан, государственных и экономических крестьян, цеховых и купцов, 460 человек прибыло из Вологодской, 278 человек — из Архангельской и 36 человек — из Пермской и Вятской губерний. Тобольской губернии 99 человек. За 1752−1781 гг. известны отрывочные данные о происхождении 513
русские, Предбайкалье, заселение.
таких ссыльных, поселенных в Иркутской губернии. Из них 267 человек были выходцами из центральных губерний (Московской, Воронежской, Тамбовской, Владимирской, Пензенской, Тверской, Рязанской, Орловской, Тульской, Ярославской, Костромской), 74 человека — из западных губерний (Петербургской, Смоленской, Псковской, Новгородской), — 92 человека из средневолжских (Казанской, Симбирской, Нижегородской), 33 человека — из северных (Вологодской и Архангельской) и 43 человека — из Оренбургской губернии» [3].
Ученый В. Н. Шерстобоев, изучая экономику северного Предбайкалья, обращал внимание на язык илимских документов XVII века очень близких к народной русской речи и объяснял это тем, что «насельники Илимского края были преимущественно выходцами из северно-русских областей» [4]. Давая характеристику русского населения Илимского воеводства, автор подразделял их на служилых людей, городских жителей, крестьян, церковников, деклассированные и прочие слои общества [5]. Учитывая лиц духовного звания, исследователь указывал на то, что по переписи 1745 года «в Илимском уезде проживало 160 церковнослужителей и их детей муж. пола. в 1753 году в уезде действовало 23 церкви, а состав причта возрос до 83 человек. По ведомости города Илимска 1769 года. Всего по уезду насчитывалось тогда 29 церквей» и, по заключению историка, «большинство церковников происходило из духовного звания» [6]. Например, описывая Илимское население в 1773 году, ученый отмечал, что «из Тотьмы, Шенкурска, Вычегды, Соликамска, Вятки, Яренска, а также из Западной Сибири в
„ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК“ № 6 (82), 2009 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ „ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК“ № 6 (82), 2009
Илимском уезде проживало и записалось в посадские 6, в разночинцы 50 и в крестьяне 11 человек» [7].
Заселение Иркутска первыми посадскими жителями, прибывшими по пять человек из Москвы и Устюга, четверо из Яренска, по трое — из Пинеги и Сольвыче-годска, двое — из Енисейска, по одному — из Мезени, Пскова, Усолья, Переславля-Залесского, Усть-Цель-мы, Шацка и один — из Украины, находим в исследованиях В. П. Шахерова. Ссылаясь на писцовую книгу 1686 года, он далее объясняет, что после распахивания земель по рекам, находящихся вблизи Иркутского острога, поселяют ссыльных и крестьян из северных уездов России. А также «в 1690 году в Иркутск было направлено 160 семей из Тобольска и Енисейска, для работы на „государевой“ пашне» [8], которые были поселены по реке Белой — 40 семей, по рекам Куде и Оек — 61 семья, в деревнях Урик и Разводная —
3 человека [9]. Анализируя состав переселенцев в Иркутске в период между III и IV ревизиями этнограф отмечал, что главной базой сибирских городов оставалось Поморье. Лидером выходила Вологодская губерния, за ней следовала Архангельская и третьей была Тобольская губерния [10].
Что же касается заселения г. Иркутска, то интересные воспоминания даются в работах сибирских краеведов. Например, И. Калашников, акцентируя внимание на «выговоре» и «самостоятельности характера», полагает, что старожилы из новгородцев, попали в Сибирь «после погрома при Грозном». А давая характеристику двум архиереям, поясняет, что один «был человеком высокого образования, проповедником при дворе Екатерины II. Прибыл в Иркутск в 1790», а другой, «родом из Тобольска, был учеником Словцова» [11]. По утверждению Е. А. Авдеевой, «население Иркутска составилось из приезжавших по делам торговым. купцов, большею частью уроженцев Северной России — Сольвычегодска, Тотьмы, Вологды и вообще тамошней полосы» [12]. По сведениям М. В. Загоскина, собранным в 1864 году, «из всего числа жителей Иркутска 78% сибирских роженцев, 9% приезжих и 13% ссыльных.. дворян (потомственных и личных) до 12%, духовных 2 S %, купцов и мещан 34%, сельских жителей 11%, военных 26%… Главное население Иркутска. русские, православного исповедания» [13]. «Сюда шли со всей России, — писал об Иркутске П. Громов, — и монахи, и церковники, и всякого рода грамотеи» [14]. По результатам исследований А. Морозова, село Введенщина — одно из самых старых Иркутской окраины. История его возникновения начинается с XVII в. Введенщина и Баклаши были построены на землях Иркутского Вознесенского мужского монастыря. Согласно монастырским хроникам, утверждает автор, слобода заселялась крестьянами — хлебопашцами, а в соседних Баклашах селились гулящие люди и ссыльнопоселенцы. В XIX в. Введенская церковь объединяла до 2000 жителей окрестных сел. Название села Введенщина отражает церковное прошлое. Введение Пресвятой Богородицы во храм является престольным праздником упоминаемого села. По сведениям исследователя, в 1891 году здесь была открыта церковно-приходская школа [15].
М. В. Загоскин, ссылаясь на указ конца XVII столетия из Иркутской воеводской канцелярии и исследуя Грановскую общину Уриковской волости Иркутского округа, писал в 1891 г.: «об отводе земли двум выходцам из России, Сеньке и Митюшке Граниным. Кроме Граниных наиболее старинными семьями считаются: Позняковы, Михеевы, Усовы, Тарасовы, Ворошиловы, Выгузовы и Клыпины». А также, обращая внимание
на «северный выговор» местного населения, он предполагал, что первые выходцы были с «севера России». Знакомя с составом населения, отмечал, что оно «состояло из государственных крестьян, крестьян из поселенцев, старых отставных солдат, ссыльных и лиц городских сословий» [16]. Ушаров, изучая население Урика, описывает в путевых записках диалог со стариком, который на его вопрос: «. давно ли здесь начали селиться?», — отвечал: «. еще прадедушки наши и те не знали». Но точно помнил, что до русских на этой земле «мунгалы жили. те же братские» [17].
В XVIII веке власти по особым указам предприняли внутригубернское переселение крестьян из Илимского уезда в Иркутский и Балаганский. Например, по данным В. Н. Шерстобоева: «В 1765 году было дано разрешение 6 крестьянским семьям в составе 27 душ мужского пола переселиться из Илимского уезда в Оекскую слободу Иркутского уезда. Немало крестьян переселилось. на Московскую дорогу» [18].
Делится своими впечатлениями в рукописных путевых заметках 1886 г. о составе населения Приан-гарья В. И. Вагин. Знакомясь с жителями Усолья, историк пишет: «Усолье населено потомками каторжных. Каторжане. живут. на квартирах у старожилов». Среди каторжан есть рабочие из дворовых людей, крепостные Шереметевых. В краткой исторической справке о Балаганском округе сообщает: «Балаганс-кий округ образовался в 1857 г. Он состоит из трех русских волостей, — яндинской, черемуховской (не разобрать) и идинской. Балаганцы те старинные мещане». Характеризуя жителей Николаевского завода, дает статистические данные о каторжных, ссыльнопоселенцах и обращает внимание на два кладбища, «православное и раскольничье» [19].
Об особенностях расселения русских вдоль Московского и Иркутско-Якутского трактов в XVIII веке,
о больших селениях, находящихся вблизи Иркутска и Московского тракта в XIX в., отмечают и другие авторы [20]. Е. М. Татаринова, рассказывая нам о проживании вблизи Якутского тракта Иркутск — Качуг, вспоминала: «Ямщики ехали с Манзурки, Качуга по 30 повозок. На дугах колокольчики. Постоялые дворы: Качуг, Баян-дай, Усть-Орда, Оек, Иркутск. Везли на продажу орехи, а обратно продукты. За постоялый двор в Усть-Орде платили 5 копеек. Постоялый двор был у Татариновых. Ямщики оставляли пельмени, корм для лошадей, а на обратном пути забирали. Кто не хотел платить 5 копеек за постоялый двор, ночевали в повозках. Ямщиков называли тарзанами» (полевые материалы автора 1994 г.). По утверждению Е. П. Чертовских, время движения от Иркутска до Качуга занимает в среднем около 7 дней, возможно, с «колебанием 1 сутки в ту или другую сторону», это зависит «от состояния дороги и характера груза». По мнению ученого, основное значение в Предбайкалье среди гужевых трактов имел Якутский. Например, по сведениям автора, в 1926 г. на его долю выпало 70% общего числа перевезенных грузов [21].
Редкие сведения о переселении в Предбайкалье содержат алфавитные книги ссыльных Уриковской волости Иркутского уезда, в которых фиксировались фамилия, имя, отчество, возраст, из какого звания, где и за что судился, в какое селение назначен, семейное положение. Согласно теме исследования, мы делали выборку русских поселенцев православного вероисповедания. По сохранившимся данным одна из книг датирована с 1856 по 1913 г., хотя первые ссыльные, согласно этому документу направлялись в волость по одному человеку в 1835 г., 1842 г., 1844 г., 1845 г., 1851 г., 1852 г., 1854 г., по два человека — в 1846 г., 1853 г., 1855 г. Всего было 196 человек. По возрасту до 30 лет —
61 человек, до 40 лет — 51 человек, до 50 лет — 33 человека, остальные старше 50 лет, не указан возраст 6 человек. Из них дворян 2 (Тифлис, Томск), крестьян — 58 (Нижегородской губернии — 5, по
4 человека из Калужской, Пермской, Томской губерний, по 3 человека из Екатеринбургской, Полтавской губерний, по 2 человека из Киевской, Подольской, Саратовской, Тверской, Черниговской губерний, по
1 человеку из Волынской, Воронежской, Гродненской, Костромской, Курской, Могилевской, Оренбургской, Пензенской, Симбирской, Ярославской губерний, по одному человеку из Бийска, Богородицка, Вят-ска, Елизаветограда, Казани, Красина, Новгорода, Орла, Рязани, С. -Петербурга, Тампова, Тифлиса) — купцов — 1 (из Вятска), мещан — 8 (Екатерино-бургской, Псковской губерний, городов Аккерсиан, Вильна, Кашинов, Таганрог) двое из них осуждены Московским и Полтавским окружными судами- мастеровой — 1 (Богоявленского завода Уральского хребта) — военных — 11 (Низовский пограничный полк, Пинская команда, Уланского литовского полка, Киевского и С. -Петербургского окружных судов, Херсонской уголовной палаты, два ссыльных не записаны, откуда) — казаков — 5 (Уральского и Сибирского казачьего войска — 3, по одному с Кубани и из Полтавы) — бродяг — 63 (осуждены в Москве — 7, в Томске — 6, Екатери-нославске, Калуге, С. -Петербурге по 3 человека, в Виленске, Канске, Новгороде, Саратове, Шадринске по 2 человека, по одному прибыли из Воронежа, Грод-ненска, Дмитравска, Донска, Екатеринбурга, Камска, Климовска, Коломенска, Костромы, Красненска, Краснослободска, Любенска, Маринска, Милмшска, Минска, Омска, Оренбурга, Пензенской губернии, Переяславля, Подольска, Рославля, Ростова, Рязани, Семшовска, Симбирска, Тамповска, Херсона, Челябинска, Черкесска, Ялуторовска, Ярославля) — других — 47 человек (не указаны сословия или где осуждены): из них — 21 (по одному человеку из Воронежской, Оренбургской, Пензенской, Томской губерний, по два человека из Екатеринбурга и Кишинева, по одному человеку из Екатеринославска, Изюмска, Илимска, Киева, Кишинева, Курска, Орла, Полтавы, Пятигорска, Смоленска, С. -Петербурга, Томска). Из общего количества ссыльные были назначены в с. Уриковское 68 человек, с. Грановское — 39 человек, с. Усть-Ку-динское — 31 человек, с. Ширяевское — 20 человек, с. Лыловское — 9 человек, с. Московское — 6 человек, Тавткинское — 5 человек, с. Урик — 3, Уриковская волость — 3, по одному человеку в сёла Кудинское, Ли-совское, Малгкинское, Тальткинское. Хотя семейное положение поселян мужского пола указано не во всех графах, но некоторые данные свидетельствуют о том, что ссыльные вступали в браки с потомками местных русских старожилов и пополняли старожильческое население. Например, читаем: «Алексеев Федор женат на дочери крестьянина», или «Александр женат на крестьянской девице», или «Антонов Григорий свенчан 15/К-1871 г.» и так далее [22].
Другая алфавитная книга «Ссыльных Уриковской волости Ирк. уезда на записку крестьян из ссыльных и административно переселенных мужескаго пола» датирована с 1879 по 1910 г., хотя ссыльные были отправлены на поселения начиная с 1859 г. (2 человека), 1870 г. (1 человек), 1871 г. (2 человека), 1873 г. (1 человек), 1874 г. (3 человека), 1875 г. (1 человек), 1876 г. (3 человека). Всего православных мужчин 37 человек. По возрасту до 30 лет — 22 человека, до 40 лет — 10 человек, до 50 лет — 1 человек, старше 50 лет — 3 человека, у одного ссыльного возраст не указан. Из них дворян — 1 (не разобрать откуда прибыл), крестьян —
8 (трое из Томской губернии, по одному человеку из Нижегородской, Пермской губерний и остальные осуждены по одному человеку в городах Верхнеудинс-ке, Оренбурге, Туле), мещан — 2 (из Астрахани, Верхо-турска), военных — 2 (не указаны откуда), казаков — 1(из Любенска), бродяг — 14 (осужденных в Екатеринбурге — 4, по 2 человека в Москве и Челябинске, по одному человеку в Барнауле, Волынске, Киеве, Оренбурге, С. -Петербурге) и других — 2 (один поселянин из Тулы, а другой не указан откуда). Ссыльные были отправлены в следующие населенные пункты: Уриковская волость (18 человек), с. Уриковское (6 человек), с. Усть-Кудинское (5 человек), с. Грановское и Лыловское (по 2 человека), с. Ширяевское (1 человек) и у 3-х человек не указаны поселения [23].
Подобные сведения о количестве ссыльных из губернских отчетов за 1873 год опубликованы и в работе Н. М. Ядринцева. «На каждую из четырех главных сибирских губерний ссыльных поселенцев числилось от 40 до 50 000 человек- в Иркутской губернии считалось до 1873 года 40 000 человек. На каждую из сибирских губерний приходится ссыльных, как видно по позднейшим сведениям: В Иркутской губ. на 383 573 жит. 40 000 ссыльн., то есть 10, 4%» [24].
Картину переселения в Иркутскую губернию в последней четверти XIX в. дополняет П. Головачев. Приведенная им таблица показывает с 1885—1893 гг. число душ обоего пола — 600, процентное отношение к общему числу — 0,2, с 1894—1899 гг. число душ обоего пола — 3000, процентное отношение к общему числу — 3. По утверждению автора, в связи с нехваткой земель «на первом месте стоят переселенцы из черноземной полосы». По его сведениям, за период с 1887- 1894 гг. до 21, 5% и в 1898 г. до 16% общее число сибирских переселенцев из Восточных и юговосточных черноземных губерний: Симбирской, Самарской, Саратовской, Уфимской, Оренбургской и части губерний Казанской и Нижегородской. В связи с неурожаем в 1891- 1892 гг., по мнению исследователя, на первом месте стоит поток переселенцев из Черниговской губернии, «. равным образом. Пензенской. Полтавской. В Самарской губернии переселенческое движение. усилилось в 1898 г. .» [25].
По заключению М. В. Загоскина в XIX в. русские составляли две трети всего населения Иркутской губернии. Из них «по уездам — в Нижнеудинском. 93%, в Киренском. 89%, Иркутском 74%, Балаганском почти 60% и Верхоленском 44%. В городах. около 95%. Самый язык иркутян. наречие новгородско-вологодское» [26].
За период с 1913 по 1915 гг. на Хигинский участок Иркутской губернии Балаганского уезда Аларской волости была приписана 21 семья переселенцев Пермской, Тамбовской и Тульской губерний. Прибыло по 2 семьи, носившие фамилии Краюшкины и Макаровы, 3 — Байгровы, 5 — Фатьяновы. Из них мужского пола 54 и женского 42 человека. «Лета от роду» глав семейств от 57 до 26 лет, говорящие о их дееспособности к продолжению рода в Сибири [27].
Важное значение, для историко-статистического изучения расселения количества семей русских в Предбайкалье имеет таблица «Губерний выхода водворившихся в 1918 году»: «Вятская — 195, Новгородская — 188, Смоленская — 147, Рязанская — 91, Симбирская — 69, Псковская — 68, Томская — 29, Вологодская — 28, Самарская — 26, Пензенская — 24, Владимирская и Тверская — по 22, Курляндская — 17, Волынская — 15, Костромская и Нижегородская — по 12, Оренбургская и Тобольская — по 11» и другие области и губернии России [28].
«ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 6 (82), 2009 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ «ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 6 (82), 2009
На основании изложенного делаем следующие выводы: русское старожильческое население Пред-байкалья начиная с XVII — начала XX в. пополняли разные сословия и слои общества, хотя состав русских переселенцев и поселенцев был сложным, но вероисповедание их было православным. Потоки русских шли в основном из северных, центральных, западных, средневолжских губерний.
Работа представит интерес для специалистов, занимающихся историей и этнографией русских старожилов Сибири, филологов. Данный материал может быть использован в учебном процессе вузов и школ.
Библиографический список
1. Государственный архив Иркутской области: путеводитель / Ред. коллегия Н. И. Баранова, В. Я. Метрохина, Л. И. Усольцева. — Иркутск: Вост. -Сиб. кн. изд-во, 1975. — С. 225.
2. Александров, В. А. Заселение Сибири русскими в конце XVI — XVIII в. / В. А. Александров // Русские старожилы Сибири: Историко-антропологический очерк / Отв. ред. В. В. Бунак и И. М. Золотарева. — М.: Наука, 1973. — С. 27, 29.
3. Александров, В. А. Указ. соч. Там же. — С. 46.
4. Шерстобоев, В. Н. Илимская пашня: в 2 т. / В. Н. Шерстобоев. — Т. 1: Пашня Илимского воеводства XVII и начала XVIII века. — 2-е изд. — Иркутск: Изд-е ОГУП «Иркутская областная типография № 1», 2001. — С. 13.
5. Шерстобоев, В. Н. Указ. соч. Там же. — С. 116.
6. Шерстобоев, В. Н. Илимская пашня: в 2 т. / В. Н. Шерстобоев. — Т. 2: Илимский край во ПТУ четвертях XVIII века. — Иркутск, 1957. — С. 29, 559.
7. Шерстобоев, В. Н. Указ. соч. Там же. — С. 50.
8. Шахеров, В. П. Население и хозяйственная жизнь /
В. П. Шахеров // Иркутск в панораме веков: Очерки истории города / С. М. Алексеев, В. В. Барышников, П. П. Боханов и др.- Под ред. Л. М. Дамешек. — Иркутск: Вост. -Сиб. изд. компания, 2002. — С. 23.
9. Шахеров, В. П. Указ. соч. Там же. — С. 24.
10. Шахеров, В. П. От уездного центра к губернскому (XVIII — начало XIX вв.) / В. П. Шахеров // Иркутск в панораме веков: Очерки истории города / С. М. Алексеев, В. В. Барышников, П. П. Боханов и др.- Под ред. Л. М. Дамешек. — Иркутск: Вост. -Сиб. изд. компания, 2002. — С. 48.
11. Калашников, И. Записки иркутского жителя / И. Калашников // Записки иркутских жителей / Сост. тома, примеч. послесловие М. Д. Сергеева. — Иркутск: Вост. -Сиб. кн. изд-во, 1990. — С. 269, 273.
12. Авдеева, Е. А. Воспоминания об Иркутске / Е. А. Авдеева. — 1848. — С. 125.
13. Загоскин, М. В. Иркутск и Иркутская губерния / М. В. Загоскин. — Иркутск, 1870. — С. 13, 14.
14. Громов, П. Начало христианства в Иркутске, святый Иннокентий, первый епископ Иркутский. Его служение, управление, кончина, чудеса и прославление / П. Громов. — Иркутск, 1868. — С. 5, 6.
15. Морозов, А. Восточный форпост Большого Иркутска /
A. Морозов // С М Номер один. — 2008. — № 14. — С. 8.
16. Загоскин, М. В. Одна из Сибирских общин (Селение Грановское) очерк / М. В. Загоскин. — Иркутск, 1891. — С. 39, 40.
17. Ушаров, Из путевых записок по Восточной Сибири / Ушаров // Учен. зап.- Под ред. А. С. Сгибневаи М.В. Загоскина. — Иркутск. — 1864. — Кн.7. — С. 235.
18. Шерстобоев, В.Н. Т.2. Указ. соч. Там же. — С. 41, 49.
19. ГАИО, ф. 162, оп. 1, д. 28, Л. 7−9, 15, 22, 56, 59.
20. Лебедева, А. А. Изучение материальной культуры русского населения Сибири (XVIII — XX в.в.) / А. А. Лебедева,
B.А. Липинская, Л. М. Сабурова, А. В. Сафьянова // Проблемы изучения материальной культуры русского населения Сибири / Отв. ред. В.А. Александров- АН СССР, Ин-т этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. — М.: Наука, 1974. -
C. 48- Александров, В. А. Указ. соч. — С. 44- Загоскин, М. В. Иркутск. Указ. соч. — С. 84.
21. Чертовских, Е. П. Торговые пути на р. Лену от Сибирской жел. -дор. магистрали / Е. П. Чертовских // Изв. / Иркутск: ВСОРГО, 1928. — Т. 33. — С. 33, 24.
22. ГАИО, ф. 143, оп. 1, д. 1, Л. 2−236.
23. ГАИО, ф. 143, оп. 1, д. 4, Л. 2−135.
24. Ядринцев, Н. М. Сибирь как колония в географическом, этнографическом и историческом отношении / Н. М. Ядринцев. — 2-е изд., исправл. и доп. — СПб.: Изд-е И. М. Сибирякова, 1892. — С. 248, 252.
25. Головачев, П. Сибирь. Природа. Люди. Жизнь / П. Головачев. — 2-е изд., исправл. и доп. — М., 1905. -
С. 201−203.
26. Загоскин, М. В. Иркутск. Указ. соч. — С. 74, 75.
27. ГАИО, ф. 171, оп. 5, д. 229, Л. 54−56, 71.
28. ГАИО, ф. 171, оп. 1, д. 545, Л. 96.
БЕЛОБОРОДОВА Нина Михайловна, аспирантка кафедры истории Восточно-Сибирской государственной академии культуры и искусств (г. Улан-Удэ), учитель музыки Усть-Ордынской СОШ № 2 им. И. В. Балдыно-ва Иркутской области, Эхирит-Булагатского района.
E-mail: PIKANOVN@yandex. ru
Дата поступления статьи в редакцию: 23. 12. 2008 г.
© Белобородова Н. М.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой